Стрелков ведёт за Россию свою собственную войну

Стрелков ведёт за Россию свою собственную войну 24.06.2014

Стрелков ведёт за Россию свою собственную войну

После выхода статьи о министре обороны Донецкой Народной республики Игоре Стрелкове в нашу газету стали приходить воспоминания самых разных людей, хорошо знавших Игоря. Наиболее интересным нам показался рассказ о его участии в походе, который хотя и не может считаться боевым, но всё же выявил в тогда никому не известном студенте-историке черты будущего героя обороны Славянска.
 
Летом 1991 года историко-патриотическое объединение «Русское знамя», которым я тогда руководил, при поддержке нескольких реконструкторских клубов, организовали первый в истории современной России военно-исторический поход по маршруту Северо-Западной армии генерала от инфантерии Николая Николаевича Юденича от Нарвы к Петрограду, завершив его установлением креста на Пулковских высотах в память о павших белых воинах.
 
В походе участвовало порядка 180 человек, и среди них сразу выделился студент Московского историко-архивного института Игорь Гиркин. Когда выяснилось, что обещанного транспорта не будет и нам не на чем добираться до Нарвы, именно он немедленно отправился на автовокзал, купил билеты на всех и сам выехал в передовой группе. Когда мы прибыли к развалинам Иван-Городской крепости, где планировалось остановиться, там уже всё было готово и над стенами – впервые с 1917 года развевался трёхцветный русский национальный флаг.
 
Нашу акцию Игорь воспринимал, как настоящий боевой поход и не давал ни себе, ни другим ни малейших поблажек. Зная, что некоторые относились к происходящему как к вылазке на природу, могут уйти за выпивкой или натворить чего-то, я поставил его часовым, дав задание не выпускать никого за пределы лагеря. Никто и не вышел – даже в туалет, извините за подробности, ходили в строго определённое место. А когда уже во время похода, группа ребят во главе с ныне очень известным художником-иллюстратором военной литературы Андреем Каращуком, переоделись чекистами и решили в шутку на нас напасть, он не зная, что это розыгрыш, в полном соответствии с уставом караульной службе задержал их и взял в плен. Очень трепетно Игорь относился к военной символике: уже потом, когда мы подружились, я подарил ему настоящую русскую офицерскую кокарду времён Гражданской войны. Так он, участвуя в исторических реконструкциях, её ни разу не надевал. Считал, что не имеет права, хотя был уже подполковником спецназа.
 
Но это всё было позже, а 21 июля установив крест на Пулковских высотах, который, стал первым в России памятником погибшим участникам белого движения, мы решили: Юденич дошёл до Пулково, а мы всё же войдём в Питер и вошли, остановились на ночь у поста ГАИ после бетонного слова «Ленинград». Милиционеры сначала удивились почти 200 человек с оружием в неизвестной форме, а потом Игорь присоединился к ним с нашим «Максимом» и всю ночь останавливали нарушителей с пулемётом. Ему тогда всего 20 лет было…
 
…А через месяц случился ГКЧП и почти все участники похода, включая Игоря, оказались на баррикадах в Москве и Петербурге. Некоторые уже с настоящим оружием, сейчас, конечно происходившее, тогда может казаться не серьёзным, но тогда ребята были готовы воевать и умирать по настоящему. И многие это доказали потом, уже на реальных войнах. Игорь как известно, уже летом 1992-го оказался в Приднестровской республике, потом в Сербии, а в 1995-ом сказал мне: «Воевать одному невозможно. Пойду на службу».
 
Некоторые особо рьяные «ревнители белой идеи» (которые, как правило, сами способны самое большее на костюмированный пикничок на природе с игрой в войнушку) сразу начали возмущаться: мол продался, чекистскому режиму, ату его! Конечно ерунда это несусветная, Стрелкова невозможно ни купить, ни использовать, он всегда говорил, что ведёт за Россию свою собственную войну и поступает исключительно в соответствии со своими убеждениями. Приведу пример: вступив в 1995 году в военно-патриотический Русский Общевоинский союз, Игорь узнал, что один из активистов РОВС – осведомитель конторы, и регулярно пишет доносы, называя в них членов союза террористами. Он немедленно разоблачил провокатора, объяснив, что одно дело воевать за родину в подразделениях спецназа ФСБ, а другое клеветать на невинных людей, чему он никогда потворствовать не будет. Причём и сам из РОВС в том же году вышел. Офицерская честь для таких как Стрелков не пустой звук, а основной принцип и они руководствуются им в каждую минуту своей жизни, будь то настоящая боевая операция или историческая реконструкция.
 
Дмитрий Матлин, председатель Александровского исторического общества


Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку