ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Металлические двери, новейшие программируемые замки, решётки и ставни на окнах – чего только ни придумали люди, чтобы обезопасить своё жилище или офис от криминального вторжения. Но, как показывает практика, современные преступники тоже «совершенствуются» и находят способы,
как преодолеть возведенные преграды. По данным ГУ МВД, почти треть краж сегодня совершается с помощью взлома замка, каждая восьмая – подбором ключа и почти каждая десятая – через окна. Причём в зоне риска не только квартиры и помещения, расположенные на первом и втором этажах,
для воров-«альпинистов» высота – не помеха. Они спускаются с крыши, забираются по газовым трубам, с козырьков подъездов и т.д. О том, как не дать злоумышленнику проникнуть в вашу квартиру или на дачу, защитить бизнес или загородный дом от непрошенного вторжения, рассказывает генеральный директор компании «ГОЛЬФСТРИМ охранные системы» Михаил Киреев.

Политолог Дмитрий Орешкин о том, зачем нужен Координационный совет оппозиции

– Дмитрий Борисович, а зачем он вообще, этот Координационный совет? Не увлеклась ли оппозиция игрой в выборы в КСО в ущерб делам более насущным – тем же местным выборам 14 октября? Не пустая ли это трата времени?

– Да, это широко распространённая точка зрения. Чтобы понять, нужен ли этот совет и зачем, попытаюсь обрисовать нынешнюю систему политики – всю в целом. Итак, есть вертикаль власти и есть системная оппозиция – коммунисты, ЛДПР, «Справедливая Россия». Системная оппозиция тоже как бы имеет «ярлык на княжение». И, как и задумывал Владислав Сурков, должна крепить эту вертикаль: правая нога затекает – перенесли вес на левую. Однако в действительности конфликт уже начался внутри этой самой вертикали. «Единая Россия» начинает карать: Гудкова из Госдумы выгоняют, представителей «Справедливой России» снимают практически со всех губернаторских выборов… И на фоне общей дискредитации избирательного процесса, партийного механизма, парламента, вся эта система начинает вызывать всё более явное раздражение у населения.

Изгнанный из власти оппозиционер Геннадий Гудков – о жизни «после Думы», о собственных планах на будущее и о том, что ждёт страну

– Сам ещё не могу привыкнуть, – говорит экс-депутат о своём новом статусе. – Чем занимаюсь? Определяюсь. Жизнь после мандата, конечно, непроста, потому что освобождает не только от мандата, но и от многих других вещей. Так, например, выяснилось, что немало людей были просто попутчиками. Вдруг заметил изменение отношения к себе тех, о ком думал лучше. Например, резко, очень резко снизилось количество телефонных звонков. Ещё один показатель конъюнктурности момента: меня стали сторониться некоторые представители правящей партии – ах, это же тот самый Гудков… Хотя, понятно, у меня всё равно там, в Госдуме, есть уважение и авторитет, но тем не менее люди побаиваются: сочувствуют, понимающе кивают, а общаться не спешат. Так что освободился я не только от мандата, а ещё и от очень многих иллюзий…

Скандал на осенней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, который, казалось, ничто не предвещало

Не припомню, чтобы сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы когда-нибудь ещё проходила в таком густом пороховом дыму скандалов, как эта, пришедшаяся на первую неделю октября. Хотя наблюдаю за отношениями Совета Европы с Россией, за этой странной политической кадрилью, «шаг впирод и два назад», на протяжении всех 18 лет, что они тянутся.

Ещё бы: на этой сессии должен был обсуждаться доклад о положении дел с демократией в России. Долгожданный доклад: появиться в повестке дня он должен был ещё лет пять назад. Дело в том, что среди 47 стран – членов Совета Европы есть небольшая группа «отстающих» по части соответствия демократическим критериям. Входит в эту группу, как нетрудно догадаться, и Россия. «Отстающие» находятся под постоянным наблюдением – мониторингом – со стороны своих более зрелых в демократическом отношении европейских соседей, которые периодически направляют к ним парламентариев для изучения ситуации с правами человека и тем, как они соблюдаются. Такое вот «измерение демократической температуры» каждые два года должно венчаться докладом по каждой из «отстающих» стран. А по итогам доклада мониторинг должен быть прекращён, если с демократией в стране всё встало на свои места, или же – в противном случае – продолжен.

У Богоявленского женского монастыря нет даже стен. А в нём спасаются и от войны, и от любой беды

Южный форпост России – так называют Аланский Богоявленский женский монастырь, в котором я побывала этим летом. Он расположен у въезда в Алагирское ущелье, на дороге, соединяющей Северную и Южную Осетию. А в шестидесяти километрах находится Беслан. В далёком прошлом за высокими стенами монастырей укрывались во время войн и набегов. У этого монастыря нет стен, но именно здесь в наши дни люди часто спасаются во время вооружённых конфликтов.

Алагирское ущелье – особое место для осетин. Здесь находится знаменитая Нузальская церковь с фресками XIV столетия и Рекомский храм, построенный, по преданию, самим святым Георгием. К нему в древности стекалась вся Алания и на празднествах проводились игры, подобные античным Олимпийским. Сейчас паломники из Северной и Южной Осетии, со всего юга России едут в Богоявленскую обитель.

Как легендарные некогда артисты – «властители дум» превращаются в судебных сутяг, не способных поделить славу и гонорары

В любой стране шоу-бизнес неотделим от скандалов. Они являются его составной частью, время от времени возбуждая интерес граждан, иногда до серьёзного уровня. Бывают конфликты, придуманные для поддержания интереса к персоне или коллективу, а бывают и вполне реальные. В принципе, нарушения авторских прав бывали и в развитых странах, но там они достаточно быстро и жёстко пресекались судебными инстанциями. У нас же до суда доходят лишь самые упорные представители шоу-бизнеса, а результативных решений немного. Тем не менее проблема существует, причём уже несколько десятилетий, и мы хотим познакомить наших уважаемых читателей с некоторыми страницами истории борьбы совершенно разных по стилю музыкантов (тут и рок, и шансон, и эстрада) за свои (и чужие) авторские права…

Улан-Удэ после бериевской амнистии: город в руках бандитов. Воспоминания очевидца

В истории нашей страны много ещё практически неисследованных страниц. Часть документов не рассекречена, другие известны, но находятся в малодоступных архивах. Поэтому очень важными для историков становятся свидетельства непосредственных участников событий, тем более когда речь идёт о том, что происходило почти шесть десятилетий назад. Надежда Николаевна Куршева, заслуженный юрист Российской Федерации, более сорока лет проработала в различных структурах Министерства юстиции, почти четверть века была председателем Заводского районного суда города Орла, в настоящее время в отставке. Но её рассказ не о судебных буднях, а о практически никогда не освещавшихся и долгое время засекреченных событиях, в которых ей приходилось принимать участие в самом начале карьеры. Приводим её рассказ.

К имени всегда относились серьёзно. Гомер называл его сладостным даром, практичный Дейл Карнеги призывал помнить, что имя – самое приятное и важное для человека слово. Но имя – это прежде всего социальная характеристика личности и эпохи, в которую оно было дано, и история имянаречения в России увлекательна и драматична

И зменения в именослове начались с войны имён, получившей торжественное и звучное название ономатомахии (от слова «ономатос» – имя). Она велась несколько столетий, начавшись в X веке с христианизации Руси. Крещение предполагало дарование христианского имени, а так как своих святых пока ещё не было, не имелось и русских имён, которые принимала бы христианская церковь. Началась борьба между языческими славянскими и каноническими иноязычными греческими, римскими и древнееврейскими именами. Сопротивление было упорным, но к середине XIX столетия на каждые 12 имён, произведённых от славянских корней, будет приходиться не менее тысячи чужестранных. У южных и западных славян ситуация сложилась иначе, там исконные имена понесли меньшие потери, и мы с лёгкостью понимаем их значения. А на Руси постепенно совершенно исчезли Беляи, Улыбы, Несмеяны, Храбры, Мудры, Шустры, Дороги и чрезвычайно популярные, учитывая суровый климат, Морозы.

Таинственная жизнь и ещё более таинственная гибель одного из самых великих американских писателей – Амброза Бирса

Он приехал в Мексику за смертью. Это был неожиданный и экзотичный способ самоубийства. А разве вся его жизнь не была наполнена экзотикой и сюрпризами судьбы? Поэтому пересечение границы между двумя мирами казалось ему естественным и лёгким уходом в небытие. Он был стар. Нет, не годами – в семьдесят два некоторые ещё рожают детей и правят государствами. Но он потерял в жизни всё, что было когда-то дорого, и земные дороги утратили для него всякий смысл. Он чувствовал, как исчезают желания и любовь, а их место занимают дряхлость и немощь. И усталость.

Влачить жалкое существование представлялось ему невозможным – он был слишком горд. И романтичен, хотя литературоведы никогда не относили его труды к романтизму и, конечно же, не ставили его в один ряд с великими соотечественниками – Вашингтоном Ирвингом или Эдгаром Алланом По. Соединённые Штаты зачитывались его газетными колонками, а позднее – новеллами и почитали его одним из отцов этого, ставшего национальным жанра литературы; но ветреные и торопливые Соединённые Штаты в вечной своей погоне за кумирами, фанфарами, мишурой и богатством очень быстро забыли о нём. К классикам американской литературы он был причислен гораздо позже, в середине ХХ века, и сам он никогда об этом не узнал.

Последние представители династии Габсбургов погибали один за другим, трагически и таинственно. Словно злой рок вёл Австро-Венгерскую империю к краху…

В прошлом номере я напомнил читателям любопытный эпизод из романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка». В трактире «У чаши» агент тайной полиции Бретшнейдер пытался спровоцировать Швейка на крамольные высказывания об императоре. Однако наш простодушный герой, напротив, защищал Франца Иосифа: «…Примите во внимание: сына Рудольфа он потерял во цвете лет, полного сил, жену Елизавету у него проткнули напильником, потом не стало его брата Яна Орта, а брата – мексиканского императора застрелили в какой-то крепости у стенки. Теперь опять, на старости лет, подстрелили у него дядю». (На самом деле не дядю, а племянника – эрцгерцога Фердинанда.)

Этот «список Швейка» звучит, как байка, а по сути – чистая правда. В прошлом номере я написал о первых жертвах (по очерёдности в списке), понесённых австрийским императорским домом – о двойном самоубийстве кронпринца Рудольфа и его возлюбленной Марии Ве'чера. Теперь расскажу об остальных. Правда, Швейк ошибся не только в степени родства эрцгерцога Фердинанда с императором, он основательно запутался и в хронологии. Первой жертвой был Максимилиан фон Габсбург, правивший Мексикой под именем императора Максимилиана I. Как же занесло австрийского эрцгерцога в такую даль, как ему достался этот трон?

Тегеран-43: были и небыли

Миф о покушении на «Большую тройку»

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция, на которой Сталин, Рузвельт и Черчилль приняли решения, во многом предопределившие исход Второй мировой войны и судьбы мира на многие десятилетия вперёд. Известно, что именно тогда наметили открыть Второй фронт в мае 1944 года. Реже упоминается, что решили «проклятый польский вопрос», согласившись провести границы Польши соответственно пожеланиям СССР. Ещё реже вспоминают, что в Тегеране похоронили идею Черчилля оккупировать Турцию, обеспечивая базу британского вторжения на Балканы. А вот о чём широко знают, причём достовернейшим образом, все, кто смотрел фильм «Тегеран-43», – так это о том, что на руководителей трёх держав в Тегеране покушались гитлеровские диверсанты. Но были схвачены за руку советской разведкой.

Джанет не сразу поняла, что она мертва. Мысль вызвала лишь удивление. Страха не было и в помине. Никогда раньше она не чувствовала себя такой свободной. Стоило ей только подумать о свободе, как она со свистом пронеслась по дому, вылетела на улицу и взлетела к ярким звёздам. Внизу поблёскивали огни пригорода, где она родилась, выросла и жила до сегодняшнего вечера.

Она вернулась в холл и посмотрела на свою безжизненную физическую оболочку, которая лежала у основания широкой лестницы.

«А я очень даже недурно выглядела при жизни», – не без удовлетворения подумала Джанет. Стройное тело, лежавшее около лестницы, было одето в простое, но красивое чёрное платье. Чёрные волнистые волосы веером рассыпались по ковру. На красивом лице застыл покой, как будто она уснула. И только необычный угол, под которым была повёрнута её изящная шейка, выдавал истинную причину «сна».