НОВОСТИ
Байден: разрешать Украине бить вглубь РФ нет смысла
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
БОРЬБА С «ДРАКОНОМ»

БОРЬБА С «ДРАКОНОМ»

БОРЬБА С «ДРАКОНОМ»

ФОТО: АРТЕМ ИВАНОВ/ТАСС

Автор: Сергей МАНУКОВ
25.05.2023

Полгода назад Си Цзиньпину удалось совершить то, что казалось немыслимым в Китае последние десятилетия. После смерти Мао Цзэдуна в стране был взят курс на коллективное руководство, согласно которому лидер партии и государства не может занимать свои посты больше двух пятилетних сроков. Си «оформил» на ХХ съезде КПК в октябре 2022 года третий срок на посту Генсека КПК, а в марте этого года формально завершил начатый «минипереворот», заняв посты «верховного» лидера Поднебесной: Председателя КНР (президента) и Председателя Центрального военного совета КНР (главнокомандующего).

С конкурентами и бедностью товарищ Си «разобрался» за два первых срока. Третья голова «дракона» – коррупция оказалась самой живучей. Несмотря на несомненные успехи, окончательно победить коррупцию пока не удалось. И не исключено, не удастся и в дальнейшем, потому что в крылатой фразе «мафия бессмертна» слово «мафия» вполне можно заменить на «коррупцию».

С большинством известных мафий правоохранителям удалось разобраться, а вот похвалиться победой над коррупцией, пока не может никто.

В свое оправдание борцы с коррупцией в Поднебесной могут сказать, что они продвинулись в борьбе с многоголовой гидрой дальше не только своих предшественников, но и коллег из других стран. В 2012– 2022 гг., по официальной статистике, из-за границы на родину были возвращены порядка 10700 беглецов, включая более 60 из первой сотни наиболее разыскиваемых в КНР экономических преступников.

Успехи были достигнуты, в том числе и благодаря ноу-хау, хотя чисто «китайской» назвать охоту на коррупционеров за пределами Китая нельзя. Главный борец с коррупцией в КНР – Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) творчески развила этот метод борьбы и подняла его на невиданную высоту, о чем лучше любых слов свидетельствует недавний громкий скандал в Нью-Йорке, где фэбээровцы «накрыли» нелегальный китайский «полицейский участок». Правда, по китайской версии это всего лишь «центр оказания услуг» для китайских граждан, живущих в Нью-Йорке. В Пекине утверждают, что сотрудники Министерства общественной безопасности (МОБ) КНР, работающие при китайских посольствах, не нарушают местных законов. Однако на сайте МОБ черным по белому написано, что его сотрудники имеют право арестовывать преступников независимо от страны нахождения в течение 48 часов.

О значимости ЦКПД немало говорит хотя бы тот факт, что последние 20 лет ее глава автоматически входит в Постоянный комитет (Постком, ПК) Политбюро ЦК КПК, святая святых власти в Компартии и во всей Поднебесной.

ВТОРОЙ РАУНД

Си Цзиньпин называет коррупцию экзистенциальной угрозой для КПК. Сейчас в Поднебесной, похоже, начинается новый раунд борьбы. Он начался, как и десять лет назад, с требований товарища Си усилить борьбу с глубоко окопавшимися коррупционерами. Из призывов лидера можно сделать вывод, что враг за долгие годы борьбы еще далеко не разгромлен и полон сил, несмотря на то, например, что в прошлом году было выявлено и наказано почти в 4 раза больше коррупционеров, чем в 2012 году.

Конкретные методы борьбы власти держат в тайне, но кое-что все же известно. К примеру, одни борцы с коррупцией действуют за границей в статусе атташе при посольствах; другие не имеют дипломатического прикрытия.

Фото_09_20_Дра.jpg 

Конечно, ЦКПД и МОБ пытаются сотрудничать с силовыми службами стран, где скрываются казнокрады и взяточники, но западные силовики далеко не всегда соглашаются сотрудничать с китайскими коллегами. Частично, потому что у Пекина нет соглашений об экстрадиции с такими странами, как США. Такие соглашения Китай подписал приблизительно с 60 странами, но не менее десяти до сих пор не ратифицированы. Однако чаще причина отказа заключается в том, что Пекин, как утверждают на Западе, часто пользуется в этой борьбе экстерриториальными методами, нарушая местные законы. Естественно, это нередко приводит к международным скандалам. К таким, например, как громкий скандал, о котором сообщил в 2017 году Wall Street Journal. Китайские силовики тогда прилетели в США за беглым олигархом по имени Го Вэньгуй, которого Пекин обвинял в уклонении от уплаты налогов и в незаконном выводе за границу почти полутора миллиардов юаней (211 млн долларов).

В прошлом году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) блокировал попытки Пекина экстрадировать мошенника в сфере коммуникаций с Тайваня. Отказ объяснили якобы имеющейся информацией о возможном жестоком обращении с ним в Китае. Это решение, по мнению юристов, может значительно затруднить китайским борцам с коррупцией возвращение беглецов из многих европейских стран.

УГОВОРЫ ВЕРНУТЬСЯ

На сайте ФБР есть страничка «Китайская угроза» со ссылками на новости об угрозах со стороны Пекина. В феврале, например, главными новостями было расследование истории со шпионским воздушным шаром, сбитым 4 февраля рядом в Южной Каролине. Однако главное место на этой странице занимают ссылки на новости о борьбе с тайными операциями китайских силовиков на территории США.

Поиск беглецов, слежка за ними и в конечном итоге их возвращение на родину носят глобальный характер, пишет журнал Economist. В октябре 2022 года директор ФБР Кристофер Рэй обвинил Пекин во вмешательстве в «дела юридической системы (США)». В 2020–2022 годах обвинения в этой незаконной деятельности были предъявлены 16 подозреваемым, в основном граждан КНР.

«Мы видим, как китайское правительство прибегает к шантажу, угрозам применения силы, слежке и даже похищениям, – заявил Рэй. – Они сотрудничают с преступными организациями на территории США и предлагают им большие награды за возвращение «объектов» в Китай».

В Поднебесной возвращение беглецов на родину называют «цюаньфань», т.е. уговоры вернуться. В это понятие входит обширный список мер от оказания давления на родственников беглецов до найма бандитов в местах их проживания и угроз насилия.

За последние 10 лет использование цюаньфаня резко выросло. Во-первых, из-за борьбы с коррупцией, а во-вторых, из-за целесообразности. Заставить беглецов сесть на самолет и вернуться на родину часто значительно легче, чем просить помощи у местных правоохранителей.

Конгрессмен Майк Галлахер возглавляет Комитет по Китаю при палате представителей Конгресса США. Он заявил на пресс-конференции, проведенной в феврале перед одним из закрытых в Нью-Йорке китайских полицейских участков, что на территории США действуют еще как минимум два таких заведения: в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Кристофер Рэй признал в ноябре 2022 г. на слушаниях в сенате, что ему известно о деятельности китайских полицейских участков в Нью-Йорке и что она его очень беспокоит. Обеспокоенность главы ФБР привела к аресту 17 апреля 2023 года двух китайцев: Лу Цзяньвана и Чэнь Цзиньпина, имеющих, кстати, американское гражданство. Лу и Чэня обвинили в том, что они руководят нелегальным полицейским участком в нью-йоркском Чайнатауне. Это, кстати, первые в мире аресты китайских агентов по такому обвинению.

В день ареста Лу и Чэня Минюст США официально предъявил обвинения еще 44 китайцам, включая 40 сотрудников МОБ КНР и двух сотрудников Управления по вопросам киберпространства Китая, в «транснациональном нарушении законов в отношении американских граждан».

ВСЕМИРНАЯ ПАУТИНА

Конечно, не все центры оказания услуг для китайских граждан за границей являются нелегальными полицейскими участками. Тем не менее, их все равно очень много, уверены на Западе. Daily Beast, ссылаясь на испанскую правозащитную организацию Safeguard Defenders, утверждает, что всего таких заведений в 50 с лишним странах более сотни: в Италии (11), Испании (9), Канаде (5) и т.д. Их задача не только возвращать домой диссидентов, взяточников и казнокрадов, но и контролировать китайские диаспоры. Официально китайскими диаспорами за рубежом занимается Рабочий отдел Единого фронта ЦК КПК (UFWD). С приходом к власти Си Цзиньпина явно не случайно совпало увеличение численности UFWD на 40 тыс. человек. Численность китайских диаспор в других странах постоянно растет благодаря нескольким волнам эмиграции. Последняя, причем, довольно мощная произошла уже в годы правления Си Цзиньпина.

Фото_09_21_Дра.jpg 

Правоохранители в Европе и США сейчас расследуют деятельность более чем 100 китайских центров услуг, под вывеской которых, как они подозревают, скрываются полицейские участки. Находятся они, естественно, там, где много китайцев. Депутат Европарламента от Италии Алессандра Бассо обратилась в декабре прошлого года в Еврокомиссию с официальным запросом о том, имеется ли у Брюсселя стратегия борьбы с ними? В марте 2023 года она получила ответ из ведомства Жозепа Борреля: страны, входящие в Евросоюз, сами борются с китайскими полицейскими участками на своей территории в соответствии со своими законами.

Германия, например, сообщила в марте этого года, что Пекин отказался выполнять требование Берлина о закрытии двух центров услуг, в которых действовали полицейские участки. Греческая полиция заявила в декабре 2022 года о расследовании деятельности такого заведения в Афинах. Ирландское правительство в самом конце прошлого года закрыло участок в Дублине; а Нидерланды пообещали провести собственное расследование.

В Великобритании действуют как минимум три китайских полицейских участка. Крис Филп из МВД заверил недавно британцев, что расследование их деятельности идет полным ходом.

Директор Safeguard Defenders Лаура Харт не согласна с тем, что европейские правоохранители борются с китайскими нелегальными полицейскими участками не покладая рук.

Фото_09_22_Дра.jpg 

Она уверена, что власти недооценивают серьезность проблемы. Ситуацию осложняет, разъясняет Politico, то, что у китайских стражей порядка имеются законные базы в ряде стран: на Апеннинах, например, в Хорватии и Сербии и что Пекин держит полицейских в этих странах на законных основаниях. Они участвуют в совместном патрулировании районов, популярных у китайских туристов. Декларацию о сотрудничестве в сфере общественной безопасности с Пекином также подписали ФРГ, Франция, Дания и Эстония.

ЦЕНТРЫ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ

Официальный Пекин, естественно, все обвинения в незаконной деятельности на территории других государств категорически отвергает. Наличие же центров оказания услуг, где китайцы, живущие за границей, могут возобновить водительские удостоверения, пройти медицинский осмотр и т.д., подтвердила в ноябре прошлого года пресс-секретарь посольства КНР в США Лю Пэнъюй. По ее словам, работают в них в основном «добровольцы». В середине апреля 2023 года официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбин назвал утверждения американской стороны о китайских полицейских участках в Америке «клеветой».

«Никаких так называемых китайских полицейских участков за границей не существует», – подчеркнул он на брифинге в МИД КНР.

«Думаю, что их (полицейских участков) намного больше», – не соглашается с ним сотрудник Human Rights Watch Яцю Ван.

«Сегодняшние аресты лишь вершина айсберга», – написал в «Твитере» сенатор от Флориды Марко Рубио после ареста Лу и Чэня в Нью-Йорке.

ФБР подтвердило, что поиски других китайских полицейских участков продолжатся.

«Мы расширяем расследование случаев того, как определенные страны ищут и запугивают своих граждан, живущих в США», – говорится в заявлении Бюро.

Специалисты сходятся во мнении, что хотя угрозу от нелегальных китайских полицейских участков не стоит преуменьшать, но не стоит ее и преувеличивать, и объявлять экзистенциальной угрозой американской демократии. Сходятся они и во мнении, что искать и закрывать подобные заведения нелегко, потому что на китайцев, проживающих в США и являющихся их потенциальными жертвами, надежды мало. Они боятся репрессий и предпочитают молчать.

«ОХОТА НА ЛИС» ПО-КИТАЙСКИ

МОБ совместно с ЦКПД проводят две параллельные операции: «Охоту на лис» с 2014 года, и «Небесную сеть», начатую годом позже. Цель «Охоты на лис» – заставить беглецов вернуться домой. Желательно с деньгами. Изредка это удается сделать добровольно. В подавляющем большинстве случаев приходится применять силу. Это достигается самыми разными способами: иногда при помощи похищений, но в большинстве случаев при помощи шантажа. В первую очередь, в ход идут угрозы применения силы к родственникам беглецов как живущим с ними за границей, так и оставшимся в Китае. Правоохранители в странах, где работают нелегальные полицейские участки, нередко обвиняют китайских коллег в том, что под видом экономических преступников они преследуют диссидентов. Хотя, конечно, встречаются и случаи, когда «лисам» можно предъявить обвинения в совершении как экономических, так и политических преступлений.

Фото_09_23_Дра.jpg 

В 2015 году в Пекине решили усилить «Охоту на лис». Целями «Небесной сети» являются не только финансовые преступники, но и каналы перевода средств за границу и организации и группы лиц, которые помогали беглецам. Благодаря «Небесной сети», по официальным данным, удалось вернуть свыше 10 тыс. лиц, подозреваемых в мошенничестве. Агентство «Синьхуа», например, сообщило, что в 2018 году, кстати, рядовом в отношении борьбы с коррупцией, при помощи «Небесной сети» в Поднебесную вернули 1335 человек. Правда, не всех их вызволяли из-за границы. Почти каждого третьего (29%) задержали при попытке перейти границу или в самом Китае, где они нередко жили под чужими именами. На беглецов, скрывшихся за границей, пришлось более половины случаев применения цианьфаня.

«Небесная сеть», утверждает официальная статистика, помогла вернуть в 2017–2022 годах 35,2 млрд юаней (около 5,12 млрд долларов). В последние два года Пекин распространил цианьфань на новый тип преступников – мошенников, которые выманивают у граждан КНР деньги при помощи смартфонов и через Интернет. Их намного больше, чем коррупционеров. Кибермошенников китайские силовики возвращают домой более жесткими методами.

О масштабах расцвета в КНР киберпреступности красноречиво говорят цифры. Только в апреле 2021 – июле 2022 годов, согласно СМИ, правоохранители «уговорили» вернуться на родину около 230 тысяч человек, подозреваемых в совершении киберпреступлений и преступлений в сфере коммуникаций. Только в первые 9 месяцев позапрошлого года и только с севера Мьянмы (Бирмы), одного из главных центров кибер- и коммуникационных преступлений, причем, благодаря, в подавляющем большинстве случаев, цианьфаню удалось вернуть 54 тыс. беглецов.

Китайская полиция не церемонится с теми, кто отказывается возвращаться. Действуют стражи порядка в основном через родных и близких упрямцев. В большинстве случаев такое воздействие оказывается более эффективным, чем прямое физическое воздействие на самих беглецов.

В июле 2022 года власти Вэньчана, города на острове Хайнань, к примеру, запретили детям подозреваемых учиться в городских школах. Супруг и супругов подозреваемых, их родителей и детей часто лишают медицинских страховок. Близких родственников кибермошенников не берут на работу на госпредприятия. Во многих населенных пунктах местные власти помечают дома подозреваемых и их родственников яркими граффити: «Здесь живет семья мошенника».

В «черном» списке стран, пользующихся особой популярностью у кибермошенников, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Таиланд, Турция, Индонезия и ОАЭ. Повышенное внимание властей к этому виду мошенничеств объясняется просто: в последнее время они достигли такого размаха, что сейчас кибермошенников ненавидят в Поднебесной даже сильнее, чем коррупционеров. Кстати, наряду с ненавистью к кибермошенникам в Китае можно столкнуться и с недовольством в отношении методов борьбы с ними. Больше всего нареканий вызывает практика наказания заодно с мошенниками и их родственников. Это относится и к «простым» взяточникам расхитителям.

ТО ЛИ ЧИСТКА, ТО ЛИ РАСЧИСТКА

Китайцы привыкли жить в обстановке перманентной войны с коррупцией. Предшественники Си тоже боролись с ней, но по-другому: раньше все ждали, когда руководство «выдохнется» и очередная кампания сойдет на нет. Сейчас китайцы охвачены охотничьим азартом и ждут новых трофеев и побед с этого фронта. Борьбу со взяточниками и нарушителями дисциплины Си Цзиньпин начал без раскачки. Вскоре после его прихода к власти ЦК КПК и Госсовет издали указ о борьбе с роскошью среди госслужащих. Особое внимание было уделено официальным приемам и корпоративам, давно вызывавшим критику у простых китайцев. Чиновникам запретили есть дорогие блюда из редких животных. Особенно болезненно они отнеслись к запрету супов из акульих плавников и ласточкиных гнезд. На банкетах запретили подавать дорогие сигареты и вина.

Чиновникам среднего уровня запретили останавливаться в командировках в роскошных гостиничных люксах. Командировочным приказали умерить аппетиты и укладываться в сумму командировочных. Принимающая сторона сейчас не может делать подарки проверяющим. Под запрет попали не только деньги, но и сувениры.

Отменены торжественные встречи в аэропортах и на вокзалах с красными ковровыми дорожками, запрещено проводить конференции и симпозиумы на курортах и в городах с туристическими достопримечательностями.

От борьбы с коррупцией сильно пострадали… любовницы чиновников, получавшие от своих бойфрендов дорогие подарки и жившие в роскошных съемных квартирах. После прихода к власти товарища Си чиновники начали в массовом порядке расставаться с любовницами, а те – в отместку начали их «закладывать».

Чиновники пересели с дорогих лимузинов на отечественные авто. Пришлось спрятать подальше и «роллексы», золотые запонки, заколки для галстуков и костюмы от кутюрье, а также в одночасье разлюбить гольф и другие символы принадлежности к чиновничьему сословию.

Борьба с коррупцией проходила и в армии. Высших офицеров НОАК тоже пересадили с заграничных лимузинов на китайские автомобили. Им резко сократили число банкетов и запретили подавать дорогие спиртные напитки и блюда.

Естественно, покатились и головы. Причем, посты теряли не только чиновники-взяточники низшего и среднего звена, но и раньше считавшиеся неприкасаемыми высокопоставленные госслужащие и партаппаратчики.

На Западе Си Цзиньпина едва ли не со дня вступления в должность Генсека КПК обвиняют в том, что борьбу с коррупционерами он совместил с борьбой со своими соперниками. В сети чисток, наряду с казнокрадами и взяточниками, утверждали в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе, нередко попадали политики, которые были или могли оказаться конкурентами товарища Си в борьбе за власть. Государственные СМИ то, что среди высокопоставленных коррупционеров иногда оказывались соперники Си Цзиньпина в борьбе за власть, объясняли случайностью и совпадением.

Вспоминать сотни тысяч и даже миллионы рядовых коррупционеров, чиновников и партийцев низшего и среднего звена едва ли возможно по причине их солидного количества. В 2014 году, утверждается в докладе ЦКПД, против нарушителей партийной дисциплины в основном коррупционеров, было заведено 53085 дел, наказали 71748 членов КПК. Каждый третий – 23646 человек были сняты со своих постов и попали на скамью подсудимых. Показатели 2013 года: 24521, 30420 и 7692, соответственно, были значительно превышены. В 2021 году были «вычищены» уже почти 627 тыс. взяточников и нарушителей дисциплины. Для Поднебесной это, конечно, капля в море – лишь 0,04% от населения страны. С другой стороны, это население такого немаленького российского города, как, скажем, столица Удмуртии Ижевск (630 тыс. человек), включая стариков и грудных младенцев.

Власти борются не только с «мухами», т.е. мелкими чиновниками, но и с «тиграми», высокопоставленными госчиновниками и партийными бонзами. Си удалось победить так называемую «новую банду четырех», представляющую консервативное крыло в верхушке КПК, в которую входили члены Посткома Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, Ли Чанчунь и Цзя Цинлинь.

Фото_09_27_Дра.jpg 

Первые серьезные «посадки» начались летом 2014 года, когда один за другим на скамье подсудимых оказались Цзян Цзэминь, председатель Комитета по контролю и управлению государственным имуществом; Ли Дуншэн, замминистра общественной безопасности, и Сюй Цайхоу, зампредседателя Центрального военного совета Китая и бывший начальник Главного политуправления НОАК. Количество перебитых «мух», конечно, не поддается счету. Что же касается, зачищенных «тигров», т.е. представителей самых заоблачных эшелонов власти в Поднебесной, то их имена по причине высокого положения в партии или правительстве всем хорошо известны.

Это, например, и харизматичный Бо Силай, бывший член Политбюро ЦК КПК и глава горкома КПК Чунцина, самого крупного мегаполиса планеты. Бо Силайя, одного из главных конкурентов Си Цзиньпина в борьбе за власть, сняли со всех постов, исключили из партии и приговорили осенью 2013 года за коррупцию и превышение должностных полномочий к пожизненному заключению. Точная сумма его взяток не была озвучена, но в китайской прессе утверждалось, что ему инкриминировали получение 21,8 млн юаней (3,6 млн долларов).

Фото_09_24_Дра.jpg 

Речь, в частности, шла о вилле на южном берегу Франции, которую его родственникам якобы подарил один китайский бизнесмен. Бо Силай также потратил на личные нужды 5 млн юаней государственных средств в 90-е годы прошлого века, когда еще руководил Далянем.

Фото_09_25_Дра.jpg 

Можно вспомнить и небезызвестного Чжоу Юнкана, самого высокопоставленного чиновника в современном Китае, осужденного за коррупцию, считавшегося в конце нулевых, если не вторым, то уж точно – третьим человеком в Поднебесной. Перечислять его посты можно долго. Он входил в Постком Политбюро и, естественно, в само Политбюро и ЦК КПК, возглавлял Политико-юридическую комиссию ЦК КПК, а также в 2002–2007 гг. Министерство общественной безопасности и курировал все силовые структуры. До того, как заняться политикой, он был видным хозяйственником, работал замминистра нефтяной промышленности и в конце 90-х годов прошлого века возглавлял Китайскую национальную нефтегазовую корпорацию (CNPC), крупнейшую энергетическую компанию КНР. Суд над Чжоу Юнканом состоялся летом 2015 года. Кроме привычных обвинений в коррупции и злоупотреблении властью, ему «припаяли» еще и раскрытие важной информации. Несмотря на последнее обвинение, вполне имеющее отношение к госизмене, его приговорили к стандартному пожизненному заключению.

По делу Чжоу Юнкана проходило не менее 300 человек: более десятка его родственников, в т.ч. брат, супруга, в прошлом телеведущая Цзян Сяое; и старший сын от предыдущего брака; десяток высокопоставленных чиновников в ранге не ниже замминистров, которые работали помощниками Чжоу или были его протеже; десятки телохранителей, секретарей и водителей.

Фото_09_26_Дра.jpg 

Наверняка, Чжоу Юнкан виноват в коррупции, но главная его вина, заключалась в том, что многоопытный функционер совершил грубый просчет – поставил не на ту лошадку. Он поддержал не Си Цзиньпина, а Бо Силая, которому передать свое место в Посткоме и которого провоцировал на борьбу с Си.

БОЛЬШЕ ТОНКОСТИ

За улыбчивостью и дружелюбием Си Цзиньпина скрывается холодный расчет, железная воля и жесткость, порой граничащая с жестокостью. На Западе никак не поймут, кого в нем больше: безжалостного революционера Мао или экономического реформатора Дэн Сяопина. Говоря, например, о «правлении закона», он, по крайней мере, в начале своего правления вкладывал в него несколько иной смысл, чем в США и Европе. В его версии, это скорее не «правление закона», а «правление при помощи закона». Западные СМИ, в объективности которых, правда, в последнее время появились большие сомнения, писали, что товарищ Си лично просматривает и утверждает списки отобранных его помощниками для зачистки.

Китайские либералы называют Си Цзиньпина «Мао Цзэдуном XXI века». Риторикой, не говоря уже о поступках, он действительно напоминает Великого Кормчего. Сам Си, возможно, считает такое сравнение комплиментом, но у многих в Китае оно вызывает страх. После смерти Мао прошли почти полвека, но память о чистках в годы его правления еще свежа.

Си не щадит и своих помощников и друзей, в том числе и ближайших. В опалу, например, попал Ван Цишань. Он был главным борцом с коррупцией в 2012–2017 годах, а с 2018 по 10 марта 2023 года работал заместителем председателя КНР. Самого Командира пожарной бригады (одно из прозвищ Вана) трогать не стали, памятуя, очевидно, о его полувековой дружбе с Си, а вот многие соратники и близкие друзья оказались за решеткой.

После занятия поста вице-президента с чисто представительскими обязанностями он еще пару-тройку лет сохранял влияние. Первые признаки потери влияния появились в 2020 году, когда под чистку попал его друг, владелец крупнейшей строительной компании Huayuan Real Estate Group Жэнь Чжицян. Жэнь имел неосторожность выступить в соцсетях с критикой того, как Си борется с пандемией, и назвать его «голым клоуном». Жэня арестовали, исключили из партии и приговорили к… 18 годам тюрьмы. Главное место в букете обвинений занимала коррупция. Через две недели после осуждения Жэня было объявлено о начале расследования в отношении Дун Хуна, одного из главных помощников и соратников Вана, занимавшего высокий пост в ЦКПД. В январе этого года его признали виновным в коррупции и приговорили к отложенной смертной казни, которая в большинстве случаев заменяется пожизненным заключением.

Это далеко неполный список зачищенных друзей и помощников Ван Цишаня. На Западе гонения соратников Вана считают «профилактикой». Его предупреждают, к чему может привести его активность. Кстати, аресты друзей и соратников не помешали ему возглавить в сентябре 2022 года китайскую делегацию на похоронах Елизаветы II.

С годами методы борьбы с коррупционерами, конечно, совершенствуются. Взять, к примеру, Мэн Цзяньчжу, бывшего члена Политбюро ЦК КПК (2012–2017 гг.) и министра общественной безопасности (2007–2012 гг.), который ушел в отставку 6 лет назад и с именем которого, между прочим, связана отмена пресловутой программы перевоспитания правонарушителей через труд, т.е. трудовых лагерей. После ухода в отставку из-за возраста он оставил на всех важных постах в МОБ своих людей. Однако вскоре после его ухода против большинства из них были возбуждены уголовные дела, и Си заменил их своими людьми.

В 2018 г., например, был задержан Мэн Хунвэй, вице-министр общественной безопасности. В январе 2020 г. он был признан виновным в коррупции и получил 13,5 лет тюрьмы.

В апреле того же года ЦКПД объявила о начале расследования в отношении Сунь Лицзюня, еще одного замглавы МОБ и одного из главных протеже Мэн Цзяньчжу. Его обвинили в слежке и сборе компромата на высших чиновников и партийных бонз в целях личной выгоды и выгоды, естественно, Мэна. В сентябре 2021 года Суня исключили из КПК и обвинили в политических и финансовых преступлениях. В его «банду» записали таких чиновников, как бывший министр финансов КНР, шеф управления безопасности одной из провинций, а также начальники, тоже бывшие, полицейских управлений трех провинций. Все они недавно получили разные тюремные сроки от 14 лет до пожизненного заключения.

Что касается самого Сунь Лицзюня, то его приговорили в сентябре 2021 г. к отложенной смертной казни. В списке обвинений, по которым его признали виновным, взятки, мошенничество на рынке ценных бумаг и незаконное владение огнестрельным оружием.

Такую же «тонкую» тактику борцы с коррупцией применили к Чэню Юаню, старшему сыну известного в Китае героя китайской революции Чэня Юня, бывшего заместителя председателя ЦК КПК и одного из «бессмертных», т.е. члена Посткома Политбюро ЦК КПК. Младший Чэнь 15 лет возглавлял «Китайский банк развития» (CDB) сначала как директор, а затем как председатель правления. В 2013 году он ушел в отставку, но сохранил статус «принца». Так, в КНР называют потомков действующих или бывших высокопоставленных руководителей. В свое время к принцам относился и сам Си, между прочим, уступавший одно время по влиянию Чэню.

Так же, как в случае с Мэн Цзяньчжу, самого Чэня трогать не стали, но антикоррупционные расследования были начаты в отношении более десятка его сторонников и протеже, включая как минимум трех бывших секретарей провинциальных парторганизаций.


Автор:  Сергей МАНУКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку