НОВОСТИ
В Москве из-за смерти пациента приостановили работу клиники пластической хирургии Хайдарова
ЭКСКЛЮЗИВЫ
30.01.2024 20:29 НЕ ЗА ЛЮДЕЙ
93344
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
24346
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
24847
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
27512
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
25777
sovsekretnoru
ОТ БЕРЛУСКОНИ ДО ТРАМПА

ОТ БЕРЛУСКОНИ ДО ТРАМПА

ОТ БЕРЛУСКОНИ ДО ТРАМПА

ФОТО: SARAH YENESEL/EPA/TASS

Автор: Сергей МАНУКОВ
10.05.2023

Дональд Трамп стал 4 апреля первым бывшим президентом США, обвиненным в совершении уголовно наказуемых преступлений. После предъявления обвинений он назвал США страной третьего мира и обвинил своих противников в преследовании по политическим мотивам с целью помешать ему участвовать в президентских выборах в 2024 году. Сравнение США со страной третьего мира тут же стало крылатым.

Его повторяют не только сыновья Трампа, но и десятки миллионов его сторонников. Только за два с небольшим десятилетия XXI века уголовному преследованию после отставки подверглись экс-лидеры 78 (!) стран. Причем, некоторым пришлось даже отправиться за решетку.

Для Америки, страны молодой, обвинение лидера, пусть и бывшего, в совершении уголовных преступлений в новинку, но вот для других стран это, а в отдельных случаях и вынесение обвинительных приговоров бывшим главам государств и правительств, можно сказать, в порядке вещей.

Америка раньше не преследовала экс-президентов даже в тех случаях, когда в их вине ни у кого не оставалось сомнений. Такая робость объясняется опасениями дестабилизации обстановки в стране и еще большего размежевания на два противоположных лагеря и без того поляризированного американского общества.

Этими соображениями, например, руководствовался 38-й Президент США Джеральд Форд, когда помиловал в 1974 году своего предшественника Ричарда Никсона в Уотергейтском скандале.

«Спокойствие, которое (с трудом) удалось восстановить в этой стране, исчезнет, – объяснил он свое решение. – Американский народ разделится на два лагеря, а США будут отвлечены от борьбы с вызовами».

В рассуждениях Джеральда Форда немало логики.

«Президенты и премьер-министры – это не просто обычные люди, – считают политологи из университета Вашингтона Виктор Менальдо, Джеймс Лонг и Морган Вак, изучавшие преследование глав государств и правительств по всему свету. – Их выбирают граждане или политические партии для того, чтобы они вели страну (вперед). В большинстве случаев они популярны в народе, иногда перед ними преклоняются. Поэтому преследование их неизбежно разделяет общество».

У этого довода имеется не менее сильный контрдовод: вне зависимости от занимаемых постов все должны быть равны перед законом. Отказ от преследования бывших лидеров, совершивших преступление, не только ставит их над законом, но и поощряет к таким же действиям тех, кто приходит им на смену. Этот аргумент вполне справедлив для демократий, имеющих долгую историю и прочно стоящих на ногах. В молодых же демократиях имеется множество нюансов и проблем.

Согласно исследованию авторитетного американского интернет-сайта Axios, за 23 года XXI века уголовному преследованию подвергались бывшие лидеры 78 стран. Еще один интересный вывод: лишь в каждой четвертой стране (23%) из тех, что стали демократическими в 1885–2004 годах, бывших лидеров, обвиняли в совершении преступлений.

Во всех остальных странах принципом верховенства закона и демократическими ценностями часто жертвовали для того, чтобы уберечь молодую демократию от потрясений, чтобы она пустила, так сказать, корни и окрепла.

За неполные полвека, после 1980 года, почти половина стран имеет в своем послужном списке хотя бы одно такое дело. И это притом что исследователи не считали простые попытки импичмента, которые, между прочим, объявляются не за некрасивые глаза, а по вполне конкретным и часто весомым обвинениям.

В подавляющем большинстве стран действующие главы государств или правительств пользуются юридической неприкосновенностью, поэтому обвиняют и судят их в случае нарушения законов после окончания срока полномочий. Этим, вернее, страхом оказаться на скамье подсудимых после ухода, в немалой мере объясняется страсть многих политиков к власти, особенно распространенная в Африке, где президенты и премьеры десятилетиями цепляются за власть. Они снова и снова участвуют и побеждают в выборах, зачастую нарушая Конституцию или меняя ее под себя.

В БРАЗИЛИИ ТАК РЬЯНО БОРЮТСЯ С КОРРУПЦИЕЙ, ЧТО НА СКАМЬЮ ПОДСУДИМЫХ ПОПАЛ ДАЖЕ ПРОКУРОР, ВОЗГЛАВЛЯВШИЙ ЭТУ БОРЬБУ

Если говорить о географии, то среди крупных регионов, где бывшие лидеры чаще всего подвергались уголовному преследованию или попадали за решетку, лидирует Латинская Америка. За примерами ходить далеко не нужно: сейчас у власти в крупнейшей стране континента – Бразилии находится бывший чистильщик обуви, лидер Партии трудящихся Луис Инасиу Лула да Силва, который был приговорен к 12 годам тюрьмы за коррупцию. Десятки миллионов бразильцев и, в первую очередь, естественно, его сторонники, уверены, что обвинения и процесс носили политический характер. В 2019 году он вышел на свободу, а в прошлом году победил на президентских выборах.

Кстати, через год та же команда прокуроров, которая посадила Лулу, обвинила в коррупции еще одного Президента Бразилии – Мишела Темера. Ему вменялась в вину взятка в размере 1 млн реалов (260 тыс. долларов) за контракты на строительство АЭС. После окончания его президентского срока в марте 2019 года он был арестован, но через два года, правда, оправдан.

В ходе борьбы с коррупцией в Бразилии пострадали сотни коррумпированных чиновников самых разных политических убеждений и рангов, включая, кстати,… прокурора, руководившего расследованием.

Третьим президентом Бразилии, обвиненным в коррупции, была Дилма Русефф. В 2016 году ее даже отстранили от должности президента. Кстати, это не помешало ей совсем недавно возглавить Новый банк развития, банк БРИКС.

В соседней Аргентине, второй по размерам стране континента, в декабре прошлого года была приговорена к 6 годам тюрьмы за коррупцию бывший президент Кристина Элисабет Фернандес де Киршнер. Речь идет о преступлениях, совершенных ею на посту как Президента Аргентины (2007–2015 гг.), так и вице-президента, который она занимает с декабря 2019 года. Но поскольку она обладает иммунитетом против уголовного преследования, то приговор приведен в исполнение не был, и она продолжает исполнять обязанности заместителя главы государства.

Противоположностью Бразилии, где глав государства преследуют за мнимые и реальные преступления, не обращая внимания на последствия, которые несколько раз ставили страну на грань гражданской войны, является Мексика, в которой стабильность много лет ставили выше верховенства закона.

В ХХ веке Мексикой в основном правила Институционно-революционная партия (PRI). За долгие год правления PRI в стране пышным цветом расцвели кумовство и коррупция. Власти преследовали чиновников за мелкие нарушения, но не трогали крупную рыбу, даже если речь шла об откровенных коррупционерах. Ситуация начала меняться совсем недавно.

Фото_08_22_Зак.jpg 

В начале августа прошлого года, как гром среди ясного неба прозвучало сообщение федеральной прокуратуры о заведении нескольких дел против бывшего Президента Мексики Энрике Пенья Ньето (2012– 2018 гг.). Его обвиняют в целом букете преступлений, среди которых отмывание денег, махинации с выборами и, естественно, коррупция.

ЗЛОЙ РОК ПЕРУАНСКИХ ПРЕЗИДЕНТОВ

Перу – второй производитель меди на планете и страна, где много лет экономика развивалась самыми быстрыми темпами в Латинской Америке. А еще это страна, где всех президентов, находившихся у власти последнюю треть с лишним века, обвиняли в совершении преступлений. Взять, к примеру, Мартина Вискарру, возглавлявшего Перу в 2018–2020 гг. Он был отрешен от должности главы государства в ноябре 2020 года в результате импичмента. Кстати, со второй попытки. Вискарру обвинили в получении взяток от двух строительных компаний в общей сложности на 2,3 млн солей (640 тысяч долларов) при распределении подрядов на строительство. Причем, работал он тогда не президентом, а губернатором региона Мокегуа (2011– 2014 гг.).

Предшественник Вискарры на посту президента, Педро Пабло Кучински (2016–2018 гг.) находится под домашним арестом. Экс-президента Перу обвиняют в подписании за взятку контракта с бразильской строительной компанией Odebrecht, когда он работал в правительстве Алехандро Толедо. Через год после отставки, в апреле 2019 года, Верховный суд признал его виновным и приговорил к трем годам предварительного заключения.

Алехандро Толедо тоже в «черном списке» коррупционеров. Его обвиняли в получении взятки тоже от Odebrecht в размере 20 млн долларов. Он находится в США и борется с экстрадицией на родину для суда.

К слову, Odebrecht сыграл роковую роль в карьере не только Кучински и Толедо. Пострадал от нее, например, и Ольянта Умала (2011–2016 гг.), которому вменяют в вину взятку в 3 млн долларов во время избирательной кампании 2011 года.

Еще один экс-президент Перу Алан Гарсия (1985–1990 и 2006–2011 гг.) предпочел в апреле 2019 года смерть аресту по делу о получении взятки от Odebrecht в размере всего лишь 100 тыс. долларов. Он выстрелил себе в шею, когда за ним приехали стражи порядка, и скончался в больнице. Самым известным преступником на посту президента Перу сами перуанцы считают Альберто Фухимори (1990– 2000 гг.), который сейчас отбывает 25-летний (!) срок. Естественно, такие сроки дают не за взятки или, как в случае с Фухимори, не только за взятки. Главное обвинение заключалось в создании эскадронов смерти для борьбы с левой оппозицией.

Пабло Кучински незадолго до своей отставки попытался освободить Фухимори под видом «гуманитарной» амнистии, но судья, надо отдать ему должное, отказал президенту. Правда, справедливости ради следует заметить, что он осмелился сделать это не при Кучински, а уже при президенте Вискарре. По слухам, Кучински амнистировал Фухимори в благодарность за то, что семья бывшего президента сорвала импичмент в отношении него самого.

Год назад, 17 марта 2022 года, Конституционный суд Перу освободил 83-летнего Фухимори на основании принятого тремя годами ранее закона, по которому престарелым заключенным пребывание за решеткой заменяют домашним арестом с условием ношения электронного браслета.

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ НЕТАНЬЯХУ СРАВНИВАЕТ СЕБЯ С «ВЕДЬМОЙ»

Конечно, Мексика далеко не единственная страна, где много лет безнаказанно процветала коррупция властей. То же самое происходило в находящейся на противоположном берегу Атлантического океана Южной Африке, где в начале 90-х годов прошлого века закончилось многолетнее правление апартеида. При передаче власти черному большинству в 1994 году правительство белого меньшинства выторговало юридическую неприкосновенность от уголовного преследования, как для членов правительства, так и для представителей белого населения, что позволило им в целом сохранить нажитые далеко не всегда законными и честными методами богатства. Это соглашение, с одной стороны, конечно, помогло избежать гражданской войны, но с другой, отнюдь не способствовало созданию справедливой Южной Африки. Одним из его прямых последствий, к примеру, стал один из самых больших на планете разрывов в доходах населения. Причем, зачастую на фоне явного расового признака.

Еще одним последствием соглашения 30-летней давности остается коррупция. Экс-президента Джейкоба Зуму (2009–2018 гг.) сейчас обвиняют в коррупции и злоупотреблениях властью, главным образом выражавшихся в том, что он часто беззастенчиво пользовался государственными средствами для собственных нужд. Расследование в отношении Зумы продолжается хотя и медленно, но, как говорится, верно. Бывший президент, кстати, успел недолго побывать за решеткой, но пока лишь за неуважение к суду.

Результат дела, если, конечно, Джейкоба Зуму признают виновным и показательно накажут, возможно, станет хорошим примером для других глав ЮАР и высокопоставленных чиновников.

Еще одной страной, производящей в этом отношении двойственное впечатление, является Израиль, где с преступниками во власти как бы борются и как бы не борются. С одной стороны, израильский суд осудил «сладкую парочку»: бывшего президента Моше Кацава (2000– 2007 гг.) на 7 лет тюрьмы в 2010 году по нескольким статьям, включая изнасилование и воспрепятствование правосудию, и экс-премьера Эхуда Ольмерта (2006–2008 гг.) в 2014 году на 27 месяцев тюрьмы за коррупцию и тоже воспрепятствование правосудию. Но с другой стороны, перед глазами непотопляемый Биньямин Нетаньяху, трехкратный премьер-министр страны, занимавший этот пост самое длительное время в ее истории – свыше 15 лет. Биньямин Нетаньяху возглавляет правительство Израиля и сейчас, несмотря на то, что ему еще в 2019 году, когда он был премьером, предъявили три разных обвинения в коррупции.

Фото_08_23_Зак.jpg 

В случае признания виновным нынешнему главе правительства, который называет обвинения в свой адрес «охотой на ведьм», грозит более 10 лет пребывания за решеткой. Правда, в тюрьму он если и попадет, то нескоро. Процесс по делу известного политика наверняка затянется на долгие годы. Причина здесь не только и, наверное, не столько в бюрократии, сколько в энергичном сопротивлении самого обвиняемого. В случае осуждения в списке обвинений наверняка будет и воспрепятствование правосудию и злоупотребление служебным положением, потому что Нетаньяху пользуется властью для того, чтобы вставлять палки в колеса следователям и прокурорам. Наиболее известна его, правда, неудачная попытка добиться неприкосновенности и юридического иммунитета.

Фото_08_24_Зак.jpg

В Азии на роль лидера по части преследования, нарушивших закон лидеров, претендует Южная Корея. За последнюю треть века южнокорейские прокуроры обвинили и засудили пятерых (!) бывших президентов. Причем, Пак Кын Хё (2013–2017 гг.) обвинили и посадили вскоре после посадки ее предшественника Ли Мён Бака (2008–2013 гг.).

Суд признал Пак виновной не только в привычных для сильных мира сего обвинениях: вымогательстве, злоупотреблении властью и получении взяток, но и в таком экзотическом для главы государства преступлении, как разглашение государственной тайны. Она получила в конечном итоге 24 года тюрьмы, из которых отсидела пять, а также была приговорена к штрафу в размере 18 млрд вон (17,5 млн долларов). Экспрезиденту явно повезло – ее амнистировал нынешний глава государства, президент Мун Чжэ Ин.

Трудно, конечно, сказать, насколько пример предшественников оказался поучительным, но двое из последних глав Южной Кореи пока ни в чем предосудительном замечены не были.

Мун помиловал и уже упоминавшегося Ли Мён Бака, приговоренного в 2020 году к 17 годам тюрьмы за взяточничество и растрату. Больше всех «отличился» предшественник Ли, Но Му Хён (2003– 2008 гг.), совершивший самоубийство, находясь под следствием. Его обвиняли в получении взяток от одного из бизнесменов более чем на 6 миллионов долларов.

КУДА ЖЕ БЕЗ ЕВРОПЫ С ЕЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ

Хватает пострадавших от верховенства закона политических лидеров, нарушивших законы, и в Европе. Можно вспомнить, к примеру, недавнее обвинение экс-канцлера ФРГ Герхардта Шрёдера в чересчур сильных связях с Россией или бывшего премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона в том, что он устраивал в самый разгар коронавирусных ограничений вечеринки с танцами в своей резиденции на Даунинг-стрит, 10.

Сильное впечатление производит маленькая Исландия. Бывший глава исландского правительства Гейр Хаарде (2006–2009 гг.) является единственным мировым лидером, которого обвинили в… финансовом кризисе 2008 года и признали виновным в том, что он плохо делал свою работу. Остальной планете остается только мечтать о такой степени верховенства закона. Кстати, Хаарде может считать, что ему еще повезло, потому что противники хотели предъявить ему еще три, более серьезные обвинения.

Сторонники верховенства закона любят вспоминать Францию, где очень энергично преследовали после отставки двух экс-президентов Пятой республики и двух экс-премьеров.

Больше всего проблем с законом после сложения полномочий главы государства возникло у Николя Саркози (2007–2012 гг.). Они начались в первый день лета 2014 года с задержания полицией, после чего его обвинили в злоупотреблении служебным положением, коррупции и торговле влиянием.

В феврале 2016 г. в отношении Саркози было начато новое расследование – в этот раз в незаконном финансировании предвыборной кампании и в том, что расходы превысили лимит более чем в два раза.

Новое задержание весной 2018 г. стражи порядка объяснили расследованием незаконного финансирования предвыборной кампании 23-го Президента Французской Республики 2007 года ливийским лидером Муамаром Каддафи. Кстати, Саркози попал в историю как первый бывший глава Франции в современной истории, попавший под стражу.

Еще через год Финансовая прокуратура начал против него расследование по факту использования банкнот достоинством 500 евро. Этот факт вызвал подозрение в связи с «ливийским» делом.

1 марта 2021 года суд приговорил Николя Саркози к трем годам тюрьмы: к году тюремного заключения и двум годам условно по делу о коррупции, злоупотреблении влиянием и нарушении тайны следствия.

Фото_08_25_Зак.jpg  

Через полгода, в сентябре, Саркози получил еще один год тюрьмы за превышение лимита расходования средств на избирательную кампанию. Несмотря на обилие обвинений и два обвинительных приговора, за решеткой экс-президент не провел ни одного дня: по первому приговору он подал на апелляцию, а по второму добился тоже при помощи апелляции замены тюремного заключения домашним арестом с ношением электронного браслета.

Жак Ширак (1995–2007 гг.), предшественник Саркози на посту Президента Франции, был приговорен в 2011 году к двум годам тюрьмы условно за торговлю влиянием, злоупотребление доверием и служебным положением, а также растрату общественных средств во время работы столичным градоначальником (1977–1995 гг.). Ширак выплачивал в 1990–1995 гг. зарплату «мертвым душам», числившимся в мэрии, после чего деньги переводились в фонд его Консервативной партии RPR. Следствие просило освободить бывшего главу государства от ответственности, но судья решил иначе, потому что парижскому бюджету эта афера обошлась почти в полтора миллиона евро. Кстати, сам обвиняемый на суде не присутствовал по причине частичной потери памяти и деменции.

Кроме президентов, во Франции были осуждены и два бывших премьер-министра. Протеже Ширака Ален Жюппе получил по делу о «мертвых душах» 14 месяцев тюрьмы условно. Впрочем, тюремный срок не помешал ему возглавлять Министерство иностранных дел в правительстве Николя Саркози.

Еще один бывший премьер, Франсуа Фийон, возглавлявший правительство Николя Саркози, получил пять лет тюрьмы, причем три года из них условно. В прошлом году ему после апелляции приговор несколько смягчили: три года условно и год в тюрьме, которой ему, похоже, теперь удастся избежать лишь в том случае, если судья заменит его домашним арестом. Тюремный срок, а также 14-летний запрет занимать выборные должности стали следствием того, что он устроил жену Пенелопу и двух детей своими помощниками. Они получили за это миллион евро, ничего при этом не делая.

Что касается Франции, то сторонники теории о равенстве всех перед законом приводят ее в пример также по причине того, что, несмотря на солидное количество обвиняемых и осужденных президентов и премьеров и, несмотря на их, а также их сторонников гневные заявления о политическом преследовании, никаких революций во Франции не произошло.

Но конечно, ни Николя Саркози, ни тем более Жак Ширак и их премьеры не сравнятся с Сильвио Берлускони, который 4 раза возглавлял правительство Италии и является рекордсменом по продолжительности пребывания на посту Председателя Совета министров Италии. Кавальери (одно из его прозвищ) с полным основанием можно считать гоголевской «исторической личностью», т.е. человеком, постоянно попадающим в истории, а в данном конкретном случае – на скамью подсудимых.

Фото_08_26_Зак.jpg 

Берлускони уже треть века, можно сказать, не выходит из зала суда, потому что обвинения против него выдвигались несколько десятков раз. Справедливости ради следует сказать, что речь идет об обвинениях его в совершении преступлений не только в политике, но и в бизнесе. В чем только ни обвиняли синьора Сильвио: и в растратах, и в подделке бухгалтерии, и в подкупах судей, и уклонении от уплаты налогов, и в связях с несовершеннолетними проститутками и во многом другом. Справедливости ради следует также добавить и то, что до суда доходили лишь немногие дела. Одно из обвинений – в злоупотреблении служебным положением выглядит особенно вопиющим, потому что, находясь в кресле премьер-министра, он в случае необходимости просто брал и менял законы, по которым обвинялся.

Несмотря на преклонный возраст (86 лет) Сильвио Берлускони полон сил и продолжает заниматься политикой. Он занимает пост сенатора и остается одним из самых влиятельных политиков на Апеннинах. Берлускони по праву может гордиться своей непотопляемостью. Если представить его борьбу с итальянским правосудием в виде футбольного матча (он, между прочим, 30 лет владел знаменитым футбольным клубом «Милан», а сейчас ему принадлежит клуб «Монца», играющий в третьей лиге), то можно сказать, что он ведет в затянувшемся поединке почти с сухим разгромным счетом. Его признали виновным в совершении уголовно наказуемого преступления лишь один раз – в 2013 году. За уклонение от уплаты налогов синьор Сильвио получил четыре года тюрьмы, три из которых ему, попросту говоря, простили благодаря возрасту, а четвертый заменили годом общественных работ. Еще раз, правда, Кавальери признали виновным в оплате сексуальных услуг несовершеннолетней танцовщицы, но позднее его адвокаты приговор успешно оспорили.


Автор:  Сергей МАНУКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку