НОВОСТИ
Байден: разрешать Украине бить вглубь РФ нет смысла
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ВРЕМЯ ДОРОЖЕ ЗОЛОТА

ВРЕМЯ ДОРОЖЕ ЗОЛОТА

ВРЕМЯ ДОРОЖЕ ЗОЛОТА
Автор: Ольга НИКОЛАЕВА
13.01.2023

«Дай вору золотую гору – он и ту промотает» вспоминается известная русская поговорка, глядя на ситуацию в поселке Вершино-Дарасунский Забайкальского края, где почти 100 лет успешно добывали золото. Но после череды смены собственников градообразующего предприятия, которое оставалось передовым и в годы ВОВ, тысячи жителей остались без работы, сам поселок уходит под землю, а вскоре его и вовсе может затопить. Кто промотал богатое «наследие СССР»? Почему бездействуют госорганы? И как в стране «убивают» золотодобывающую отрасль, разбирался наш корреспондент Ольга Николаева.

Месторождение золота в поселке Вершино-Дарасунский, в 260-ти километрах от Читы открыли еще в 1865 году и сразу объявили прииском Кабинета Его Императорского Величества Александра II. Затем его подарили купцу 1-ой гильдии, меценату, золотопромышленнику Михаилу Бутину. Вначале здесь велась выборочная промывка песка, а в 1911-ом началась разработка рудника. В 30-е годы прошлого столетия здесь построили комбинат, обогатительную фабрику и подсобные предприятия, обслуживающие 6 шахт. Вершино-Дарасунский рудник стал градообразующим предприятием одноименного поселка и одним из самых знаменитых и перспективных месторождений золота времен СССР. В годы ВОВ комбинат, один из немногих, сохранял довоенные нормы выработки за счет труда женщин и детей. А в конце 1980-ых здесь проживало почти 15000 человек. 

Поселок Вершино-Дарасунский.jpeg

Посёлок Вершино-Дарасунский. Наши дни


Но с концом советской эпохи трудные времена настали и для рудника. Когда в 1990-е родина «позволяла отщипнуть от себя кусочек» в процессе, названном приватизацией, «в пользу третьих лиц». Часто этими самыми «лицами» становились зарубежные акционеры. Такая же участь постигла и Дарасунский рудник. А последствия того времени граждане расхлебывают до сих пор. Сегодня в поселке зарегистрировано чуть более 5000 человек. По факту проживает вдвое меньше.

«Большая часть трудоспособного мужского населения вынуждена работать в других регионах России вахтовым методом, – поделился в беседе с «Совершено секретно» проходчик Константин Бурдинский, – и я не исключение. Дома мы не бываем неделями, месяцами. Дети не видят отцов, жены мужей, рушатся семьи, а самое главное надежда и уверенность в завтрашнем дне. В СССР трудились целые династии. А сейчас молодежь уезжает. Какие тут перспективы? Шахты закрыты, другой работы нет».

В целом, в поселке, весьма приличная инфраструктура. 2 детских сада, 2 школы, для детей: и спортшкола, и дом творчества, есть даже кинотеатр. Однако поселок включен в перечень моногородов распоряжением Правительства РФ от 29 июля 2014 года № 1398-р в котором «имеются риски ухудшения социально-экономического положения».

«Поликлиника пока работает, – рассказывает депутат местного собрания Максим Алексеев, – раньше у нас была очень хорошая больница, штат врачей-специалистов, проводились обследования, операции. Теперь только 2 врача: терапевт и хирург. А эти отделения, как и детское, находятся в аварийном здании. Денег на ремонт нет и быть не может. У больницы 60 млн рублей долгов, за лекарства, ГСМ, запчасти. Инвентарь не обновляется. Инструменты времен прошлого века. Денег хватает только на зарплату. Думаю, в скором времени ее и вовсе закроют. Пока рудник работал, инфраструктура поддерживалась за счет налогов. Сейчас все разваливается на глазах».

Сложно представить, но до начала 1990-х здесь даже функционировал аэропорт. Самолеты летали в Читу. Сегодня на его месте карьер, территория перекопана – золото добывали, открытым путем. Зато около 5 лет назад в поселке построили новенький СИЗО. Аккурат напротив православного храма, который тоже новодел. Шахтеры шутят: «Будет куда сажать арестантов», имея в виду себя. Работяги готовы бороться с закрытием золотоносных шахт. И это их последний шанс выжить. При этом многие из них уверены, что голодовка, как способ мирного протеста, просто так им с рук не сойдет.

«Но это единственный способ обратить на нашу проблему внимание федеральных властей, – объясняет Константин Бурдинский. – Мы пытаемся протестовать и другими законными путями. Десятки жалоб были отправлены в прокуратуру, администрацию президента, ФСБ. Отовсюду получаем отписки».

Некоторые жители видят в сложившейся ситуации «беспощадный оскал капитализма», а кто-то и вовсе «диверсию против РФ».

«ОСКАЛ КАПИТАЛИЗМА»

После того, как в начале 1990-ых предприятие акционировали, к их концу шахты перестали работать. Но в начале нового столетия, в 2002 году владельцем предприятия становится ООО «Руссдрагмет» – управляющая компания международной группы Highland Gold Mining (HGM) – российско-британское предприятие. Работы на стволах возобновились. Однако в сентябре 2006 года на руднике случилось страшное ЧП. В одной из шахт произошел пожар, погибли 25 горняков. Трагедия вышла на федеральный уровень, о ней писали и снимали сюжеты все российские СМИ. На место приезжал сам Шойгу, в те годы глава МЧС России. Результаты расследования показали, беда случилась по вине владельца, точнее, из-за его жадности и экономии на противопожарном оборудовании. Репутация компании была серьезно подорвана. В 2007 году скандально известный в то время заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь едва не лишил ее лицензии. «Человеческие жизни не стоят прибылей офшорных компаний, – говорил чиновник. – Назначены ряд проверок деятельности всех предприятий HGM». От греха подальше, не желая обновлять устаревшее оборудование (об этом говорил и Митволь) и неся колоссальные убытки – $96,5 млн при выручке в $102,6 млн за 2006 год (по информации СМИ. – Прим. ред.), владельцы продали свой актив Уральской горнорудной компании «Южуралзолото». А об этой трагедии вскоре забыли. Мало, что ли, шахтеров в те годы погибало? Всех не упомнишь. Забыли все, кроме жителей поселка. Для них тучи продолжали сгущаться. Добыча золота у нового хозяина сократилась в 4 раза. Людей нещадно увольняли. У оставшихся начались задержки заработной платы. Шахтеры выходили на забастовки (тогда еще было можно), устраивали голодовки. И это стало настоящей головной болью для собственников рудника. В конце концов, компанию снова продали. На этот раз новым владельцем стал ООО «Урюмкан». Но вытащить предприятие из кризиса новые хозяева не смогли. Потому что добывать золото под землей: «здесь вам не тут», отрасль затратная. Затраты недропользователя окупаются только извлеченным золотом. А геологоразведка не предусматривает добычу золота. Вложенные в разведку деньги, владельцы, часто, считают выброшенными на ветер. А во времена СССР бюджет на это не жалели. «Урюмкан» открыл для себя новый способ заработка: открытый способ добычи золота – россыпи, перекопал всю округу, и «по быстрому срубив бабла», спустя 3 года, компанию продал.

Узнав имя нового владельца, шахтеры приуныли. И зашептались: «Пощады не будет!» Рудник выкупила хорошо им известная компания Highland Gold Mining. Та самая, по чьей вине в 2006-ом погибли люди.

По данным журнала «ФОРБС» свою долю (40%) в HGM, бывшему топменеджеру группы ПИК Владиславу Свиблову продал Роман Абрамович за полмиллиарда долларов. Тот, в свою очередь, под развитие предприятия взял кредит в ВТБ, сумма неизвестна. Однако, в том, что новый владелец начнет на всем экономить, шахтеры нисколько не сомневались. Что называется, «плавали, точнее «горели», знаем». И тут началось…

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Обещания были громкими. Компания хвасталась, что вложит $90 млрд в развитие и модернизацию и создаст 5000 новых рабочих мест. По факту все получилось несколько иначе. Спустя 2 года, летом 2022 года ООО «Дарасунский рудник» (управляющая компания HGM) приняло решение «об изменении стратегии ведения горных работ предприятия и переориентировании с подземного способа отработки месторождения на открытые горные работы». Оставшиеся шахты «Центральная» и «Юго-Западная» были закрыты, но возобновились работы на открытом карьере «Талатуй». Из почти 200 человек 137 были сокращены. Остальные, кто-то уволился сам, кому-то предложили работу на «Талатуе». Бывший работодатель утверждал, «без работы никто не останется». На деле….

«Нас с мужем обоих сократили. Пока платят выходное пособие до февраля, – делится 35-летняя Елена Парфенова, бывший машинист подъемной установки шахты «Центральная», – взамен мне предложили работу водителем грейдера, бензовоза, водовоза, вахтовки. То есть тяжелую мужскую работу, с которой женщина попросту не справится, в силу своей хрупкости. К тому же у меня нет водительских прав этой категории. Муж был крепильщиком ствола. Ему предложили работу на вахте, на Чукотке, в Якутии. За тысячу километров от дома. Мы всю жизнь работали на шахте. Работу свою любили. Сейчас должны переучиваться за свой счет? Некоторые переучились. Проходчики на экскаваторщиков. Так их не взяли на «Талатуй» мотивируя тем, что у них опыта нет. Смысл в этом переобучении?»

Ствол четырнадцатой шахты.jpeg

Фото_508_03.jpg 

Истинную причину закрытия шахт жители поселка узнали совершенно случайно из письменного ответа прокуратуры на их жалобу, и ответа из правительства Забайкальского края. Как следует из этих документов (есть в распоряжении редакции), рудник признан убыточным. Шахты сначала подвергнутся «сухой» консервации, затем «мокрой». То есть попросту затопятся. Все случится в соответствии с разработанным планом, и т.д. и т.п. Никаких нарушений в действиях собственника не найдено, а работы должны возобновиться в 2028 году. На бумаге все красиво расписано. Не придерешься. Однако, альтернативная экспертиза – заключение Государственной комиссии по запасам (ГКЗ) Минприроды, которую жители получили на руки в октябре 2022 года, говорит об обратном. ГКЗ «признала отработку учитываемых балансовых запасов по месторождению рентабельной и экономически выгодной (протокол от 21.10.2022 № 508-к). Золота там еще как минимум 60 тонн, 100 тонн серебра.

«Кто и как проводил разведывательные работы? Мы не знаем, – говорит Максим Алексеев, – мы больше склонны верить ГКЗ. И все ее заключения основаны, в том числе и на исследованиях времен СССР. Там явно не дураки сидели. На шахте «Юго-Западная» проходка пройдена к жилам. Жилы богатые. Добывать золото можно хоть сейчас. Владельцев компании я могу понять. Они считают, что если актив убыточен, его надо закрывать. Но тут необходимо понимать долгосрочную перспективу. Законсервированные шахты затопятся, и потом вернуть их к жизни не получится. Там под землей золота еще на 100 лет хватит. Собственник утверждает, что производство не рентабельно, потому что себестоимость закрытой добычи золота, а это около 4000 рублей за грамм выше продажной стоимости металла на международном рынке. А сейчас санкции, золото у нас никто покупать не хочет. Но ведь можно его использовать и в отечественной промышленности. В производстве микросхем, например. Которые мы сейчас успешно покупаем у Китая. Страна НАВСЕГДА лишится десятков тонн драгоценных металлов. Почему никому до этого нет дела? Государственные контролирующие органы мне в один голос твердят: «Это предприятие – частная собственность. Владелец что хочет, то и делает. А мы не можем его заставить играть по своим правилам. Я так понимаю, что надо менять законодательство в части участия и контроля государства в горнодобывающей отрасли. Сейчас мы работаем над этим. Вместе с другими депутатами будем выносить законопроект на заседание Госдумы».

Фото_508_04.jpg 

Получается как в крепостные времена, когда землю продавали вместе с деревнями и крестьянами. Так и Дарасунский рудник продавали неоднократно вместе с поселком и людьми. А они оказались абсолютно беззащитными перед «оскалом капитализма».

МРАЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

«Конечно, способ открытой добычи золота, более дешевый и быстрый в части прибыли, – объясняет Виталий Шаншухэ, всю жизнь проработавший проходчиком, ныне пенсионер. – А дальше что? А дальше, почва начинает проваливаться, несколько ям на территории поселка уже есть. Как раз на месте отработанных стволов. Вскоре шахты начнут затопляться. Год-другой и вся вода выйдет на поверхность. Не исключена и вероятность заражения шахтовыми водами, которые содержат тяжелые металлы, источников водоснабжения для населения (Вангуйский водоканал и Байкальский водоканал), так как вода там качается из-под земли. Сейчас работает всего один насос, на «десятой», давно закрытой, шахте. И тот уже не справляется с нагрузкой, не сегодня завтра, он выработает свой ресурс. Чтобы вы понимали. Под землей 300 километров пустот. Такие отработанные подземные коридоры, связаны между собой, как сообщающиеся сосуды. И именно в «десятку» стекается вся вода из других неработающих шахт. И если насос сломается, все, пиши пропало. Я не верю, что собственник поставит новые насосы. А наш поселок постигнет та же участь, что и Балейский».

Балейский рудник – Тасеевское месторождение является самым крупным в России, и также является активом HGM (так утверждается на сайте компании). После закрытия шахт и комбината, еще в 1990-е, в городе образовался огромный – около 150 метров карьер. Вода стала выходить на поверхность и затапливать поселок. Люди бежали от опасности для жизни, бросая дома, квартиры. Из почти 15 тысяч населения треть уже уехала. Оставшимся ехать некуда, они не попадают ни под одну госпрограмму по переселению. И горько шутят, что поселок выглядит как после ракетных бомбежек. На сайте HGM сообщается, что «в 2018 году советом директоров был одобрен проект разработки месторождение ЗИФ-1 по извлечению золота методом кучного выщелачивания. Проект предусматривает инвестиции в размере $23 млн в течение трех лет, запуск намечен на 2022 год». Однако, «обещать, не значит жениться». Чуда не случилось. Балей продолжает вымирать, а на заброшенных шахтах, как и во всей округе, орудуют «черные копатели». И в результате их деятельности поверхность земли продолжает проваливаться, вода подошла к жилым домам совсем близко. И что с этим делать? Никто не знает.


В момент подготовки материала в посёлке Вершино-Дарасунский пробили подземные воды и это удалось заснять на видео


«Сейчас все оставшееся оборудование нашего рудника разбирается и вывозится, – сокрушается Виталий Шаншухэ, – начался демонтаж зданий и сооружений с территории «Юго-Западной» шахты. Отключены насосы, которые должны отсасывать воду, разобраны котельная, подъемные машины и многое другое. В прошлом году полностью отремонтировали одно из зданий, обновили душевые кабины. Сейчас все срезали: батареи, плитку откололи, и даже сняли линолеум. Его-то куда и кому будут продавать?»


Все, что осталось от "Юго- Западной" шахты и обслуживающей её инфраструктуры


«Мы считаем, что нас попросту выдавливают из поселка, чтобы на его месте вырыть огромный карьер, – говорит Елена Парфенова, – Представьте, у нас под ногами, на небольшой глубине, всего-то 15–20 метров, запасы золота. И не нужна никакая геологическая разведка. Рой себе ямку и рой. Только роют они, а попадем в нее мы. Если поселок затопит, нам куда уезжать? И на что?»

Среди версий, почему компании выгодно закрытие рудников, есть и такая: «Непомерно раздутый штат руководства компании, с непомерно высокими зарплатами. На каждого начальника, с десяток замов. И зарплаты по полмиллиона», – шепнул нам один из проходчиков. По секрету.

Получить оперативный комментарий от руководства Дарасунского рудника нам не удалось (из-за новогодних праздников.– Прим.ред.). Но в этой истории еще немало «подводных камней», о которых мы напишем в следующих выпусках. В частности, почему руководители предприятия винят во всем «черных копателей»? Когда шахтеры начнут голодать? И чем это для них может обернуться?

Фото из архива автора


Автор:  Ольга НИКОЛАЕВА

Комментарии


  •  Егор Пермяков пятница, 19 января 2024 в 21:00:16 #128220

    Статья интересная, но какая-то не содержательная и однобокая) рудник консервируют, зато рядом карьер открыли. сотрудников никто никуда не выживает. Если объективно понимать понятие рентабельности, то вопросов к руководству не остается)



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку