ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ВЗЯТИЕ ТАУЭРА

Опубликовано: 18 Мая 2015 22:29
0
10817
"Совершенно секретно", No.16/345
Фото: ru.wikipedia.org
 
ПРОТОТИПОМ ЗНАМЕНИТОГО ПИРАТА КАПИТАНА БЛАДА БЫЛ СУХОПУТНЫЙ УГОЛОВНИК
 
9 мая 1671 года в Лондоне произошло одно из самых дерзких и удивительных ограблений в истории Англии. Злоумышленники попытались ограбить Тауэр, где хранится коллекция королевских драгоценностей. Налет организовал ирландский авантюрист по имени Томас Блад. Одной из главных достопримечательностей лондонского Тауэра являются украшенные драгоценными камнями корона, скипетр и держава английских королей. Каждый день тысячи туристов приходят сюда полюбоваться королевскими регалиями, но лишь немногие из них знают, что триста с небольшим лет назад они лишь чудом не стали добычей шайки дерзких авантюристов.
 
В XVII веке королевские регалии хранились в подвале башни Мартина. Времена тогда были более спокойные, чем сейчас, поэтому сокровищницу никто не охранял. Посетителей в помещение впускал пожилой смотритель по имени Талбот Эдвардс, живший с женой и дочерью тут же в башне. Он каждый день открывал и запирал на ночь хранилище. У него также были и ключи от толстой металлической решетки, отделявшей сокровища от зевак. В один из теплых дней в начале мая 1671 года в подвале башни Мартина случилось маленькое ЧП.
 
«Моей жене плохо! – услышал Талбот Эдвардс чей-то взволнованный голос. – У нее сильные колики, ей срочно нужна помощь! Помогите кто-нибудь!»
 
Эдвардс пробрался через толпу посетителей и увидел испуганного пожилого священника с длинной седой бородой, который склонился над стонущей от боли женщиной средних лет. У нее было такое несчастное лицо, что смотритель тут же отправился за водой. Он был настолько любезен, что не только напоил ее, но и помог мужу отнести ее наверх, в свою гостиную. Через четверть часа боли прошли, и супружеская пара покинула квартиру Талбота Эдвардса.
 
На следующий день священник, которого звали Томасом Бладом, нанес визит вежливости смотрителю королевских регалий. В знак благодарности за оказанную помощь его преподобие подарил миссис Эдвардс четыре пары отличных белых перчаток, сшитых во Франции и стоивших больших денег.
 
Эдвардсы долго не хотели брать дорогие подарки, но в конце концов все же согласились. С тех пор священник стал частым гостем в их доме. От его внимания не укрылось, что у мистера Эдвардса есть дочь на выданье. Во время одного из визитов Томас Блад заметил, что его богатому племяннику нужна молодая жена.
 
Идея выдать Люси за племянника уважаемого священника очень понравилась Эдвардсам. Для обсуждения деталей они пригласили своих новых друзей на ужин. Племянник мистера Блада был модно одет, учтив и хорош собой. Он понравился Эдвардсам, и они согласились выдать дочь за него замуж.
 
Перед уходом Блад обратил внимание на висевшие на стене два пистолета, единственное, как ему уже было известно от болтливого смотрителя, оружие в башне Мартина. Он сказал хозяину, что обещал подарить одному молодому лорду именно такие пистолеты, и попросил продать их. Эдвардс долго отказывался, но не решился портить отношения с будущим родственником. В конце концов, подумал он, за те десять фунтов, что предлагал священник, можно купить три новых пистолета.
 
Вечером 8 мая Тауэр неожиданно посетил его преподобие Томас Блад. Он объяснил удивленному смотрителю, что к нему в гости приехали двое хороших знакомых из провинции, которые очень хотят увидеть королевскую корону. Они неосмотрительно отложили посещение крепости на последний день, но вечером неожиданно получили из дома письмо и теперь вынуждены завтра ни свет ни заря возвращаться обратно.
 
«Не будете ли вы так любезны, мистер Эдвардс, – обратился к смотрителю священник, – показать нам сокровища до открытия хранилища?»
 
Талбот Эдвардс очень хотел выдать дочь замуж за племянника священника, поэтому решил выполнить и эту просьбу. Блад поблагодарил его и уехал, сказав на прощание, что приедет с друзьями и племянником часов в семь утра.
 
Священник приехал, как и обещал, рано утром. Племянник остался с лошадьми у моста, а Блад с приятелями направился к башне Мартина. Смотритель встретил ранних гостей очень радушно. Он сказал, что открывать сокровищницу так рано ему еще не приходилось, но ради будущего родственника он готов пойти на нарушение правил.
 
Как только Эдвардс ввел посетителей в хранилище, священник выхватил из плаща небольшую дубинку и ударил его по голове. Потерявшего сознание старика связали и сунули в рот кляп.
 
Затем Блад открыл ограждение и взял со стола корону, державу и скипетр. Несколькими ударами все той же дубинки он сплющил корону, чтобы она поместилась в сумку. Выпавшие из нее драгоценные камни налетчики тут же собрали и рассовали по карманам.
 
Держава легко поместилась в сумку, а вот с длинным скипетром возникли проблемы. Один из налетчиков, которого священник представил смотрителю Хантом, достал припасенную на этот случай ножовку по металлу и принялся распиливать его пополам.
 
Пока все шло по разработанному несколько дней назад плану. И если бы не вмешательство фортуны, неожиданно решившей в самый ответственный момент отвернуться от похитителей, им бы наверняка удалось скрыться с добычей.
 
НАЛЕТ НА ТАУЭР
 
В то же самое утро, вскоре после приезда лжесвященника с друзьями, во двор Тауэра въехал еще один молодой человек. Это был сын смотрителя, лейтенант Уит Эдвардс, неожиданно приехавший в отпуск из Фландрии после почти десятилетнего отсутствия.
 
Обнявшись с матерью и сестрой, Уит спросил, где отец. Узнав, что он показывает хорошим знакомым сокровища, молодой Эдвардс поспешил в подвал. У дверей хранилища он столкнулся с выходившими оттуда бородатым священником и двумя мужчинами.
 
Вместо того чтобы связать офицера, налетчики вежливо поздоровались и начали торопливо подниматься по лестнице. Уит Эдвардс вбежал в хранилище и замер на пороге, увидев лежащего на полу отца, который к тому времени пришел в себя. Он развязал его, узнал о краже и, выхватив шпагу, бросился в погоню. Через минуту он выбежал во двор с громкими криками: «Измена! Измена! Украли корону!»
 
Тауэр являлся важным стратегическим объектом английской столицы и охранялся стражей. Троицу грабителей попытался было остановить вооруженный алебардой часовой, но священник выхватил из плаща пистолет и выстрелил. Солдат упал на землю с простреленным плечом.
 
Томас Блад с сообщниками перебежали через мост. И тут, когда уже казалось, что опасность миновала и им ничто больше не угрожает, они в суматохе свернули не в ту сторону и оказались на виду стражи внешней стены. Начальник охраны Тауэра капитан Бекмэн настиг Блада, когда тот садился на лошадь.
 
Лжесвященник выхватил второй пистолет и спустил курок. Капитан быстро пригнулся, и пуля просвистела у него над головой. Он сбросил противника с седла и навалился на него всем телом. Вскоре к нему на помощь подоспели солдаты, и они общими усилиями связали Блада. Из четверых налетчиков уйти удалось лишь одному, племяннику, который остался у моста с лошадьми. Всех арестованных тут же заперли в одну из тауэрских темниц.
 
Новость о попытке ограбления королевского хранилища в Тауэре разлетелась по Лондону с быстротой лесного пожара. Владельцы домов на площади, на которой обычно казнили государственных преступников, радостно потирали руки в ожидании больших заработков. Вечером того же дня к ним повалили богачи, желавшие снять втридорога комнату с выходящими на площадь окнами, чтобы полюбоваться казнью.
 
Однако надеждам домовладельцев на обогащение не было суждено сбыться. У полковника Томаса Блада, замыслившего и практически осуществившего дерзкий налет, была, так же, как у Чеширского Кота из кэрролловской «Алисы», не одна, а девять жизней. И не все они были им к тому времени израсходованы…
 
На фото: ЛОНДОНСКИЙ ТАУЭР
Фото: ru.wikipedia.org
 
ЛЮБИТЕЛЬ АВАНТЮР
 
О детстве и юности Томаса Блада известно немного. Родился он в 1618 году в местечке Сарни, графство Мит, Ирландия, в семье богатого торговца железом. Конечно, Томас мог бы сделать успешную карьеру на родине и прожить тихую жизнь удачливого бизнесмена, если бы не любовь к приключениям и авантюрам. Сельская Ирландия была не самым подходящим местом для искателя приключений, поэтому он переправляется через Ирландское море в соседнюю Англию.
 
Время для путешествия было выбрано как нельзя удачно. В Туманном Альбионе Томас Блад появился в самый разгар гражданской войны. Сразу же после прибытия в Ливерпуль он записался добровольцем в королевскую армию. Преданность не была самой сильной чертой его характера даже в молодые годы. Когда стало очевидно, что победа будет на стороне республиканцев, лейтенант Блад быстро перешел на сторону Кромвеля.
 
Став «железнобоким», Томас Блад проявил такие чудеса храбрости в боях с королевскими войсками, что к концу войны он был произведен в капитаны и получил поместья в Ирландии и должность магистрата. К тому времени Томас уже был женат на девушке из богатой ланкаширской семьи и воспитывал сына.
 
Наслаждаться плодами смелости и политической дальновидности Бладу помешало триумфальное возвращение на остров в 1660 году Карла II. Для республиканцев, особенно предателей, каким был Блад, наступили трудные времена. У них отнимали земли и имущество, их бросали в тюрьмы, судили и казнили. Новый король даже распорядился выкопать труп недавно умершего Кромвеля и вздернуть его на виселицу.
 
Томас Блад с женой и ребенком спрятались в доме другого сторонника Кромвеля, своего шурина и пресвитерианского священника по имени Леки. Он затаил злобу на новую власть и ждал удобного случая, чтобы отомстить.
 
Разрабатывая планы мести, Томас Блад, который к тому времени сам произвел себя в полковники, решил пока заняться выращиванием крупного рогатого скота. Нелегкий труд скотовода ему быстро наскучил, и он решил заняться более привычным делом – организацией бунтов. Он возглавил в 1664 году заговор против королевской власти. Блад собирался захватить с небольшим отрядом Дублинскую крепость, в которой жил лорд-лейтенант Ирландии Джеймс Батлер, герцог Ормонд.
 
Захват Дублина, по его замыслу, должен был послужить сигналом к началу восстания в Ирландии. Среди заговорщиков оказался предатель, который обо всем рассказал властям. Несмотря на это полковник Блад решился на штурм. Защитники крепости легко отбили атаку и рассеяли заговорщиков. Большинство республиканцев попали в плен, но их главарю удалось бежать в сутане священника. Сначала он вернулся в Англию, затем переправился в Голландию.
 
Благодаря обаянию и уму Томас быстро перезнакомился с голландской знатью. Позже он вновь пытается поднять восстание против короля в Ирландии, как и в 1664 году, опять терпит неудачу и в очередной раз уходит от погони.
 
Далее неугомонный Блад решил поддержать выступавших за независимость шотландских ковенантов. После разгрома войска повстанцев в сражении у Пентлэнда 27 ноября 1666 года неуловимому удалось улизнуть от королевских драгун.
 
Томас Блад часто обращался в бегство, но друзей не предавал. В Ирландии в 1664 году Томас, рискуя жизнью, пытался спасти попавших в плен и вскоре казненных сторонников. Спустя три года он, несмотря на то, что находился в розыске, решил спасти своего старого друга, капитана Мейсона, которого везли на суд восемь солдат. В ходе боя полковник собственноручно убил нескольких конвоиров, был ранен, но спас заключенного. Награда за его голову после этого дерзкого нападения была удвоена и достигла очень солидной по тем временам суммы – тысячи фунтов стерлингов.
 
У английских властей однако нашлись дела поважнее поисков авантюриста – война с Голландией, чума и Великий пожар в Лондоне. В 1670 году Томас Блад превратился в доктора Аллена и спокойно практиковал в Рамфорде, графство Эссекс.
 
Узнав, что герцог Ормонд вернулся из Дублина в Лондон, Томас решил поквитаться с бывшим наместником Ирландии, казнившим шесть лет назад Леки и других его друзей. Ночью 6 декабря 1670 года Ормонд возвращался с банкета к себе домой в Карендон Хаус. На улице Сент-Джеймс его ждала засада. Герцога вытащили из кареты и связали. Сообщники поспешили в Тибурн, чтобы приготовиться к казни, а полковник повел пленника к Пикадилли.
 
Нападавшие допустили ту же ошибку, не позволившую Бладу позже украсть королевские драгоценности из Тауэра. Он даже не связал кучера Ормонда. Сразу после того, как бандиты уехали, кучер прибежал к дому герцога и поднял тревогу. Двое слуг отправились на поиски хозяина. Они настигли Томаса Блада и Ормонда недалеко от Пикадилли. Полковник выстрелил в герцога, но в темноте промахнулся. Ему вновь удалось бежать. Он уехал из Лондона и вернулся к врачебной практике. Но вместо того, чтобы затаиться или покинуть страну, Томас Блад решил совершить налет на Тауэр.
 
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ
 
Попытка украсть королевские регалии была таким громким преступлением, что искатель приключений из Ирландии мигом превратился в национального героя. Лондон бурлил. Одни считали, что Карл II сам организовал похищение сокровищ, чтобы потратить вырученные от продажи короны, скипетра и державы деньги на любовные утехи и развлечения, большим поклонником которых он являлся.
 
Другие говорили, что Томас Блад решил попытать счастья, узнав, что король был уверен в полной безопасности сокровищ в Тауэре, и предложил любому желающему пари, что их невозможно украсть.
 
Третьи полагали, что кражу организовал Джордж Вильерс, второй герцог Бэкингемский, фаворит короля, втайне сам мечтавший о троне.
 
Томас Блад категорически отказался отвечать на вопросы тюремщиков и заявил, что будет разговаривать только с королем. Он рассчитывал на свое ирландское обаяние, ум и известную любовь Карла II к авантюристам и проходимцам.
 
Как он и надеялся, королю такая дерзость понравилась, и он распорядился привезти Блада в Уайтхолл. В беседе с Карлом, когда на кону стояла его жизнь, Блад показал себя не только большим вралем, но и опытным психологом.
 
Для начала полковник заявил, что нисколько не сожалеет о происшедшем, несмотря даже на то, что рассчитывал выручить за драгоценности минимум 100 тысяч фунтов стерлингов, а оказалось, что больше шести ему бы никто не дал. Когда Карл II рассмеялся, он вручил ему книжонку с описанием своих прошлых подвигов. Присутствовавший при разговоре принц Руперт шепнул монарху, что полковник Блад – отважный офицер, который неоднократно отличался на службе у отца Его Величества. При этом принц по известным одному ему причинам не упомянул о переходе Томаса Блада на сторону врагов Карла I и о подвигах, совершенных им на стороне республиканцев.
 
Томас Блад решил играть роль благородного разбойника. Он взял всю вину на себя и попросил освободить его сообщников, после чего поведал королю о заговоре, который придумал накануне аудиенции. Ему якобы поручили застрелить Карла во время купания в Темзе. «Но когда я увидел Ваше Величество без одежды, – дрожащим от волнения и восхищения голосом объяснил авантюрист, – то пришел в такой благоговейный трепет, что выронил пистолет и не смог поднять на вас руку, сир».
 
Не забыл Блад и о патриотизме. Он очень удачно вставил в разговор реплику о близком знакомстве с голландским адмиралом Рюйтером, которое могло оказаться полезным в неминуемой новой войне с Нидерландами.
 
В результате такой массированной обработки король Карл II 18 июля 1671 года не только помиловал человека, едва не укравшего у него корону, но и вернул ему ирландские поместья, дал место при дворе и годовую пенсию в размере пятисот фунтов.
 
К тому времени Томасу Бладу было уже за пятьдесят, солидный по тем временам возраст. Казалось, ему самое время успокоиться, однако он был не из тех, кто мечтает о тихой старости. В течение следующих девяти лет полковник участвовал еще в нескольких скандалах и заговорах, но однажды не рассчитал сил и поплатился за это.
 
Томас Блад поднял руку на своего покровителя. Он во всеуслышание назвал герцога Бэкингема негодяем и обвинил в аморальном поведении. Дружба между герцогом и полковником ни для кого не была секретом. Ходили даже слухи, что вторая попытка захвата герцога Ормонда была организована именно Джорджем Вилльерсом. По крайней мере, в этом всесильного министра в присутствии короля обвинил сын Ормонда, лорд Оссори.
 
Герцог обратился в суд и легко выиграл дело. Узнав, что судья обязал его выплатить Бэкингему моральную компенсацию за нанесенное оскорбление в размере 10 тысяч фунтов, Томас Блад так расстроился, что заболел. 24 августа 1680 года, через две недели после суда, он скончался в своем доме на Боулинг стрит в Вестминстере в возрасте 62 лет.
 
Однако похоронами на Вестминстерском кладбище история великого авантюриста не закончилась. О хитрости и коварстве полковника Блада слагали легенды, поэтому власти через несколько дней после похорон эксгумировали труп, чтобы убедиться, что в гробу лежит полковник, а не кто-то другой.
 
После налета на Тауэр у входа в хранилище поставили вооруженного часового. Талбот Эдвардс получил за храбрость и преданность 200 фунтов и еще несколько лет, до самой смерти, работал смотрителем сокровищ и рассказывал посетителям о неудавшемся ограблении.
 
До 1841 года корона, скипетр и держава лежали в башне Мартина. После сильного пожара для их хранения построили специальное здание, где они находятся и до сих пор.
 
УДАЧЛИВЫЙ КАПИТАН
 
О полковнике Томасе Бладе вспомнили полтора десятилетия назад, когда такие же дерзкие преступники попытались украсть из лондонского Купола тысячелетия бриллиант «Звезда тысячелетия». Триста лет после смерти полковника его имя находилось в незаслуженном забвении. Все знали его тезку, капитана Питера Блада. У Томаса и Питера Блада было много общего. Оба были ирландцами и жили примерно в одно время. Оба отправились из Дублина в Голландию, где познакомились с адмиралом Рюйтером. А вот дальше их пути разошлись.
 
Капитан Блад, врач по профессии, после многочисленных приключений поселился в городке Бриджуотере, графство Сомерсет, и вновь вернулся к врачебной практике. Против своей воли он оказался вовлечен в неудачную попытку восстания герцога Монмута и был осужден за лечение раненого мятежника и дачу ложных показаний. Питера Блада сослали на Ямайку и продали в рабство. Через какое-то время он бежал и стал морским разбойником.
 
Другое отличие заключалось в том, что полковник стал знаменитостью при жизни, хотя и был быстро забыт после смерти, а с капитаном все произошло наоборот. Своим вторым рождением в 1922 году Питер Блад обязан итальянцу Рафаэлю Сабатини, работавшему клерком в ливерпульской фирме, которая торговала хлопком. К тому времени Сабатини уже был известным писателем, из-под его пера вышли такие бестселлеры, как «Морской ястреб» (1915) и «Скарамуш» (1921).
 
Книга о приключениях капитана Блада понравилась кинематографистам. Первая эпопея о подвигах благородного пирата вышла на экраны уже в 1925 году, вторая – со знаменитым Эрролом Флинном в главной роли – десятью годами позже. За ними последовали и другие экранизации: в пятидесятые годы прошлого века – «Судьба капитана Блада» и «Беглец капитан Блад»; в 1962 году в «Сыне капитана Блада» снялся сын Эррола Флинна – Шон.
 
Конечно, не могли не обратить внимания на такой «вкусный» сюжет и советские кинематографисты. Они сняли в 1995 году четырехсерийный фильм «Одиссея капитана Блада».
 
Капитан Питер Блад вошел в историю и принес своему создателю целое состояние. Рафаэль Сабатини заработал на нем гораздо больше, чем полковник Блад мечтал получить от продажи королевских сокровищ.
 

поделиться: