НОВОСТИ
Байден: разрешать Украине бить вглубь РФ нет смысла
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
Ядовитое наследие

Ядовитое наследие

Ядовитое наследие
Автор: Мария ШАРОГЛАЗОВА
01.03.2022

Вы когда-нибудь задумывались, что будет коммерсанту, если его предприятие годами гробило окружающую среду, а после падения рентабельности просто прекратило существование и бросило старые цеха и отравленные шламохранилища? Как показывает практика, представителям крупного бизнеса удается выходить сухими из воды, ведь рекультивацией ничейных опасных объектов самоотверженно занимается Правительство РФ.

Более 20 миллиардов рублей за 3 года федеральный бюджет России планирует потратить на «генеральную уборку» брошенных ядовитых заводов и свалок. «Пришло время убрать все, что накапливалось десятилетиями: это кладбища затопленных кораблей, свалки в границах наших городов, опасные скважины и забытые собственниками бывшие промышленные предприятия, которые до сих пор отравляют окружающую среду», – не без пафоса анонсировала будущие глобальные траты вице-премьер Правительства РФ Виктория Абрамченко. Власти продолжают курс на экологию, при этом бюджет вслед за городскими свалками взвалил на себя не только проблемы, связанные с работой бывших государственных заводов, но и брошенные активы коммерсантов, которые после банкротства живут припеваючи, причем зачастую, за пределами России.

Фото_04_08.jpg 

Сегодня статус объектов накопленного вреда и федеральное финансирование получили десятки фонящих, как радиацией, так и химическими веществами площадок. «Это бесхозные полигоны, куда сливались опасные отходы, брошенные хвостохранилища рудников и фабрик, нефтешламовые амбары», – говорит министр природных ресурсов и экологии Александр Кузнецов. У общественников в сложившейся ситуации возникает резонный вопрос, не станет ли «такая щедрость от государства» поводом для появления новых «брошенок», владельцы которых оперативно уходят в банкротство и уезжают из страны за счет заработанных «опасных миллиардов». Ведь предпосылки для этого есть.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, А ПОЛУЧИЛОСЬ….

Одним из первых проектов, уже реализованным за счет федерального бюджета стала рекультивация городской свалки в Челябинске. На переполненной отходами территории постоянно происходили возгорания. Жители столицы Южного Урала задыхались от выбросов сероводорода и едкого смога. В марте 2020-го ФГУП «Федеральный экологический оператор» (ФЭО, входит в ГК «Росатом») приступил к работам стоимостью более 3,7 млрд рублей. В сентябре прошлого года Минприроды РФ торжественно рапортовало о завершении проекта.

«Мы выполнили работы за 25 месяцев с опережением графика, применив лучшие мировые практики. В полезное использование городу Челябинск возвращена территория площадью 74,5 га», – говорили представители Росатома, уточняя, что за счет этого проекта улучшилось качество жизни людей в городе-миллионнике. Одним из своих достижений чиновники называли прекращение сброса опасного фильтрата в реку Миасс. Местные жители действительно были рады переменам, правда уже после успешного старта рекультивации вскрылся и еще один факт. Везти твердые коммунальные отходы (ТКО) из Челябинской агломерации, которая помимо регионального центра включает несколько многотысячных городов-спутников, а также десятки пригородных поселков, просто некуда. Альтернативный полигон по всем требованиям законодательства построить не успевали, тем более что против каждой из предлагаемых площадок протестовали жители.

Для временного решения проблемы тогда привлекли небольшой коммерческий пригородный полигон в поселке Полетаево. На тот момент объект, в принципе, не был рассчитан на масштабные объемы захоронения мусора, но эксплуатант площадки ООО «Полигон ТБО» с воодушевлением взялся за работу, заверив, что вскоре рядом с поселком вырастут новые мусорные карты.

МУСОРНОЕ БЕДСТВИЕ

По данным экологов и общественников Челябинской области, площадка в Полетаево ни сегодня, ни в особенности после реализации инвестпроекта по увеличению мощностей, не будет соответствовать требованиям природоохранного законодательства. В 2018 году сразу после закрытия Челябинской свалки экстренно проводилась экспертиза проектной документации, необходимой для расширения коммерческого полигона, на который до этого свозили отходы лишь из пригорода Челябинска.

«В ходе проектирования были задействованы административные ресурсы, с целью закрыть действующую свалку и как можно скорее открыть новый полигон, невзирая на непреодолимые обстоятельства, представляющие угрозу всему населению региона», – говорит председатель Региональной экологической общественной организации Челябинской области «Народный контроль» Ирина Труш. Экологи неоднократно просили исключить полигон из территориальной схемы обращения с отходами, так как «коммунальщики закладывают экологическую бомбу в пригороде Челябинска».

В скором времени мощности полигона по захоронению вырастут в десятки раз благодаря открытию новых карт. Помимо постоянного зловонья второй более серьезной проблемой общественники называют опасность попадания фильтрата в расположенную в 2,5 км реку Миасс, а затем и в находящееся вниз по течению Шершнёвское водохранилище. Грунтовые воды в период паводка будут проходить в непосредственной близости от тела полигона. Как следствие, эксперты опасаются попадания ядовитых веществ в водоем, который сегодня является источником питьевого водоснабжения города-миллионника.

«Сегодня в Полетаево везут не только бытовой мусор, но и снег с дорог, промышленные отходы, остаточную фракцию с очистных сооружений. В отчеты надзорным органам полигон дает одну информацию, предприятия заявляют о других объемах, причем цифры не бьются. Мониторинга на территории частной компании не ведется. Получить информацию о реальном положении дел на этой свалке крайне сложно. К примеру, мы фиксировали, что за 3 дня промпредприятие отправило на полигон 30 машин с промотходами», – рассказала «Совершенно секретно» депутат Полетаевского сельского поселения Юлия Кудашова.

НОВАЯ ВАРИАЦИЯ СТАРОЙ ПРОБЛЕМЫ

Самое удивительное в сложившейся ситуации, что полетаевский полигон в Челябинской области в настоящее время стал основным региональным пунктом для захоронения невостребованного коммерсантами мусора. Минэкологии Челябинской области неоднократно заявляло, что помимо нескольких сортировочных комплексов на Южном Урале в ближайшем будущем должны были появиться полигоны для захоронения в районе городов Сатка и Южноуральск. Но договоры по их проектированию областные власти разорвали в конце 2021 года.

В пресс-службе Минэкологии заявили, что от строительства полигона под Южноуральском было решено отказаться, так как под выбранной площадкой было обнаружено месторождение подземных вод. Рядом с этой территорией сегодня ведется монтаж будущей сортировочной станции. «Твердые коммунальные отходы, не пригодные для дальнейшей переработки, так называемые «хвосты», направляются на полигон вблизи поселка Полетаево», – рассказали «Совершенно секретно» в пресс-службе челябинского министерства.

Местные жители в сложившейся ситуации говорят, что, по сути, региональные власти сегодня подготовили условия для появления аналога уже рекультивированной челябинской свалки, правда, ее угроза окружающей среде значительно выше. За 70 лет функционирования челябинская городская свалка накопила 17,5 млн кубических метров отходов на площади в 74 гектара. Полигон в Полетаево за три года приблизился к ее масштабам.

«Под табличкой полигон у нас есть огромная свалка. Отличается только тем, что сделали ее под экспертизой и всеми разрешающими документами. За три года работы сюда выгрузили уже более 5 млн кубометров отходов. А в ближайшие 5 лет планируют привезти еще столько же. Боюсь, что к 10 миллионам (кубометров отходов. – Прим. ред.) территория приблизится уже через пару лет, потому что в Челябинской области нет альтернативных площадок и построить их быстрее, чем за два года в принципе невозможно. Уже сегодня в Полетаево речь идет о площади в 30 гектаров. Совсем скоро он будет сопоставим с рекультивированной за федеральный счет городской свалкой», – констатировала Юлия Кудашова.

В настоящее время ООО «Полигон ТБО» уже не может эксплуатировать две первые карты, так как высота мусорных куч на них превышает 20 метров. Грузовики не могут безопасно взобраться на гору, так как при складировании мусора, вероятно, не проводилось его обязательное уплотнение. Как компания утилизирует фильтрат, образующийся на площадке, эксплуатант не раскрывает. Сортировка здесь, по данным экологов, также практически не ведется, так как имеющееся «допотопное» оборудование просто не может справиться с объемом доставляемых сюда ТКО. «Заражение водозабора на Шершнёвском водохранилище может произойти в любой момент. Тогда весь завезенный к нам объем мусора придется выгребать и увозить, потому что в противном случае угрозу водоему не снять. А кто будет финансировать эту работу? Снова федеральный бюджет?», – задается вопросом депутат Юлия Кудашова.

Фото_04_09.jpg 

ФОТО: АНАТОЛИЙ ЖДАНОВ/КОММЕРСАНТ

Чтобы обезопасить бюджет от повторных вложений в рекультивацию уже «свежих» объектов, в конце прошлого года Госдума приняла так называемый «Усольский закон». Основные поправки в ФЗ «Об охране окружающей среды» начнут действовать с 1 сентября. Собственники опасных промобъектов, а также площадок, на которых размещают отходы 1–2 классов опасности, обяжут за свой счет проводить рекультивацию после завершения хозяйственной деятельности. Чиновники, в случае игнорирования обязательства по восстановлению природы, планируют взимать компенсационные платежи, правда, пока не понятно, что будут делать с обанкротившимися компаниями.

«Благодаря закону, теперь у нас в стране введено окрашивание экологических платежей. У нас появился свой «экологический фонд», как это есть в дорожной отрасли. Все эти инструменты государственного регулирования позволят избавиться от наследия прошлого века и не накапливать экологические проблемы в будущем», – подчеркнул министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов в ходе доклада в Совете Федерации.

ОТРАВА ИЛИ ДОСТОЯНИЕ

Эксперты в сфере защиты окружающей среды России отмечают, что, как ни крути, даже те шаги, которые сегодня сделаны федеральным центром для решения застарелых экологических проблем – это большой прогресс.

«У нас есть предприятие «Усольехимпром». Я был там после закрытия, на полу лежали шары ртути с кулак взрослого мужчины. Это было больше четверти века назад. И только сейчас приступают к первому этапу рекультивации. Хорошо, что в принципе начали двигаться в этом направлении. Похожая ситуация с Байкальским ЦБК, с его шламонакопителями. Отходы лежали с 1966 года. С момента закрытия в 2013 году, только прошлым летом произвели откачку надшламовых вод и разработали проект рекультивации, – говорит о наиболее проблемных объектах накопленного вреда директор природоохранных программ «Зеленого патруля» Роман Пукалов.

Все же в регионах остаются и такие примеры, когда проблемы, требующие срочного, в том числе финансового вмешательства, не подпадают ни под одну из программ Нацпроекта «Экология», нацеленных на ликвидацию накопленного ранее ущерба. Так произошло с заброшенными в начале двухтысячных рудниками на территории Свердловской области.

Жители небольшого поселка Лёвиха уже давно не удивляются рыже-голубым ручьям, текущим рядом с населенным пунктом. Некогда многотысячный шахтерский поселок постепенно вымирает. Здесь остались жить лишь чуть более трех тысяч человек. В 2003 году работы на медных шахтах в этой местности были остановлены, а сами выработки затопило кислыми шахтными водами, попадание которых в открытые водоемы грозит уничтожением растительности и рыб.

Уровень кислотной жидкости в старой выработке был близок к саморазливу, поэтому власти Свердловской области вынуждены были взять на себя финансирование откачки и нейтрализации этой жидкости силами ГКУ СО «УралМонацит». Работа ведется уже 9 лет, но десятков миллионов рублей и сил сотрудников госпредприятия оказалось недостаточно. Недоочищенные стоки все же попадают в реки и подземные воды. Ученые предполагают, что за прошедшее время кислые шахтные воды с запредельным содержанием марганца, цинка, железа и меди могли самостоятельно проделать себе в породе доступ к подземным водам. По словам местных жителей у воды в реке Тагил давно ощущается неприятная кислинка, рыбы в водоеме тоже практически не осталось. Похожая ситуация, с питьевой водой в скважинах, которые обеспечивают население.

«По этому руднику на государственном балансе стоят запасы полезных ископаемых. Нам уже отказало Минприроды РФ во включении в госпрограмму, так как пока это не объект накопленного вреда, а природные ресурсы», – сообщил «Совершенно секретно» глава Минприроды Свердловской области Алексей Кузнецов. Для того чтобы стабилизировать ситуацию ГКУ СО «УралМонацит» и Институт горного дела Уральского отделения РАН провели обследование Лёвихинского рудника. Теперь чиновники пытаются изменить статус запасов полезных ископаемых на месторождении, так как эксперты давно пришли к выводу, что их добыча попросту нецелесообразна.


Автор:  Мария ШАРОГЛАЗОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку