НОВОСТИ
В Твери политик подозревается в убийстве супруги
ЭКСКЛЮЗИВЫ
30.01.2024 20:29 НЕ ЗА ЛЮДЕЙ
94189
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
25255
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
25698
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
28397
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
26635
sovsekretnoru
МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

ФОТО: WWW.9111.RU

Автор: Дарья НОВИЧКИНА
07.08.2023

21 июля 2023 года в ряде СМИ появилась информация о том, что в Сергиевом Посаде жизнь 71-летнего пациента, пережившего клиническую смерть, была спасена врачами «Скорой помощи».

Во время осмотра пациенту был поставлен астматический статус – тяжелый приступ бронхиальной астмы, но внезапно у больного остановилось сердце. Мужчине удалось восстановить сердечный ритм через шесть минут после прибытия реанимационной бригады.

Такие истории нередки во врачебной практике, но для каждого человека остается загадкой, что видели «те самые выжившие пациенты», побывавшие одной ногой на том свете. В материале «Совершенно секретно» откровения людей, переживших клиническую смерть.

Клиническая смерть – состояние, при котором отсутствуют основные признаки жизни: сердцебиение, дыхание, сознание. Но еще не развились необратимые изменения в организме. Клиническая смерть длится 5–8 минут, за это время врачи проводят все реанимационные мероприятия, а после, если не удается стабилизировать жизненно важные функции – наступает биологическая смерть.

ЖИВ ИЛИ МЕРТВ?

В народе ходят легенды о том, что переживает человек «в те минуты», некоторые даже верят, что человек, находясь «там», сам принимает решение о возвращении или уходе в другой мир, и от врачей в тот момент мало что зависит…

Надежда Олейникова (имя изменено. – Прим. ред.) поделилась с «Совершенно секретно» своей историей, когда ей пришлось пережить клиническую смерть: «Все произошло в 2016 году. В какой-то момент я потеряла работу и очень сильно по этому поводу переживала. Она была для меня всем, я ей жила, а потом как будто выпала из жизни. Семьи и детей нет. На фоне стресса из-за всего этого у меня начались сильные головные боли, и невролог назначил мне внутривенные уколы. И вот как-то я собиралась в театр и перед сеансом забежала домой на очередной укол. Так как все соседи-врачи были заняты, пришлось обратиться к знакомой за помощью – она сделала мне укол неумело и к тому же ввела мне не ту дозу. И я, будучи сама медиком, сказала, что нужно вызывать «скорую» – начинался анафилактический шок. Пока она ехала, я была в состоянии клинической смерти. Помню, что летела по узкому коридору и видела в конце бледный свет. Что-то не давало мне идти вперед, начались видения, я встречалась с людьми из прошлого (живыми), пыталась обсудить с ними не решенные вопросы, а они меня подталкивали вперед и заставляли идти. Мне было легко, но чувство какого-то невыполненного долга одолевало меня, и я старалась (хотя мне было тяжело) идти вперед. Чем ближе я была к свету, тем яснее слышала зовущие меня по имени голоса. «Надежда, Надежда», – это кричали все сбежавшиеся соседи. Когда пришла в себя, меня отвезли в реанимацию, где я проработала 10 лет. Почувствовала на себе все прелести пребывания в больнице как пациент».

Надежда рассказывает, что сама часто присутствовала при реанимационных мероприятиях и спрашивала пришедших в сознание людей, что они видели. «Помню, одна женщина рассказывала, как перед ней опускались ворота, за которыми стояли все ее дети и внуки. Она успела пролезть через узкую щель к ним, и засияло солнце – она очнулась. Открыла глаза, а на нее смотрели все мы в масках», – продолжает Надежда.

Женщина с удовольствием делится и тем, что изменилось в ее жизни после пережитого: «Выйдя из больницы, я поняла, что это все случилось потому, что я отдавала всю себя только работе и хотела только одного – зарабатывать больше. Я так переживала из-за работы, потому что благодаря ей я путешествовала, купила квартиру хорошую, сделала в ней евроремонт, купила дорогую мебель. У меня появилась машина. Когда этого не стало, я потеряла всякий смысл жизни, и клиническая смерть заставила меня посмотреть на нее с другой стороны».

Сегодня у Надежды Олейниковой есть работа и средняя по московским меркам зарплата, она перестала гоняться за дорогими вещами и получает удовольствие от мелочей: занимается спортом, питается правильно, высыпается и не переживает о мелочах, произошедших на работе. Это помогло ей встретить своего мужчину и начать, наконец, жизнь, о которой она так мечтала.

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ С ВРАЧЕБНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНЕНИЯ

Ученые давно изучают состояние и чувства человека во время клинической смерти. Но до сих пор неизвестно, почему одни ощущают только провалы в темноту, а другие переживают настоящие посмертные путешествия. «С научной точки зрения ничего сверхъестественного нет. Мы ведь видим сны. Вот и в стрессовом состоянии мозг мультики показывает», – считает реаниматолог с 23-летним стажем Фёдор Лугин.

Эвелина Мирошниченко, медицинский семейный психолог поделилась с «Совершенно секретно» своим опытом: «Клиническая смерть – явление в своем роде уникальное, интересующее медиков с давних времен. Впервые клиническая смерть была описана в XVIII веке французским военным врачом. Несмотря на то, что есть четкие критерии клинической смерти, связать физические закономерности и психические переживания до недавнего времени было достаточно сложно. Потому как физические причины клинической смерти могут быть абсолютно разные: сердечный приступ, поражение электрическим током, несчастный случай на воде, реакция на травму. В некоторых случаях пациента намеренно вводят в состояние клинической смерти для проведения длительных и сложных оперативных вмешательств. Психический аспект также индивидуален. Однако опыт пациентов, переживших клиническую смерть, часто пересекается. Примерно 20% пациентов рассказывают о своих субъективных переживаниях, таких как встреча с духовной сущностью (с ангелом или Богом), зрительные образы в виде «света в конце тоннеля».

Некоторые из свидетелей описывают опыт, где они стояли рядом с операционным столом и смотрели на свое тело со стороны, многие говорят о пребывании в «другом мире».

Эвелина рассказывает о последних исследованиях с помощью метода ЭЭГ (Электроэнцефалография – высокоинформативный метод диагностики состояния нервной системы, основанный на регистрации биоэлектрических потенциалов коры головного мозга в процессе его жизнедеятельности. – Прим. ред.), которые позволили зафиксировать активность высокочастотных гамма-волн в головном мозге (они возникают при активной умственной работе, но появляются также в фазе быстрого сна и во время медитации). Таким образом, мозг человека генерирует воспоминания и зрительные образы еще примерно 30 секунд после прекращения мозгового кровообращения.

«В моей клинической практике были пациенты, пережившие клиническую смерть при различных обстоятельствах. И в чем они единогласны, так это в том, что данное событие стало для них переломным, разделило жизнь на «до» и «после». Кто-то ушел с нелюбимой работы, кто-то расстался с партнером, но что действительно захотелось, побывав «на грани» – качественно поменять жизнь в лучшую сторону, осознавая, что пока мы живы, можно со всем справиться и многое сделать на пути к личному счастью. Можно сказать, что клиническая смерть является уникальным явлением, которое находится на стыке научного знания и духовного опыта. Примечательно то, что это явление возможно исследовать, но делать это необходимо всеобъемлюще: с помощью методов медицины, психологии и духовного знания», – заключает психолог Митрошенко.

МЫСЛЬ О БОГЕ ВЕРНУЛА МЕНЯ

Еще одна история о пережитой клинической смерти стала известна «Совершенно секретно» от Анны Долговой: «Помню этот день, как вчера. Как ни странно, еще с утра я была сама не своя: накануне, 19 ноября 2018 года – мне приснился странный сон. Мы шли, взявшись за руки, с родителями по полю. Сначала было пасмурно, а потом вдруг началась буря: пошел сильный дождь, поднялся ветер, гром и молнии. Вдруг мама начала горько плакать, как будто капли дождя больно ударяют ее по лицу. Я начала его закрывать и говорить, что все будет хорошо, указывая на небо, где появлялся светящийся лик Христа. Тут буря резко прекратилась, и в небе появилась огромная яркая радуга. Проснувшись утром, я подумала о том, что должно что-то случиться. Тогда я была на 9-м месяце беременности, лежала в больнице и вот-вот должна была родить. Мне было неспокойно, и первым делом я набрала маму и рассказала про сон, про свою тревожность. Как оказалось, она тоже плохо спала, все время думала обо мне, и ей было тревожно. Не зря – у меня отошли воды».

Фото_14_26_Сме.jpg 

Несколько часов Анна Долгова провела в мучительных схватках и испытывала дикую боль, что не могла и слова произнести, не то что кричать. «Когда, наконец, пришла акушерка, я еле прошептала, что мне плохо, и я умираю. А потом у ребенка прекратилось сердцебиение, и у меня стали синеть руки и ноги. Женщина, лежавшая на соседней кровати, стала звать на помощь. У меня уже начались провалы в памяти, следующее, что я помню, что в операционной заведующая отделением, глядя на мой живот, сразу же вынесла вердикт: «А тут 100% внутриутробная задержка роста плода». Когда я это услышала, то думала только об одном: «Спасите мою дочь, спасите мою дочь». Я говорила это все время, пока мне не стали делать эпидуральную анестезию. Затем мне что-то вкололи в вену – и все. Я чувствовала себя ватой, зависшей в воздухе. Полное одиночество, неизвестность, темнота и страх пронизывали всю меня насквозь. Было такое ощущение, что я безликое существо, пытающееся понять, кто я и что происходит вокруг. Я слышала голоса врачей, и это казалось чем-то необычным, даже инопланетным. Ощущала себя совершенно незащищенной, и мне очень хотелось выбраться из этого состояния. Я повторяла про себя: «Господи, помоги». Мне было искренне страшно, потом ко мне обратилась моя покойная бабушка: «Твое время быть здесь еще не пришло». Наверное, именно мысль о Боге вернула меня в себя». Врачам удалось спасти и маму, и малышку. Сегодня Анна Долгова перестала бояться: бояться спросить, попросить о помощи, отстаивать свою точку зрения, перестала язвить близким, стала больше ценить тех, кто рядом, меньше от них требовать, научилась довольствоваться малым, не торопиться жить, наслаждаться каждым ее мгновением, смело, пробуя что-то новое, и не упуская ни одной возможности. Стала больше любить себя и окружающих и просто жить. Долгова заключает: «Прошло 5 лет с того дня. 4 года назад у меня снова родилась дочь. Как ни странно, но по сроку она должна была родиться так же, как и старшая, 19 ноября. Но так как это было плановое кесарево, то произошло все неделей раньше – 10 ноября. Хорошо, что в этот раз совпала только дата, все остальное было по-другому. Другой город, другой роддом, другой медперсонал и другое отношение. Тогда был ад, сейчас – рай».

НАУЧНЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

Те, кто пережил клиническую смерть, часто рассказывают об испытанной ими огромной радости и необыкновенных видениях: темном туннеле, ярком свете, встречах с ангелами и умершими родными. У этих явлений есть научные объяснения.

Фото_14_27_Сме.jpg 

В 2011 году в журнале Trends in Cognitive Science вышла статья под названием «В околосмертном опыте нет ничего паранормального: как нейронаука объясняет яркий свет, встречу с мертвыми и убежденность в том, что вы один из них». Столь необычные ощущения испытывают далеко не все, кто находится на волосок от смерти. Более того, половине людей, которые рассказывают о подобном, смерть на самом деле не угрожала. Так, околосмертный опыт может испытать больной диабетом при сильной нехватке сахара в крови или пациент, переживший несложную операцию под наркозом. Очень похожие ощущения возникают при кратковременной потере сознания, вызванной нарушением мозгового кровотока.

Чем больше концентрация углекислого газа в крови пациента, переживающего клиническую смерть, тем выше вероятность, что он испытает околосмертный опыт. В некоторых дозах кетамин, используемый для наркоза, способен вызывать галлюцинации и чувство выхода из тела – характерные признаки околосмертного опыта. Однако существуют и другие возможные причины приобщения к потустороннему миру. В 2002 году в журнале Nature вышла статья, авторы которой изучали мозг больного эпилепсией. Для лечения некоторых тяжелых форм этого заболевания требуется найти и разрушить очаг судорожной активности. В ходе операции врачи подвергают точечной электростимуляции различные участки мозга пациента и одновременно расспрашивают его об ощущениях, чтобы отслеживать, не задеты ли жизненно важные области.

Многие из тех, кто пережил клиническую смерть, говорят, что у них остались незаконченные дела, и они слышали голос, который велел им возвращаться. К тому же, многие люди склонны к фантазиям, начитавшись рассказов других. Мы – люди, склонны верить во что-то потустороннее и в чудеса.


Автор:  Дарья НОВИЧКИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку