«СЛЫШАЛА НОЧЬЮ ТРИ РЕВОЛЬВЕРНЫХ ВЫСТРЕЛА»
 
"> Совершенно секретно
ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как это было в ИЮЛЕ 1918-го

Опубликовано: 21 Ноября 2018 14:09
0
867
"Совершенно секретно", No.7/408, июль 2018
V Всероссийский съезд Советов
V Всероссийский съезд Советов
Фото: РИА "Новости"

 

Из дневников императрицы Александры Фёдоровны:
(Даты приведены по новому стилю, в оригинале они даны по старому стилю.)
«4 июля. Во время обеда пришёл пред<седатель> обл<астного> ком<итета> с какими-то людьми, Авдеева сменили, и у нас теперь новый комендант (который однажды приходил и осматривал ногу Бэби, а в другой раз – проверял наши комнаты) с молодым помощником, который выглядит прилично, в то время как другие – вульгарные и неприятные. Вся наша внутренняя охрана уехала (возможно, выяснилось, что они воровали наши вещи из сарая). Оба они заставили нас показать им все наши драгоценности, которые были надеты на нас, и младший из них подробно переписал всё, и их взяли у нас (куда, на какое время, зачем?? не знаю), только оставили мне два браслета от д<яди> Лео, которые не снимаются у меня, и по одному браслету у детей, которые мы им подарили и которые не снимаются, как не снимаются и обручальные кольца Н<иколая>… 
5 июля. Коменд<ант> пришёл с нашими драгоценностями, запечатал их при нас и оставил их на нашем столе; будет приходить каждый день и проверять, не распечатали ли мы пакет.
6 июля. Коменд<ант> принёс Н<иколаю> его часы в кожаном футляре, который он нашёл в комнате для слуг, выкраденный из чемодана Н<иколая>. …Коменд<анта> зовут Юровский…
11 июля. 10 ½ [часа]. Снаружи появились рабочие и укрепили стальную решётку на наше единственное открытое окно. Несомненно, всё время боятся, что мы вылезем наружу или установим контакт с караулом. Сильные боли не стихают…
12 июля. Постоянно слышу в продолжение двух недель, как проходят мимо артиллерия, пехота и дважды – кавалерия. Также дважды войска маршировали с музыкой. Кажется, это были австрийские военнопленные, которые выступают против чехов (также бывших наших военнопленных), которые вместе с войсками проходят через Сибирь и уже находятся недалеко отсюда. Раненые ежедневно прибывают в город.
13 июля. В 6 ½ [часа] впервые после Тобольска Бэби принял ванну. Он сумел в одиночестве залезть и вылезти из неё, также самостоятельно взбирается на постель и слезает с неё, но до сих пор на ногах может только стоять. В 9 ¼ [часа] я снова легла в постель. Ночью шёл дождь. Слышала ночью три револьверных выстрела.
14 июля. 10 ½ [часа]. Имела радость от слушания обедницы – молодой священник отслужил во 2-й раз.
15 июля. Слышала разрыв артиллерийского снаряда ночью и несколько револьверных выстрелов.
16 июля. Вторник. Пасмурное утро, поз-
 же – хорошая солнечная погода. У Бэби лёгкая простуда. …Играла в безик с Н<иколаем>. 
10 ½ [часа]. Легла в постель. +15 градусов». 
Это последняя запись в дневнике Александры Фёдоровны.
(Последние дневники императрицы Александры Фёдоровны Романовой: Февр. 1917 г. – 16 июля 1918 г. – Новосибирск, 1999.)
 
«ЭТОТ ТИП НАМ НРАВИТСЯ ВСЁ МЕНЕЕ!»
 
Из дневника бывшего императора Николая II:
«4 июля. Сегодня произошла смена комендантов – во время обеда пришли Белобородов и др. и объявили, что вместо Авдеева назначается тот, кот. мы принимали за доктора, – Юровский. Днём до чая он с своим помощником составляли опись золотым вещам – нашим и детей; большую часть (кольца, браслеты 
и пр.) они взяли с собой. Объяснили тем, что случилась неприятная история в нашем доме, упомянули о пропаже наших предметов.
6 июля. Вчера комендант Ю[ровский] принёс ящичек со всеми взятыми драгоценностями, просил проверить содержимое и при нас запечатал его, оставив у нас на хранение.
8 июля. Наша жизнь совершенно не изменилась при Ю[ровском]. Он приходит в спальню проверять целость печати на коробке и заглядывает в открытое окно. Сегодня всё утро и до 4 час. проверяли и исправляли электр. освещение. Внутри дома на часах стоят нов. латыши, а снаружи остались те же – частью солдаты, частью рабочие! По слухам, некоторые из авдеевцев сидят уже под арестом! Дверь в сарай с нашим багажом запечатана. Если бы это было сделано месяц тому назад!
11 июля. Утром около 10 ½ час. к открытому окну подошли трое рабочих, подняли тяжёлую решётку и прикрепили её снаружи рамы – без предупреж-
дения со стороны Ю[ровского]. Этот тип нам нравится всё менее! Начал читать VIII том Салтыкова[-Щедрина].
13 июля. Алексей принял первую ванну после Тобольска; колено его поправляется, но совершенно разогнуть его он не может. Погода тёплая и приятная. Вестей извне никаких не имеем».
Это последняя запись Николая в дневнике.
(Дневники императора Николая II. – М., 1991.)
 
СЕГОДНЯ ПРИШЛО ИЗВЕСТИЕ, ЧТО ЦАРЬ И ЕГО СЕМЬЯ РАССТРЕЛЯНЫ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ
 
Из дневниковых записей сотрудника германского посольства в Москве барона Карла фон Ботмера:
«1 июля. Взвешивая вероятность возможного дальнейшего продвижения наших войск, нужно учитывать, что взятие Петербурга поставит нас перед неразрешимой проблемой снабжения населения продовольствием. Я могу понять большую осторожность при принятии новых решений в отношении проводимой политики. Мне только не ясно, как можно верить тому, что это правительство действительно намерено выполнять условия Брестского мира, что оно готово гарантировать нам экономические преимущества. На словах оно будет обещать всё, на деле же своей подспудной деятельностью будет всюду чинить нам препятствия, не остановится в своих устремлениях распространить революцию на Центральную Европу, которая позже должна будет играть роль моста для мировой революции.
Поэтому я не могу понять необходимость поддержки существования такого правительства.
…Вопрос о хлебе всё больше беспокоит правительство, что нашло своё отражение в речи Ленина на конференции фабрично-заводских комитетов. Многоречивое описание всеобщей нужды, желание свалить нужду на «других» показывают, насколько осознана опас-
ность в связи с тем, что пролетариат разочаровался в своих надеждах. Для стороннего наблюдателя нет сомнения, что причина голода кроется преж-
де всего в отсутствии должной организации, в ежедневно нарастающем развале средств связи, отсутствии доверия крестьян к средствам платежа.
Речь Ленина – наглядный пример того, как неправо Министерство иностранных дел Германии, рассчитывающее на лояльность правительства Советов и полагающее, что только оно способно гарантировать мир и сырьё.
2 июля. 4 июля в Большом театре открывается 5-й Всероссийский съезд Советов. Среди примерно 400 уже прибывших делегатов около 200 большевиков и 160 левых эсеров. Такое значительное правящее большинство вовсе не свидетельствует о популярности советской власти, поскольку правом голоса обладает только революционно-организованное население. Эсеровская пресса полна ненависти к Германии и подстрекательств против Мирбаха. Недавно Троцкий открыто говорил о «действиях всякого рода врагов – немцев, чехословаков, японцев и англичан». Звон должен был раздаваться в ушах сидящих на Вильгельмштрассе от таких слов военного министра страны, с которой мы живём в «корректных и хороших отношениях».
6 июля. Источающая ненависть, похожая на полусумасшедшую Спиридонова. Заседание съезда началось. Эсеры уже выступили с бурными речами против Германии, потребовали даже объявления войны. Требование было отклонено большинством голосов. 
…В некоторых речах на съезде звучали угрозы в адрес графа Мирбаха; в адрес ложи, предоставленной нашей дипломатической миссии, раздавались оскорбления, сопровождавшиеся угрожающей жестикуляцией.
7 июля (воскресенье). Убит граф Мирбах. Это для всех нас трагическое событие, политические последствия которого для Германии и России оценить пока невозможно; произошло это вчера в 3 часа (местного времени). 
…Вчера наш начальник был убит рукой трусливого убийцы, но его смерть можно рассматривать, как если бы он пал, находясь во главе эскадрона вестфальских кирасиров, к которым он принадлежал. Здесь, как и там, – геройская смерть перед лицом 
врага.
14 июля. В Москве жара. «Чрезвычайка» со дня убийства 6 июля работает с большим рвением. Сидя по вечерам часто за полночь в саду, мы слышим винтовочные выстрелы, только с их помощью в Советской России можно ввести и защитить свободу и равенство. Обычно роль палача достаётся красному полку китайцев. Правительство утверждает, что расстреляно уже несколько соучастников убийства Мирбаха. Действительно ли это так, действительно ли расстрелянные были причастны к убийству, проверить нельзя, да и не представляет интереса. Убийцы надёжно укрыты, так же как действительные инспираторы. Многие, конечно же, спокойно остались в Москве, так как знают – ворон ворону глаз не выклюет.
15 июля. 10 июля 5-й Всероссийский съезд Советов принял основной закон республики, содержание которого отражает дух этой коммунистической государственности. Свободен только тот, кто стоит на той же почве, что и правящий класс, все остальные граждане не имеют прав и должны быть наказаны или насильно обращены в другую веру – вот основные идеи этого документа свободы. 
…Руководящие лица и их палачи, преж-
де всего члены «Чрезвычайки», почти все без исключения полны жаждой безграничной власти и, главным образом, безудержной мести по отношению к бывшим правящим кругам и тем, кто был «наверху». 
…Отдельные руководители латышских частей в последние недели прощупывают возможность установления контактов, что может иметь важное значение. Эти действия свидетельствуют также о том, что эта лейб-гвардия советской власти уже не верит в её нерушимость. Латыши хотят заручиться гарантией, что они будут отпущены домой и не поплатятся за свои действия здесь.
19 июля. Сегодня пришло известие, что царь и, наверное, его семья расстреляны в Екатеринбурге. В сегодняшней газете «Известия» было сообщение, что по распоряжению местного Совета, учитывая вероятность побега и возможности похищения чехословаками, бывший царь расстрелян 
16 июля; этот шаг одобрен Центральным исполнительным комитетом.
В более жестокой и бездушной форме известить общественность об убийстве, пожалуй, невозможно. В широких кругах уже давно высказывалось предположение, что никого из императорской семьи уже нет в живых. Но, видимо, нельзя сомневаться в том, что правительственное сообщение соответствует действительности.
…Грубость и жестокость характеризуют ответ Троцкого примерно две недели назад на заданный одним из нас вопрос, насколько соответствуют действительности слухи об убийстве царя: «Я не знаю, и это меня совсем не интересует. Меня, действительно, не может интересовать жизнь каждого отдельного русского гражданина».
20 июля. Народ воспринял убийство царя с тупым равнодушием. Люди приличные и порядочные, привыкшие к ужасам, слишком озабочены собственными нуждами, чтобы испытать что-то особенное. …То, что мы являемся свидетелями продолжающегося кровавого террора, известие об убийстве царя, беспокойство по поводу наших военных и гражданских пленных – всё это вызывает у нас нарастающее чувство отвращения к сотрудничеству с советским правительством, которое хотя и не должно распространяться на практические дела, но тем не менее отражается на том, что общение становится всё более формальным, переговоры проходят всё более обострённо.
22 июля. Подробности убийства царя, которые постепенно становятся известны – ужасные. Теперь уже, пожалуй, нет сомнения, что чудовищно убиты также царица и дети царя, что распоряжение было дано здешним центральным правительством, а полномочия по выбору времени и формы исполнения были переданы Екатеринбургскому совету.
…Победа по всей линии, включая Ярославль, над внутренним врагом придаст правительству новые силы. За последние две недели нашло подтверждение представление о том, что только поддержка извне может вызвать перелом в ходе событий. Контрреволюция способна свергнуть коммунистов только в том случае, если будет единство всех их противников. Спорят вокруг горящего дома и дают ему разрушиться, так как не могут договориться о способах его тушения. Здесь мог бы помочь только диктатор, поддерживаемый внешней силой, он не должен зависеть от партии, его девизом должно стать: «Установление порядка и права, а всё остальное решается конституционным собранием под защитой диктатуры, за которой сохраняется исполнительная власть». Наша позиция о необходимости отступиться от большевиков не находит поддержки у Министерства иностранных дел на Вильгельмштрассе.
26 июля. Берлин отклонил идею отмежевания от Ленина и товарищей, таким образом, мы останемся здесь, о чём мы чисто по-человечески никак не сожалеем, жизнь здесь столь же приятна, как и интересна.
30 июля. Тем временем из Берлина пришло подтверждение того, что, согласно Дополнительным договорам, за выплату от 6 до 7 миллиардов русским даётся право национализировать немецкое имущество, здесь по праву расценивается такое решение как слабость и намерение и в дальнейшем тес-
но сотрудничать с коммунистической диктатурой. Как же представляют на Вильгельмштрассе будущее использование немецкого духа предпринимательства, немецкого капитала в России? Откуда возьмётся смелость у немецкого торговца или промышленника, если он не уверен, что Германия защитит его? Как выдержит он конкуренцию представителей других государств? Надежда была на совершенно противоположное; на всестороннюю защиту наших интересов, на категорический протест против любого насилия по отношению к немецким предпринимательствам…»
(К. фон. Ботмер. С графом Мирбахом в Москве: Дневниковые записи и документы за период с 19 апр. по 24 авг. 1918 г. – М., 1997.)
 
«ЗАТО ОТМЕЧЕНО В ЛИКУЮЩИХ ВЫРАЖЕНИЯХ ПОДЕШЕВЛЕНИЕ КЛУБНИКИ…»
Рыночная торговля. Москва, 1918  / wikipedia.org
 
Из дневника москвича Никиты Окунева: 
«3 июля. Вчера в Москве опять страшный пожар со взрывами и на десятки млн руб. убытками. Горели в Симонове товарные склады Казанской ж.д. и нефтяные Нобеля и О-ва «Ока». Сгорела масса зданий, вагонов, шпал, нефти, керосина, хлопка и всяких продовольственных продуктов.
6 июля. Все спрашивают друг друга (и меня спрашивали так, и я спрашивал многих) – «Да когда же всё это кончится?» Но вот вчера на съезде Советов Ленин «приблизительно» отвечает на такой запрос: «Советской власти необходимо только продержаться ещё полтора-два месяца до нового урожая, а там ей на помощь придёт мировой пролетариат, мировая революция, которая сметёт без остатка все планы и расчёты международного империализма».
7 июля. Ночью слышались пушечные и ружейные выстрелы, а рано утром и пулемётные. …Такие дела происходили под громовые раскаты и шум необыкновенно сильного дождя и града, продолжавшегося вчера начиная с 5 ч дня до самого позднего вечера и затопившего низменные места города. Так что никто не мешал – все обыватели попрятались по квартирам.
Сейчас, 3 ч дня, пушечные и пулемётные выстрелы, хотя не часто, а слышатся довольно грозно, но народ у нас уже «обстрелянный» – окна открыты настежь, на улицах масса гуляющих, и даже трамваи ходят…
13 июля. Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией продолжает свои застеночные победы и в сегодняшних казённых газетах сообщает о расстрелах… Каждый день кому-нибудь †, каждый день новые сироты, новые вдовы, новые панихиды или гражданские похороны. Действительно, революция – это ужас. Стоят ли результаты её таких неисчислимых жертв? Вечная им всем, вечная память!
19 июля. Холера охватила всю Россию, мрут от неё в Петрограде, Москве, Нижнем, Царицыне и везде, где развевается новый флаг с буквами «Ресефесере», – мрут сотнями в день. Но в советских известиях обо всех этих всенародных бедствиях самые безучастные, сжатые сведения. Зато отмечено в ликующих выражениях подешевление клубники…
††† Но самое скверное, самое страшное сообщено сегодня о том, что болезненно ожидалось целый год, – Императора Николая II расстреляли…
24 июля. Ярославль «пал», т.е. советские войска полуразрушили его и заставили «белогвардейцев» бежать или рассеяться. …По городу красноармейцы били из бронированного поезда морскими орудиями. Спасский монастырь разрушен. Над городом реяли аэропланы и сбрасывали бомбы…
25 июля. Вчера и сегодня в Москве совершенно не давали населению хлеба. …Продовольственный орган хвалится, что «продовольственные отряды реквизировали и сохранили от красновских и немецких банд 2 045 215 пудов.
26 июля. В церкви на М. Спиридоновке батюшка отслужил панихиду по убиенном Царе, и его за это арестовали.
30 июля. Екатеринбург – «столица красного Урала» (как величают его большевики), взят чехословаками и, видно, чрез это, – вчера в соединённом заседании ВЦИК и московск. совета приняты «без прений» резолюции: …советская власть должна обеспечить свой тыл, взяв под надзор буржуазию, проводя на практике массовый террор против неё. …Скорее бы уж, что ли, «придушили» нас, как это обещается Лениным и Троцким. Жизнь стала совсем невозможной, но «караула» кричать нельзя – неровен час попадёшь на Лубянку № 11 (историческое место; застенок; там заседает Чрезвычайная комиссия, своего рода «совет десяти», оттуда ежедневно выносят десяткам несчастных или преступных людей быстрые и безапелляционные смертные приговоры)».
(Окунев Н.П. Дневник москвича, 1917–1920. Кн. 1. – М., 1997.)
Германский посол в Советской России Вильгельм фон Мирбах / wikipedia.org
 
ПОЛОЖЕНИЕ СОВСЕМ ПЛОХОЕ
 
Из статей, записок и телеграмм В.И. Ленина:
12 июля. Из статьи «К питерским рабочим»: «Сидеть в Питере, голодать, торчать около пустых фабрик, забавляться нелепой мечтой восстановить питерскую промышленность или отстоять Питер, это – глупо и преступно. Это – гибель всей нашей революции. Питерские рабочие должны порвать с этой глупостью, прогнать в шею дураков, защищающих её, и десятками тысяч двинуться на Урал, на Волгу, на Юг, где много хлеба, где можно прокормить себя и семьи, где должно помочь организации бедноты, где необходим питерский рабочий, как организатор, руководитель, вождь».
(Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд., Т. 36. – М., 1974.)
20 июля. «Необходимо двинуть maximum рабочих из Питера:
(1) «вождей» несколько десятков (à la Каюров)
(2) тысячи «рядовых».
Иначе мы слетим, ибо положение с чехословаками из рук вон плохо…»
(Из записки Г.Е. Зиновьеву, М.М. Лашевичу и Е.Д. Стасовой.)
24 июля. Из записи разговора по прямому проводу с И.В. Сталиным: «…о продовольствии должен сказать, что сегодня вовсе не выдают ни в Питере, ни в Москве. Положение совсем плохое. Сообщите, можете ли принять экстренные меры, ибо, кроме как от Вас, добыть неоткуда. В Ярославле восстание белых подавлено. Симбирск взят белыми или чехами. Жду ответа. …Посылайте рыбу, мясо, овощи, вообще все продукты, какие только можно и как можно больше. Ленин». 
(Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд., Т. 50. – М., 1970.)
10 июля. Из шифровки И.В. Сталина В.И. Ленину: «…Если не дадите нам аэропланов с лётчиками, броневых автомобилей, шестидюймовых орудий, Царицынский фронт долго не устоит, и железную дорогу потеряем надолго».
(Сталин И.В. Сочинения. Т. 4. – 
М., 1947.)

поделиться: