НОВОСТИ
Утильсбор в России будут повышать каждый год
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ГОРЯЧИЕ БЕДРА

ГОРЯЧИЕ БЕДРА

ГОРЯЧИЕ БЕДРА

ФОТО: АЛЕКСАНДР КЛИЩЕНКО

Автор: Андрей ГРИВЦОВ
27.10.2022

Прокурор района Александр Семёнович Левинзон только что плотно отобедал и сейчас сидел в своем кресле, разложив на столе утренний Спорт-Экспресс. Сегодня был первый день после выхода прокурора из отпуска, а потому работать ему категорически не хотелось. Мыслями он еще пребывал весьма далеко от своего кабинета, а именно на жарком греческом курорте, откуда вернулся всего два дня назад. В кабинете бесшумно работал кондиционер, а в мягком кожаном кресле было так уютно, что Александр Семёнович уже было подумал, закрыть дверь изнутри и немного «поработать с бумагами», что на тайном, только ему понятном языке, означало банальное вздремнуть на диване.

«Работать с бумагами» Александр Семёнович научился лет 20 назад, когда еще был молодым прокурором отдела в городской прокуратуре и только постигал азы подлинного прокурорского мастерства. С тех пор прокурор весьма преуспел в развитии данного навыка, к 54 годам (а Александру Семёновичу было уже 54) достигнув в этом вопросе уровня суперпрофессионала. Все в родной прокуратуре давно знали, что после обеда с 14 до 15 «папа работает с бумагами», и заходить в это время в кабинет чревато крупными неприятностями. Периодически раздававшийся из кабинета храп уже никого из сотрудников не смущал и не смешил, к нему просто привыкли и не замечали, как не замечают люди, живущие рядом с железнодорожной станцией, звука проезжающего поезда.

Несмотря на довольно-таки крутой нрав, а также определенного рода чудачества и пунктики, подчиненные в целом любили Александра Семёновича, поскольку начальником он был справедливым.

Итак, прокурор района читал свой «Спорт-Экспресс» и подумывал о том, не следует ли ему поработать с бумагами, когда он самым подлым образом был отвлечен от этого важного дела телефонным звонком. С явным неудовольствием Александр Семёнович снял трубку и пробасил в нее суровое «Алло», что означало: кто посмел отвлечь меня занятого человека от важной деятельности на благо государства. Неудовольствие Александра Семёновича еще более возросло, когда он понял, что звонили из бухгалтерии прокуратуры города. Александр Семёнович в этой жизни не любил несколько вещей, и, несмотря на его одесское происхождение, а также не самую русскую фамилию, одной из таких вещей была бухгалтерия и связанные с ней вопросы. Прерогативу общения с бухгалтерией, вопросы материального обеспечения, канцелярских принадлежностей он уже давно возложил на верного первого зама, но в данный момент почему-то бухгалтер позвонила именно ему.

– Александр Семёнович, здравствуйте, как я рада вас слышать, – залепетала в трубку она.

Александр Семёнович прохрипел что-то вроде «я тоже рад» и приготовился выслушивать очередную нудную пургу, которую он не понимал, не воспринимал, а, главное, и не хотел понимать или воспринимать.

– Александр Семёнович, Вы знаете, к нам пришел счет из центрального телеграфа по вашей прокуратуре. Звоню предупредить. С одного из номеров телефона в прошлом месяце практически каждый день звонили в службу «секс по телефону», в результате чего прокуратура города теперь имеет задолженность на сумму 58 тысяч 270 рублей.

Александр Семёнович даже привстал со стула: – Что по телефону? Секс? Это сколько же надо было наговорить на 58 тысяч?

– В общей сложности произведено 24 соединения длительностью от 5 до 48 минут, – ответила бухгалтер. Сонливость прокурора сняло, как рукой.

– Дед в курсе? – спросил он и почему-то сглотнул слюну.

Дедом в городской прокуратуре называли прокурора города за его пепельно-белые волосы и такого же цвета окладистую бороду, из-за которой он более всего напоминал не высокопоставленного работника прокуратуры, а Деда Мороза. Впрочем, был этот Дед Мороз весьма суров к своим подчиненным и одаривал их, как правило, не подарками, а разнообразными приказами о наказании. – Нет, нет, что вы, что вы, Александр Семёнович. Деда мы в курс не ставили, так что не переживайте, – успокоила его бухгалтер. – Мы все тихонечко выплатим, но доступ к восьмерке мы на этом телефоне отключили и вы уж, пожалуйста, разберитесь с этим вашим сексуальным маньяком, пока он городскую прокуратуру банкротом не сделал.

Александр Семёнович сказал, что разберется самым суровым образом, записал номер телефона кабинета, с которого неизвестный пользовался интим-услугами, после чего предварительно пообещав заехать в бухгалтерию с конфетами на чай или что-нибудь покрепче, повесил трубку. – Маша, – тут же заорал он своей секретарше, – вызови-ка мне того мерзавца, у которого в кабинете установлен номер телефона 254-40-00, и поскорее, буду из него котлету делать.

– Одну минуточку, – отозвалась Маша из приемной, однако через несколько минут зашла к нему в кабинет в одиночестве, и почему-то загадочно улыбаясь. – Александр Семёнович, я не могу выполнить ваше поручение, поскольку это ваш номер телефона.

Это был удар не просто коварный, а фактически сразивший прокурора наповал и нанесший тяжкое, непоправимое увечье. Мало того, что некий неизвестный негодяй, в тот период, когда он, прокурор района, находился в заслуженном отпуске, ежедневно общался по телефону с девушками легкого поведения из его, прокурора района, кабинета, так еще и теперь именно на его телефоне прокуратура города отключила выход на международную линию! Прокурор для проверки снял трубку и нажал кнопку 8. Восьмерка не работала…

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. У прокурора была пожилая мама, которая, так уж сложилось, проживала в далекой Одессе. Прокурор маму очень любил и ежедневно звонил ей в 17-00 по московскому времени, рассказывая о том, как прошел день, что он кушал, не промочил ли ноги, как там Семён и Анечка, в общем, те вещи, которые обычно рассказывает хороший и любимый сын своей любимой пожилой мамочке. Александр Семёнович был очень хорошим сыном, а потому никогда не позволял себе нарушать с годами выработанную традицию. Служба в прокуратуре и наличие в кабинете телефона с выходом на международную линию в свое время весьма способствовали установлению этой традиции, и ее нарушение в планы Александра Семёновича ну никак не входило. Александр Семёнович не был хапугой или коррупционером, это был прокурор старой традиции, но он так долго служил этому государству, что полагал, что и государство может ему хоть в чем-то послужить, а потому звонил маме в Одессу со служебного телефона безо всякого зазрения совести. Отныне такой возможности у него не было.

Прокурор был не просто взбешен, он находился в той стадии раздражения, которая была близка к эпилептическому припадку. Все сотрудники прокуратуры, поднятые Машей по тревоге, боязливо сидели, вцепившись в стулья прокурорского кабинета, в то время как Александр Семёнович брызгал слюной, кричал, топал ногами, размахивал руками, угрожал, пугал, словом пытался вспомнить все приемы из некогда прочитанной им в студенческие годы брошюры «Инквизиционное дознание времен средневековья». Впрочем, сотрудники прокуратуры были тоже людьми тертыми, а потому дознание вскоре зашло в тупик, и прокурор выдохся. Не стоит забывать, что он был человеком, уже не молодым, а потому любые нервные перегрузки переносил с трудом. Глубоко выдохнув, прокурор взглянул на часы и вдруг в ужасе выбежал из кабинета с криком: «Вернусь из города и с вами разберусь».

На часах было 16 часов. До телефонного разговора с мамой оставался ровно час. А мама у Александра Семёновича, несмотря на возраст, была дамой, весьма строгой, и могла не простить любимому сыну нарушение традиции. В последний раз, когда Александр Семёнович пять лет назад закрутился на работе и забыл позвонить маме, на следующий день в 8 часов утра он имел удовольствие лицезреть маму на пороге своей московской квартиры. Повторения того разговора прокурора совсем не хотелось.

Уже через 25 минут Александр Семёнович пулей влетал в отдел бухгалтерии прокуратуры города. Несмотря на почтенный возраст, старый волк еще умел иногда притворяться пушистым котенком. Он одарил главного бухгалтера поистине царскими подарками, от которых растаяла бы любая женщина. Здесь были и конфеты, и шампанское, и даже шикарный букет цветов. Исподволь восхитившись молодостью и красотой пожилой дамы, вручив ей букет и, отказавшись от предложенного чая, прокурор сразу же перешел в наступление.

– Прибыть к вам меня вызвала серьезная оперативная необходимость. Злоумышленник, пользовавшийся секс-услугами с телефона, установлен и обезврежен. Его постигло жесточайшее наказание с моей стороны. Но сейчас я вынужден просить вас о крайней милости. Пожалуйста, включите восьмерку на этом злосчастном номере телефона. У этого негодяя в производстве есть одно уголовное дело, по которому требуется ежедневно контролировать исполнение международного поручения на Украине, а передать дело другому следователю я сейчас не могу. Буду вам так благодарен, так благодарен, должник навеки, разливался соловьем Александр Семёнович. Он умел быть дьявольски обольстительным. Уже через пять минут, послав на прощание бухгалтеру воздушный поцелуй и произнеся троекратное «спасибо», Александр Семёнович все так же пулей выбегал на улицу.

Еще через 30 минут он сидел в своем кабинете и с усталым, но довольным видом рассказывал по телефону маме, что первый день после отпуска был очень напряженным, ноги удалось сохранить в тепле, ревматизм отпустил, а у Анечки теперь новый кавалер.

Вдоволь наговорившись с мамой, прокурор повесил трубку и теперь пребывал в том прекрасном расположении духа, когда понимаешь, что рабочий день уже почти подошел к концу и совсем скоро можно будет совершенно законно отправиться в сторону дома, предварительно заехав в недавно открывшийся магазин с манящим названием «Пиво со всех концов света». От этих приятных мыслей его отвлек телефонный звонок. Александр Семёнович снял трубку и обомлел. Игривый женский голос поприветствовал его и стал выяснять, почему же почетный клиент последние несколько дней перестал звонить в телефонную службу «Горячие бедра». Прокурор стал было что-то объяснять, говорить, что все это какая-то ошибка, и он никуда не звонил, а находился в отпуске, но игривая дама внезапно оборвала его и стала в мельчайших подробностях описывать, что и как она бы сейчас хотела с ним сделать. Александр Семёнович сам не заметил, как через несколько минут уже сам набирал продиктованный девушкой номер телефона. К ужину в этот день он опоздал.

А уже через месяц все сотрудники прокуратуры знали, что отныне «папу» не стоит беспокоить не только с 14 до 15 часов, когда он работает с бумагами, но и с 17:30 до конца рабочего дня, когда ведет важные телефонные переговоры с ответственным должностным лицом из Генеральной прокуратуры.


Автор:  Андрей ГРИВЦОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку