ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

РОССИЯ БЕЗ ВОЛГИ

Опубликовано: 15 Ноября 2014 17:17
0
39088
"Совершенно секретно", No.27/322
КАК ГОВОРЯТ СПЕЦИАЛИСТЫ, ИЗБЕЖАТЬ СНИЖЕНИЯ УРОВНЯ ВОДЫ УЖЕ НЕВОЗМОЖНО
КАК ГОВОРЯТ СПЕЦИАЛИСТЫ, ИЗБЕЖАТЬ СНИЖЕНИЯ УРОВНЯ ВОДЫ УЖЕ НЕВОЗМОЖНО
Фото: "Коммерсант"
Михаил Соколов
 
ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ РЕКА ТЕРЯЕТ УРОВЕНЬ ВОДЫ И РЫБУ, ПРИОБРЕТАЕТ ХЛАМ И ХИМИКАТЫ
 
На Волге заканчивается навигация, по мнению экологов и представителей надзорных органов, она может стать одной из последних судоходных рек. Волга стремительно мелеет, эта и другие болезни великой реки все отчетливее приобретают очертания разрастающейся раковой опухоли, при этом действенных способов борьбы с ней сегодня не может предложить никто. Газета «Совершенно секретно» открывает специальный проект «Россия без Волги», посвященный современным проблемам главной водной артерии страны. Наш проект – это не просто цикл проблемных репортажей из ключевых регионов Поволжья, это попытка привлечь к надвигающейся катастрофе внимание общественности, региональных и федеральных властей. Наиболее сложная ситуация сегодня складывается в Саратовской области, подробности – в репортаже нашего корреспондента Алана Дансорова.
 
 — Не так давно, в 2013 году, исполнилось ровно 170 лет с начала организации первого пароходства, – говорит руководитель саратовского Музея речного флота Александр Азовцев. – 7 сентября 1843 года указом Николая I было основано пароходное товарищество «По Волге». С этого момента идет отсчет организованного пароходства. Сейчас в это трудно поверить, но в конце XIX века число судов, собиравшихся у Саратовской пристани, исчислялось сотнями, а берег Волги на протяжении четырех верст представлял собой лес мачт. Только в Саратовской губернии в начале XX века было зарегистрировано более полутысячи самоходных и несамоходных судов. На протяжении почти всего прошлого века река была своего рода артерией жизни.
 
В городе размещались судоходная дистанция, Саратовское отделение путей сообщения, главное управление Волжско-Камского коммерческого пароходства. Конторы, дебаркадеры и причалы располагались в черте города, для размещения грузов строились береговые лабазы и открытые площадки на сваях. На дебаркадерах имелись пакгаузы для хранения товаров. Однако пассажирского вокзала до 1930-х годов Саратове не было. Коротать время в ожидании судна приходилось на плавучих пристанях или на берегу. А ожидающих было немало, по самым скромным подсчетам ученых, только в период с 1917 по 1935 год пассажиропоток увеличился в 3,5 раза. Именно поэтому в 1932 году было принято решение о строительстве речного пассажирского вокзала.
 
К открытию первой послевоенной навигации пристань была почти обеспечена кадрами. Война коснулась саратовской пристани значительно меньше предприятий, находившихся в районах, которые подвергались немецким атакам. Для решения кадровой проблемы было организовано обучение без отрыва от производства. И даже несмотря на принятые меры, людей не хватало. В навигацию 1946 года на пристани трудились две мужские и четыре женские бригады грузчиков.
 
В годы советской власти порт продолжил свое развитие: наращивались перевозки пассажиров и грузов, внедрялись оптимальные варианты обработки судов, совершенствовалась организация и механизация погрузочно-разгрузочных работ. Переломным моментом в жизни саратовского порта, как и в жизни всей страны, стал 1991 год. В это время падают объемы переработки, сокращаются объемы перевозки. Основной задачей для коллектива порта становится сохранение порта, сохранение квалифицированных кадров.
 
– Раньше Волга была самой пароходной рекой в мире. Она работала и жила. А сейчас что, пустота, – не без досады сетует дачник Олег Семенов. – До начала 1990-х годов по Волге ходил ежедневный скоростной «Метеор» до Самары, Волгограда, Ульяновска. Можно было из Самары до Саратова добраться за девять часов. Цена билета была равна цене на плацкартный вагон. Рейсовые пароходики делали много остановок в деревнях и селах, на близкие расстояния люди ездили четвертым классом. Было удобно, возили и грузы на палубе – мешки с овощами, мебель, мы с отцом даже мотоцикл закатывали.
 
Сейчас же пароходов, отчаливающих в сезон от саратовской пристани, увидишь немногим больше, чем пальцев на одной руке, да пару курсирующих экскурсионно-развлекательных катамаранчиков.
 
Сегодня, по мнению надзорных органов, Волга стала кладбищем затонувших и брошенных плавсредств. По требованию прокуратуры во всех регионах Волжского бассейна ведется учет и подъем судов со дна реки. Наиболее успешно решается судьба затонувших кораблей в Самарской области: из 76 уже поднято 69 судов.
 
Например, в Чувашской Республике по иску природоохранной прокуратуры поднят затонувший в Чебоксарском водохранилище на глубине 16 метров толкач-буксир, на борту которого находилось 4 тонны дизельного топлива, что создавало угрозу загрязнения питьевой воды города. В Ярославской области затонул теплоход, в баках которого содержалось 3,5 тонны дизтоплива. А в Саратовской области предлагают поднять со дна Волги затонувший в прошлом столетии ледокол. Лежащий под толщей воды корабль поистине уникален, ведь построен он был еще до Революции и стал чуть ли не первым в своем роде.
 
Корабль подошел к саратовским берегам в конце XIX столетия. Основным предназначением его была установка паромной переправы на месте будущего железнодорожного моста. Тогда, почти полтора века назад, грузовые и пассажирские вагоны шли через Волгу по воде. «Саратовский ледокол», как его официально нарекли, долгие годы трудился на благо губернских жителей. Команда судна принимала участие в сопровождении судов, обеспечивала снабжение красноармейцев в 1918 году, а армии – во время Великой Отечественной войны, а также участвовала в возведении мостов.
 
Корабль даже успел побывать одним из героев художественного фильма «Строится мост», повествующего о возведении автодорожного моста Саратов – Энгельс. Более 70 лет ледокол неустанно служил людям. Но в конце 80-х годов прошлого века его поставили у дамбы и уже было собирались разрезать на металлолом, как он неожиданно для всех затонул неподалеку от энгельсского берега. Поднять корабль в принципе возможно, считает директор Музея речного флота. Подобный прецедент в истории нашей страны уже был. Не так давно в Иркутске отреставрировали полузатонувший ледокол «Ангара». Сейчас в нем оборудован музей. «Саратовский ледокол» находится в относительно пригодном состоянии, корабль осматривали водолазы и выяснили, что корпус и гребные винты целы, поэтому иркутский опыт мог бы быть доработан в Саратове.
 
Тем более что в настоящее время экспозиция саратовского Музея речного флота занимает всего два зала общей площадью около 100 кв. метров. В первом зале расположено 28 планшетов с документами и фотографиями, а также личными вещами речников и другими экспонатами. А во втором – шесть планшетов, один из которых посвящен великим адмиралам Российского флота. Скорее всего, их имена прославлялись и в экспозиции первого в России музея речного флота – Музея волгаря, открывшегося в Саратове в октябре 1921 года. До этого подобных музеев в России не было.
 
Создание Музея волгаря явилось первым таким событием государственного масштаба. Сейчас музеев речного флота великое множество. В одном только Нижнем Новгороде имеется три музея речного флота, не говоря уже о музеях на речных предприятиях. Однако саратовский Музей волгаря ушел в историю так же, как и саратовское речное пароходство.
 
СТЕРЛЯДЬ СКОРО ОСТАНЕТСЯ ТОЛЬКО НА ГЕРБЕ ОБЛАСТИ
 
Почти музейными экспонатами становятся и стерлядки, так полюбившиеся некогда волгарям, что даже были размещены на гербе Саратовской области.
 
– Раньше на территории от Хвалынска до Саратова ежегодно вылавливалось до 70 тонн стерляди, – говорит руководитель саратовского отделения ГосНИОРХ Владимир Шашуловский. – Сейчас картина изменилась, стерлядь начала исчезать. Она частично исчезла, когда построили первую плотину, но еще присутствовала и размножалась, однако после постройки второй плотины ее численность начала снижаться.
 
Ученые признают, что в настоящее время снижение в водоемах области поголовья стерляди идет катастрофическими темпами. Эта рыба уже занесена в Красную книгу Саратовской области, ее численность не превышает 10–30 тыс. экземпляров. Не за горами – говорят сотрудники Института речного и озерного хозяйства – то время, когда ее можно будет увидеть лишь на губернском гербе.
 
– В области рыборазведение ведется, но масштабы крайне малы. К примеру, стерлядь нужно выпускать в Волгоградское водохранилище по 2–3 млн штук в год, а получается 150 тыс. всего, – сетует научный сотрудник института Владимир Ермолин. – Мы всего лишь поддерживаем стерлядь как вид, но создать промысловое стадо при таком количестве мы не можем. Со строительством плотин рыбному хозяйству был нанесен ущерб. 100 % нерестилищ белуги были потеряны, 50 % нерестилищ осетра, 40–50 % – белорыбицы. Из проходных рыб на сегодняшний день остается сельдь. В силу своих особенностей приспособления она проникает в водохранилище через судоходный шлюз. В результате этого Саратовское и Волгоградское водохранилища сохранили свои нерестилища. Осетр проникает крайне редко. Для пополнения водохранилищ государство было вынуждено создать множество заводов по производству рыбы.
 
В настоящее время в Саратовской области развиваются главным образом две формы рыбоводства: прудовое и пастбищное. Разведением прудовой рыбы в области занимаются 144 хозяйства. Есть в области и 12 предприятий рыбоперерабатывающей промышленности общей производственной мощностью 7,2 тыс. тонн. Однако на 90 % производство данных предприятий занято завозной из-за пределов области рыбы, как морской, так и речной.
 
Между тем до начала 1990-х годов в области на 2 тыс. гектаров прудовых площадей производилось около 1,5 тыс. тонн рыбы. Основу тогдашнего производства, как говорят специалисты, составлял карп, выращиваемый с использованием искусственных кормов. К концу 1990-х годов объемы производства прудовой рыбы снизились в пять раз. В настоящее время ситуацию удалось изменить. Объемы производства восстановлены и даже превышают доперестроечный уровень. Но нерешенных вопросов еще много…
 
Так, например, по состоянию на 2013 год при наличии в области 3,5 тыс. гектаров специализированных рыбоводных прудов по целевому назначению не используются 1,3 тыс. гектаров. Соответственно, и рыбной продукции население получает недостаточно. Как известно, медицинская норма потребления рыбопродукции составляет 18 килограммов на человека в год. А в настоящее время в Саратовской области производство и вылов рыбы обеспечивает лишь около 1,7 килограмма на душу населения. И получается, что среди регионов Приволжского федерального округа (ПФО) потребление рыбы и рыбопродуктов на душу населения в год составляет 10,9 килограмма, а это – девятое место из 14 субъектов.
Впрочем, история нехватки рыбной продукции на Волге (как ни странно это звучит) – не нова, перебои возникли еще в советские времена.
 
Тогда, в 80-х годах прошлого века на территории области был создан рыбопитомник растительноядных рыб. Хозяйство разводило карпов, толстолобика, белых омулей, щук. С 1983 года в Волжское водохранилище было выпущено более 60 млн штук растительноядных рыб. Занимался питомник производством товарной рыбы, ежегодно отгружая в торговые организации до 130 тонн своей продукции. Стоит отметить, что строительство рыбопитомника стало единственным компенсационным мероприятием в счет ущерба рыбному хозяйству, наносимого эксплуатацией Саратовской ГЭС.
 
СПУСК ВОДОХРАНИЛИЩ В ВОЛГУ НЕ СПАСАЕТ, А ТОЛЬКО УСКОРЯЕТ ЕЕ ГИБЕЛЬ
Фото: Владимир Астапкович. РИА «Новости»
 
ГЛУБИНА ИЛА ДОХОДИТ ДО ПОЛУМЕТРА
 
В апреле 1965 года началось строительство Саратовской ГЭС. Гидроузел стал своего рода не только комсомольской стройкой, но и в определенной степени экспериментальной площадкой. Здесь отрабатывались последние достижения технической мысли и применялись новейшие технологии строительства, многое делалось впервые. Планировалось, что кроме выработки дешевой электроэнергии, гидростанция решит несколько важных проблем региона: развитие судоходства, орошение и сельхозосвоение новых земель, контроль над ходом половодий. Спустя всего два года после начала строительства котлован был затоплен, а основное русло реки перекрыто.
 
Исследователи предполагают, что еще в советские времена Волга перестала быть рекой. Она превратилась в каскад природно-техногенных водоемов, совершенно новое образование, не имеющее в природе ничего подобного. По данным Управления Росприроднадзора по Саратовской области, всего за время эксплуатации Волгоградского водохранилища в границах области в результате размыва уничтожено 872,2 гектара земли, смыто более 98 млн тонн грунта. Постоянно происходит заиливание ложа водоема, а глубины по левому берегу составляют от 25 до 50 сантиметров, и это – на расстоянии от берега в 200–300 метров.
 
В жаркую и безветренную погоду температура воды достигает 30 градусов, усиливаются процессы цветения воды и гниения растительности, гибнут мальки и взрослая рыба. Кроме того, как известно, водохранилища провоцируют развитие оползневых и эрозионных процессов прибрежных зон, в связи с этим приходится переселять целые сельские улицы, предприятия, строить новые дороги, линии электропередач, водозаборные и другие сооружения. Как показывает время, вместе с электроэнергией люди получили и ряд серьезных проблем.
 
Помнится, в 1990-е годы экологи-общественники предлагали радикальное решение: если болезнь Волги вызвана водохранилищами, значит, их надо спустить. Однако, по мнению, ученых, это убило бы реку немедленно. В случае спуска водохранилищ обнажились бы десятки тысяч квадратных километров дна с погибшими водорослями и рыбой. Уже обмелевшая до естественного состояния Волга задохнулась бы в продуктах разложения и антропогенных сбросах. Консолидированного решения в те времена найти не удалось, однако признавалось, что ритм жизни реки стал зависеть от технического диктата. Инженеры-гидроэнергетики стали решать: сколько воды и в какой период пропускать, отсюда появились и разные скорости течения, которые меняются в разное время суток. Иногда вода течет вспять, укрощено весеннее половодье, зато появились зимнее и осеннее, сбивающие биологические часы природы. Иным стал температурный режим воды, ее химический состав.
 
Однако Волга не всегда подчиняется разработанному графику и даже скованная плотинами живет по своим законам. Так, например, с 2005 по 2011 год, по данным Росгидромета, объем волжского стока составлял чуть более 50 % от нормы. В 2010 году в Волгоградском водохранилище уровень воды опускался до отметки 13,62 метра – это был минимальный уровень за последние 15 лет. А в 2011 году в каскадную систему поступило на 25 куб. километров воды меньше планируемого объема, так как она ушла в иссохшую за предыдущий год землю. В 2013 году вода держалась почти на отметке 15. 
Гидроэнергетики обещают уровневую отметку не опускать ниже 14 метров, но при этом оговариваются, что в целом маловодный период может продлиться до 10 лет. Избежать снижения уровня воды невозможно, говорят специалисты, но важно не допускать резкого снижения.
 
– Колебания всегда есть, – говорит начальник отдела гидрологии регионального Гидрометцентра Александр Сурков. – Обмеление связано с понижением уровня воды. При установлении графика сбросов воды всегда учитываются интересы речников, энергетиков, рыбаков. Сейчас уровень достаточно низкий, по правилам пользования в период навигации он не должен опускаться ниже отметки 13 метров. Максимальный подъем воды обычно наблюдается в половодье, отмечают специалисты, а уровень 13–14 метров не является критическим. Большие опасения вызывают загрязнение и захламление акватории реки.
 
ХЛОРОФОРМ, МЕТИЛХЛОРИД И ДРУГИЕ… 
 
Как известно, на загрязнение водоемов влияет сток дождевых и талых вод с территории городов, промышленных предприятий и сельскохозяйственных объектов. Кроме того, качество воды в реке формируется и под влиянием переноса загрязняющих веществ из соседних областей, расположенных выше по течению и из впадающих в нее малых рек.
 
Волга за всю промышленную историю близлежащих городов не раз становилась объектом загрязнения. В основном городские сбросы содержат азот и фосфор, химические вещества впитываются в ил. Как объясняют ученые, обычная река с нормальным течением вычистила бы собственное дно, но в условиях водохранилищ это невозможно. Способность ила впитывать грязь велика, но не беспредельна, и когда содержание химии достигнет критических отметок, произойдет так называемое вторичное загрязнение: вредные вещества вернутся из ила в воду.
 
По мнению специалистов, особенностью экологических правонарушений становится не только крайне широкий круг пострадавших, но и значительные и отдаленные по времени последствия. Так, например, несколько лет назад одно из предприятий избавилось от отстойника жидких отходов, расположенного на реке Чернихе, а после вскрытия плотины 145 тыс. кубометров стоков, загрязненных фенолами, роданидами, цианидами и солями тяжелых металлом, попали в Волгу. Виновных привлекли в ответственности.
 
Обеспечивает в данном случае соблюдение закона природоохранная прокуратура. По данным Управления Росприроднадзора в Саратовской области, только за девять месяцев текущего года за несоблюдения водного законодательства, и в том числе сброс неочищенных вод, наложено штрафов более чем на миллион рублей. Как говорят специалисты, основными загрязнителями Волги в границах области являются предприятия коммунальной сферы. Некоторые из них не имеют очистных сооружений, поэтому сброс сточных вод осуществляется с превышением установленных нормативов. Иные сбрасывают – несмотря на то, что очистные сооружения не способны в силу разных причин производить эффективную очистку воды.
 
По мнению специалистов, большинство населения Саратовской области, в том числе жители городов Саратова, Энгельса, Вольска, Балакова, Балашова, Хвалынска, Красноармейска, Новоузенска и других, используют для питьевых нужд воду поверхностных водоемов. В то же время отмечается ее высокое загрязнение комплексом химических веществ. В более неблагоприятном санитарном состоянии находятся водозаборы в сельской местности, где источники загрязнения – населенные пункты, животноводческие фермы, птицефабрики – часто находятся в непосредственной близости от воды. Высокое бактериальное загрязнение водопроводной воды из поверхностных водоемов неоднократно приводило к вспышкам острых кишечных инфекций в городах Ершове, Балашове, Ртищеве. Так, в 2009 году кишечными инфекциями переболело более 14 тыс. человек. Нестандартность воды по микробиологическому загрязнению в Перелюбском, Питерском, Александрово-Гайском, Новоузенском, Федоровском, Краснопартизанском районах достигает 80–100 %.
 
Вместе с тем практика эксплуатации водоочистных станций показывает, что традиционная технология обработки воды не обеспечивает полную ее очистку от многих загрязнителей. Более того, введение химических реагентов в процессе подготовки воды приводит к образованию в ней токсических веществ – хлороформа, метилхлорида, четыреххлористого углерода и других. Гигиеническими исследованиями установлено, что употребление обработанной химическими реагентами питьевой воды приводит к снижению иммунного статуса, нарушению детородной функции, возникновению аллергических, онкологических и других заболеваний.
 
ВОЛГА МОЖЕТ ОСТАТЬСЯ ТОЛЬКО В ВИДЕ 3D-МОДЕЛИ
 
О «болезни» Волги говорят и ученые, и общественники, и чиновники. Ученые считают, что для решения многих экологических и природоохранительных проблем было бы неплохо создать современный образ Волги в виде специализированной системы с помощью аудио-, видео-, фотоизображений, анимации, цифровых тематических карт и 3D-модели.
 
Да и план решения волжских проблем уже существует. С 2012 года начала действовать федеральная программа «Развитие водохозяйственного комплекса РФ в 2012–2020 годах». В ней в том числе речь идет и о проблемах Волги. В документе говорится о необходимости создания оптимальных условий для прохода на нерест и обратно осетровых рыб, выращивания их мальков в зоне мелководья, а также поддержание судоходных глубин и необходимых глубин на рыбоводных каналах; о переустройстве водохозяйственного комплекса для оптимизации использования водных ресурсов в целях водоснабжения населения, сельскохозяйственного производства, рыбного хозяйства, сокращения холостых сбросов и потерь выработки электроэнергии на гидроэлектростанциях, а также о сохранения уникальной экосистемы. Вместе с тем конкретные сроки и средства, предполагаемые для осуществления программных действий в отношении Волги, не оговариваются. Однако главное, чтобы нашим потомкам река не осталась лишь только в 3D-копии.
 

поделиться: