НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

Архив номеров

Материалы номера

Русские инженеры и саперы обеспечили победу над турками под Варной.

Двадцать седьмого августа (8 сентября по новому стилю) 1828 года император Николай I на фрегате «Флора» прибыл к русским войскам, осаждавшим турецкую крепость Варну: он решил принять на себя непосредственное руководство затянувшейся, на его взгляд, осадой.

Это был дебют Николая Павловича как Верховного главнокомандующего непосредственно на театре боевых действий. Расположив свой штаб на адмиральском 110-пушечном корабле «Париж», император, к изумлению генералитета, предпринял неординарный ход, отведя решающую роль в овладении крепостью инженерам и саперам. Он одобрил идею военного инженера полковника Карла Андреевича Шильдера, казавшуюся ряду военачальников сомнительной и даже безумной, – брать Варну лишь путем «постепенной» инженерной атаки и минной войны.

Никто в одиночку не добивался успеха на сцене. И «Машина времени» – не исключение

Очень скоро самая знаменитая группа советской рок-сцены будет отмечать свое сорокапятилетие. Состав ее за эти годы менялся, уходили даже те, кто проработал десятилетия (Петр Подгородецкий и Евгений Маргулис). Уходят и другие люди, без которых невозможно представить себе историю «Машины» – или она была бы иной. Пора вспомнить этих людей, потому что они, к сожалению, ушли навсегда.

Александра Зайцева, клавишника «Машины времени», человека очень талантливого, пережившего и период безумной популярности, и полную безвестность, родные последний раз видели живым в сентябре 2007 года. 3 сентября 2008 года в своей квартире в далеком канадском городе Торонто умер один из основателей группы – Сергей Кавагое. А год назад, 14 сентября 2012 года, не стало Максима Капитановского, первого настоящего барабанщика «Машины». Я дружил с ними на протяжении многих лет.

Победы на Универсиаде – реальность. Студенческий спорт в России – миф. И так было всегда

На встрече президента России с российскими участниками Универсиады в Казани одна из спортсменок задала ему вопрос: «Я представляю сборную по художественной гимнастике, но хочу сказать за всех спортсменов. Нам обидно, что ходят слухи о том, что сборная России выставила на Универсиаду профессиональных спортсменов, но это не так. Мы все студенты, мы все учимся в вузах, мы просто много тренировались и хотели победить. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к этим разговорам?» На это Владимир Путин ответил: «Так хочется посоветовать, чтобы эти критики занялись спортом, а если есть вопросы к здоровью, обратились к доктору. Здесь люди все взрослые. В конце концов, попробовали бы виагру, может быть, жизнь наладится, развернется какими-то яркими красивыми сторонами, они увидят будущее». 

 

Инвалид-колясочник, регулярно путешествующий от Новосибирска до Москвы и обратно за рулем и в одиночку, – это не миф

Я инвалид-колясочник, живу в Новосибирске, хочу поехать к другу в Москву и заодно посмотреть страну. Конечно, легче на нее не смотреть. Взять билет на самолет, раз-два – и ты в столице. Но возникает ряд вопросов. До новосибирского аэропорта как добраться? А из аэропорта пункта назначения до города? Общественным транспортом? Не смешите меня… А случись осадки – куда на коляске прятаться? А сумку дорожную в третьей руке держать? Логика подсказывает, что без машины невозможно. Или без крепкого помощника. Или без того и другого вместе. Страна широка, и ехать придется долго. Не вылезать из машины несколько дней тяжело. Из этих размышлений и родилась идея: проверить, что будет, если поехать в одиночку. Со всеми остановками. Первый рубеж на пути от Новосибирска до Москвы – попытка поужинать в Барабинске. Кафе ожидаемо недоступно для колясочников. Зато люди доступны и просты. Дождитесь проходящего дальнобойщика, просите, и дано будет вам. Сначала ко мне вышла одна официантка, потом две. Вынесли винегрет, два пирожка и чай. Работник шиномонтажа помог налить воды в омыватель лобового стекла. Кто сказал, что люди злы? Гаишник на въезде в Омск подробно рассказал, как добраться до гостиницы двумя путями: простым и коротким. Охранник у отеля в Омске помог достать коляску из багажника. За час до полуночи я заселился в единственную омскую гостиницу, доступную для меня и таких, как я.
 

Один из самых востребованных в мире отечественных хирургов-урологов Алексей Мартов рассказал, почему разговоры о несовершенстве отечественного здравоохранения – пустая абстракция.

– Что за странное сочетание в вашей биографии: два высших образования в сферах, между собой почти не соприкасающихся, – медицинский институт и институт иностранных языков?

– Я учился в советское время, когда изучение иностранных языков не считалось таким важным делом, как сейчас. Но я чувствовал, что, если хочешь развиваться, куда-то двигаться, иностранный язык необходим. Я учился оперировать, как все ординаторы – дежуря по ночам, но еще и изучая специальную иностранную литературу – о той хирургии, которой я начал заниматься, на русском не было написано ни слова. И продолжаю учить язык до сих пор, потому что одного навыка чтения мало, если ты оперируешь за рубежом и выступаешь там с докладами.

Где в российской истории следует искать аналогии с современными политическими процессами?

6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве во время санкционированного митинга произошли столкновения манифестантов с полицией. Впоследствии около 30 человек были арестованы, им предъявили обвинения в организации массовых беспорядков и участии в них, а также применении насилия в отношении представителей власти. Большинство узников Болотной находятся в СИЗО – как особо опасные преступники. Доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики, специалист по отечественной истории XIX–XX веков Олег Будницкий полагает, что исторические корни «Болотного дела» очевидны, так же как и его последствия. Имена людей, ставших в России первыми политзаключенными и ссыльными, хорошо известны: Радищев, декабристы, Герцен, Огарев. Случайных, как в «Болотном деле», людей по политическим мотивам впервые привлекли к ответственности в 1877 году – после первой в России политической демонстрации. Она состоялась 6 декабря 1876 года возле Казанского собора в Санкт-Петербурге… Организаторы демонстрации из нелегальной организации «Земля и воля» не пришли на нее из конспиративных соображений, присутствовал только один из них – Георгий Плеханов…

 

Три года назад я провела почти две недели, наблюдая вблизи за жизнью прокуроров в Твери – для большого текста про то, что за люди работают в этом самом влиятельном правоохранительном ведомстве России. Кто-то из моих тогдашних собеседников, возможно имел отношение к самому скандальному делу этого лета — процессу над Ильей Фарбером, который проходил в Тверской области.

Главным моим впечатлением от общения с прокурорами было отсутствие собственно общения – в общечеловеческом смысле этого слова: вопросы я задавала и они даже отвечали, а контакта не происходило. Вода и масло – люди в погонах и без, то есть я – не смешивались никак. По неписаным правилам тверского этикета после окончания интервью полагалось посвятить пять – десять минут неформальной беседе с журналистом. Полдюжины прокуроров, с которыми я общалась, задавали мне в этот момент один и тот же вопрос: «Как же вы в Москве живете, ведь пробки?» – и на этом их интерес ко мне как к собеседнику заканчивался. За две недели я, кажется, поняла почему: пока я не стала обвиняемой или подследственной, пока ко мне нельзя применить одну или несколько статей Уголовного кодекса и описать меня языком протокола, я для них просто не существовала. Неприятное ощущение – а ведь я пришла к ним в гости, а не на допрос.
 

Никто никогда ничего бескорыстно не делает, и Илья Фарбер такой же. Просто корысть бывает разная, а не только денежная и карьерная

Может ли человек по фамилии Фарбер бескорыстно помогать деревне? Таким вопросом задался прокурор на первом процессе по делу Ильи Фарбера, москвича, приехавшего в тверское село Мошенка, работавшего там учителем и обвиненного в вымогательстве взятки в триста тысяч рублей у подрядчика при ремонте местного дома культуры, который Фарбер заодно возглавил. Совместными усилиями прокурор и присяжные нашли ответ на этот вопрос: не мог. Илью Фарбера признали виновным и осудили на семь лет колонии. Верховный суд не согласился с таким решением, и был повторный процесс, уже без присяжных, но результат оказался такой же – семь лет и один месяц под стражей. Ни одно судебное решение за последние лет десять не вызывало такой реакции. Им практически в одних и тех же выражениях возмутились люди, которые даже фамилии друг друга слышать спокойно не могут…
 

На кого может рассчитывать власть, если ситуация в России начнет развиваться по силовому сценарию?

Ни на что другое российская власть в последние годы не тратилась так щедро и охотно, как на содержание репрессивного аппарата. Очевидно, силовой сценарий в развитии отношений государства и общества никто не сбрасывает со счетов. Будут ли эффективными эти траты? Прежде всего имеет смысл задуматься над вопросом: а корректно ли употреблять слово «силовики», которое подразумевает, что мы имеем дело с некоторой сплоченной корпорацией, отстаивающей общие ценности и преследующей единые цели. Так ли это в современных российских реалиях? По сути, МВД, ФСБ, ФСКН и другие ведомства, подпадающие под определение «силовые», объединяет то, что они имеют право на ведение оперативно-розыскной деятельности и особые полномочия, которых гражданские ведомства не имеют…

Какое значение московские выборы имеют для всей остальной России? На этот вопрос отвечали эксперты «Совершенно секретно»: политологи, режиссеры, музыканты, политики, правозащитники.

Лилия Шевцова, политолог, ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги; Павел Бардин, режиссер; Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН; Олег Смолин, депутат Госдумы от КПРФ, первый зам. председателя Комитета ГД по образованию и науке; Оксана Дмитриева, зам. руководителя фракции «Справедливой России» в Госдуме, в 1998 году – министр труда и социального развития России;Григорий Мельконьянц, зам. исполнительного директора Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «ГОЛОС»; Михаил Угаров, худрук Театра.doc; Алексей Кортнев, лидер группы «Несчастный случай»; Михаил Златковский, художник; Алексей Малашенко, политолог;Юрий Норштейн, художник-мультипликатор; Светлана Ганнушкина, председатель «Гражданского содействия», эксперт в области прав мигрантов; Даниил Дондурей, киновед, главный редактор журнала «Искусство кино».

 

Два города выбирают этой осенью своих мэров. Почему это волнует весь мир?

Нью-Йорк – даже не столица ни страны, ни штата. Но за выборами мэра Нью-Йорка следит не только страна, но и мир. Таково значение этого города – экономическое, политическое и культурное. Своего градоначальника он поменяет этой осенью впервые за 12 лет. Если считать, как это принято в Нью-Йорке, со времени, когда город был колонией Нидерландов и назывался Новым Амстердамом, это будет уже 109-й мэр. Парадокс избирательной истории Нью-Йорка заключается в том, что, традиционно голосуя за демократа на президентских выборах (последний раз ньюйоркеры проголосовали за республиканца – Калвина Кулиджа – в 1924 году), в мэры себе жители города последние пять раз выбирали республиканца. И вот теперь наконец пришел черед демократа – по всем прогнозам, кандидат республиканцев проиграет.