ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Мощи держат оборону

Опубликовано: 28 Января 2013 15:19
0
21112
"Совершенно секретно", No.2/285
Предстоятель РПАЦ о. Валентин, умерший в 2012 году
Предстоятель РПАЦ о. Валентин, умерший в 2012 году

Много месяцев в Суздале и Владимире идет беспрецедентный судебный процесс. У общины православных христиан, покинувшей Московскую патриархию еще 22 года назад, пытаются отобрать мощи святых. Истцом по делу выступает Территориальное управление Росимущества, которое настаивает на экономическом характере спора. Предполагается, что на черном рынке такие мощи стоят около 30 млн долларов.

Эта история началась год назад. 16 января 2012 года на 73-м году жизни неожиданно умер митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов), предстоятель Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) – одной из малых православных юрисдикций России, не признающих законности Московской патриархии. Его имя стало широко известно в начале 1990-го, когда прихожане суздальского Цареконстантиновского храма (тогда единственного действующего в городе) возмутились неканоничным увольнением их любимого настоятеля – о. Валентина, прослужившего в Суздале к тому моменту уже 17 лет. Имя о. Валентина и образ бабушек, пикетирующих Московскую патриархию в Чистом переулке, стали излюбленными у демократических СМИ того времени. Телепрограмма «Пятое колесо» вела еженедельную хронику «героической борьбы церковного народа за свободу от произвола сталинско-чекистской номенклатуры в рясах»…

Более 22 лет прошло с тех романтических пор. Случилось многое: о. Валентин с общиной перешел в Русскую Зарубежную Церковь, стал там епископом, вокруг Суздаля выросла всероссийская агломерация «альтернативного» православия, потом Зарубежная Церковь вынуждена была сблизиться с «красной» патриархией, общины, солидарные с о. Валентином, провозгласили церковную автономию, и опять вокруг Суздаля выросла агломерация общин, недовольных уже «капитуляцией» «белой» Церкви русских эмигрантов… С приходом Путина совпало начало давления на РПАЦ: в 2002–2003 годах пытались оклеветать ее предстоятеля, устроили на него несколько покушений, в 2009–2010 годах отобрали все отреставрированные РПАЦ храмы в Суздале и Суздальском районе (в общей сложности – 16). Часть из них передана местным религиозным организациям Московского патриархата, оставшиеся – заброшены и разрушаются. Штаб борьбы с РПАЦ расположился в полпредстве Президента РФ в ЦФО: один из протоколов заседания штаба вошел в арбитражное дело об изгнании последователей РПАЦ из храмов. Но непокорная Церковь все никак не разваливалась. Может быть тогда одного гениального чиновника осенила мысль: мощи! Да, если верующие не покидают РПАЦ даже после изъятия храмов, набиваются в тесный домовый храм, в то время как остальные 80 храмов Суздаля, переданных Московской патриархии, почти пустуют, значит, все дело в мощах. Ради них верующие продолжают «ходить к Валентину».

Фронтовые сводки

А что это, собственно, за мощи, откуда они взялись? Накануне празднования 1000-летия Крещения Руси, 6 июня 1988 года, по решению Совета по делам религий при Совете Министров СССР, Владимиро-Суздальский музей-заповедник передал из своих фондов группе верующих разрозненные костные останки, которые хранились в музее под именем мощей преподобного Евфимия Суздальского.

В начале 1990 года Цареконстантиновский храм вместе с клиром и общиной оказался в Зарубежной Церкви. В 1995 году он стал главным кафедральным собором РПАЦ. Мощи благополучно перемещались вслед за общиной, не меняя, впрочем, своего физического местоположения: Цареконстантиновский храм стал обязательной частью паломнических маршрутов верующих РПЦ  в Суздаль. Конечно, многие из них вздыхали, а кто-то и плевался, заходя в «раскольнический» храм, но поклоняться мощам им не мешали. Покой великих святынь был нарушен в сентябре 2009 года, когда вступило в силу инициированное тогдашним полпредом Президента РФ в Центральном федеральном округе Георгием Полтавченко решение суда об изгнании верующих из Цареконстантиновского собора. Поскольку суд обязал РПАЦ освободить храмы от всего движимого имущества и «вернуть» Росимуществу лишь стены, мощи были торжественно перенесены в Иверский Синодальный храм в частном доме митрополита Валентина. Впрочем, и туда могли свободно приходить любые паломники: храм имеет отдельный от дома вход, открыт с 6 до 22 часов ежедневно.

Надо сказать, что к тому, что в Суздале действуют две независимые друг от друга православные Церкви (даже три, есть еще старообрядческая), в городе и области все привыкли: между РПАЦ и Владимирской епархией РПЦ не раз происходили даже вполне дружеские обмены частицами мощей. Гнать РПАЦ местных чиновников всегда заставляла «рука Москвы».

И вот на следующий же день после смерти митрополита Валентина, 17 января 2012 года, представитель Московской патриархии написал суздальским и владимирским чиновникам письмо, в котором предупреждал, что после смерти своего предстоятеля «раскольники» попытаются вывезти мощи из Суздаля, чему надо всячески воспрепятствовать. Как только митрополита похоронили, в Иверский храм заявились представители местного ОВД, которые потребовали немедленно показать им «мощи Валентина». Преемник митрополита архиепископ (с мая – также митрополит) Феодор (Гинеевский) вынужден был прочитать полицейским лекцию о том, что такое мощи, после чего представители правоохранительных органов с миром удалились.

Однако дело этим не кончилось. Руководитель юридического отдела  Теруправления Росимущества Елена Кострова предприняла попытку описать вообще все имущество покойного митрополита и общин РПАЦ в Суздале. Как уверяла чиновница, общины эти «уже не существуют», поскольку «не может быть общины без храма». 14 февраля архиепископу Феодору позвонил высокопоставленный клирик РПЦ, который уговаривал «по-хорошему» передать мощи.

Однако 16 февраля началась эпопея передачи мощей «по-плохому». В этот день глава Теруправления Росимущества по Владимирской области Владимир Горланов, бывший фигурант уголовных дел о незаконной приватизации в результате превышения им служебных полномочий (по ст. 286 УК РФ), направил в Арбитражный суд Владимирской области (АСВО) иск, в котором утверждал, что мощи преподобных Евфимия и Евфросинии «являются собственностью Российской Федерации и относятся к культурным объектам». «TУ Росимущества по Владимирской области, – говорится в иске, – предполагает, что в момент освобождения религиозной организацией церквей, принадлежащих Российской Федерации, костные останки (мощи) преподобных мощи Ефимия и Ефросинии Суздальских (так в тексте документа. – Ред.) были перенесены из церкви указанной выше религиозной организацией в помещение Иверского Синодального Храма». Иск является виндикационным, то есть связанным с истребованием имущества «из чужого незаконного владения».

Арбитражный процессуальный кодекс РФ, напомню, начинается статьями 1 и 2, которые провозглашают подсудными арбитражному суду только те дела, которые связаны с экономическими отношениями, предпринимательством. Может, конечно, где-то делают бизнес на мощах (об этом чуть ниже), однако РПАЦ в этом обвинить невозможно: никакая плата за доступ к святыням Иверского храма не взималась. «Казалось бы, – говорится в воззвании 104 суздалян, написанном по этому поводу, –  восстановленные нами храмы, которыми мы пользовались на законных основаниях, у нас изъяты, мы загнаны в домашние церкви… Почему нашу Церковь даже в этих унизительных для нас условиях не хотят оставить в покое?! Большинство отобранных у нас храмов стоят в запустении, без молитвы, и ветшают… Наши религиозные убеждения не позволяют нам передавать святые мощи в руки нецерковных людей… Надеемся, нашим гонителям хватит рассудительности не доводить дело до силовых акций, не увеличивать своими руками число христианских мучеников».

21 марта 2012 года судья АСВО Ирина Бутина начала процесс по «делу о мощах», с ходу отбросив аргументы РПАЦ о неподсудности дела арбитражному суду. Соблюдая приличия, Бутина обязала истца представить доказательства госсобственности на мощи и указать их идентифицирующие признаки. Росимущество не выполнило этих определений, изменив в середине апреля предмет иска (впоследствии это сыграет важную роль): оно теперь добивается у Церкви не мощей как таковых, а «объектов, представляющих культурную ценность религиозного характера, именуемых как мощи». По мнению истца, такая формулировка позволит избежать экспертизы мощей, которая никогда бы не смогла установить их принадлежности конкретным людям, жившим в XIII и XVI веках. С этого момента суд первой инстанции покатился к своему предсказуемому финалу – уникальному в истории российской юриспруденции. 24 мая 2012 года, на именины патриарха Кирилла (Гундяева), состоялось оглашение резолютивной части решения АСВО. Судья обязала РПАЦ и ее Суздальскую епархию передать Росимуществу «объекты, именуемые как мощи», но освободила от этой обязанности приход, который, собственно, и осуществлял постоянное хранение мощей. Из мотивировочной части решения, изготовленной 31 мая, стал ясен главный аргумент судьи: «Мощи православных святых имеют общероссийское значение не только для православной церкви, но и для истории русской культуры, археологии и антропологии, поэтому они подлежат внесению в состав Музейного фонда Российской Федерации и являются федеральной собственностью». Интересно было бы посмотреть, как РФ реализует свое право собственности, например, на мощи православных святых Петра и Павла, незаконно хранящихся в государстве Ватикан.

4 июня, на Духов день, состоялся весьма странный «арест мощей» – по постановлению той же судьи Бутиной (позже она внезапно переехала из Владимира в Красноярск). В Иверский храм явилась судебный пристав Филиппова, которая с почтительного расстояния осмотрела две деревянные раки – короба, в которых предположительно и находится «предмет спора». Сразу после их передачи верующим в 1988 году мощи были облачены в несколько одежд (нижняя рубаха, подрясник, ряса, мантия и т.п.), причем нижняя одежда была полностью зашита и опечатана, с тех пор она не вскрывалась. Не проверив содержимого рак, не составив какого-либо описания или замеров, не наложив на раки печатей, Филиппова «арестовала» их и передала на ответственное хранение юристу РПАЦ Сергею Моченову, который приложил к акту свое заявление. В нем говорится, что содержимое рак ни ему, ни судебному приставу неизвестно, поэтому на ответственное хранение принимаются только деревянные короба. Пристава это устроило. «Кости человека, – комментировал Моченов, – не могут быть предметом гражданского оборота и не могут истребоваться и стать чьей-то собственностью». РПАЦ подала апелляционную жалобу на решение АСВО, а Суздаль начал готовиться… к визиту патриарха Кирилла, намеревавшегося торжественно принять отнятые у верующих мощи.

Некоторых прихожан РПАЦ посетили участковые полицейские, которые провели «профилактические беседы», предупредив, что «святейший» прибудет в Суздаль в конце октября и в тот день лучше на улицу не высовываться. Сотрудницу одного из предприятий Суздаля вызвали в отдел кадров, где намекнули на увольнение в случае дальнейшей поддержки РПАЦ. В преддверии патриаршего визита Первый апелляционный арбитражный суд 19 сентября «пропечатал» решение АСВО, а через несколько дней судебные приставы и Росимущество начали осаду РПАЦ. Они ужасно торопились – патриарх должен был приехать 23 октября. Пожалуй, самый драматичный визит приставов в Иверский храм состоялся 18 октября, когда во главе боевого отряда прибыл руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов РФ по Владимирской области (УФССП) Игорь Спицын. Ранее Суздаль посетил главный судебный пристав России, который, несмотря на то что к тому времени решение суда еще не вступило в силу, пообещал мощи отнять, оговорившись, правда, что «дело это очень необычное» и «раньше нам с таким сталкиваться не приходилось».

На митрополита Феодора и собравшихся в храме верующих было оказано беспрецедентное давление: прибывшая в храм исполнять решение суда группа судебных приставов запугивала прихожан, не давая им общаться с митрополитом. После двухчасовой перепалки представитель РПАЦ подписал Акт об отказе от добровольного исполнения решения суда, а также получил постановление об установлении нового срока исполнения – до 23 октября. В течение октября РПАЦ направила десятки уведомлений об объективных препятствиях к исполнению решения суда, жалоб в УФССП, прокуратуру, полицию. Лишь на небольшой процент этих жалоб она получила ответы-отписки. Дважды на РПАЦ и ее Суздальскую епархию приставы налагали штрафы – на общую сумму 90 тысяч рублей. А во время одного из визитов привели с собой оценщиков антиквариата и нескольких корреспондентов местных телекомпаний, но мощи «не поддались».

Митрополит Феодор как-то спросил Кострову, как она себе представляет процедуру передачи мощей. Та разъяснила первоиерарху, что он должен своими руками вскрыть раки-гробницы, снять с усопших святых все одежды, расчленить их останки – чтобы можно было сложить их в полиэтиленовый пакет и транспортировать. Проанализировав сказанное, юрист РПАЦ пришел к выводу, что от митрополита требуют совершить преступление, предусмотренное ст. 244 УК РФ, – надругательство над телами умерших и местами их захоронения. Как ни странно, но поступившее в прокуратуру Владимирской области заявление о принуждении к преступлению возымело силу: на заседании Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа в Нижнем Новгороде 24 декабря сотрудницы Росимущества обвинили РПАЦ в том, что она «ошибочно отождествляет» объекты, представляющие культурную ценность религиозного характера и «именуемые как мощи», с костными останками усопших людей, то есть со святыми мощами. Таким образом, «исковые требования» достигли точки окончательного абсурда.

Художник: Михаил Златковский

Художник: Михаил Златковский

Поскольку «спорный предмет» столь неосязаем (имеет ли он материальную природу вообще?), РПАЦ обратилась в АСВО за разъяснением решения от 31 мая. Но АСВО от разъяснения отказался, определив: предмет спора именуется «как мощи» в силу «общепризнанных религиозных убеждений». Так написала 2 ноября в своем определении судья Вера Романова. Напомним, статья 14 Конституции России гласит: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Среди приставов, атаковавших РПАЦ, автору этих строк запомнилась мужественная женщина, которая бросила загадочно: «Допиаритесь…», а другому журналисту прямо в камеру заявила, что РПАЦ финансируется Госдепом и служит американскому правительству. Этот сенсационный тезис подтвердили 12 ноября молодежные активисты ЛДПР из Владимира, организовавшие пикет Синодального дома РПАЦ под лозунгом: «Верните святые мощи!». ЛДПРовцы устроили у входа в храм перформанс: посередине встала рослая девушка, на груди которой висела табличка «РПАЦ», а в руках она держала трехлитровую банку. С обеих сторон к ней пристроились девушки менее выдающихся габаритов, на одной из которых было написано «Госдеп», на другой – «Прихожанка». Справа в банку кидали доллары, слева – российские копейки. Как сообщили в Суздальском РОВД, акция ЛДПР была согласована на четыре часа – с 12.00 до 16.00, однако уже в 12.40 «соколы Жириновского» ретировались, сославшись на мороз (было +3), но обещали обязательно вернуться с 60 казаками. В РПАЦ склонны верить ЛДПР и ждут казаков до сих пор…

По словам епископа РПАЦ Григория (Лурье), «Церковь ничего передавать Росимуществу и не отказывается: просто она не является владельцем того, что от нее пытаются требовать. Получается, что она должна передавать нечто, толком не описанное, и чего у нее никогда не было. По канонам епископы и верные не должны добровольно отдавать святыни безбожникам. Если речь идет о святынях, не представляющих материальной ценности (а мощи ее не представляют), то предмета для разговора с государством тут просто нет и не может быть».

Ввиду угрозы ареста митрополита Феодора после возбуждения в отношении него уголовного дела по 315-й статье УК РФ («Злостное неисполнение решения суда») 5 декабря в Суздале собрался Архиерейский Синод РПАЦ, который избрал трех заместителей первоиерарха, которые должны вступать в управление Церковью по очереди, после ареста предшественника, если таковой произойдет. После заседания Синода епископ РПАЦ в США Андрей Павловский (Маклаков) и епископ Иосиф Вашингтонский написали всем главам государств и правительств стран, подписавших Всеобщую декларацию прав человека: «…акция (с изъятием мощей. – Ред.) властей Российской Федерации выводит их за пределы цивилизованного общества… С приходом к власти Путина произошло возвращение к самым худшим образцам антихристианской политики государства, возвращение к режиму подавления прав и свобод гражданина. Репрессии против православных христиан начались с новой силой. Московская патриархия, ставшая заменой идеологического отдела ЦК КПСС, постоянно требует вмешательства властей, как административных, так и судебных и правоохранительных, против истинно православных христиан. Все чаще в этой новой кампании против русских православных людей участвуют офицеры Федеральной службы безопасности…»

Черный рынок мощей

В самый разгар «приставных» штурмов РПАЦ, в конце октября, московский правозащитник Валерий Никольский, взявшийся помогать гонимым жителям Суздаля, высказал «коммерческую» версию происходящего, которая не приходила в голову верующим. Никольский обратил внимание на двух немолодых мужчин, которых привела 18 октября в Иверский храм пристав Филиппова. Они отказались называть свои имена и представились как специалисты по антиквариату, то есть как посредники, связывающие заказчиков с черного рынка с системой, маскирующейся под правоохранительную. По мнению правозащитника, истинная цель процесса в том, «чтобы выставить мощи на продажу на соответствующих теневых аукционах». «Мощи преподобных Евфимия и Евфросинии Суздальских уже выставлены на теневых аукционах, и за них предлагают 30 миллионов долларов, – говорит Никольский. – Я видел в сети подобные аукционы». По словам правозащитника, экспертиза мощей на черном рынке напоминает экспертизу древних икон: «Проводят традиционную биохимическую экспертизу, делают соскобы, определяют возраст предмета. А второй, самый важный момент – то, что называется в искусстве «провенанс», то есть определение источника, происхождения предмета. Поэтому верующие испытывают опасение, что после передачи Росимуществу мощи будут заменены и объявлены фальшивыми, коробка из-под мощей останется в распоряжении Росимущества, а подлинные мощи уйдут на черный рынок».

В последнее время в прессу стали попадать сведения об исчезновениях мощей. В 2008 году под Владивостоком разыгралась криминальная драма: группа вооруженных людей в масках остановила на дороге из Находки епархиальную машину, в которой везли ковчег с мощами. Не угнав машину, не взяв даже денег, налетчики унесли только мощи, и где они сейчас – неизвестно. Летом нынешнего года разразился скандал в Санкт-Петербурге, где из кабинета настоятеля Преображенского собора были похищены мощи. Настоятель – сам коллекционер – сразу заявил СМИ: «Я знаю, что ничего не вернется». С его помощью стали известны адреса интернет-сайтов, где происходит торговля мощами. После этого, также в Петербурге, произошла история со взломом Екатерининского храма на Васильевском острове, где злоумышленники не похитили ни денег, ни драгоценностей. Они взяли только мощи. Недавно ГУВД северной столицы объявило, что преступник пойман, но мощи не могут быть найдены, потому что «он выбросил их в Неву». «Ведь краденые мощи не предлагаются на вокзалах, как часы, – продолжает Валерий Никольский. – Для сбыта мощей есть соответствующий рынок, и обязательно есть соответствующий заказчик для их кражи».

По меткому замечанию митрополита Феодора, в эпоху, когда православие становится «гламурной религией», чиновники-миллионеры начинают «соревноваться в благочестии»: у кого больше святынь в домовых храмах. А раз на мощи есть спрос, их покупка и хранение будут казаться неплохой инвестицией.

Не так давно директор Центра изучения артефактов и реликвий (единственного в России!) Воронежского государственного университета Михаил Артеев дал интервью интернет-изданию РПЦ «Православие и мир». Речь там шла и о черном рынке мощей, и о способах их фальсификации. «Несколько лет назад я получил звонок, – рассказывает Михаил Артеев. – Некий человек просил меня помочь в нахождении связей с церковными попечителями для обсуждения вопроса о переносе в Россию мощей древних святых, полученных благодаря знакомству с греческими иерархами. После того как он назвал реликвии, которыми якобы обладал, а речь шла о значительных останках, я понял, что имею дело с человеком с сомнительным родом занятий. Вежливо попрощавшись, я положил трубку, и больше мы не связывались. Однако через некоторое время от греческих друзей я получил информацию, что полиция Фессалоник арестовала двух человек – 24-летнего греческого дьякона и его 43-летнего швейцарского подельника, которые вывозили в Германию сфальсифицированные в Греции реликвии. Вываривая в ароматном масле кости с ближайшего кладбища, они создали мироточивые мощи святого Димитрия, в их руках головы покойных греческих рыбаков превращались в честные главы древних святых. В аэропорту Фессалоник мошенники были арестованы. В багаже у них были обнаружены сотни (!) фрагментов костей, несколько черепов, в том числе мироточивые. Кости были подписаны именами Марии Магдалины, Андрея Первозванного, святого Василия, святого Димитрия и иных святых. На допросе мошенники показали, что везли «товар» для представителей Русской Православной Церкви. Сделка совершалась не в первый раз. В доме же незадачливых торговцев фальшивыми мощами были найдены сотни костей и десятки черепов».

Кстати, юристы РПАЦ без особого труда обнаружили в Интернете как минимум 25 официальных (!) сайтов епархий, монастырей и приходов РПЦ МП, где утверждается, что они владеют частицами мощей преподобных Евфимия и Евфросинии Суздальских. Речь идет о Московской, Владимирской, Ивановской, Воронежской, Саратовской, Новосибирской, Биробиджанской епархиях и Казахстанском митрополичьем округе. С них Теруправление Росимущества по Владимирской области ничего не требует…

***

Сейчас много говорят о клерикализации государственной жизни России. Но, думается, есть у этой клерикализации пределы, установленные не людьми. Пытаясь подчинить своей власти святых и самого Бога, клерикализаторы обречены потерпеть фиаско. Не «то же ли было с отцами их, жившими прежде них»?

ОТ РЕДАКЦИИ

Когда этот номер подписывался в печать, стало известно, что 24 января 2013 года Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа РФ, рассмотрев соответствующую кассацию, вынес определение об отмене решений судов первой инстанции об изъятии мощей Евфимия и Евфросинии у РПАЦ. Суд обязал вернуть РПАЦ все деньги, уплаченные в виде штрафов. Теоретически Территориальное управление Росимущества еще может в порядке надзора обратиться в Высший арбитражный суд РФ, чтобы оспорить эти решения.

ДОСЬЕ

Останки Евфимия Суздальского попали во Владимиро-Суздальский музей-заповедник в 1923 году. В ноябре 1988 года, уже по приказу Министерства культуры РСФСР, тот же музей передал прихожанам Цареконстантиновского собора также разрозненные останки, хранившиеся в музее под именем мощей преподобной Евфросинии Суздальской. Мощи были сняты с музейного учета, лишены инвентарных номеров, а в подписанных сторонами актах говорится, что переданы они верующим «на постоянное хранение». Принимающей стороной выступала не Церковь и не приход, которые по законам того времени не имели статуса юридического лица, а группа физических лиц: в случае с преподобным Евфимием – Мищук А.Т., Русанцов А.П. и Макарова А.В., а в случае с преподобной Евфросинией – только Русанцов и Макарова. Сейчас из всех этих физлиц в живых только Мищук, он же митрополит Оренбургский и Саракташский Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП). Мощи были помещены в Цареконстантиновский храм в Суздале.

 


поделиться: