НОВОСТИ
Замначальника полиции порта Махачкалы попался на взятке и наркотиках
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ДОЛЛАРОМ ЕДИНЫ

ДОЛЛАРОМ ЕДИНЫ

ДОЛЛАРОМ ЕДИНЫ

ФОТО: МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/POOL/ТАСС

Автор: Сергей БАЛМАСОВ
03.08.2023

Сторонники «устранения» американского доллара из международных финансовых расчетов разочарованы действиями Индии. 3 июля 2023 года министр иностранных дел этой страны Субраманьям Джайшанкар заявил, что Дели не желает создавать единую валюту объединения БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР).

Сказано это было перед августовской встречей лидеров этих государств в ЮАР. На ней планировалось объявить о вводе в обращение единой валюты стран БРИКС для торговых расчетов. Об этом мечтало руководство Китая и России, бросивших вызов «доминированию американского доллара».

«Индийцы изначально относились к этой идее прохладно, поскольку она Индии просто не нужна, – рассказывает «Совершенно секретно» о причинах поведения Индии руководитель Центра Индоокеанского региона Российской академии наук Алексей Куприянов. – Нью-Дели концентрируется на поддержке собственной валюты и на расширении товарооборота с США и странами ЕС, планируя стать крупным экспортером своих товаров в эти страны. Поэтому Индии нет никакого смысла поддерживать валюту БРИКС и ломать всю свою стратегию развития».

ПРИЧИНА ИНДИЙСКОГО МЯТЕЖА

В свою очередь, индийский экономист Прашант Прабхакар Дешпанде объясняет, что «Индия, имеющая хорошие отношения с США и Европой, не хочет рисковать своей торговлей с ними».

Заметим, что Индия – единственная страна БРИКС, для которой Китай не является первым торговым партнером. Так, в 2022–2023 финансовых годах 1-е место занимали США (товарооборот 129 миллиардов долларов), Китай (более 114 миллиардов), ОАЭ (76 миллиардов), Саудовская Аравия (53 миллиарда) и Сингапур (36 миллиардов).

Индия продажа продукции Apple.jpeg


Также в первую десятку торговых партнеров Дели вошли Ирак, Индонезия, Южная Корея, Австралия и Россия. РФ наторговала с Индией нефтью более чем на 27 миллиардов долларов, выйдя в этом списке на 6-е место. Но если суммировать индийский товарооборот со всеми странами БРИКС, то он лишь немного превосходит соответствующие показатели США и решительно уступает в этом Западу. Кроме того, есть еще государства третьего мира, торгующие с Дели преимущественно в долларах.

Потому у Индии нет интереса менять правила игры в угоду России и Китая. Да, она готова торговать с ними в рупиях, но от доллара отказываться не намерена. По словам главы индийского МИД Субраманьяма Джайшанкара, Индия является единственной страной БРИКС, добившейся в последние годы заметного увеличения валового внутреннего продукта (ВВП), и потому она не нуждается в новой валюте.

Впрочем, Индия не подыгрывает против РФ и Западу. Так, Дели отказался соблюдать установленный ЕС и США потолок цен при торговле российской нефтью, несмотря на их настойчивые требования.

КИТАЙ КАК ВЫГОДОПРИОБРЕТАТЕЛЬ ВАЛЮТЫ БРИКС

Важно заметить, что члены БРИКС намеревались доминировать в мировой торговле к 2050 году, и с этой целью в 2014-м они создали Новый банк развития (Банк БРИКС) с капиталом 50 миллиардов долларов. Он должен был составить конкуренцию прозападному Международному валютному фонду (МВФ). Причем главным заказчиком и выгодоприобретателем «свержения доллара США» путем введения единой валюты БРИКС является КНР. Это упростит и поддержит растущий экспорт китайских товаров и одновременно нанесет удар по конкурирующей валюте – американскому доллару. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на доли стран в мировой торговле: США – 24,6%, тогда как у всех стран БРИКС – 26,5% (Китай – 18, Индия – 3,8, Россия – 2,1, Бразилия – 2 и ЮАР – 0,6). То есть в совокупности все остальные страны БРИКС уступают КНР более чем вдвое – всего 8,5% против 18.

И это не случайно. Китай уже является основным промышленным тяжеловесом, доминирующим в торговле с другими странами БРИКС, которому выгодно навязать им в расчетах свою валюту. Соответственно, в условиях, когда на Поднебесную приходится две трети от общего объема торговли БРИКС – это будет китайская валюта. Именно поэтому ранее КНР оказывала давление на другие страны, чтобы они торговали с ней китайскими юанями.

Китайский юань.jpeg

Китай планомерно навязывает юани по всему миру

Это даст Китаю серьезные политические очки как растущей супердержаве, усилив ее экономическое влияние на планете. С появлением «прокитайской» валюты ищущие «спасения» от США страны БРИКС рискуют попасть в зависимость от Пекина, что может больно ударить по остальным членам БРИКС, вызвав рост цен для их граждан внутри этого союза, и ухудшить качество их жизни. Как это, к примеру, случилось в Европе при введении евро с наиболее слабыми в экономическом отношении странами вроде Греции.

ОППОЗИЦИЯ В БРИКС

Однако против подобных китайских стремлений в БРИКС выступает Индия. Она противится росту мировых амбиций Китая, опасаясь, что введение новой международной валюты резко усилит Китай. И рост мощи Китая отнюдь не в интересах Индии. Она опасается превращения КНР, ее конкурента, в сверхдержаву. Это было бы наихудшим вариантом развития событий для Дели.

Показательно, что две страны БРИКС – КНР и Индия – неоднократно и жестко сражались друг с другом (последний раз в 2020 году) за спорные территории на Тибете. Антикитайский настрой Дели также подпитывается наличием китайского союза с ее заклятым врагом – Пакистаном, с которым она конфликтует за спорные территории Джамму и Кашмир, и поэтому идти на поводу КНР и укреплять китайскую мощь одобрением введения единой валюты БРИКС она не намерена.

Индусы против политики Си.jpeg

Противостояние Дели с Пекином заходит все дальше и дальше

Россия пыталась приглушить противоречия Дели и Пекина, но неудачно – настолько глубоко они зашли. О степени накала говорит факт направления индийских военных кораблей к архипелагу Спратли (спорный район между Китаем, Тайванем, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией и Брунеем) в Южно-Китайском море, богатом нефтью, газом и рыбой.

Тем самым Индия поддерживает США в создании антикитайской коалиции в Южной и Юго-Восточной Азии.

КАКОЕ БУДУЩЕЕ У ИНДИИ В БРИКС?

Таким образом, индийская позиция торпедирует мечты остальных членов БРИКС о «независимости» от доллара. И такая позиция Дели служит явным признаком желания Индии играть свою игру.

Причем ее поведение определяется лишь сугубо экономическими мотивами. Индия недовольна тем, что Россия и КНР «тащат» в БРИКС всех желающих, включая Алжир, Египет, Иран, Саудовскую Аравию и даже более мелкие государства. Дели выступает против этого, видя БРИКС группой «настоящих экономических тяжеловесов», а не политического антизападного клуба. И Дели не желает разделять российскую и китайскую трактовку БРИКС как антизападную структуру. Соответственно, Индия не желает «вступать в новую холодную войну с Западом».

Байден и глава МИД Индии .jpg

Джо Байден и премьер-министр Индии Нарендра Моди в Вашингтоне

Причина, по которой в данных обстоятельствах Дели не покидает объединение БРИКС, кроется в стремлении следовать своей старой установке – избегать по возможности серьезных ссор с другими странами и взаимодействовать с ними. Для нее важна «стратегическая автономия». Она стремится получить лучшее от разных полюсов силы.

Что же касается будущего Индии в БРИКС, она, вероятнее всего, будет настаивать на выработке четких критериев для расширения этой организации, и в первую очередь, экономических. Поэтому Дели может и «взбрыкнуть» относительно российско-китайских планов по превращению БРИКС в политическую организацию и пополнения ее новыми членами.

И пользуясь статусом члена этой организации, Индия намерена сковывать действия своего конкурента Китая внутри нее. Одновременно Дели влияет на позицию других важных участников БРИКС – Бразилию и ЮАР, когда ей это выгодно.

ПОДДЕРЖАТ ЛИ СОЗДАНИЕ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ ДРУГИЕ СТРАНЫ БРИКС?

Сложности относительно введения валюты БРИКС могут возникнуть не только с Индией. Бразилия, например, готова принять эту идею с оговорками, ведь ее товарооборот тоже «прозападный». И хотя на первом месте в списке ее торговых партнеров находится Китай (доля почти в четверть от общего объема), а США с большим отрывом находятся на втором месте, в сумме соответствующие показатели Запада гораздо больше китайских.

Товарооборот с третьими странами также ведется преимущественно в долларах. Россия же не входит и в десятку главных торговых партнеров Бразилии. Соответственно, переходить в своих расчетах на другую валюту для бразильцев также было бы опрометчиво, и если они решатся на нечто подобное, то рискуют сильно проиграть.

Еще более опрометчиво было бы отказаться от доллара для ЮАР. Китай также является ее первым торговым партнером (доля около 15%), но суммарно товарооборот с ним решительно уступает западным странам. Кроме того, ЮАР вынуждена прислушиваться к голосу не желающей введения единой валюты БРИКС Индии, своего четвертого по значимости торгового партнера, борющегося за третье место в этом списке с Германией.

Что же касается России, то и с ней не все однозначно. Да, ее удельный вес торговли с западными странами с момента начала спецоперации сильно понизился. Однако он по-прежнему остается очень заметным. Так, главными торговыми партнерами РФ за 2022 год стали Китай, Турция, Нидерланды, Германия и Беларусь. В этом списке лишь одна страна БРИКС и две западные.

Общая же доля доллара в товарообороте РФ остается довольно заметной, что также вызывает вопросы относительно экономической целесообразности затратного введения единой валюты БРИКС, т.к. на данный момент желание обзавестись «своей» денежной единицей является по большей части политическим.

И все это с учетом того, что внутри самого БРИКС торговые связи куда слабее, чем с Западом и остальным миром, которые по-прежнему ведутся долларами, пусть и в меньшем, нежели раньше, масштабе.

КОМУ НУЖЕН «ОТКАЗ ОТ ДОЛЛАРА» США

Между тем, никакой трагедии для России в отказе Индии от «валютного союза БРИКС»: как представляется, нет. Без ее одобрения получить собственную денежную единицу не выйдет, что огорчает «ура-патриотов», мечтающих обрушить экономику Запада отказом от расчетов в долларах и переходом в расчетах на национальные валюты. При этом многие забывают, что от торговли с тем же ЕС Россия получает сотни миллиардов долларов, и сомнительно, что исчезновение этих поступлений в казну было бы выгодно Москве.

Не все так однозначно и для Запада. Снижение влияния доллара США наблюдается уже не первое десятилетие, и сейчас доля расчетов в американской валюте на планете не превышает 42%, хотя еще в начале XXI века она составляла две трети всех мировых торговых расчетов. А доля резервов разных стран в той же валюте снизилась с 70 до 58%.

Это произошло, в том числе, за счет внедрения евро, доля которого на мировом рынке составляет 37%. Европейские страны отказались от своих слабых национальных валют (марок, франков, крон) ради единой денежной единицы и получили валюту более сильную, чем доллар. Правда, выиграли от этого скорей американские компании: по сравнению с европейскими конкурентами их товары стали более дешевыми, а значит, более привлекательными на мировом рынке.

Фото_14_06_Дол.jpg 

Иными словами, США и без участия России и Китая плавно отказывается от долларовой гегемонии, извлекая из этого прибыль, и потому введение других международных валют Вашингтону также может оказаться выгодно.

РОССИЙСКИЙ ОПЫТ ОТКАЗА ОТ ДОЛЛАРА

Следует отметить, что ценность торговли для самой России в других валютах без доллара оказалась сомнительной. Возьмем, к примеру, торговлю с той же Индией. Одной из проблем ведения расчетов индийской рупией для РФ стала проблема ее обратного сбыта.

Хорошо, продали индийцам нефть за их национальную валюту, и что мы можем купить действительно необходимое на вырученные рупии? Чего такого производит Индия, без чего мы не можем обойтись?

Да, по мелочи можно набрать некоторые продукты, ткани и т.п. – они уже появлялись в наших магазинах. Также Дели предлагает потратить «наши» рупии на закупку индийских противокорабельных ракет «Брамос», созданных ранее при активном же участии России. Но все-таки хотелось бы вложить средства, вырученные от реализации наших национальных богатств с большей пользой.

Причем даже торговля китайскими юанями рискует оказаться не такой выгодной, когда Пекин проводит политику постепенной девальвации своей национальной валюты. Занижение курса юаня ему выгодно для экспорта своих товаров. Дешевея, они становятся более доступными на мировом рынке в пику дорогим западным, который в результате Китай продолжает завоевывать. Для России же практических выгод от этого немного. С учетом снижения курса юаня может оказаться, что мы, руководствуясь стремлением насолить ненавистному Западу, сами себе «стреляем в ногу».

ЧТО ДЕЛАТЬ РОССИИ?

Но несмотря на негодование российских «патриотов» относительно «предательства» Индии, тем самым она, возможно, даже спасает нас от новых напастей. Как представляется, национальные интересы России предполагают реальную независимость от внешнего влияния и наличие валютной свободы от любых внешних центров силы, от доллара, юаня, евро и т.п. Поэтому нужен сбалансированный подход в торговле со всеми крупными державами. Да, сейчас Россия находится в конфликте с Западом. Но… «и это пройдет». Неизбежно наступит время «собирать камни» и взаимодействовать с ним, как бы кому-то это ни казалось невозможным. Да, да. Так было даже в моменты наивысшего накала страстей между Западом и СССР, экономические интересы сторон в итоге сделали свое дело.

Не случайно, что и сейчас мы не отказываемся от торговых связей с США и Европой, и торговля с ними при любом решении/замораживании украинского конфликта вновь будут развиваться. Западу невозможно было полностью отказаться от нашего сырья, как и некоторым «патриотам» от немецких автомашин.

Если же Россия сосредоточится на выполнении «хотелок» Китая, то, с учетом особенности ее экономики, она рискует стать для него тем, чем является Канада для США. То есть сырьевым придатком и рынком сбыта для не всегда качественных товаров, способных «похоронить» многие ее предприятия – от легкой до тяжелой промышленности и отдать себя на откуп Китаю.

Например, открытие ранее российского рынка для китайских товаров больно ударило по выпускающим арматуру заводам, которым оказалось крайне сложно конкурировать с производящими более дешевую продукцию китайцами.

А пока, борясь за благородную идею «дедолларизации», Москва участвует в очередном переделе капитализации планеты вокруг двух финансовых полюсов – Пекина и Вашингтона. Но, как видится, Россия не должна попадать в такую зависимость ни от Запада, ни от Востока, и наращивать свои силы, пользуясь их противоречиями. Причем наши интересы здесь отчасти схожи с индийскими. И задача Москвы – балансировать между крупными центрами силы и извлекать максимальную выгоду от их столкновения, взаимодействуя с ними.

А вовсе не подыгрывать одной из них без получения очевидных преимуществ.


Автор:  Сергей БАЛМАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку