НОВОСТИ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
На ПМЖ в Маньчжурию

На ПМЖ в Маньчжурию

На ПМЖ в Маньчжурию
Автор: Сергей ХОЛОДОВ
20.12.2021

В последних числах декабря 1922 года на рейде Шанхая остановилась эскадра русских кораблей под командованием контр-адмирала Георгия Старка. На борту находились беженцы из Советской России – бывшие офицеры, купцы, воспитанники кадетского корпуса. Вообще-то конечной точкой долгого морского путешествия были Филиппинские острова, которые тогда считались американскими владениями. Но часть пассажиров – около тысячи человек – изъявила желание остаться в Шанхае. Приняли их не слишком ласково. Шанхайские власти даже запретили русским сойти на берег, чтобы пополнить запасы пресной воды. И только после того как адмирал Старк пообещал отдать по дешевке несколько судов из состава своей флотилии, китайцы смилостивились и разрешили русским эмигрантам обратиться за помощью к местным благотворительным организациям. Так русская колония в Шанхае увеличилась почти на тысячу человек.

…Первые русские в Китае появились еще в середине XVII века. В 1649 году землепроходцы во главе с Ерофеем Хабаровым, продвигаясь на восток, достигли Амура и не без некоторого удивления обнаружили, что на эти безлюдные, как казалось, территории претендует огромная и почти не известная страна под названием Китай. В течение последующих нескольких десятилетий в Приамурье между русскими и китайцами шло напряженное противостояние, временами переходившее в открытые вооруженные столкновения. И только в 1689 году в городке Нерчинск был подписан первый в истории наших стран мирный договор. В России в то время правила царевна Софья, в Китае – император Канси из династии Цин.

Согласно Нерчинскому договору граница между государствами была установлена по реке Аргунь и Становому хребту, а русские купцы и промышленники получили право торговли в Китае. С этого момента и началось постепенное проникновение русских в Поднебесную империю. К середине XIX века русских в Китае было уже довольно много, и чувствовали они себя весьма вольготно. Самая большая колония подданных Российской империи находилась в Шанхае: по некоторым сведениям, более трехсот человек. Жили русские купцы и промышленники компактно на территории французской миссии и вели активную торговлю чаем.

Мощный импульс деловой активности русских в Китае придало строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) как южной ветки знаменитого Транссиба. Сама дорога, а также вся инфраструктура, связанная с ней, фактически стала кусочком русской земли в далеком Китае. А в 1898 году по договоренности с китайским правительством Россия арендовала у Поднебесной Ляодунский полуостров с крепостью Порт-Артур сроком на 25 лет. К сожалению, после неудачной для нашей страны Русско-японской войны 1904– 1905 годов Порт-Артур и все, что к тому времени было построено русскими инженерами, досталось самураям.

БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

Но русских в Китае меньше не стало. Наоборот, после революции 1917 года в Китай устремились тысячи бывших подданных Российской империи, спасавшихся от большевиков. Особенно много эмигрантов из нашей страны осело в Харбине. Причем, не только этнических русских. В середине 1920-ых годов в Харбине было зарегистрировано, помимо русского, еще и украинское, белорусское, татарское, грузинское, польское, еврейское и некоторые другие землячества. Представители этих диаспор построили в городе почти два десятка православных храмов, несколько мечетей, синагог, костел и лютеранскую церковь, а также молельные дома других конфессий. Город говорил на многих языках, хотя основным, конечно, был русский. Эмигранты открыли в Харбине Пушкинскую школу, несколько гимназий, женское и мужское коммерческие училища, а также изостудии, драмкружки, танцевальные классы, поэтические общества.

Вторым по численности русских эмигрантов оставался Шанхай. К середине 1920-ых годов в городе проживало не менее 35 тысяч русских. Переселенцы из России построили в городе два православных храма, издавали свои газеты, открыли памятник Пушкину. В 1920-ые годы Шанхай благодаря русским эмигрантам стал музыкальной столицей Азии. Здесь начинал свою карьеру будущий советский джазовый музыкант Олег Лундстрем, в течение десяти лет жил и давал концерты Александр Вертинский, неоднократно гастролировал Фёдор Шаляпин.

Добирались до Шанхая по-разному. Часть эмигрантов пересекала сухопутную границу на Дальнем Востоке и, постепенно продвигаясь к югу, достигала Шанхая и оставалась в нем. А часть беженцев перевозили суда Сибирской флотилии. В начале 1920-ых годов по маршруту Владивосток-Шанхай было налажено регулярное морское сообщение. Последний рейс суда Сибирской флотилии под командованием адмирала Старка совершили поздней осенью 1922 года, когда к окраинам Владивостока подходили красные. Советскую Россию тогда покинула последняя партия русских беженцев, о чем выше уже говорилось.

Впрочем, миграционные потоки в те годы шли в обоих направлениях. Немало китайцев после Октябрьской революции перебралось в Советскую Россию. Чем занимались китайские мигранты на чужбине? В основном, тем, что проливали русскую кровь – либо в составе всевозможных шаек и банд, коих в смутные революционные времена расплодилось немало, либо в составе карательных большевистских отрядов. Особенно преуспел в этом деле пламенный большевик Иона Якир. В годы Гражданской войны в его отряде служило немало китайцев. Именно они своей звериной жестокостью наводили ужас на жителей многих сел и деревень юга России.

«СЧАСТЛИВАЯ ХОРВАТИЯ»

А вот чем занимались русские мигранты на китайской земле.

Самый большой наплыв эмигрантов из России пришелся на 1921–1922 годы. К тому времени почти вся территория бывшей Российской империи оказалась под властью большевиков. В руках белых оставалось лишь Приморье, но и его осенью 1922 года заняли части Красной Армии. Сопротивляться дальше было бесполезно, и остатки войск генералов Каппеля, Войцеховского, Вержбицкого устремились в соседний Китай. Вместе с ними эмигрировали и тысячи гражданских лиц. В итоге к середине 1920-х годов в Китае осело около полумиллиона человек. В одном только Харбине проживало, по разным оценкам, от 100 тысяч до 200 тысяч выходцев из России.

Это был период расцвета русского Харбина. Неслучайно город называли «Счастливая Хорватия» – по имени управляющего Китайско-Восточной железной дорогой генерал-лейтенанта Дмитрия Хорвата. Напомним, что КВЖД была построена в конце XIX века, и город Харбин своим возникновением обязан именно железной дороге. Так вот, инженер-путеец Дмитрий Леонидович Хорват сначала руководил ее строительством, а затем в течение многих лет, вплоть до революции, служил в должности управляющего КВЖД. Кстати, управлял Хорват своим огромным хозяйством блестяще, чем заслужил неподдельное уважение и русских, и китайцев. Неслучайно в 1915 году Дмитрию Хорвату в Поднебесной был установлен памятник.

Поскольку Харбин построили русские инженеры и архитекторы, в основном петербургские, городские улицы носили до слез знакомые любому петербуржцу названия: Большой проспект, Садовая, Разъезжая. А кроме того – Вокзальная, Казачья, Биржевая, Артиллерийская, Почтовая, Водопроводная, Больничная, Стрелковая. Даже протекавшая поперек города небольшая речушка Мацзягоу называлась на русский манер Мацзяговкой.

Русские принесли с собой массу технических достижений, о которых китайцы до этого даже не подозревали. Например, благодаря эмигрантам из России китайские крестьяне узнали, что такое плуг, жатвенная машина, сенокосилка, научились разводить пчел для производства меда. Русские селекционеры вывели в Китае несколько новых сортов табака. А благодаря русским врачам многие простые китайцы стали получать квалифицированную медицинскую помощь, а не пользоваться услугами сомнительных целителей и откровенных шарлатанов.

Интересно, что внутри русской эмиграции в Харбине, как и во всем Китае, легко уживались и ярые монархисты, и либералы из числа творческой и научной интеллигенции, и советские пионеры с комсомольцами (были в Харбине и они!) А с начала 1930-ых годов среди русской эмиграции в Китае стали активно распространяться профашистские взгляды. Известно, к примеру, что некоторые эмигранты явно симпатизировали гитлеровской Германии и ее главному союзнику на востоке – милитаристской Японии. Спецслужбы последней активно вербовали таких мигрантов, явно рассчитывая использовать их в подрывной деятельности против СССР. Лидером русских фашистов в Китае стал перебежчик из Советского Союза Константин Родзаевский. Штаб-квартира его организации находилась в центре Харбина, неподалеку от здания японской разведки.

ГОРОД ТАЙНЫХ ВОЙН

Разумеется, тот факт, что в непосредственной близости от дальневосточных границ действует мощный антисоветский центр, не мог не вызывать серьезного беспокойства у руководства СССР. Особенно остро эта проблема встала в начале 1930-ых годов, после того, как Япония оккупировала северо-восточный Китай, или Маньчжурию, как его называли в то время, и создала там марионеточное государство Маньчжоу-Го.

Фото_24_23.jpg 

ХАРБИН. 1929

Судите сами. В результате захвата Маньчжурии у наших дальневосточных границ сосредоточилась японская Квантунская армия численностью миллион человек. Ее штаб дислоцировался в городе Мукден (Шэньян). Кстати, место для штаба, очевидно, было выбрано неспроста: именно под Мукденом в 1905 году состоялось ключевое сражение Русско-японской войны, в котором самураи одержали победу. А головное подразделение Японской разведки – Японская императорская военная миссия – и вовсе находилось прямо в Харбине, в непосредственной близости от советской границы, и занимало один из самых красивых особняков в центре города, построенный в стиле модерн русскими архитекторами и инженерами. Так что для установления тесных контактов между японскими спецслужбами и антисоветски настроенными мигрантами были созданы идеальные условия.

Кроме того, город был буквально напичкан вооруженными людьми. Одних только бывших белых офицеров и казаков в Харбине насчитывалось не менее 40 тысяч человек. Многие из них не оставили призрачных надежд на изменение государственного строя в России и в любой момент могли отправиться в военный поход против СССР. Японцы отлично это понимали и всячески подогревали среди белой эмиграции воинственные антисоветские настроения.

Неудивительно, что в те годы именно Харбин превратился в главное поле битвы между советскими и японскими спецслужбами. В течение многих лет в городе шла невидимая обывателю война, в которую была вовлечена и некоторая часть русской эмиграции. Так, например, в середине 1930-ых годов сотрудники Дальневосточного управления НКВД СССР проводили на территории Маньчжурии, в том числе и в Харбине, спецоперацию под названием «Маки Мираж».

Детали этой операции до сих пор окутаны плотной завесой секретности. Известна лишь конечная цель: организовать устойчивый канал по дезинформации Японского генерального штаба, чтобы создать у противника неверное представление о военном потенциале советского Дальнего Востока, в частности, Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии, с которой в случае агрессии японцам пришлось бы воевать.

Фото_25_23.jpg 

ГЕНЕРАЛ ХОРВАТ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ. 1918

В течение нескольких лет через завербованных советской разведкой русских эмигрантов Москва подбрасывала Токио «информацию к размышлению», и, в конечном счете, эти старания не прошли бесследно: Япония так и не отважилась на военную авантюру против СССР. А ведь ее к этому активно подталкивали союзники по Антикоминтерновскому пакту, то бишь Германия и Италия. Да и у самих самураев руки чесались вплоть до осени 1941-го, ведь в памяти японцев еще свежи были воспоминания о том, как они хозяйничали на Дальнем Востоке во времена Гражданской войны в России, как безнаказанно грабили и вывозили к себе на острова все, что можно было увезти.

Разумеется, «Маки Мираж» – далеко не единственная операция советской разведки в 1930-ые годы против японских спецслужб. Известно, что параллельно проводилось несколько похожих спецопераций. И возможно, именно они в конечном итоге и заставили японцев отказаться от плана «Оцу» по захвату советского Дальнего Востока.

РУССКОЕ ПРИСУТСТВИЕ СМЕНЯЕТСЯ СОВЕТСКИМ

Обычно китайцы почти не вмешивались в жизнь русской общины ни в Харбине, ни в Шанхае, ни в других городах Поднебесной. Конечно, иногда местные власти создавали отдельные проблемы, особенно когда их науськивали англичане и французы, считавшие русских предпринимателей своими основными конкурентами на китайском рынке. Именно так, например, произошло в декабре 1922 года, когда власти Шанхая несколько дней не давали русским беженцам, прибывшим из Владивостока по морю, сойти на берег. Но в целом жизнь русской эмиграции в Китае была довольно сносной.

Объясняется такая лояльность, очевидно, тем, что и сам Китай в те годы не отличался стабильностью и единством. После революции 1911–1913 годов, когда была свергнута династия Цин, страна пребывала, по сути, в состоянии гражданской войны. В течение нескольких десятилетий за власть активно боролись коммунисты, желавшие радикальных реформ по советскому образцу, и гоминьдановцы, придерживавшиеся националистических взглядов. Кроме того, в отдельных частях Поднебесной то и дело объявлялись местные царьки, мнившие себя диктаторами и спасителями китайского народа. Так что в принципе в 1920-ые годы русские эмигранты китайцев особо не волновали. А когда в начале 1930-ых фактически полстраны оказалось под властью самураев, китайцам вообще стало не до русских.

История русского Харбина закончилась в августе 1945 года, когда город был без боя взят Красной Армией. Кстати, по признанию тех советских офицеров, кто еще помнил дореволюционные времена, в Харбине они как будто окунулись в прошлое. По улицам города ездили бородатые извозчики, сновали гимназистки в легких платьицах, на домах красовались надписи в дореволюционной орфографии – с «ятями» и твердыми знаками на конце слов. Время в Харбине словно остановилось…

Судьба русских жителей города сложилась по-разному. Часть эмигрантов угодила из Харбина прямиком в сибирские лагеря: сотрудники Смерша активно выискивали бывших белогвардейцев и всех, кто сотрудничал с японцами. Часть вернулась на родину, причем, многие добровольно. К концу 1940-ых годов русских эмигрантов первой волны в Китае почти не осталось.

Но им на смену ехали советские специалисты – помогать братскому китайскому народу налаживать мирную жизнь. В начале 1950-ых годов русская речь в Поднебесной снова зазвучала так же звонко, как и в русских кварталах Харбина или Шанхая в 1920-ые. Впрочем, это уже другая история.

Фото предоставлены

сайтом Wikipedia.org


Автор:  Сергей ХОЛОДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку