НОВОСТИ
ВИДЕО: в Благовещенске автомобиль сбил пешеходов. Есть погибшие
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ПОПАХИВАЕТ ПРОВОКАЦИЕЙ

ПОПАХИВАЕТ ПРОВОКАЦИЕЙ

ПОПАХИВАЕТ ПРОВОКАЦИЕЙ

ФОТО: INSAJDER.COM

Автор: Ольга СОТИНА
09.10.2023

5 сентября в московском метро молодой человек сделал замечание девушке в никабе – головном уборе, закрывающем лицо, и подвергся жёсткой травле со стороны исламских радикалов и либеральных СМИ. На видео, завирусившемся в Интернете, хорошо слышно, что москвич попросил пассажирку открыть лицо исключительно в целях соблюдения мер безопасности в общественном месте, однако его поведение расценили как разжигание межнациональной вражды (статья 282 УК РФ) и оскорбление религиозных чувств верующих (статья 148 УК РФ) и пригрозили расправой.

Мы решили разобраться в этой истории, поскольку от неё дурно пахнет, и она сильно смахивает на провокацию с очень непредсказуемыми возможными последствиями.

Подозрение вызывает даже не тот факт, что под покрывалом скрывалась не какая-нибудь условная Гюльчатай, а некая Елизавета Барановская, недавно принявшая ислам и решившая выделиться таким вот необычным способом. А то, что девушка, мягко говоря, оговорила молодого человека, обвинив его в каком-то «физическом взаимодействии», хотя на записи не видно никаких признаков физического воздействия, несущих угрозу жизни или здоровья.


В никабе, как позже выяснилось, сидела Елизавета Барановская, которая записала видео, где поблагодарила всех за поддержку. Самого мужчину задержали — на него завели уголовку о «возбуждении ненависти по религиозному признаку» (ст. 282 УК). 

Не случайно в этом мутном деле и появление адвоката Азы Алиевой, специализирующейся на защите разного рода экстремистов, вроде Хаважа Магомадова, напавшего на чеченских полицейских. Сначала Алиева потребовала возбудить против москвича уголовное дело, а потом откровенно солгала, сообщив в СМИ о задержании молодого человека. Следственный комитет опроверг эту информацию, заявив, что никто никого не задерживал. Многие эксперты считают, что вся эта ситуация была кем-то срежиссирована, а девушка стала просто инструментом для искусственной эскалации зреющего в стране конфликта.

«Судя по всему, мы имеем воинственную неофитку, которая всем пытается доказать свои права, как заправская феминистка. Необходимо провести экскурс новой мусульманки именно по исламским регионам, к которым Москва исторически не относится, – рассказал «Совершенно секретно» общественный деятель Дмитрий Дёмушкин. – В исламе головной убор, платок или хиджаб, действительно принято носить. А вот никабы и паранджи в Чечне и Башкортостане, в местах традиционного ислама, не одобряются. Более того, исламские лидеры в республиках с недавних пор наложили запрет на ношение никаба и паранджи».

ТРАДИЦИОННЫЙ ИСЛАМ НЕ СКРЫВАЕТ ЛИЦО

Так, против ношения никабов резко выступает глава Чечни Рамзан Кадыров, сравнивая женщин, желающих прятать своё лицо с террористами.

«Никому не позволим скрывать лицо, укутывать подбородки. С этого начинали те, кто взрывались на улицах Грозного, – заявил чеченский лидер. – В аэропортах и при прохождении через границу проверяют, заставляя показать полностью лицо. Это никого не возмущает! Десятки девушек находятся в Сирии и других горячих точках. И они начинали с того, что закрывали лица. А теперь оказались в рядах террористов».

С мнением Рамзана Кадырова полностью солидарны коренные жители России, давшие свою эмоциональную оценку инциденту, произошедшему в московском метро:

kovleva

Я ещё не забыла теракты в метро и на Дубровке в Москве, когда нам показывали по ТВ этих женщин с прорезью в одежде для их чёрных глаз, и я потом вылетала пулей из вагона метро, увидев эти платки и сумки спереди. Это сейчас подзабылось, а многие и не помнят и не знают. В моей памяти это навсегда! И ассоциации такого наряда связаны именно с этим!

Фото_18_11_Про.jpg

Tatyana Gredneva

Какое-то время назад в нашей стране совершались теракты, в том числе с участием женщин в одежде, обсуждаемой в статье. С тех пор я испытываю, мягко говоря, сильный дискомфорт, когда вижу таких женщин.

Фенек

Платки пусть носят, но само лицо, должно быть открытым. Под таким покрывалом вполне может прятаться мужик, и потом лица должны фиксироваться камерами.

Оксана Яковлева

Я родилась и выросла в мусульманской стране. Моя мама, бабушка тоже оттуда родом. Но никогда ни я, ни моя мама не видели там женщин в этих «полотенцах». Покрытые платками головы да, были. Длинные платья, скрывающие ноги, да. Но не вот это вот.... И я согласна с тем, что это демонстрация с их стороны. Демонстрация на грани с пассивной агрессией. Россия многонациональна и терпима к разным обычаям и традициям. Но это перебор!

Лариса Храмова

Под этим никабом может быть кто угодно! Террористы, например. Под ним и автомат незаметно пронести можно. Нравится ходить в таком виде, да, пожалуйста, только не в России.

Никаб где носят.JPG

Духовные лидеры традиционно мусульманских российских регионов тоже выступают против невесть откуда взявшейся моды скрывать свои лица и объясняют своё неодобрение никаба и паранджи тем, что эти головные уборы являются не религиозной, а чужой национальной одеждой.

«В декабре 2020 года муфтий Чеченской Республики Салах Межиев публично сделал внушение двум женщинам в никабах, указав им на то, что вместо соответствия религиозным нормам они надели одежду чужого народа, – рассказал нам Дмитрий Дёмушкин. – Ведь изначально эти головные уборы были распространены у арабов. И служили, среди прочего, защитой от ветра и песка в пустыне. Но для мусульманства в целом ни никаб, ни паранджа не свойственны».

По иронии судьбы, в тот же самый день, когда русского парня в многонациональной и светской России начали травить за справедливое, как выясняется, требование открыть лицо, в мусульманском до мозга костей Узбекистане вступил в силу запрет на ношение в общественных местах никабов и другой одежды, закрывающей лицо и затрудняющей его идентификацию.

Такая мера была введена как раз в рамках борьбы с радикальным исламизмом. К слову, в соседнем Казахстане такой запрет действует с 2017 года, а в Киргизии проект введения подобных ограничений находится на стадии рассмотрения. «Аналогичные законы действуют в большинстве исламских и европейских государств. Они принимаются не только в рамках борьбы с проявлениями радикализма, но и как стандартные антитеррористические меры. Что сейчас крайне актуально для нашей страны, – считает Дмитрий Дёмушкин. – Так что оскорбление чувств и разжигание розни, на которую давит новоиспечённая неофитка-мусульманка, тут ни при чём».

ПРОВОКАЦИИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Странно, что в нашей стране, где конфликты на межнациональной и религиозной почве находятся совсем недалеко от точки кипения, ношение псевдомусульманской одежды, скрывающей внешность, никак юридически не регламентировано. Такая ничем не оправданная толерантность приводит всё к новым и новым провокациям.

23 сентября, на момент подготовки этого материала, в Москве произошёл ещё один инцидент с участием никаба. В сеть попало видео, где ветеран СВО сделал замечание ещё одной женщине с закрытым лицом, объяснив ей и её спутнику с ваххабитской наружностью, что у нас в стране не халифат, и что внешний вид пары несёт признаки террористической угрозы. В ответ на это радикал набросился на мужчину, за что совершенно справедливо получил ответку.


Совпадение или нет, но так же, как и в вышеописанном случае, голос в никабе за кадром был лишён какого-либо национального акцента. Уж ни одна ли и та же это исполнительница? Это видео сейчас активно распространяется и обсуждается в экстремистских сообществах, где религиозные фанатики требуют разобраться с защитником России по законам шариата.

«Поскольку власть бездействует, у нас нет никаких регламентов, у нас нет никаких запретов, – рассказал «Совершенно секретно» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Мы не противодействуем незаконным мечетям, где как раз проповедуется радикальный ислам, мы не противодействуем незаконным интернет-ресурсам вроде «Утро Дагестана», которое два года дестабилизировало обстановку. Это управляемая провокация. За этим ЦИПСО стоит, это уже доказанный факт. И их никто не закрывает. Ну, это же безобразие. Там в чистом виде экстремизм. Разжигание межнациональной ненависти».

Так может, уже пора заканчивать играть в толерантность с радикалами, пока эти шайки и банды не сбились в серьёзное националистическое движение в духе BLM, управляемое откуда-то издалека с более чем понятной целью?

ПО СЦЕНАРИЮ BLM?

История движения BLM (Black Lives Matter) в США началась с убийства 17-летнего чернокожего подростка Трейвона Мартина. Инцидент произошёл 26 февраля 2012 года в одном из неблагополучных районов Флориды, когда патрульный-доброволец Джордж Циммерман попытался задержать подозрительного незнакомца на территории своего жилого комплекса. Юноша повёл себя агрессивно и напал на добровольца, сломав ему нос и разбив затылок, после чего был смертельно ранен. По крайней мере, это официальная версия следствия, согласно которой суд квалифицировал действия Циммермана как самооборону и вынес оправдательный приговор.

На этом, с одной стороны, трагическое, а с другой – совершенно обычное для Америки происшествие могло бы и закончиться. Если бы это был не предвыборный год, когда президент Обама изо всех сил пытался сохранить свой пост, и мобилизация чернокожего населения, возмущённого расовой несправедливостью, была как нельзя кстати. «Чёрная» карта в руках демократа оказалась козырной – Обама остался в Белом доме ещё на один срок.  

А фраза: «Афроамериканцы! Наша жизнь имеет значение!», заброшенная в соцсети темнокожими активистками, одной из которых выступила Опал Томети – дочь иммигрантов из Нигерии, защищающая права мигрантов, стала лозунгом нового движения. Оно росло и ширилось. И в 2014 году, после убийства чернокожего Майкла Брауна в Фергюсоне, достигло своего апогея.

Заручившись поддержкой голливудских знаменитостей, основательницы движения BLM устремились в длинный марафон через всю страну, чтобы поддержать афроамериканцев из Фергюсона. Сторонники Black Lives Matter стали организовывать стихийные ячейки движения по всей Америке, требуя отмены семьи, полиции, тюрем, организации пунктов раздачи бесплатной еды и наркотиков, а, по сути, готовили отряды погромщиков. К 2015 году BLM стало реальной силой, способной влиять на политику. И вопрос: чью сторону примут радикалы из BLM, не имеющие собственной политической программы, в борьбе за власть, оказался вопросом денег. Как выяснилось, самые большие пожертвования стали поступать на счёт организации от «Демократического альянса», членом которого, в числе прочих, является миллиардер Джордж Сорос. Поэтому ничего удивительного не было в том, что в предвыборной гонке 2016 года BLM поддержало кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон. Однако на этот раз «чёрная» карта не сработала.

После поражения демократы решили увеличить финансирование BLM, чтобы взять реванш на следующих выборах. Компании «Жизни чернокожих важны» были выделены баснословные деньги. По данным издания Newsweek, это порядка 80 миллиардов долларов от сотен крупнейших мировых корпораций, таких, как Amazon, Microsoft, Intel, Airbnb, Unilever и прочие. Часть этих денег пошла на организацию погромов в двухстах американских городах, которые подавались как акции протеста против политики республиканца Дональда Трампа и которые впоследствии привели к победе на выборах демократа Байдена.

Что получили рядовые бузотёры от всего этого? Да ничего! В лучших традициях разного рода майданов и цветных революций их просто использовали и забыли. Чего не скажешь о трёх внезапно разбогатевших чернокожих активистках движения. Вот они в шоколаде! На их счету огромное число премий, грантов и выгодных контрактов. Они входят в топы «самых-самых», выступая с пламенными речами с трибун многочисленных международных организаций.

В духовных и этических традициях коренного населения России радикализм отсутствует в принципе. Но его можно завезти со стороны, правда же? Разве отсутствие грамотной миграционной политики, неконтролируемый ввоз на территорию нашей страны агрессивно настроенных чужаков и массовая раздача гражданства РФ кому попало – это не скрытая диверсия? Разве участившиеся провокации со стороны оборзевших от безнаказанности мигрантов в этом, между прочим, предвыборном году, не указывают на то, что диверсия кем-то спланирована? Совершенно непонятно, почему, несмотря на ежедневные криминальные сводки, информирующие о растущей этнической преступности, наши законотворцы будто воды в рот набрали и никак не реагируют по этому поводу.

«К нам обращались мусульмане из Челябинска и просили избавить их от давления приезжих радикалов. Ну, потому что приходят в их мечети и пытаются навязать имамам свои правила, которые нашим мусульманам чужды, – рассказал «Совершенно секретно» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Мы пытаемся решить этот вопрос. Но у нас есть огромное количество лоббистов, которые хотят дестабилизировать ситуацию в России и прийти к власти, и тех, кто говорит: «Давайте не будем разжигать». Вот если Коран сжигают, они тут же поднимают всех на уши. Хотя мы все выступаем против подобных акций. Но зато когда нападают на наших девушек или бросают в православный храм баранью голову, говорят: «Не обращайте внимания». Нет уж, давайте будем уважать друг друга».

БЕЗДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Власть не слышит людей, и в этом беда. Ведь проблему можно решить цивилизованно. Например, путём референдума, как в Швейцарии, где в феврале 2021 года было проведено всенародное голосование, результатом которого стало принятие закона о запрете на ношение одежды, закрывающей лицо. За нарушение нового ограничения предусмотрен штраф до 1000 франков (1116 долл.).

Никаб в метро.JPG

«Никто пока такого закона в Госдуму не вносил. Но надо над этим подумать. Я как раз понимаю, что это связано в первую очередь с безопасностью. Мы сразу напрягаемся и не понимаем, зачем человек закрыл лицо, что он прячет, – рассказала «Совершенно секретно» руководитель аппарата Комитета ГД по делам национальностей Надежда Корнеева. – Поэтому, я думаю, может, и встанет вопрос о запрете».

А тем временем южные гости вовсю осваиваются в нашей стране, наплевав на уважение наших традиций и нашей веры. За примерами далеко ходить не надо.

На днях приезжий из Средней Азии пришёл в саратовский православный храм Святых апостолов Петра и Павла, чтобы совершить намаз. В ответ на вежливые просьбы священника покинуть помещение дикарь стал огрызаться и угрожать окружающим. В итоге, чтобы выпроводить мигранта из помещения, прихожанам пришлось вызывать группу быстрого реагирования. Интересно, чужака накажут за оскорбление чувств верующих? Что нужно сделать для того, чтобы закон работал для всех?

«Любой гражданин может обратиться к любому депутату и в комитеты, попросить рассмотреть предложение, – посоветовала руководитель аппарата Комитета ГД по делам национальностей Надежда Корнеева. – Мы обращения граждан рассматриваем с утра до вечера. Конечно, мнение граждан учитывается, когда депутаты рассматривают законы». Судя по тому, что наказание по ст. 282 УК РФ о разжигании межнациональной вражды зачастую применяется как раз по отношению к представителям коренного населения России, получается, что никто из граждан ещё не обращался к депутатам по наболевшему для всей страны вопросу?! 


Автор:  Ольга СОТИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку