ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Бориса Абрамовича Березовского больше нет. Но спор о том, кем он был, впереди.

Есть люди, при жизни открыто называвшие Бориса Абрамовича Березовского провокатором. Есть те, для кого он был опальным олигархом, искренним критиком Путина и путинского режима. Прийти к согласию они не могли при его жизни и не могут после его смерти.

И дело не в демоническом масштабе личности Березовского, а в том, что он – в силу в том числе своей энергии и талантов – много раз оказывался в эпицентре ключевых событий 1990-х годов. Приватизация, президентские выборы 1996-го, урегулирование в Чечне, президентские и парламентские выборы 1999 и 2000 годов, ликвидация НТВ и ТВ-6, безуспешные попытки сопротивления тоталитарному реваншизму, деградация СНГ и события в Грузии и на Украине – везде встречался этот неугомонец. А именно эти события как были предметом самых существенных разногласий в интеллектуальной среде, так и остаются.

15 мая в Москве на Красной площади после реконструкции открывается мавзолей Ленина. Ремонтные работы продолжались более 8 месяцев. Необходимо было устранить крен фундамента и убрать нарушения гидроизоляции, которые возникли из-за неоднородной структуры грунта под мавзолеем. Кроме того, была восстановлена историческая подсветка Мавзолея. На время ремонта тело Ленина оставалось внутри Мавзолея.

Во время работ фундамент здания был укреплен 352 железобетонными сваями длиной около 20 метров. Мавзолей находится на месте засыпанного в ХVIII веке Алевизова рва, глубина которого составляла 30 метров. Нестабильный грунт приводил к движению фундамента. Запланирован и второй этап работ, который  вернет памятнику тот вид, который наиболее соответствует замыслу автора Мавзолея академика Щусева.

Газета «Совершенно секртено» часто пишет о бытовой стороне жизни советских исторических деятелей. В майском номере начата серия публикаций о кулинарных пристрастиях советских и российских лидеров. Первая из них  — «Ленин и гастрит» — посвящена основателю Советского государства.

О роли Бориса Березовского в современной российской истории говорит один из самых близких его друзей.

– Я не верю ни во что. Наверняка я знаю одно: он умер. Дальше надо ждать, что скажет полиция.

– Письмо Путину – реальность или фальшивка?

– Я буду готов это письмо обсуждать, когда мне его покажут. То, что гуляет в Интернете, – фальшивка. «Умоляю…» – это уж точно не лексика Березовского. То, что не хотят показывать, – странно. Зачем тогда рассказывать, что такое письмо существует? А как оно к вам попало? Якобы через Абрамовича. А Абрамович-то его откуда взял? Он что, на почте работает? И наконец, становится известно, что это письмо написано Березовским от руки. Те, кто хоть раз видел почерк Березовского, знают, что курица лапой пишет намного разборчивее. Он сам часто не мог понять, что он написал. Представить себе, что этим почерком Березовский пишет письмо Путину, мне трудно. Но при этом я очень хорошо понимаю, чем отличается письмо, написанное от руки. Оно не оставляет следов в компьютере…

ЮКОСу – 20 лет. Прием в Кремле, приветствие от президента, премьера и патриарха, орден основателю… Могло все это случиться? И если нет, то почему?

Главное событие на российском рынке труда – не то, что Михаил Ходорковский ищет место в политике. А то, в какую задумчивость впали от этого предложения потенциальные работодатели. За последнее время Михаил Ходорковский опубликовал два существенных текста – книгу «Тюрьма и воля» и переписку с Ксенией Собчак в журнале «Сноб». Содержание обоих этих произведений сенсацией не стало… Но манера изложения, тональность, интонация резко отличаются от того, что раньше выходило из-под пера этого автора. Скрупулезный подбор слов, предельная выверенность формулировок, осторожность, граничащая с уклончивостью, – все это в прошлом. Ходорковский нового образца заговорил прямо, твердо, не стесняясь быть резким.

Правительство бомбит собственное население. дипломаты и правозащитники в панике. сами сирийцы не надеются уже ни на кого.

 Тем, кто наносит авиаудары по мирному населению в Сирии, не противостоит в должной мере мировое сообщество, и их косвенно поддерживают Россия и Китай, наложив вето на резолюции Совета Безопасности ООН против нарушений прав человека в Сирии, – таковы главные выводы доклада правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) «Смерть с небес: неизбирательные и преднамеренные авиаудары по гражданскому населению». Выдержки из доклада, интервью с одним из его составителей – заместителем директора этой организации по чрезвычайным ситуациямАнной Нейстат, – а также комментарии тех, к кому доклад обращен, – в публикации «Совершенно секретно».
Сотрудники HRW собрали доказательства гибели как минимум 152 человек и опросили очевидцев гибели еще 4300 человек. По их словам, жертв становится все больше. Они исследовали 50 мест, атакованных сирийским правительством с воздуха – в провинциях Алеппо, Идлибе и Латакии, – и сделали более 140 интервью с очевидцами событий. Очень часто под удар попадали больницы и пекарни.

– Существует два основных типа налетов. Первый – так называемые неизбирательные удары: налеты, в ходе которых правительственные войска не предпринимают никаких усилий, чтобы различать военные и гражданские объекты. Они используют такое вооружение, которое не может быть прицельно использовано: огромные бомбы, которые невозможно точно направить, скажем, на военную базу оппозиции. Даже если нам удается опознать потенциальные военные цели, которые они теоретически могли бы преследовать, эти цели находятся на расстоянии 200–500 метров от гражданских объектов, которые в итоге страдают от этих налетов. Второй тип налетов вызывает еще большую тревогу: налеты, прицельно направленные на гражданские объекты...

Бывший руководитель дирекции внешнего долга ЮКОСа не предал Михаила Ходорковского.

Как и Михаил Ходорковский, Владимир Переверзин не признает свою вину. Он рассчитывает добиться отмены приговора и реабилитации через Европейский суд по правам человека.

Летом в России выйдет книга, в которой Владимир Переверзин рассказывает о годах заключения и о том, почему тюрьма была для него неизбежностью:

– Я не чувствовал, что иду на жертву. Я не смог бы жить, оговорив человека, так что действовал в первую очередь ради себя… Те, кто освобождаются условно-досрочно, ограничены в своих публичных действиях. Я же вышел по окончании срока. Мой адвокат, впрочем, настоятельно рекомендовал мне сидеть тихо и никого не злить. Я принял решение действовать иначе. Свою историю я никому не навязываю. Но мой долг рассказать все, что знаю, тем, кто интересуется…

… О приватизации Ходорковский всерьез говорил незадолго до своего ареста. Он был одним из инициаторов законопроекта о компенсации: олигархи должны были внести в бюджет государства сумму, которая бы компенсировала ту несправедливую цену, за которую они приобрели крупнейшие государственные активы. Примерно то же самое произошло при Маргарет Тэтчер в Великобритании. Законопроект канул, когда Ходорковского посадили. Он был слишком неудобен Кремлю: если бы ошибки приватизации были исправлены, власть имущие утратили бы рычаги влияния на олигархов.

Сколько миллиардов долларов потеряла Россия на дружбе с бывшим лидером Венесуэлы и кто за это будет платить?

Уго Чавес умер. Отсюда и вопрос: кто будет платить за все те игрушки, которые Уго успел набрать с прилавков большого оружейного супермаркета «Россия»? Ведь хотя его преемник, Николас Мадуро, и декларирует неизменность курса, это вовсе не означает, что у него есть деньги и что он готов платить.  Обычная, кстати, проблема с нашими «братьями по оружию»: нахватают, а платить потом некому – ау, Саддам, ау, Каддафи. Либо со временем товарищи застенчиво прячут глаза – всем, кому должен, прощаю – Buenos dias, Фидель! Marhaba, Асад! Annyoung hasimnikka, Ким Чен Ын и вся его родня…

Вождь «Боливарианской революции» посещал Россию девять раз, интересуясь почти исключительно оружием. Заказывал он у нас почти весь ассортимент оружейной лавки – кроме баллистических ракет и ядерных боеголовок. Хотя начиналось это зажигательное танго Каракаса с Москвой, разумеется, с автоматов Калашникова, о поставке 100 тысяч которых Чавес договорился в 2004 году, во время своего третьего визита в Москву. Позже выяснилось, что заказчик попросил «завернуть» ему не только партию автоматов, но еще построить «под ключ» пару заводов – по выпуску Калашниковых и патронный. Дабы, как с пафосом вещал Чавес, можно было бы «защитить каждую улицу, каждый холм, каждый угол».

Год назад 7 мая 2012 года состоялась инаугурация Владимира Путина — он в третий раз вступил в должность президента России. В результате внесенных в законодательство поправок президент выбирался на 6 лет. По данным опроса «Левада-центр», после следующих выборов, которые должны пройти в 2018 году, по-прежнему Владимира Путина не прочь увидеть президентом еще раз 26% граждан россии. 55% ответили, что предпочли бы для своей страны нового лидера. Однако  14% хотели бы, чтобы он будет продолжать политику Путина, а 41% (среди москвичей — 57%) желали бы, чтобы новый глава государства «предложил другое решение проблем страны».

Известный российский филолог и лингвист Гасан Гусейнов в интервью «Совершенно секретно» размышляет о том, на каком языке власть и оппозиция говорят с обществом. Как изменился язык Владимира Путина после его возвращения в Кремль? 

В США вышла новая книга известного американского политолога, журналиста Дэвида Саттера о России:

– А вас не тревожит, что в условиях, когда любой легитимный протест жестко подавляется, часть молодежи может выбрать радикальный путь, как русские народовольцы в позапрошлом веке?

– Это абсолютно реальная угроза. Режим наглухо закрывает возможности для каких бы то ни было умеренных, постепенных политических перемен, совершаемых демократическим путем, и пытается создать ситуацию, в которой ему нет альтернативы. Но этот способ удержания власти не работает, потому что в итоге все альтернативы окажутся намного хуже, и давление в пользу радикализации протеста будет нарастать. А ведь эта власть очень уязвима. Народ терпит ее постольку, поскольку она гарантирует стабильность...  И чем дольше нынешние лидеры удерживают власть и множат злоупотребления, тем шире осведомленность общества о коррупции, тем меньше остается лояльности в обществе. Так что я думаю, что Россия вступает в очень драматический период своей истории.

«Мы живем в совершенно новой антропологической ситуации» – уверен автор «Подстрочника», «Ноты» и многих других документальных фильмов Олег Дорман.

– Началась эта история с того, что мой друг – режиссер Аркадий Яхнис познакомил меня с учениками первой после советской власти иешивы, иудейской религиозной школы, – поясняет Олег Дорман. – Она открылась в помещении бывшего партийного дома отдыха на станции Удельная. Фильм «Желание знать» – о трех жизнях, начавшихся в СССР и продолжившихся в иешиве: один герой – военный, другой из разночинцев, третий из семьи театральных деятелей… В девяностых мы предлагали фильм без исключения всем телеканалам, но понапрасну.

– Они боялись погромов?

– Думаю, они боялись слова «еврей». Я предлагал показать фильм ночью, например, на какой-нибудь еврейский праздник – если уж вы все равно обозначаете в новостях, что этот праздник существует. Ответ был «исключено».

Вышло в свет самое масштабное расследование деятельности компаний, зарегистрированных в офшорных зонах. И осталось практически незамеченным.

Треть мирового богатства хранится в офшорах и не облагается адекватным налогом, в чем заинтересованы высокопоставленные чиновники и топ-менеджеры крупнейших компаний по всему миру. Это главный тезис масштабного расследования Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ): десятки репортеров-расследователей со всего мира в течение полутора лет исследовали и проверяли подлинность миллионов документов, посвященных капиталам в популярных офшорных зонах – на Британских Виргинских островах и островах Кука, принадлежащим гражданам более чем 170 стран.

Корреспондент «Совершенно секретно» пытался выяснить, как работали создатели беспрецедентного и самого масштабного, по их мнению, журналистского расследования об офшорах и ради чего. 

Известный экономист Андрей Илларионов отвечает на вопросы главного редактора «Совершенно секретно» Людмила Телень.

Статья «Операция «Угроза голода» вызвала у меня много вопросов. Не потому, что неубедительна – напротив, каждое слово автора подтверждено документом, свидетельством, цитатой. Но при всем обилии доказательств и, на первый взгляд, железной логике она не дает ответа на главный вопрос: чем объяснить ту линию поведения, которую избрал в 1992 году Егор Гайдар? И для Андрея Илларионова, и для меня Егор Гайдар – не просто историческая фигура. Автор статьи работал с ним в российском правительстве. Я была знакома с Гайдаром со времен его работы в экономическом отделе газеты «Правда», позже много раз брала у него интервью, встречаясь в разное время и по разным поводам. Уже поэтому опубликовать исследование Илларионова, не задав ему ряд прямых вопросов, я не могла.
 

Как жили «перемещенные лица» в гитлеровской Германии и сталинском Советском Союзе.

Осенью 1943 года начальник Центрального штаба партизанского движения СССР, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко направил Верховному главнокомандующему Иосифу Сталину удивительный документ. В сопроводительной записке к нему он писал: «Товарищу СТАЛИНУ И.В. Направляю захваченную партизанами брошюру «ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ НЕМЕЦКОГО СОЛДАТА В РОССИИ В УСЛОВИЯХ ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ». Брошюра свидетельствует о стремлении немецкого командования «исправить» отношения с русским населением и является известной методологией для солдат. П. Пономаренко. 17.9.43 года» (орфография и стиль документа сохранены. – А.Б.).

Первыми «гастарбайтерами» в Германии стали жители Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии. Поначалу никто никого не «угонял» в Германию. Учитывая, что в 1939–1941 годах Красная Армия и пришедшие за ней сотрудники НКВД хорошенько похозяйничали на занятых в ходе осенней кампании землях, население относилось к «советским» с неприязнью. Поэтому пропаганда германских властей, касавшаяся «приглашения на работу в рейх», работала. Десятки тысяч «западников» вполне добровольно отправились трудиться на немецкие заводы и фермы.

Вторая волна перемещенных рабочих уже получила название «остарбайтеры». Это были граждане (в основном украинцы), проживавшие на территориях, которые вошли в СССР до сентября 1939 года. Условия их работы и пребывания в Германии были более жесткими, чем у тех, кто уехал добровольно. Да и отношение к этим гражданам (а всего за годы войны в Третий рейх было вывезено около 5 миллионов гражданских лиц) со стороны немцев было весьма неприязненным. Конечно, в этом сыграли свою роль военные поражения немцев, а также серьезные потери, которые, естественно, отражались и на жизни в тылу.

10 июня 1941 года нарком обороны СССР подписал приказ № 0035 «О факте беспрепятственного пропуска через границу самолета Ю-52 15 мая 1941 г.»

Приказ стал известным лишь в 1994 году, поскольку изначально был снабжен грифом совершенной секретности. Не приводим его полностью из-за объема, хотя он того заслуживает: документ уникальный, а вовсе не «один из» совсекретных приказов. В общей массе которых он не без умысла и был схоронен, да так основательно, что не привлек внимания и после обнаружения. К слову, иные авторы, используя его, по сей день пребывают в неведении относительно его реального местонахождения. Точности ради замечу: документ входит в уникальный комплект подлинников приказов наркома обороны СССР, находящийся на особом хранении в одном из закрытых фондов Российского государственного военного архива. Архив этот до недавнего времени был на периферии внимания исследователей Великой Отечественной войны. Что не объясняет, почему документ, сыграв какую-то свою роль, сразу был предан забвению. Ведь сам факт – тоже уникален: «15 мая 1941 года германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву», сев на Центральном аэродроме столицы – на Ходынском поле.