НОВОСТИ
Во Владивостоке полицейские перекрыли канал незаконной миграции, организованный двумя сёстрами
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru

МАНТИЯ

МАНТИЯ

ФОТО: АЛЕКСАНДР КЛИЩЕНКО

Автор: Андрей ГРИВЦОВ
12.11.2023

– Товарищ адвокат, а можно последний вопрос?

– Да, конечно.

– А вы эту судью знаете?

– Ну как знаю, бывал пару раз в процессах.

– И как она?

– Редкостная сучка. В голове опилки вместо закона. И ещё жестокая, не любит, когда с ней спорят.

– И что же нам делать?

– Как что делать. Спорить, конечно. Мы же знаем, что правы. По-другому не умеем.

– А подходы к ней есть какие-нибудь?

– Да, какие могут быть подходы. Говорю же, такая корона на голове, что не подступиться. Ну пойдемте-пойдемте, заседание через минуту начнётся.

(В процессе)

– Адвокат, вы опять не готовы к процессу, как в прошлый раз?

– Ваша честь, это не первый мой процесс с вашим участием, и вы уже наверняка запомнили, что я всегда обстоятельно готовлюсь к процессу.

– Почему тогда такие паузы делаете при заявлении ходатайства?

– Ваша честь, я стараюсь подбирать слова для проявления к суду максимального уважения, поскольку убеждён в справедливости решения, которое будет Вами принято.

– Адвокат, моё решение не зависит от Ваших слов, выступайте по существу уже.

– Ваша честь, я и выступаю по существу, но вы меня перебили.

– Выступайте уже наконец, не затягивайте процесс. У меня ещё три ареста после вашего дела.

– Ваша честь, я не занимаюсь затягиванием процесса. Я всего лишь выполняю свою работу по защите прав и свобод своего подзащитного, который, по моему мнению, не виновен. Я подчёркиваю Ваша честь, человек не виновен, а находится в клетке. И мне очень больно на это смотреть, Ваша честь.

– Адвокат, прекратите ваши дурацкие кривляния. На меня они не действуют.

– Не сомневаюсь, Ваша честь. Если Вы позволите, я с Вашего позволения продолжу. Тем более, что у меня осталось всего три ходатайства об исключении доказательств.

– Сколько-сколько ходатайств?

– Три, Ваша честь.

– Адвокат, вам не надоела ваша клоунада? К чему вы все это устраиваете?

– Я ничего не устраиваю, ваша честь. Я защищаю своего доверителя, выполняя профессиональный долг.

– Ваш доверитель сам в прошлом заседании сказал, что хочет, чтобы побыстрее всё закончилось.

– Ваша честь, я тоже хочу, чтобы всё закончилось побыстрее и тоже тороплюсь, но, к сожалению, справедливое правосудие, а правосудие в Вашем лице, всегда справедливо, не всегда бывает скорым. Я же не виноват, что процедура уголовного преследования была начата с нарушениями, а потому Вы рассматриваете дело в отношении невиновного.

– Адвокат, ну с какими нарушениями? Что вы несёте? Вы что забыли какие показания дал дознаватель?

– Ваша честь, я всё-таки не несу, а заявляю ходатайство. И я всё-таки тоже участник процесса, пусть и не столь важный, уважаемый и ответственный, как Вы, но добросовестно выполняющий свою работу. А дознаватель может давать какие угодно показания. О законности вынесенного им постановления о возбуждении уголовного дела, в котором не указаны пункт и статья уголовного кодекса, его показания не свидетельствуют. Я бы лишь сказал, что его показания еще раз подтвердили отсутствие у него необходимых навыков и познаний для выполнения столь ответственной работы, но позволю себе подробно остановиться на этом в прениях.

– Козёл (шепотом)

– Сучка (шепотом)

Вечером.

– Привет. Ты чего так поздно?

– Привет, милая. Задержался. Извини. К прениям готовился, и вдохновение посетило.

– Я соскучилась.

– Я тоже.

– Ужинать будешь?

– Нет, спасибо. Ты же знаешь, что мне нельзя есть на ночь. Я уже старенький. Давай просто чай попьём.

– Ты сегодня был хорош. Я аж залюбовалась. Гордилась тобой тайно.

– Спасибо. Ты тоже ничего, хотя отказ на ходатайство могла бы написать получше. Слабая мотивировка.

– Хватит, уже адвокатствовать. Понимаешь же, что он виноват.

– Не виноват.

– Виноват.

– Чтобы был виноват, пусть дело правильно возбудят и доказательства соберут.

– Когда ты уже прекратишь участвовать в моих процессах. Я так больше не могу.

– А я не могу не участвовать в твоих процессах. Я единственный адвокат в этом городе. Скажи лучше, когда мы поженимся?

– Я тебе сто раз говорила, что мы никогда не поженимся. Я не могу ломать карьеру из-за брака с адвокатом. Меня сразу лишат полномочий.

– Нет, поженимся. Всё равно поженимся.

– Тебе что мало, что ты единственный, кто может снять с меня мантию?

– Да, мне этого мало. Я хочу снять её навсегда, а не только по ночам. Когда мы поженимся?

– Мы не поженимся. Ладно поженимся, но только, когда ты добьёшься оправдательного приговора в моём процессе.

– Но так нечестно. В твоём процессе я никогда не добьюсь оправдательного приговора. Ты предвзята.

– Я не предвзята. Это ты постоянно защищаешь преступников.

– Они не преступники. Многие из них хорошие люди, которые запутались, а некоторые, действительно, виноваты.

– Вот и докажи мне хоть раз, что не преступники. Или ты плохо готовишься к процессу?

– Сними уже мантию хоть дома. Знаешь же, как я готовлюсь к процессу.

– Не сердись. Знаю, конечно. Но оправдательного ты не получишь.

– Получу.

– Нет, не получишь.

– Сучка.

– Козёл.

– Иди уже ко мне, Ваша честь. Снимай свою виртуальную мантию. А всё, что под мантией я сниму сам.

– Да, сними с меня её, милый. Она мне надоела за весь день. Я так скучала по тебе.

– Я тоже, милая.


Автор:  Андрей ГРИВЦОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку