НОВОСТИ
С 1 сентября о путешественниках будут собирать данные
ЭКСКЛЮЗИВЫ
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
17288
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
18591
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
21080
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
19574
sovsekretnoru
Я ОБЪЯВЛЯЮ ВАМ ВОЙНУ...

Я ОБЪЯВЛЯЮ ВАМ ВОЙНУ...

Я ОБЪЯВЛЯЮ ВАМ ВОЙНУ...

ФОТО: АЛЕКСАНДР ЧУМИЧЕВ/ТАСС

Автор: Сергей ХОЛОДОВ
23.11.2022

Четверть века назад, в октябре 1997 года, сотрудниками Шереметьевской таможни за попытку нелегального провоза ювелирных изделий через границу РФ была задержана гражданка Ефимович Анна Борисовна. При досмотре у нее обнаружили 13 ювелирных изделий, в том числе семь произведений искусства, на общую сумму 221 миллион 940 тысяч рублей по ценам 1997 года. Это рядовое, казалось бы, происшествие, тем не менее, послужило важным звеном в цепи драматических событий, которые в конечном итоге поставили крест на борьбе с коррупцией в постсоветской России.

Следствие по делу о контрабанде в особо крупном размере проводили сотрудники Генеральной прокуратуры РФ. В ходе следствия выяснились весьма любопытные подробности из жизни самой Анны Борисовны, а также ее многочисленных друзей и покровителей.

Стремительный взлет карьеры Анны Ефимович пришелся на начало 1990-ых годов. До этого гражданка Ефимович подвизалась на скромных должностях в системе Госстраха, мыла посуду в ресторане, трудилась лаборантом, секретаршей. И вдруг в конце 1991-го неожиданно для многих стала директором антикварного магазина «Акция» в Москве и обзавелась двойным гражданством: России и Израиля. В 1990-ые годы именно антикварный магазин «Акция», которым руководила Ефимович, стал одним из основных каналов перемещения российских культурных ценностей за рубеж. Делалось это следующим образом.

Сначала антиквариат похищался из музеев и библиотек или скупался за бесценок у нищих бабушек и дедушек, затем поступал на реализацию в «Акцию», а оттуда с «липовыми» документами уходил за рубеж – якобы для участия в заграничных выставках. Никакие выставки, разумеется, никто не проводил, а переправленный через границу антиквариат благополучно исчезал в частных коллекциях. По самым скромным подсчетам, гражданкой Ефимович было вывезено из страны ценностей на общую сумму 400 тысяч долларов США. И это только доказанные эпизоды! Назвать точные цифры не представляется возможным, потому как никакого учета антиквариата в магазине «Акция» не велось.

Сопровождала «выставочные экспонаты» обычно сама Анна Ефимович. Причем, по несколько раз за год. В период с 1992 по 1997 год, по данным следствия, Ефимович неоднократно посещала Израиль, США, Германию, Швецию, Италию, Испанию, Францию и другие страны. Иногда вместо Анны Борисовны за рубеж выезжал ее сын Андрей Владимиров, студент частного юридического колледжа.

Судя по бухгалтерской отчетности, доходы Ефимович были невысоки: всего полтора-два миллиона неденоминированных рублей в год. Для сравнения: в середине 1990-ых простой торгаш в пивном ларьке в месяц зарабатывал больше. Однако столь скромные доходы не мешали Анне Борисовне месяцами не вылезать из-за границы, жить в роскошных отелях, иметь счета в американских и израильских банках, пользоваться золотой карточкой Международного клуба «Шератон», весьма популярного у нуворишей того времени, – словом, брать от жизни все.

Но главный сюрприз ожидал следователей прокуратуры, когда они вышли на покровителей Анны Борисовны. Оказалось, что свою кипучую деятельность гражданка Ефимович развернула благодаря личному знакомству с тогдашним заместителем министра культуры Михаилом Швыдким. А тот, в свою очередь, пользовался расположением Наины Иосифовны Ельциной, супруги первого Президента России.

ЖУЛИКИ В ПОГОНАХ

Однако столь влиятельные знакомства не спасли предприимчивую дамочку от ареста. Несмотря на старания дорогостоящих адвокатов и звонки из кремлевской администрации, Анну Ефимович отправили в СИЗО, а разбирательство было продолжено. Следователи горели желанием довести это дело до победного конца и привлечь к ответственности всех, кто принимал участие в антикварных аферах. И это было вполне в духе времени. Тогдашний Генпрокурор России Юрий Скуратов объявил решительный бой коррупционерам и казнокрадам независимо от их чинов и рангов. И надо сказать, его усилия не прошли бесследно.

Так, в конце 1990-ых годов следователи Генпрокуратуры возбудили ряд уголовных дел по фактам коррупции и хищения государственных средств в особо крупных размерах. В течение одного только 1998 года за получение взяток и разбазаривание казенных денег к уголовной ответственности удалось привлечь два десятка региональных чиновников – губернаторов, мэров и их заместителей.

Значительно активизировала свою деятельность и Главная военная прокуратура РФ. А работы военным следователям было хоть отбавляй. В российском оборонном ведомстве в 1990-ые годы царило тотальное воровство: с армейских складов тащили все, что плохо лежало. На черном рынке в те годы можно было купить даже секретную продукцию российской оборонки, которая только должна была поступить на вооружение армии.

Иногда дело доходило до почти анекдотичных случаев. Так, на железнодорожном вокзале в Оренбурге сотрудниками транспортной милиции был задержан гражданин, гулявший по перрону с 37 гранатами в бауле. А в спальном вагоне одного из поездов южного направления бдительные стражи порядка застукали прелестной внешности дамочку, пытавшуюся провезти в столицу России две ракеты класса «земля – воздух».

Причем, с каждым годом количество хищений увеличивалось. На одном только Тульском оружейном заводе в 1994 году было обезврежено 14 преступных группировок, занимавшихся хищением автоматов и деталей к ним. Значительная часть похищенного оружия пополняла арсеналы преступных группировок, в избытке расплодившихся в те годы.

Немало военной техники, стрелкового оружия и боеприпасов оказалось в руках боевиков на Северном Кавказе. Только за первые полгода военных действий федеральные войска уничтожили на территории Чечни 65 танков, 98 бронетранспортеров, 139 орудий, 18 реактивных установок залпового огня и множество другой военной техники. Каким образом она появилась у боевиков? Уж явно не без помощи коррумпированных российских чиновников.

Что же касается автоматов Калашникова и прочего стрелкового оружия, изъятого у боевиков, счет им шел на тысячи. Например, в селе Подгорное Надтеречного района Чеченской Республики в помещении зернохранилища был обнаружен склад боеприпасов. Чтобы их вывезти, пришлось задействовать 124 КамАЗа. И таких складов на территории Чечни находили немало.

В течение двух лет Главная военная прокуратура разгребала эти авгиевы конюшни. Уголовные дела были возбуждены в отношении многих жуликов в погонах, и не только офицеров среднего звена, но и высокопоставленных чиновников Министерства обороны РФ. Среди них – заместитель Главкома сухопутных войск генерал-полковник Антон Терентьев, заместитель командующего Военно-космическими силами генерал-лейтенант Владимир Власюк, бывший командующий Группой российских войск в Закавказье генерал-полковник Фёдор Реут и другие. Генералам инкриминировали злоупотребление должностным положением, растрату вверенного имущества, махинации в жилищной сфере и другие серьезные преступления.

АРЕСТ ОЛИГАРХА

Тогда же под колпаком Генпрокуратуры оказались российские олигархи Борис Березовский и Александр Смоленский. Первый проходил по громкому делу «Аэрофлота», второй – по делу о махинациях с подложными авизо.

Более того, 6 апреля 1999 года и вовсе произошло событие из ряда вон выходящее: заместитель Генерального прокурора РФ Михаил Катышев выдал санкцию на арест Бориса Березовского. Известие о том, что всесильного олигарха, особо приближенного к Кремлю, собираются упрятать за решетку, у многих вызвало реакцию, близкую к шоку. Ведь Березовский всегда уделял дружбе с президентским окружением особое внимание, а потому считал себя неуязвимым для правоохранительных органов. Например, подолгу гостил в служебном кабинете начальника ельцинской охраны Александра Коржакова, регулярно делал дорогие подарки дочери президента Татьяне Дьяченко. Не без участия Березовского зять президента Валерий Окулов стал членом совета директоров «Аэрофлота». А самому Борису Николаевичу Березовский лично вручил доверенность на управление акциями телекомпании ОРТ.

Фото_21_34_Объ.jpg 

Верховная власть высоко оценила старания Березовского: в конце 1996 года олигарх, вопреки Конституции РФ, запрещавшей лицам с двойным гражданством, занимать государственные посты, был назначен заместителем секретаря Совета безопасности, а затем – исполнительным секретарем СНГ.

Что касается финансовой «империи» Березовского, к концу 1990-ых годов Борис Абрамович числился председателем совета директоров Объединенного банка, членом совета директоров «Сибнефти» и ОРТ, «Аэрофлота» и «ЛогоВАЗа», владельцем издательского дома «КоммерсантЪ», десятка газет, журналов и радиостанций, а также Московской независимой вещательной корпорации.

И вдруг как гром средь ясного неба: санкция на арест! Похоже, Борис Абрамович и сам не ожидал такой прыти от вечно неуклюжей и медлительной (когда речь идет о сильных мира сего) российской Фемиды. Судя по всему, решение арестовать Березовского вызревало в недрах Генпрокуратуры не один год. Еще в 1996-м в Генеральную прокуратуру РФ поступила информация о финансовых махинациях в компании «Аэрофлот», которую контролировал Борис Абрамович. Суть махинаций сводилась к следующему. В мае 1996 года генеральный директор «Аэрофлота» Евгений Шапошников распорядился перечислять 80% валютной выручки заграничных представительств компании в швейцарский банк на счет некоей фирмы «Андава С.А.». А это немалые деньги. На тот момент у «Аэрофлота» была довольно широкая сеть представительств во многих странах мира.

На их счетах аккумулировались десятки миллионов долларов. Так вот, в результате этой операции, совершенной без соответствующего разрешения Банка России, на счет «Андавы» поступила валюта, эквивалентная одному триллиону 737 миллиардам 142 миллионам неденоминированных рублей.

В ходе следствия выяснилось, что учредителями «Андавы», помимо нескольких граждан Швейцарии, выступили Борис Березовский и его ближайшие соратники по «Аэрофлоту», в частности, первый заместитель генерального директора по финансово-экономической деятельности Николай Глушков и заместитель гендиректора по коммерческой части Александр Красненкер. Таким образом, странные, на первый взгляд, финансовые операции получили вполне логичное объяснение. Просто денежки «Аэрофлота» крутились под контролем одних и тех же лиц – Березовского и его команды.

Всего же в период с мая 1996 по май 1997 года в Швейцарию ушли не менее 250 миллионов долларов. В качестве комиссионного вознаграждения главные участники этой аферы получили почти 11 миллионов долларов США.

Как только олигарху и его компаньонам по «Аэрофлоту», было предъявлено обвинение, ангажированные журналисты и политики подняли истеричный вой, обвинив, в свою очередь, прокуратуру в предвзятости. Оказывается, перечисляя «Андаве» деньги «Аэрофлота», Березовский и компания заботились исключительно о сохранности государственных средств. Дескать, в швейцарском банке они целее будут. А прокуратура, мол, не оценила столь трогательную заботу о казенных миллионах. Впрочем, следствие оставило эти вопли без внимания.

ТРОЕ В ПОСТЕЛИ, НЕ СЧИТАЯ ЗАКАЗЧИКА

В число громких дел конца 1990-ых попало и расследование деятельности фирмы «Мабетекс», которая занималась реставрационными работами в Московском Кремле. Как выяснилось в ходе прокурорской проверки, должностные лица Управления делами Президента РФ получили от фирмы «Мабетекс» взятку в размере несколько миллионов долларов США за предоставление выгодного контракта. По материалам проверки было возбуждено уголовное дело.

Но самое главное – в начале 1999 года ведомство Юрия Скуратова инициировало расследование многочисленных махинаций на рынке ГКО, в которых были замешаны чиновники самого высокого ранга. Например, вице-премьер российского правительства Валерий Серов, председатель РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, бывший министр иностранных дел Андрей Козырев, заместитель министра финансов Андрей Вавилов.

В числе подозреваемых оказались и дочери Бориса Ельцина – Татьяна Дьяченко и Елена Окулова. Для многих из них нависла реальная угроза оказаться возле тюремной параши.

И вот тогда в ночном выпуске программы «Вести» ВГТРК, которую возглавлял Михаил Швыдкой, был продемонстрирован документальный фильм «Трое в постели». На кадрах черно-белой кинопленки обнаженный мужчина развлекается с двумя голыми девицами. Ангажированные СМИ тут же окрестили барышень проститутками, а мужика – «человеком, похожим на генерального прокурора».

Личность человека, мелькавшего в кадре, так и осталось невыясненной. Да никто и не пытался это выяснить. Задача, которую поставили заказчики фильма перед его авторами, была иной: скомпрометировать Юрия Скуратова, чтобы затем отстранить его от должности. И эта цель была достигнута. Вскоре после показа скандального фильма, в апреле 1999 года, Ельцин подмахнул соответствующий указ.

Фото_21_35_Объ.jpg 

Разумеется, после ухода Скуратова из Генпрокуратуры многие громкие уголовные дела были тут же прекращены. Так, буквально через неделю заместитель генерального прокурора Катышев отменил свое же решение об аресте Березовского. А еще через несколько месяцев с олигарха и вовсе сняли все обвинения. Будто и не было десятков миллионов долларов ущерба, причиненного российскому государству.

Прекратили следствие и по делу антикварного магазина «Акция». Сама Ефимович, отпущенная под подписку о невыезде, моментально скрылась в неизвестном направлении.

А руководитель ВГТРК Михаил Швыдкой, распорядившийся показать скандальные кадры, продолжил блестящую карьеру на государственном поприще и вскоре дослужился до поста министра культуры. Что ни говори, а Кремль сполна отплатил гражданину Швыдкому за его креативность.

Правда, спустя три года, уже при новом Президенте России, Генпрокуратура попыталась реанимировать «антикварное дело», в котором был замешан Швыдкой. Но снова безрезультатно. Говорят, как только над Швыдким в очередной раз сгустились тучи, новому «гаранту Конституции» лично звонила Наина Иосифовна и умоляла «не трогать Мишеньку».

Кстати, в качестве руководителя Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании Швыдкой умудрился стать фигурантом еще одной неприятной истории. Осенью 2002 года аудиторы Счетной палаты России проверили телекомпанию «Культура» – дочернее предприятие ВГТРК – на предмет эффективности расходования государственных средств. Оказалось, что уровень финансовой отчетности в государственной телекомпании был не многим лучше, чем в частном антикварном магазине «Акция». А суммы вознаграждения некоторым сотрудникам вообще брались с потолка. Среди этих сотрудников оказался и сам Михаил Швыдкой, получивший миллион рублей за роль ведущего в одном из телешоу.

Впрочем, никакого дальнейшего развития эта история не получила: время решительной борьбы с коррупцией и казнокрадством в России прошло...


Автор:  Сергей ХОЛОДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку