НОВОСТИ
Госдума приняла постановление о проверке всех концессионных соглашений в сфере ЖКХ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
18005
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
19247
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
21728
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
20193
sovsekretnoru
ЯДЕРНЫЕ ТАЙНЫ ФРАНЦУЗСКОЙ ПОЛИНЕЗИИ

ЯДЕРНЫЕ ТАЙНЫ ФРАНЦУЗСКОЙ ПОЛИНЕЗИИ

ЯДЕРНЫЕ ТАЙНЫ ФРАНЦУЗСКОЙ ПОЛИНЕЗИИ
Автор: Сергей БАЛМАСОВ
13.06.2023

В 2018 году Президент Франции Эмманюэль Макрон рассекретил документы по испытаниям ядерного оружия в 1966 – 1996 гг. в Полинезии (южная часть Тихого океана). Он признал ответственность Парижа за это и обещал «открыть все, кроме самых конфиденциальных военных данных».

Но в 2020 году этот процесс притормозил. А весной 2023 года спецслужбы и военные даже добились засекречивания многих документов.

Историк Французской Полинезии Жан-Марк Реньо заявил, что внятных доводов они не привели. Однако злые языки утверждают, что рассекреченные документы позволили установить, что ядерные испытания не были «безвредными», как утверждал Париж.

КОМПЕНСАЦИИ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

И сейчас полинезийцы требуют от Парижа выплаты компенсаций на миллиард долларов за ущерб своему здоровью, вызванный атомными взрывами. Как установили американские и британские ученые, французы обманывали общественность, утверждая о «безвредности» испытаний, и занизили степень воздействия радиации в 10 раз. Но в 1998 году Минобороны Франции официально признало, что население Полинезии пострадало от последствий ядерных взрывов. И в 2010-м Париж стал выплачивать за это компенсации: 800 миллионов долларов на лечение злокачественных опухолей получили 10 000 участников испытаний. Среди них были в основном французы. Однако это почти не коснулось полинезийцев. Компенсации выплатили лишь 63 аборигенам. Местных жителей возмущает такая разница в подходах, хотя они также умирают от раковых заболеваний. И утверждают по аналогии с японцами: «все мы хибакуся» (пережившие ядерные бомбардировки).

ПОЛИНЕЗИЙСКИЙ «ЧЕРНОБЫЛЬ»

Всего во Французской Полинезии Париж провел около 200 ядерных испытаний. Обычно они взрывали мощные устройства от 120 килотонн. Сброшенные же на Хиросиму и Нагасаки бомбы имели 15–23 килотонн каждая.

Первые атомные испытания Франция провела в 1959 – 1966 гг. на юге Алжира в пустыне Сахара. Но после ухода Парижа из этой страны ему пришлось перенести полигоны на удаленные от цивилизации полинезийские атоллы Фангатауфа и Муруроа. Где возмущаться их размещению, казалось, было почти некому.

Однако с самого начала развитие ядерной программы пошло «не по плану». Французы рассчитывали, что атмосферные взрывы, произведенные на большой высоте с воздушных шаров и самолетов, не будут опасными. И что ветры унесут радиоактивные облака далеко в безлюдный океан.

Однако в июле 1966 года произошел преждевременный подрыв ядерной бомбы над Муруроа на малой высоте. В результате взрыв высосал всю воду из его лагуны, обрушив на атолл дождь из мертвой рыбы и моллюсков, а ветер рассеял с осадками большое количество плутония-239 над значительной частью Тихого океана вплоть до Перу и Новой Зеландии.

Подобных инцидентов было немало. В том же году похожая авария случилась на Фангатауфе. Инцидент повторился в следующем году на Муруроа. В результате население соседних с ними островов Мангарева и Турея в 1968-м эвакуировали из-за резкого повышения там уровня радиации.

А последствия от испытания на Фангатауфе в 1970 году бомбы в 914 килотонн (равносильно взрыву 50 бомб, сброшенных на Хиросиму или Нагасаки) были такими, что пришлось срочно вывозить с Муруроа солдат.

В 1971 году подобные происшествия зафиксированы дважды, из-за чего серьезному радиационному заражению подвергся архипелаг Гамбье.

Особенно крупный инцидент произошел 17 июля 1974 года на Муруроа, когда атомное облако накрыло знаменитый остров Таити, где проживала основная часть населения Французской Полинезии.

Более того – радиоактивные дожди прошли в Новой Зеландии, Самоа, Фиджи, Тонга, на Дальнем Востоке, в Перу и Мексике, вызвавшие там сильное увеличение радиации. Так, на Самоа в 1966 году она увеличилась в 1850 раз.

Это спровоцировало сильное возмущение в мире.

После этого с 1975 года испытания стали проводить только под землей, в глубоких шахтах, пробитых в базальтовом ядре атоллов. Однако международное недовольство только нарастало. Общим лейтмотивом протестов стало: «Если проведение ядерных взрывов так безопасно, как говорят французы, делайте это посреди Парижа».

К полигонам устремились корабли экологов, чтобы выяснить происходящее. Их останавливали французские военные. В 1985 году судно экологических активистов Rainbow Warrier-1 («Воин Радуги») было потоплено французскими спецслужбами в гавани новозеландского Окленда. Это наделало немало шума в мире, но не остановило недовольных.

Предшествующие и последующие события показали обоснованность подобных опасений. 25 июля 1979 года при проведении подземного испытания ядерный заряд застрял при спуске в шахту Муруроа и произошел преждевременный взрыв.

Это привело к большому подводному оползню основания атолла и появлению там огромной трещины шириной 40 см и длиной в несколько километров. Из разрушенной шахты большое количество радионуклидов попало в океан.

Дело в том, что атоллы являются верхушками жерл потухших вулканов, уходящих вглубь океана. Они состоят из «хрупких» пород, неустойчивых к столь мощным взрывам.

В результате произошло цунами, опустошившее многие острова, особенно архипелаг Туамоту. Оно ударило и по Муруроа. В результате пострадали работники ядерного полигона.

А весной 1981 года мощные тайфуны смыли с Муруроа в океан «тяжелый» плутоний. После этого на острове Мангарева, находящемся на удалении 400 километров от полигонов, выявили превышение уровня радиации в рыбе, воде, воздухе, почве, выращиваемых там овощах и фруктах в 200 раз.

Интересно, что до сих пор точное количество произведенных испытаний засекречено. По одним данным, их было 193, по другим – 198. Но, возможно, их было больше. Также здесь еще провели 12 «холодных» испытаний без осуществления полноценной ядерной реакции. Во время одного из них 5 июля 1979 года взорвались емкость с радиоактивными веществами и военная техника с боеприпасами.

В конце концов, под давлением извне и протестов самих полинезийцев, в 1996 году Париж прекратил ядерные испытания. Оборудование полигонов демонтировали. Казалось, «атомную» историю Полинезии можно было забыть.

ЧТО ОХРАНЯЮТ ФРАНЦУЗЫ?

Однако атоллы Муруроа и Фангатауфа продолжили серьезно охранять, выделив для этого целый полк морской пехоты с вертолетами, самолетами, боевыми кораблями. Его официальной задачей обозначили «мониторинг и обслуживание объекта в Муруроа». Который, как объявил Париж, был демонтирован.

Несмотря на это, французы, как и прежде не пускают сюда посторонних. И это не случайно. По данным американских и британских ученых, уровень радиации даже за сотни километров от полигонов остается очень опасным для жизни и здоровья людей.

Но и это еще не все. Так, только за 1967– 1975 гг. французы затопили в океане 3200 тонн радиоактивных отходов в простых бочках, которые уже начали разрушаться и скоро все это попадет в воду. Всего там могли «захоронить» десятки тысяч тонн таких материалов.

ЧТО ПРОИСХОДИТ В ЯДЕРНОМ «РАЮ»

Чтобы иметь представление о том, что там происходит, необходимо обследовать секретные полигоны. Ранее на атоллах установили датчики для мониторинга их состояния. Однако сейчас из них работают менее половины, и ученые опасаются, что треснувший Муруроа развалится (аналогичная проблема имеется и на Фангатауфе). И весь накопленный за 30 лет радиоактивный материал окажется в океане.

Также специалисты опасаются возможного пробуждения потухших вулканов из-за проведения ядерных взрывов в их жерлах. Это вызовет выброс в окружающую среду огромного количества радионуклидов. Причем вулканологи утверждают о наличии большого количества таких признаков. Поэтому полигоны нуждаются в дополнительном наблюдении.

В последние годы Париж разрешил провести там лишь 4 небольших научных исследования. Анализы донных отложений, воды, планктона рядом с полигонами выявили высокие уровни содержания «тяжелых» урана и плутония. И сильное вымывание из поврежденных испытательных шахт «легких» радионуклидов – трития, йода-131, стронция-90, цезия-134 и 137, выносит радиоактивные соединения за их пределы. Они переносятся течениями на тысячи километров в сторону южноамериканских стран – Перу и Чили. У побережья этих стран добывается рыба, отправляемая на международные рынки, в том числе и российские. Особенно высокий уровень радионуклидов наблюдался в планктоне и питающихся им океанских обитателях. Это следствие распространения сигуатеры, отравления рыбой.

Наличие трития объясняется испытаниями здесь новейшей «тритиевой» ядерной бомбы. При своей разрушительной мощи она обладает малыми размерами – с куриное яйцо.

Также эксперты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) обнаружили на дне лагун обоих атоллов 15 кг плутония, еще 500 килограмм находится в шахтах обоих атоллов. Ежегодно оттуда вымывается 10 грамм этого высокотоксичного металла. Всего один его миллиграмм может вызвать раковую опухоль почек и легких человека, а доза в несколько миллиграммов смертельна.

Сколько всего остается радиоактивных материалов в испытательных шахтах и акватории полигонов, неизвестно. И определить степень повреждения атоллов без проведения полноценного исследования невозможно.

Однако как утверждает эксперт по ракетно-ядерному распространению Владимир Хрусталев, «глобальной катастрофы не случится. Это опасно именно вблизи. Тот же большой объем плутония в точках проведения испытаний большей частью вплавлен в стекловидную массу, образуемую при взрыве в породе. Из такого стекла вымываются тысячные доли процента веками. Океан также дает дикий эффект разбавления. Это касается и большинства других изотопов. Да, они опасные. Но время полураспада многих – это дни, месяцы, годы, десятки лет. У цезия-137 – 30 лет. Трития – 11 лет и спустя этот срок воздействие данного изотопа, а значит, и создаваемая радиоактивная опасность, сокращается вдвое. А еще через 11 лет – еще вдвое меньше и т.д., пока выброс не растает до фоновых уровней. Да, ядерные работы в таком масштабе на столь малых площадях и с регулярными ЧП создают опасные местные высокие «концентрации» радионуклидов, делающих острова непригодными для жизни и хозяйственной деятельности. Но уже на небольшом расстоянии от них в океане из-за их дикого разбавления совершенно иная ситуация.

Фото_11_06_Яде.jpg 

Куда неприятнее – это радиоактивные отходы в бочках. Лет 50–100, когда они будут протекать, можно ожидать внезапные аномалии в местах их захоронения».

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ

Также следствием проведения ядерных испытаний стала активизация сепаратистов во Французской Полинезии из партии Fetia Api («Новая Звезда»). Руководил ей Борис Леонтьев, внук российского генерала-белоэмигранта Максима Леонтьева. Fetia Api по всем прогнозам готовилась «взять» местный парламент и объявить о независимости Французской Полинезии.

Однако 23 мая 2002 года французские спецслужбы устроили крушение самолета Леонтьева, и Полинезия осталась под властью Парижа. Об этом ранее подробно писала газета «Совершенно Секретно».

Однако на этом проблема для Парижа не исчезла. Местное население требует компенсаций и проведения «полностью независимого обследования» полигонов и доступа к засекреченным архивам. Они желают знать правду о том, что происходило у них под боком и в связи с этим направляют против Франции иск в Международный уголовный суд в Гааге.

ПРОИСКИ ЗАКЛЯТЫХ СОЮЗНИКОВ

Интересно, что в последнее время большое внимание к изучению ядерных секретов Франции проявляют американские и британские ученые. Причем сами США и Великобритания провели в Океании минимум 85 ядерных испытаний в Австралии, на атоллах Бикини (Маршалловы острова) и Рождества (Кирибати). Один только взрыв водородной бомбы «Касл Браво» по мощности (15 мегатонн) едва ли не превышает все, вместе взятые, французские испытания. И потому еще большой вопрос, кто больше оставил радиоактивной грязи в Океании.

И как подозревают французы, проявленный американцами и британцами интерес к ядерным секретам Парижа неслучаен. Они видят в этом не только способ отвести внимание от своих «грехов», выдавив отсюда слабеющее французское влияние. Чтобы одновременно не допустить сюда Китай.

Однако пока Франция прочно держится за Полинезию. И если даже французов выдавят из региона, полигоны останутся за Парижем. В отличие от остальной части Полинезии атоллы Муруроа и Фангатауфа находятся в полной собственности Французской Республики: в 2012 году Правительство Франции торпедировало их передачу в самоуправление Французской Полинезии. Оно прислушалось к мнению начальника отдела мониторинга центров ядерных испытаний (DSCEN), «нежелательно эти атоллы, места хранения ядерных отходов, выставлять на всеобщее обозрение и делать доступным всем хранящийся там плутоний».

Впрочем, как считает Владимир Хрусталев, «дело тут не только в боязни французов, что в случае их ухода станет понятен весь масштаб бедствия. Для отраслевой науки картина примерно понятна и без секретных документов. Куда важнее для Парижа то, что это спровоцирует мощную антифранцузскую пропагандистскую кампанию, на которую теперь могут найтись большие иностранные деньги – китайские или российские или еще чьи. Грязного белья с десятилетий ядерных испытаний там достаточно. И если его выставят на всеобщее обозрение, это создаст Парижу проблемы. В том числе его имиджу и влиянию в Тихом океане».

Также нежелание Парижа уходить из Французской Полинезии (ежегодное ее содержание обходится ему в пять миллиардов евро. – Прим. ред.) вызвано наличием у него больших планов на эти территории. Опираясь на местную инфраструктуру, французские чиновники и политики рассчитывают в будущем разрабатывать природные богатства Антарктиды.

ГРОЗЯТ ЛИ МИРУ ПОЛИНЕЗИЙСКИЕ «МУТАНТЫ»

Следствием радиоактивного заражения, как уже отмечали ученые, стали мутации местных живых организмов. Вопрос – не приведет ли это в будущем к каким-то катастрофическим изменениям, опасным для человечества?

Напомним, что одним из мест рождения фантастического чудовища «Годзилла» фантасты определили именно Муруроа. И, как знать, чего ожидать от заложенной там бомбы замедленного действия. С учетом благоприятного для таких мутаций тропического климата, при наличии огромного количества образцов животного и растительного мира, нельзя исключать появления здесь чего-то более смертоносного.

В связи с этим Владимир Хрусталев указал: «Все нежизнеспособное умирает, не оставив потомства, и исчезает. Атоллы были ареной борьбы за жизнь миллионы лет, и фильтры естественного отбора работали со всеми формами жизни, включая и постоянно возникающими мутантами, приспосабливающимися к среде обитания и вызывающими страх у человека, или не приспосабливающимися и вымирающими. Возможна ли волна новых подобных вариантов? Для природы в этом нет ничего нового. Даже появление некоторых видов рода человеческого в доисторические эпохи подозрительно совпадает с местами с высоким содержанием урана, повышающим радиоактивность среды. Да и Земля ранее регулярно сталкивалась с огромными дозами космической радиации, наносившими ей тяжелый ущерб. Но жизнь выкарабкивалась. Защитных механизмов и в живых организмах, и в экосистемах за миллиарды лет создано множество».

Фото из архива автора


Автор:  Сергей БАЛМАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку