ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Кремль переходит к активным мероприятиям

После того как 8 июня президент Путин подписал поправки к закону о митингах – с чудовищными штрафами за малейшие нарушения при проведении массовых мероприятий, – казалось, что верховные власти на время успокоились и дадут оппозиции немного времени для размышления над новой политической реальностью.
Но не тут-то было. Уже рано утром 11 июня социальные сети были переполнены информацией об обысках в квартирах «несогласных»: Алексея Навального, Сергея Удальцова, Бориса Немцова, Марии Бароновой, Ильи Яшина и Ксении Собчак. Многие этим сообщениям поначалу даже не поверили. А когда сведения подтвердились и в социальных сетях появилась фотография двух вооружённых автоматами сотрудников Следственного комитета у подъезда дома Алексея Навального в Люблино, оппозиционно настроенные интернет-пользователи стали возмущённо удивляться: «Похоже, власти окончательно сошли с ума и делают всё, чтобы на «Марш миллионов» на проспект Сахарова пришло как можно больше людей».

Илья Яшин: «Моя роль в политической судьбе Ксении Собчак несколько переоценена»

– Следующий протестный марш назначен на 15 сентября. Многие несогласные недовольны. Почему протестное движение ушло на каникулы?
– Мы прекрасно понимаем, что мобилизовать большую массу людей в течение летних месяцев в России практически невозможно. Если не случится какое-то экстраординарное событие. Если ситуация будет развиваться в таком же вялотекущем режиме, как она обычно развивается летом, тогда, действительно, следующий марш состоится 15 сентября. Если случится какое-то экстраординарное событие, то 15 сентября – это не догма, мы снова соберём оргкомитет и поменяем наши планы. Но предварительно мы наметили, действительно, на 15 сентября. Для того чтобы, во-первых, дать людям немного перевести дыхание, во-вторых, чтобы несколько определиться с нашими планами.
Сейчас многие политики заняты партстроительством, я думаю, что к осени появится несколько партий. Для этого нужны серьёзные организационные усилия, это тоже важная работа. Нужно готовиться к выборам, которые будут в сентябре. Нужно ездить по стране, налаживать контакты, договариваться, определяться с кандидатами. И надо посвятить эти месяцы, как мне кажется, выработке какой-то совместной тактики. Мне кажется, у нас сейчас есть с этим некоторые проблемы.

Гавриил Попов: «Как «обиженные» из Политбюро и КГБ обманули попутчиков-демократов… В мире начинается эпоха Великих антибюрократических революций… Размышления о дорожной карте для России»

– Новый президент, новый премьер, новое правительство: а чего нового можно от них ждать?
– Новизна есть, но очень своеобразная. Не помню, кто из европейских политиков прошлого сказал: «Новые, но не другие». Это тот самый случай. Логичны и ожидаемы посты Суркова и Дворковича. Также по-своему логично сохранение, например, министра спорта: надо же будет с кого-то спрашивать за Олимпиаду в Сочи. Есть и необходимые перемены. Конечно, в первую очередь это новый министр внутренних дел. Или новый министр связи – давно нужно было вводить практику электронного правительства, и необходим человек, который в этом разбирается. Есть перемены нелогичные, даже вызывающие некоторые опасения: это, прежде всего, новый министр культуры. По существу, мы видим попытку превратить министерство культуры в министерство пропаганды…

Кто подаст миллиардеру-авиатору на покрытие долгов?

Когда авиакомпания Red Wings, входящая в Национальную резервную корпорацию (НРК) и до недавнего времени специализировавшаяся на чартерных рейсах, объявила об открытии с 25 июня с.г. регулярных рейсов из Москвы в Калининград, первое, что сразу вспомнилось – это февральский заголовок из местной online-газеты «Янтарный край»: «Леонида Ицкова из обанкроченной авиакомпании в Калининграде пригрел Александр Лебедев»
Рупор «красных крыльев» в интернете сайт молчит о самом Леониде Ицкове и его «калининградском следе». Да и сам сайт неожиданно закрылся на доработку. 
Зато калининградские СМИ не скупятся на информацию о нынешнем руководителе «Red Wings». В 90-е Леонид Ицков входил в команду Бориса Березовского, работал исполнительным директором перевозчика «КД-Авиа» –  той самой  калининградской авиакомпании, которая, задолжав кредиторам 14 млрд. руб., в сентябре 2009 г. прекратила перевозки и вскоре приказала долго жить. В декабре 2009-го Леонид Ицков и председатель совета директоров компании Сергей Гриценко были арестованы по подозрению в преднамеренном банкротстве. Через пять месяцев Ицкова освободили. А олигарх Лебедев взял Леонида Лазаревича на пост гендиректора… в «Красные крылья» (таков романтический перевод Red Wings Airlines после смены прежнего названия – «Авиалинии 400»). Теперь на работающего с  февраля 2012 года  гендиректором Red Wings Леонида Ицкова
глава Национальной резервной корпорации возлагает особые надежды по освоению «калининградской» ниши. С помощью этого направления Александр Лебедев планирует  поправить дела своего чартерного перевозчика,  принесшего в прошлом году убыток в 700 млн. рублей.

Известный телеведущий, исламский деятель и профессор МГУ создали в Москве клуб «интеллектуалов», которому дали название гитлеровской дивизии СС  

Ностальгический перебор струн сменила зловещая дробь барабанов. И по коридорам и холлам Центрального дома предпринимателя на Покровке понеслись грозно-бравурные звуки немецкого марша:  

Uns fuhrt der Florian Geyer an
Trotz Acht und Bann!
Den Bundschuh fuhrt er in der Fahn'
Hat Helm und Harnisch an.
Spie? voran, drauf und drann!
Setzt aufs Klosterdach den Roten.

Эта строфа переводится дословно примерно так: «Ведёт нас Флориан Гейер / вопреки страху и ненависти! / И на флаге – его башмак, / а сам он в шлеме и латах. / Копья вперёд – коли, / подожги монастырь».
Древнегерманская песня, она стала гимном 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гейер» (8. SS-Kavallerie-Division  «Florian Geyer»).  В 1941-м эсэсовскую новую часть сформировали из двух кавалерийских полков, входивших в состав дивизии СС «Мёртвая голова», в России известной всем по нашивкам и кокардам в виде человеческого черепа. Геббельсовская  кинохроника запечатлела, как под звуки этого марша эсэсовцы в ноябре 1942-го сжигали деревни под Ржевом, в сентябре 1943-го вешали и расстреливали тысячи мирных жителей на Днепре. Ошибки быть не могло: левый рукав мундира этих ублюдков охватывала чёрная манжетная лента с серебряной  надписью «Florian Geyer».

Как в Ростове-на-Дону упекли за решётку неугодного журналиста

Прежде чем приступить к описанию событий, случившихся в конце минувшего года и до сих пор не теряющих своей актуальности, хочу привести несколько мнений. А может, не столько хочу, сколько вынужден. Чтобы ещё и ещё раз напомнить: тема не нами придумана и не вчера родилась. Тема, простите, вечная… Когда-то она объявилась «при Петре» в столице, вчера – «при Дмитрии» в Ростове, завтра, может быть, объявится «при Владимире» в Анадыре, послезавтра – в Урюпинске, далее – смотри карту РФ.
«...Правосудие всё больше превращается в рядовую управленческую деятельность – «расправу», – утверждает Сергей Пашин, заслуженный юрист Российской Федерации, один из авторов Концепции судебной реформы 1991 года.
«…Реформа не изменила в целом негативного взгляда большинства населения на российскую судебную систему. Социологические опросы показывают, что граждане продолжают считать: суд в России неэффективен, несправедлив либо вообще – коррумпирован. …Мздоимство в судах стало одним из самых мощных коррупционных рынков в России. Судебная коррупция встроена в различные коррупционные сети, действующие на разных уровнях власти», – заявляет Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ.
 «Судейский корпус слишком запятнал себя, это показывает опрос населения, давший ошеломляющие результаты. 99% опрошенных сказали, что не доверяют судьям. Было бы логичным, если бы их руководитель, ознакомившись с результатами опроса, подал бы в отставку», – уверен главный редактор газет «Аргументы недели. Юг» и «Уполномочен заявить» Александр Толмачёв.
Всех трёх авторов объединяет нелицеприятная оценка состояния российского правосудия, искренняя тревога за судьбы людей, попавших в жернова этой машины. Но между ними есть и серьёзное отличие: одному из них всего лишь критика в адрес служителей Фемиды стоила свободы. Догадываетесь, кому?..

Почему пилоты гражданской авиации засыпают в полёте за штурвалом? Почему российские авиакомпании живут по принципу военного времени – первым делом самолёты, ну а лётчики потом?

Всякий раз, когда в России происходят воздушные катастрофы или инциденты, комиссии по расследованию причин обычно приходят к одному и тому же выводу – виноват так называемый человеческий фактор. В основном оказывается, что техника исправна, топливо качественное, действия руководства полётов и авиакомпаний безошибочны, общее состояние авиапарка страны удовлетворительное, только вот пилоты подкачали: то пьяные, то необученные, то лихачат, то колобродят накануне вылета, поэтому сели за штурвал утомлёнными.
Необязательно поднимать всю статистику лётных происшествий с самолётами российского производства, достаточно посмотреть наиболее трагические моменты. Комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК), расследовавшая обстоятельства гибели польского Ту-154 с Лехом Качиньским на борту 10 апреля 2010 года (96 жертв), пришла к выводу, что основной причиной стали неправильные действия экипажа. В катастрофе Як-42 с хоккейной командой «Локомотив» 7 сентября 2011 года (44 погибших) оказался виновен командир судна, ошибочно нажимавший тормозные педали во время взлёта. В июне 2011 года Ту-134 разбился под Петрозаводском (45 жертв) из-за ошибки экипажа, который повёл самолёт на снижение в условиях плохой видимости, а ещё и штурман был пьяный. В трагедии под Тюменью 2 апреля 2012 года (33 погибших) вина лётчиков видна опосредованно – не настояли на обработке плоскостей противообледенительной жидкостью. Да и в недавней катастрофе самолёта Sukhoi SuperJet-100 (SSJ) стрелка виновности с неотвратимостью гирокомпаса поворачивается в сторону погибшего пилота Александра Яблонцева, который вроде бы совершал опасный манёвр вблизи горы Салак, невзирая на предупреждения бортовой автоматики и штурмана.
Вряд ли стоит оспаривать выводы межведомственных комиссий, комиссий МАК и Следственного комитета. Человеческий фактор катастроф относится не только к лётчикам, но и ко всему отечественному авиакомплексу и общественно-политической ситуации. Но если в большинстве профессий физическое и психологическое состояние работника имеет значение для него, его коллектива и начальства, то в гражданской авиации уставший работник подвергает смертельной опасности не только себя, но и сотни пассажиров за своей спиной. А также значительное количество людей на земле, мирно занимающихся своими делами и не смотрящих в небо.

Адвокатские истории.
В России «правосудие поганое», а власть больше напоминает «шайку бандитов». Эти обвинения «в лоб» принадлежат знаменитому адвокату Генриху Падве. Сам он не зарекается ни от тюрьмы, ни от сумы, несмотря на свой 80-летний возраст и солидное благосостояние. Продолжаем серию публикаций о лучших адвокатах России  


Адвокатское бюро «Падва и партнёры». Снаружи – дремотные московские переулки, внутри – ностальгические чёрно-белые снимки балтийских пляжей. Фотографии в рамках слегка покосились в разные стороны, как после бурного банкета. В переговорной комнате бронзовый бюстик знаменитого адвоката Плевако соседствует с чугунным древнерусским сокольником на коне. Стрелки массивных настольных часов замерли на 10 часах и 37 минутах.
На столе управляющего гулливерского размера калькулятор пародирует планшетник. Только развешанные на стенках полотна художников-примитивистов несколько умиротворяют внутренний раздрай офиса.

Знаменитая серия спецопераций по дестабилизации политических режимов в Латинской Америке в 1960–1970-е годы: скрытые и явные параллели с событиями «арабской весны»

История далеко не всегда повторяется в виде фарса. Часто она возвращается в виде одной, базовой схемы, которую время и обстоятельства оснащают разными деталями, меняя их, как насадки в кухонном миксере. В политических событиях, происходивших недавно и происходящих сегодня в Северной Африке и на арабском Востоке, узнаются вдруг ситуации, случившиеся давно, десятилетия назад, на другом континенте, казалось, в иных, непохожих условиях. В спектаклях по одной и той же пьесе, поставленных в разных театрах, не совпадают декорации, режиссёрские трактовки, имена актёров и особенности их игры. Но текст, авторские ремарки и действующие лица остаются в основном неизменными

Отважный гусар, бесстрашный путешественник и, наконец, фанатичный монах, – словно три разных судьбы причудливо сплелись в жизни этого человека

Читатели романа «12 стульев», должно быть, помнят эпизод, предшествующий женитьбе Остапа Бендера на вдове Грицацуевой. Ипполит Матвеевич Воробьянинов был потрясён.
– Но ведь вы себя связываете на всю жизнь!.. Это большая жертва.
– Жизнь! – сказал Остап. – Жертва! Что вы знаете о жизни и о жертвах?..
И великий комбинатор рассказал удивительную историю о гусаре-схимнике и о превратностях судьбы. Я напомню её в сокращённом виде.
Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был героем аристократического Петербурга…
«Граф был красив, молод, богат, счастлив в любви, счастлив в картах и в наследовании имущества… Он был дерзок и смел. Он помогал абиссинскому негусу Менелику в его войне с итальянцами… Разгромив войска итальянского короля, граф вернулся в Петербург вместе с абиссинцем Васькой. Петербург встретил героя цветами и шампанским… И внезапно всё кончилось. Граф Алексей Буланов исчез… Таинственное исчезновение графа наделало много шуму. Газеты были полны догадками… Когда шум уже затихал, из Аверкиевой пустыни пришло письмо, всё объяснившее. Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века – принял схиму. Передавали ужасающие подробности. Говорили, что граф-монах носит вериги в несколько пудов, что он, привыкший к тонкой французской кухне, питается теперь только картофельной шелухой… Утверждали, что граф бежал от долгов. Передавали, что виною всему несчастный роман. А на самом деле гусар пошёл в монахи, чтобы постичь жизнь…

Заклание графа Мирбаха

6 июля 1918 года: большевистский миф о «левоэсеровском мятеже»

Около трёх часов пополудни 6 июля 1918 года два сотрудника ВЧК, Яков Блюмкин и Николай Андреев, показав подписанный Дзержинским мандат, вошли в здание немецкого посольства в Денежном переулке в Москве. Получив аудиенцию у германского посла, графа Вильгельма фон Мирбаха, Блюмкин открыл по нему огонь из револьвера, Андреев бросил бомбу-«македонку». Блюмкин промазал, бомба не взорвалась, и в посла стал стрелять уже Андреев, смертельно ранив его. Блюмкин, подняв неразорвавшуюся «македонку», кинул её ещё раз, теперь бомба взорвалась. Затем чекисты, оставив свой мандат, выбрались из посольства. Внешняя охрана дипмиссии беглецам не препятствовала, задержать их не пыталась, по ним не стреляла, хотя и была метрах в пяти–семи. Это покушение, как и поныне сообщают учебники, якобы стало частью мятежа левых эсеров против большевиков…

Я, Джек и Бак здорово набили руку на киднеппинге. Для тех, кто не понимает, поясню – на похищениях людей. Редкие попытки горе-конкурентов захватить нашу нишу неизменно заканчивались неудачами. Наверное, только этим и объясняется наступившая со временем расслабленность.
Это самоуспокоение продолжалось до моей встречи с Барни Блу, моим старым знакомым по преступному миру, которого я очень уважал за дерзость, решительность и умение просчитывать комбинации на несколько ходов вперёд.
– Буш, – сказал мне Барни, – я давно восхищаюсь твоей организацией и делами, которые ты проворачиваешь со своими ребятами. Многие годы вам не было равных в киднеппинге. Ваши похищения вошли в учебники, по которым в академиях учат полицейских. Я прекрасно знаком с почерком твоей организации, досконально изучил ваш метод и пришёл к выводу, что могу сейчас и сам заняться этим же делом. Я набрал собственную шайку и готов взяться за работу. Считай, что я бросаю тебе вызов.
– Америка – страна свободного предпринимательства, Барни, – пожал я плечами. – Раз решил – значит, милости просим. Только насчёт вызова ты, по-моему, сильно загнул…