НОВОСТИ
С 1 сентября о путешественниках будут собирать данные
ЭКСКЛЮЗИВЫ
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
17204
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
18527
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
21015
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
19514
sovsekretnoru
Последняя инстанция

Последняя инстанция

Последняя инстанция
Автор: Андрей ГРИВЦОВ
31.12.2021

Двое мужчин с откровенно раздосадованным видом вышли из мрачного здания Верховного суда на Поварской. Они были относительно молоды, хорошо и дорого одеты, и, очевидно, имели какое-то отношение к юриспруденции. Только юристы могли по собственной воле в такую жару (а в Москве в эти дни стояла жуткая жара) надеть на себя пиджак с галстуком. Кроме того, само здание, из которого они вышли, указывало, что мужчины являются юристами. Как известно, все юристы похожи друг на друга. Не были исключением и эти двое, однако для удобства любимого читателя мы будем называть первого мужчину – первым мужчиной, а второго – вторым, не раскрывая их имен, которые, как вы в дальнейшем поймете, и не имеют никакого значения для произошедшей с ними истории.

– Нет у нас правосудия, в очередной раз убеждаюсь, – горячился первый мужчина.

– Что ты так разволновался? В первый раз что ли, – пытался успокоить его второй, – Давай зайдем куда-нибудь покушать? Жрать что-то хочется, аж живот сводит.

Они медленно побрели по относительно пустынной для рабочего дня улице в поисках какого-нибудь заведения. Внезапно на глаза одному из них попалась большая вывеска: Zur Letzen Insanz.

– На немецком что-то. Попробуем зайти? – обратил внимание своего спутника первый мужчина.

– К последней инстанции, – перевел второй, – Это же известный юридический ресторан. Я в нем в Берлине был. Видимо, в России открылись. Давай зайдем, конечно. В Германии он мне очень понравился. Там еще названия блюд интересные.

Они толкнули входную дверь и оказались в большом довольно скудно освещенном, но очень торжественном помещении. Было видно, что на отделку ресторана хозяева денег явно не пожалели.

На входе их встретил мужчина-хостес с красным лицом, который был почему-то одет в казачью форму, очень строго и надменно сопел, долго записывал что-то в некий потрепанный журнал и потом еще водил по их одежде и портфелям металлоискателем. Мужчины удивленно переглянулись, но вслух ничего не произнесли. Видимо, требования безопасности в этом заведении были очень высоки.

Мужчины попросили меню и стали с интересом его изучать.

– Смотри-ка, все названия юридические. Очень любопытно, – сказал первый.

– Да, я же тебе говорил, это классный ресторан. Мне там очень шницель понравился, забыл название, что-то вроде «Выступление адвоката».

– Ну, я, пожалуй, определился. На первое буду суп «Состязательность сторон», на второе котлету с гарниром «Презумпция невиновности», а в качестве напитка «Радость оправданного». Не знаю, что это, но звучит жизнеутверждающе и наверняка должно быть вкусно.

– А что за гарнир к котлете?

– Картошечка.

– О, тогда я всецело поддержу твой выбор.

В ожидании официанта, который почему-то задерживался, они решили немного осмотреть интерьеры ресторана. Все выглядело очень парадно и празднично. В одном из углов располагалось даже нечто, напоминающее комнату для моления с иконами. Диковато, но дорого, – решили для себя мужчины. Смутило их только то, что некоторые столы были расписаны криво вырезанными шилом надписями откровенно недвусмысленного содержания вроде «Повар, гореть тебе в аду» или «Официантки – твари». Также многократно на разных столах им попадалась на глаза надпись про некоего повара Иванову, которая почему-то являлась тварью. Мужчины вновь удивленно переглянулись, но вслух опять ничего произносить не стали: видимо, местный дизайнер отличался своеобразным креативным мышлением.

В середине зала красовалась белая мраморная скамья, рядом с которой имелась табличка «Скамья примирения». Выглядела скамья очень красиво и торжественно. Впрочем, мы уже поняли, что красиво и торжественно выглядел весь ресторан. Первый мужчина попытался было присесть на скамью, но внезапно к ним с грозным видом подбежал уже знакомый «казак», который начал кричать, что эта скамья стоит в зале только для украшения и сидеть на ней нельзя. Мужчины хотели что-то возразить, но казак столь агрессивно махнул перед ними нагайкой, что они решили от греха подальше вернуться за свой столик.

Как раз в этот момент к столику подошла официантка, которая достаточно приветливо, хоть и несколько устало улыбнулась посетителям и спросила, что господа желают покушать.

Мужчины, которые к тому времени окончательно проголодались, объявили, что желают откушать: «Состязательность сторон», «Презумпцию невиновности» и запить все это «Радостью оправданного».

Официантка сверила заказ с какой-то книжечкой и презрительно процедила: – «Состязательность закончилась», «Презумпции» очень давно не было, а «Радость оправданного» в нашем ресторане я в принципе не припомню, чтобы готовили и подавали.

– Но почему же они тогда имеются в меню? – возмутился второй мужчина.

– Не ко мне вопрос, к руководству. У нас соглашение с иностранным брендом, обязаны указывать в меню, но самостоятельного производства не имеем, – еще более презрительно отчеканила официантка.

– Но это просто возмутительно. Позовите сюда руководство, я хочу пожаловаться, что у вас нет половины блюд, указанных в меню, – зашумел второй мужчина.

– У руководства сегодня не приемный день. Можете прийти для подачи жалобы во второй вторник месяца, но предупреждаю, что записываться надо заранее. Вы заказывать что-то будете?

Мужчины хотели, уже было подняться и объявить, что они, пожалуй, пойдут в другой ресторан, когда с соседнего столика их поманил шикарно одетый господин: «Ребята, можно вас на минутку?»

Они присели за соседний столик. Шикарно одетый господин, у которого оказался на удивление бархатный голос, протянул им золотистую визитную карточку и представился:

– Николай. Я слышал, вы интересуетесь «Радостью оправданного»?

– Да, да, хотелось бы попробовать, а в меню его нет, совершенно возмутительно, – практически хором заговорили разволновавшиеся мужчины.

– Ну что же, господа. Я тот, кто вам нужен. «Радость оправданного» – это очень редкий напиток, и, только обратившись в мою фирму, вы сможете его получить в гарантированно короткие сроки.

– И сколько же стоит «Радость оправданного»? – спросил первый мужчина.

– Дорого, господа. Но качественно и с гарантией. Деньги вперед, пожалуйста. Следующая поставка будет примерно через месяц. Раньше не могу, смены моего повара расписаны на недели вперед.

Мужчины вновь переглянулись. Все это напоминало какой-то бред. Решив, что имеют дело с сумасшедшим, они не стали вступать с ним в какие-либо дискуссии и отошли к своему столику, чтобы забрать вещи и уйти в другое заведение, где их накормят нормальной пищей.

– Не работаете со мной, не работаете ни с кем. «Радость оправданного» вам не видать, – раздался им вслед пронзительный крик.

Не успели они подойти обратно к своему столику, как перед ними как будто из-под земли вновь объявилась все та же презрительно настроенная официантка.

В этот раз она улыбалась и говорила чуть более приветливо: – Господа, может быть, вы тогда попробуете меню а-ля-русс? Специальный сезонный вариант.

– Да, мы уже собрались уходить, – ответил первый мужчина, – но что там у вас? Так есть хочется, что умираем.

– Конечно-конечно, – залепетала официантка. Вот, пожалуйста. Предлагаю комплексный обед. На первое – «Достаточность доказательств», – суп от шеф-повара. На второе – «Спагетти по-московски», в разных вариантах: «по-тагански», «по-тверскому», «по-басманному», «по-бутырскому». И в качестве напитка предлагаю вам выпить по рюмке «Слез жены осужденного». Это чистейшая русская водка, очень хорошего качества.

– Водка бы сейчас нам не помешала, после всего этого бреда. Несите скорее, – заторопил официантку первый мужчина, – А что там со спагетти? Что это?

– Это первоклассные спагетти высшей категории с отборным фаршем из различных внутренностей барашка: кишочки, печеночка, сердечко. Повар проворачивает все это в острейшей мясорубке, обжаривает с лучком и подает в горячем виде к столу. Приправляется все отборным соусом из вяленых помидоров. Мы еще иногда называем это блюдо «Кровавая вермишель».

– Как-то не очень аппетитно. Но, видимо, вариантов нет.

– Да, других вариантов у нас сегодня, к сожалению, нет.

Фото_24_16.jpg

– А чем отличаются вот эти «таганские», «басманные» и прочие?

– По большому счету ничем. Но «по-тагански» я бы вам не советовала. Очень долго готовят. Варианты «тверской» и «басманный» пожирнее. Там мясо такое, знаете, более наваристое что ли, жирненькое. В «нагатинском» могут косточки попадаться, не рекомендую. Остановитесь на «дорогомиловском». Это усредненный вариант, обычно никто не жалуется.

– Хорошо, несите его, – скомандовал первый мужчина. И эту, как вы сказали, «Достаточность доказательств». Каждому. И водки поскорее. А водки сразу граммов 150 каждому.

– Мы еще меню посмотрим с вашего позволения, которое а-ля-русс? – поинтересовался второй мужчина.

– Конечно, конечно, – прощебетала официантка и куда-то быстро упорхнула.

Меню а-ля-русс выглядело откровенно мрачно. Названия были юридическими, но отдавали каким-то почти могильным холодом: котлета – «Царица доказательств», борщ – «Опасный рецидив», салат – «Исполнение наказания», гарнир – «Смех прокурора», напиток ягодный – «Пытки надзирателя». Напротив десерта под названием «Речь адвоката» имелась карандашная надпись «удалено из меню по решению повара», ниже которой какой-то шутник нарисовал грустную рожицу за решеткой и подписал «поверил адвокату, ха-ха».

Как ни странно водку «Слезы жены осужденного» подали на удивление быстро, хотя в целом обслуживание было крайне неспешным. «Заказов много, повар не справляется на кухне», – сочувственно объяснил мужчинам почему-то проникшийся к ним после инцидента со скамьей и внезапно подобревший казак, который теперь, видимо со скуки, ходил по залу, гонял мух взмахами нагайки и заговаривал с посетителями.

Выпив по рюмке, мужчины немного повеселели и приободрились. – Ты знаешь, а вроде и ничего, – сказал первый.

– Да, прорвемся, друг. Сейчас горячее подадут, и жизнь другими красками заиграет. Может и попривыкнем.

Горячее так и не подавали. Они выпили все «Слезы жены осужденного», заказали еще графин, хотели, уже было снова подниматься и уходить, когда к их столику вновь подошла презрительная официантка, раскрыла какой-то журнал, сказала, что все заказы сильно сдвигаются, но уже скоро все подадут и поэтому она все же рекомендует подождать.

Наконец принесли тарелки. Суп почему-то был совсем прозрачный и пресный. Это была вода, в которой у каждого из мужчин плавало по одной небольшой картофелине.

– Официантка, что это за суп! Вода какая-то, – возмутились хором мужчины.

– «Достаточность доказательств». Фирменное блюдо. Повар так его видит. Не хотите – не ешьте, – с прежним презрением процедила официантка.

– Мы не собираемся за это платить. Позовите нам, наконец, кого-нибудь из руководства, – зашумел первый мужчина, который, как читатель, наверное, уже понял, вообще любил поспорить.

– А вас никто платить и не просит! Доступ к правосудию у нас бесплатный, – заорала на мужчину официантка, злобно плюнула ему под ноги, развернулась и ушла к другому столику.

Мужчины грустно посмотрели друг на друга.

– Нож есть? – спросил первый.

– Мне не подали, – грустно ответил второй.

– А у меня какой-то совсем тупой. Ну ладно, попробую таким, – с этими словами он стал с нажимом царапать на столе знакомую читателю фразу про повара палача.

Через два часа они совсем пьяные, стояли, покачиваясь в одном из арбатских переулков, а их хороший знакомый – казак из ресторана, оказавшийся шабашником Лехой, откуда-то из-под Тулы, разливал по пластиковым стаканчикам водку и утешал:

– Не печальтесь, мужики. В первый раз оно всегда так. Привыкните еще у нас. Многие часто заходят и привыкают. Я вас с Алексеем Сергеевичем познакомлю. Он гораздо серьезнее Николая, который за соседним столиком сидел. Совсем другой подход. Солидный. Там и «Радость оправданного», и «Презумпция невиновности». С гарантией.

– Не нужен мне ваш Алексей Сергеевич, – пьяно закричал на всю улицу первый мужчина, – уезжаю я. Завтра.

– Куда же ты денешься-то? – почему-то весело спросил его пьяненький Леха и громко икнул.

– В Берлин. Zur Letzen Insanz.

– К последней инстанции, – машинально перевел с немецкого второй и залпом выпил из поднесенного ему стаканчика с водкой.


Автор:  Андрей ГРИВЦОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку