НОВОСТИ
СМИ: грузинское руководство готовится к восстановлению дипотношений с Россией
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
РАСШИРЯЙ И ВЛАСТВУЙ

РАСШИРЯЙ И ВЛАСТВУЙ

РАСШИРЯЙ И ВЛАСТВУЙ

ФОТО: STEPHANIE LECOCQ/EPA/TASS

Автор: Андрей БЕРЕЦ
01.08.2022

19 июля Евросоюз начал переговоры о вхождении в состав интеграционной группировки с Албанией и Северной Македонией. Страны уже много лет грезят возможностью примкнуть к европейскому сообществу, вторая даже пошла на смену названия ради возможности влиться в стройные ряды НАТО и Евросоюза. Скопье и Тирану держали в предбаннике сообщества под названием «кандидат на вступление в ЕС» с 2005 и 2014 года соответственно.

У старых членов объединения постоянно возникали вопросы к кандидатам. В разные годы процесс переговоров тормозили Германия, Нидерланды и Франция. Последним часовым, не желавшим открывать Северной Македонии и в связке с ней Албании ворота в сообщество, стала Болгария. По объективным показателям – экономика, нормативно-правовая база, зрелая политическая система – обе страны очень далеки от европейских идеалов, реальных предпосылок для полноправного вхождения в объединение у них нет, но на фоне глобальных изменений на международной арене Брюссель может принять политическое решение о расширении.

Северная Македония получила статус кандидата на вступление в 2005 году. В 2014 такой же статус был предоставлен Албании. Совет Европы одобрил начало переговоров о вступлении Албании и Македонии в 2020 году, казалось бы, путь открыт, но тут вмешались балканские соседи – Болгария наложила вето на вступление Северной Македонии, а заодно и идущей в связке в ней Албании. Причем со стороны требования Софии к Скопью кажутся откровенно дискриминационными.

БОЛГАРСКИЕ ПРОДЕЛКИ

«Болгария вообще не считает Северную Македонию государством македонского народа, а считают, что они болгары. София ставила целый ряд условий и не поддерживала вступление Северной Македонии в Евросоюз и выдвигала целый ряд условий: во-первых, надо было изменить Конституцию Северной Македонии и включить болгар в число других национальных меньшинств; ослабить информационное давление на Болгарию и зафиксировать недопущение «языка ненависти» в отношении болгар, изменить школьную программу», – рассказала «Совершенно секретно» ведущий научный сотрудник отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН Елена Гуськова. На саммите ЕС в конце июня позиция Болгарии практически послужила поводом для дипломатического скандала. Встреча глав государств и правительств тогда не принесла никакого прогресса в переговорах с Софией. Премьер-министр Албании Эди Рама неприкрыто высказывал возмущение принципом консенсуса, позволяющего Болгарии блокировать принятие новых членов без оглядки на мнение других стран-участниц объединения. «Позор, что страна-член НАТО – Болгария – держит в заложниках другие две страны пакта, а именно Албанию и Северную Македонию, <…> в то время как остальные 26 стран-членов [ЕС] стоят безмолвно в ужасающей демонстрации бессилия», – приводит ТАСС слова Рамы, произнесенные на саммите в Брюсселе. В ответ внешнеполитическое ведомство Болгарии выступило с официальным заявлением, в котором призвало главу албанского правительства «соблюдать языковые правила, которые соответствуют политику страны-кандидату на членство в ЕС».

Высказывания Рамы звучат, действительно, резко. Стоять на пороге интеграционной группировки с документами на вступление в руках и при этом обвинять ее в бессилии – интересная тактика. То ли Рама был настолько уверен в итоговом положительном исходе, что допустил критику, то ли столь разочарован, что уже не считал нужным мириться с мнением европейских стран.

Однако 17 июля дело, наконец, удалось сдвинуть с мертвой точки. Главы внешнеполитических ведомств Болгарии и Северной Македонии Теодор Генчовска и Буяр Османи тогда подписали протокол о конкретных мерах по эффективному исполнению договора о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве, что являлось необходимым условием для прогресса в переговорах по членству в ЕС. После того, как исчезли болгарские претензии к Северной Македонии, зеленый свет загорелся и для идущей с ней в паре Албании. Произошло это благодаря тому, что Скопье согласилось пойти на болгарские условия. «Северная Македония была унижена этими условиями. Это решается не так, а на межгосударственных переговорах. Кроме того, оценка исторических событий не должна влиять на вступление в ЕС», – добавила Гуськова.

Эксперт указала на то, что соглашение с Болгарией вызвало сильное возмущение в северо-македонском обществе. Люди вышли на улицы, недовольные унизительными уступками. «Это гражданское неповиновение отражает отношение многих македонцев к тем мерам, на которые идет правящая элита, чтобы приблизить страну к Евросоюзу. Революции не будет, но протестные марши будут продолжаться», – продолжила она.

ЛОГИКА ВРЕМЕНИ

Несмотря на то, что Албания и Северная Македония получили статус кандидатов на вступление в ЕС, говорить о сроках, когда они станут полноправными членами преждевременно. Соседи по региону – Сербия и Черногория – также давно ждут вступления в ЕС и уже более 10 лет находятся в статусе кандидатов.

Однако, сдержанный оптимизм в сердцах северо-македонских и албанских политиков может вселить позиция политиков Старого Запада по обе стороны Атлантики. Федеральный канцлер ФРГ Олаф Шольц заявил о том, что Евросоюз нуждается в странах Западных Балкан. Комментируя предоставление статуса кандидатов на вступление в ЕС Молдавии и Украине, которое произошло на том же саммите, глава германского правительства сказал, что это решение стало «ответом на перемены», происходящие в мире, очевидно, подразумевая проведение РФ специальной военной операции. При чем тут Албания и Северная Македония? При том, что затем германский политик заявил, что «аналогичного ясного ответа заслуживают и страны Западных Балкан [которым этот статус уже предоставлен]».

Схожую позицию продемонстрировал и лидер пусть в данном случае внешнего, но очень важного игрока, Президент США Джозеф Байден, заявив, что «Соединенные Штаты приветствуют важные шаги, которые Европейский союз предпринимает для продвижения интеграции Западных Балкан в Евроатлантическое сообщество, начав переговоры с Албанией и Северной Македонией о вступлении в ЕС».

В таких условиях можно ожидать, что, борясь за сферы влияния, страны Запада, могут ускорить процесс приятия в ЕС Северной Македонии и Албании. Однако, по мнению экспертов, для включения Балканских стран в свою орбиту Брюсселю вовсе необязательно принимать новых членов в состав ЕС, самого статуса кандидата на вступление уже вполне достаточно. «Ничего серьезного и революционного в ближайшее время не произойдет – Северная Македония и Албания в ближайшее время не войдут в состав ЕС. Брюссель обложит вступление тысячей условий. Причем ЕС очень выборочно ставит условие Балканским странам, которые хотят присоединиться к объединению. Часто эти условия не касаются экономического развития и законодательного поля. Например, Сербии в процессе переговоров ставили такие условия как ежегодное проведение ЛГБТ-парадов или выдача всех офицеров, участвовавших в 1990-е годы в войнах после распада Югославии», – сказала Гуськова.

Она добавила, что задача западных стран заключается в том, чтобы расколоть славянский православный мир и лишить страны, входящие в эту общность, возможности вырабатывать общую политическую позицию по важным глобальным политическим вопросам. По мнению Гуськовой, Брюссель будет держать «на крючке» возможное вступление в объединение Северную Македонию, Сербию, Черногорию, Боснию и Герцеговину, в которую входит Республика Сербская с православным населением, без реального движения в сторону полноценного членства в ЕС.

Профессор национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Екатерина Энтина в разговоре с «Совершенно секретно» выразила мнение, что решение о начале переговоров о вступлении Северной Македонии и Албании в Евросоюз, обусловлено желанием Брюсселя укрепить свое влияние в балканском субрегионе. «Несмотря на то, что абсолютное большинство Балканских стран присоединились к антироссийским санкциям, в регионе продолжается ускоренное геополитическое расползание. Началось оно где-то с начала 2010-х годов, кода Китай и Россия стали активно разыгрывать свои карты в балканском политическом пространстве. Сейчас этот процесс ускорился, поскольку мы наблюдаем очевидный слом системы международных отношений. Евросоюзу в этой связи надо было срочно каким-то образом отреагировать на ситуацию, которая складывается в субрегионе, – сказала она. – Балканским странам дали четкий сигнал, что ели они будут выполнять все реформы, которые требуют европейцы, страны смогут войти в ЕС. Положение Европейского союза на мировой арене надо было укреплять, поэтому все настроения, противящиеся принятию Северной Македонии и Албании, были сняты».

Фото_14_03_рас.JPG 

Главное требование албанской оппозиции – отставка премьер-министра Эди Рамы. Фото: FRANC ZHURDA/AP/TASS

Комментируя шансы претендентов на полноценное вхождение в состав Евросоюза, Энтина указала на то, что по объективным факторам претендовать на членство в интеграционной группировке в обозримом будущем ни Албания, ни Северная Македония не смогут, однако все может решить политическое решение в Брюсселе, как это было в случае с Болгарией и Румынией в 2007 году.

Учитывая, что в мире сейчас наблюдается тенденция к усилению блокового мышления, которое выражается в стремлении поделить всех на своих и чужих и, соответственно, расширять и укреплять существующие союзы и интеграционные объединения, а также создавать новые, нельзя исключать, что такое решение будет принято.

ВО БЛАГО ИЛИ ВО ВРЕД?

Что может дать Евросоюзу принятие новых членов – довольно спорный вопрос. Если рассматривать вопросы безопасности, учитывая, как аргументируют западные политики поддержку вступления Балканских государств в ЕС, то Скопье и Тирана и так уже давно входят в орбиту так называемого коллективного Запада – Албания вступила в Североатлантический альянс в 2009 году, Северная Македония в 2019 после урегулирования спора с Грецией из-за названия. Тем более, если посмотреть на военный потенциал государств, их непрекращающиеся споры с соседями (тоже, к слову, претендентами на членство в ЕС), республики, скорее являются, как принято говорить в западной политической науке, «потребителями безопасности», а не ее «производителями». Энтина также указала на то, что и Северная Македония и Албания – незрелые страны с точки зрения экономики и политической системы, и они не смогут «внести значительную лепту в сбалансированную внутреннюю консолидацию ЕС». Кроме того, в Албании тяжелая криминогенная обстановка и глубоко укоренившаяся клановая система.

Фото_14_04_рас.JPG 

Протокол о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве между Болгарией и Северной Македонией вызвал массовые недовольства у многих македонцев. Фото: GEORGI LICOVSKI/EPA/TASS

Кстати, если говорить о преимуществах для населения самих претендентов, то, например, Албания и так на бытовом уровне уже одной ногой в ЕС. Согласно данным Евростата, в 2017 году треть граждан страны имела вид на жительство в ЕС. При этом курс на дальнейшую и полную интеграцию, безусловно, добавит им прав и возможностей на пространстве ЕС. Понимают это и в Албании, где, по словам Энтиной, согласно последним социологическим исследованиям более 70% населения, однозначно, поддерживает курс руководства на евроинтеграцию. Тем более что в отличие от Северной Македонии Албании не пришлось идти на унизительные уступки ради прогресса в переговорах.

Политические дивиденды для ЕС от принятия новых членов весьма спорны. По всей видимости, еще больше осложнится процесс принятия решений из-за пресловутого правила консенсуса, при голосовании в ЕС, когда для принятия решения за него должны проголосовать все страны-участницы. Простая логика подсказывает, что, чем больше игроков в такой системе голосования, тем сложнее становится сам процесс принятия решений.

Однако по этому поводу существуют различные мнения. Энтина считает, что с точки зрения процесса голосование по включению новых стран-участниц в объединение будет скорее на руку Брюсселю. «На протяжении многих лет главной целью местных политических элит было затащить свои страны в Евросоюз, соответственно, будучи членами объединения, они будут проявлять еще большую лояльность. Учитывая их уровень экономического развития, эту лояльность будет гораздо легче купить путем оказания экономической помощи. Мы видим, что Польша и Венгрия сейчас серьезно рванули вперед в экономическом плане, и они уже перестали ощущать себя «ученикам» внутри объединения и считают себя равными старым участникам ЕС, вроде ФРГ или Нидерландов и требуют себе таких же прав. С Балканскими странами это еще долго не случится, и их можно будет долго использовать для балансировки решений внутри ЕС в пользу Брюсселя», – сказала она. Аналитик провела параллели с ситуацией в НАТО. Она напомнила что, новые члены Альянса из числа стран Восточной Европы – Польша, Венгрия – значительно более лояльны решениям Альянса, чем старые участники из западной части континента.

В Вашингтоне это чувствуют и делают ставку именно на партнерство с восточноевропейскими столицами. Брюссель, вероятно, захочет повторить этот прием с Балканскими странами.

Является ли усиление позиций Брюсселя внутри объединения благом или вредом для других участников интеграционной группировки, основными принципами которой на протяжении многих лет заявлялись именно принципы демократии и консенсуса – другой вопрос. Как это обстоятельство повлияет на скорость вхождения новых членов в объединение тоже пока неясно. С одной стороны ключевые решения принимаются в наднациональных институтах в Брюсселе, с другой принцип консенсуса и возможность наложить вето тоже никто не отменял, что недавно весьма отчетливо продемонстрировала Болгария.

Кроме того, профессор ВШЭ, эксперт клуба «Валдай» Екатерина Энтина констатировала, что с экономической точки зрения в плане экономики и логистики эти страны уже фактически встроены в ЕС, образуя «внешний контур, который живет и играет в целом по правилам Евросоюза».

РЕАКЦИЯ В МИРЕ

Москва предсказуемо негативно отреагировала на активизацию переговоров по вступлению Балканских стран в ЕС. Министр иностранных дел России Сергей Лавров считает, что позиция населения и руководства претендентов на членство в ЕС в этом вопросе сильно различается. «Сейчас поразительная перемена между тем, что чувствуют черногорцы и македонцы в отношении России, и то, что заставляют их политиков делать из Брюсселя, ЕС, НАТО. Это попытка сделать их «инструментом» в антироссийской игре. Это то же самое, что пытались сделать из Украины и из ряда других восточно-европейских стран», – сказал глава российского дипведомства.

А вот, например, в Анкаре, наоборот, заступались за Скопье и Тирану, когда по итогам саммита ЕС в конце июня они не получили статус кандидатов. В Турции считают, что принятие в состав ЕС этих Балканских стран отвечает интересам всего региона. Последовавшее решение о начале переговоров должно вызвать у турецкого руководства энтузиазм. Хотя, казалось бы, для Турции, которая стоит в очереди в Евросоюз с 1987 года, как раз-таки может вызывать обиду тот факт, что принятие других претендентов ускоряется. В случае с Балканскими странами, особенно обидными для турок могут быть и исторические аспекты. Страна исповедует принципы неосманизма, предполагающего укрепление влияния Анкары в регионах, на которые раньше простиралась Османская империя, а тут вдруг бывшие многовековые вассалы теоретически могут обойти наследников метрополии и заскочить в заветный Евросоюз раньше Турции. Но большая политика это не про эмоции.


Автор:  Андрей БЕРЕЦ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку