НОВОСТИ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
18114
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
19346
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
21831
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
20292
sovsekretnoru
Технология развода с любимой Жозефиной

Технология развода с любимой Жозефиной

Технология развода с любимой Жозефиной

НАПОЛЕОН БОНАПАРТ

Автор: Сергей НЕЧАЕВ
21.03.2022

Единственной женщиной, которую по-настоящему любил Наполеон Бонапарт, была Жозефина де Богарне. Сам Наполеон это говорил и повторял неоднократно. И она стала его женой. Но несчастная Жозефина, в конце концов, вынуждена была уступить место дочери австрийского императора – ради создания династии. И она уступила. Однако при этом она могла тешить себя сознанием того, что принесла себя в жертву ради интересов Франции.

Наполеон познакомился со своей будущей женой Жозефиной де Богарне в ноябре 1795 года. В то время он был простым генералом. Прекрасная креолка (Жозефина, как известно, родилась на острове Мартиника) сразу поразила воображение 26-летнего корсиканца, и он принялся испепелять ее горящим взглядом.

ПРЕКРАСНАЯ КРЕОЛКА

Храбрый на поле битвы, Наполеон, однако, был весьма робок в отношениях с женщинами, вниманием которых он в то время еще не был избалован. Несколько дней ему потребовалось на то, чтобы решиться первый раз заговорить с Жозефиной. Она же, будучи женщиной, весьма опытной, ободрила его, с восторгом отозвавшись о его военных подвигах. По последующим признаниям самого Наполеона, эти похвалы тогда в буквальном смысле опьянили его. После этого он не мог говорить ни с кем другим и не отходил от нее ни на шаг. Совершенно очевидно, что это была любовь с первого взгляда.

Жозефина овладела Наполеоном всецело и вскоре уже стала казаться ему идеалом настоящей женщины. Ее же смущало лишь одно: ей было уже, как говорится, «за тридцать». Конечно же, она умела искусно скрывать это, но терять время было никак нельзя. После казни мужа, виконта Александра де Богарне, Жозефина осталась одна с двумя детьми на руках, и влюбленный генерал Бонапарт виделся ей весьма перспективной партией. Неважно, что он был маловат ростом, неважно, что он был болезненно бледен и носил такую смешную прическу, а его мундир был изношен до неприличия. Мудрая Жозефина с первого дня знакомства смогла разглядеть в нем человека, для которого не существует ничего невозможного. Короче говоря, ей нужен был мужчина, на которого можно было опереться, и Наполеон был именно таким мужчиной.

Самого же Наполеона влекла к Жозефине только любовь, безумная любовь впечатлительного южанина, закомплексованного и истосковавшегося по женскому вниманию. Прошлое Жозефины его не волновало, и союз с вдовой виконта де Богарне представлялся ему вершиной счастья.

СКАЗАНО – СДЕЛАНО

Наполеон, как известно, был человеком, который решал вопросы быстро и четко. Задача поставлена – она должна быть выполнена любой ценой. Сказано – сделано. Не прошло и четырех месяцев после их знакомства, как 9 марта 1796 года в ратуше второго парижского округа на улице д’Антэн состоялось бракосочетание Наполеона Бонапарта с Жозефиной де Богарне, урожденной Таше де ля Пажери.

Накануне этого у нотариуса Рагидо был составлен брачный договор. И что интересно, в этом документе имелся ряд неточностей, на которые нотариус не обратил или не захотел обратить внимание. Слишком уж велика была разница в возрасте между женихом и невестой, причем намного старше был не жених, а как раз наоборот. Чтобы не вызывать ненужных разговоров, Наполеон прибавил себе полтора года, заявив, что он родился не 15 августа 1769 года, а 5 января 1768 года, Жозефина же, родившаяся 23 июня 1763 года, сделала себя моложе на четыре года. Таким образом, Наполеон указал в брачном договоре, что ему 28 лет, а Жозефина – что ей неполных 29 лет. Внешние приличия были соблюдены. Знала бы тогда Жозефина, чем эта невинная ложь еще обернется для нее...

Я НАМЕРЕН ЖЕНИТЬСЯ НА «БРЮХЕ»

Поначалу Жозефина не очень ценила пылкую любовь молодого генерала Бонапарта. Своими похождениями, например, с офицером Ипполитом Шарлем сразу же после свадьбы она быстро низвергла страсть Наполеона на уровень дружбы и навязчивой привычки, создав тем самым предпосылки и для его собственных измен. Да, она первая изменила ему и этим изменила его. К несчастью для самой Жозефины, это не литературный каламбур, а правда жизни, и потом ее обманутый муж словно мстил ей, а вот она с каждым днем привязывалась к нему все больше и больше…

В самом деле, по мере того, как росли могущество и слава Наполеона, Жозефина, некогда столь уверенная в своих чарах, все сильнее влюблялась и, как следствие, начала безумно ревновать. Будучи женщиной умной, она понимала, что рано или поздно наступит день, когда им придется расстаться. И ее пугала не мысль оставить дворец Тюильри, хотя она не раз плакала и по этому поводу, а то, что она лишится возможности находиться рядом с этим великим человеком. Это может показаться удивительным, но то, что ее муж был императором, теперь не имело для нее первостепенного значения.

Жозефина, конечно же, знала, какой властью она обладала над Наполеоном. Пока обладала… Но, она знала и другое, о чем он сам часто ей говорил: «У политики нет сердца». И как только он спросил однажды, который сейчас час, она по одному его виду догадалась – ее время пробило. Впрочем, не догадаться было сложно: по приказу Наполеона был замурован проход между их апартаментами. А еще он вызвал к себе архиканцлера Камбасереса и объявил:

– Я намерен жениться на «брюхе». Убедившись, что проблема с наследником связана не с ним (напомним, у Наполеона в 1806 году родился сын от любовницы Элеоноры Денюэль де ля Плэнь), Наполеон был счастлив и горд, и он действительно принял решение развестись с неспособной больше иметь детей Жозефиной.

Но Наполеон почти до конца 1809 года медлил с решительным объяснением. Наконец, в последний день ноября он объявил той, которую всегда так любил, что намерен ее покинуть. В тот день император и императрица обедали вместе; он был мрачен и задумчив, она грустна и молчалива. После обеда присутствовавшие оставили их наедине.

– Милая Жозефина, – сказал, наконец, Наполеон, – ты знаешь, я любил тебя!.. Одной тебе обязан я всеми минутами счастья, которые имел в жизни. Но моя судьба побеждает мою волю. Перед выгодами Франции я должен заглушить голос сердца. Как уже говорилось, Жозефина в глубине души уже давно была готова к этому. И все же заявление Наполеона стало для нее страшным ударом. Не надеясь на успех, она все же пустила в ход последнее средство – издала пронзительный крик и упала в обморок отчаяния.

Историк Андре Кастело пишет: «Думал ли он в эту минуту, что, отказываясь от Жозефины, он терял и свою звезду? Ту самую, которая загорелась, когда он встретил ее впервые. Он, конечно, человек суеверный. В этом виноваты его корсиканские корни. Через восемнадцать месяцев, когда счастье отвернется от него, он услышит, как недовольно пробурчит один из его “ворчунов”: “Не нужно было бросать свою старуху, она не только ему приносила счастье, но и всем нам!”»

РАДОСТЬ БРАТЬЕВ И СЕСТЕР НАПОЛЕОНА

После этого в течение нескольких дней пронзительные стоны Жозефины доносились из ее внутренних покоев, отдаваясь эхом в коридорах и на лестницах. Отзвуки их доходили даже до гостиных, переполненных встревоженными придворными. Родственники Наполеона не без наслаждения ловили их. Они всегда ненавидели Жозефину и теперь смаковали каждую ее жалобу, комментируя происходящее в весьма откровенных и совсем не великосветских выражениях.

– Вы только послушайте, как кричит эта шлюха! – восклицала Каролина Бонапарт.

– Да, старуху тряхнуло, как следует, – смеялся Жером Бонапарт.

– Больше не будет превращать императорский дворец в публичный дом, – поддакивала Полина Бонапарт.

По ироничному замечанию писателя Ги Бретона, «так разговаривали в полнейшей простоте короли, королевы и сиятельства среди позолоченных лепных украшений дворца Тюильри, слушая “безумные рыдания” отвергнутой императрицы».

Как утверждает биограф Наполеона Фридрих Кирхейзен, «Наполеона влекла к Жозефине только любовь. Он женился на ней только потому, что любил ее, – любил так, как только может любить мужчина женщину». Но братья и сестры Наполеона смотрели на Жозефину совершенно другими глазами: они видели в ней только ужасную кокетку, чересчур старую для императора. Люсьен, например, вообще не выделял ее из толпы. Он утверждал даже, что она никогда не была красивой, но он все-таки старался быть справедливым. «Жозефина, – говорил он, – была не злая; или, вернее, о ее доброте говорили многие. Она была особенно добра, когда ей не нужно было ничего приносить в жертву».

ЭТО НЕОБХОДИМО РАДИ БЛАГА ФРАНЦИИ

Судьба Жозефины была окончательно решена 16 декабря 1809 года, когда на семейном совете ее поставили перед фактом. Наполеон тогда сказал:

– Один Бог знает, как тяжело было моему сердцу принять это решение. Но никакая жертва не может быть слишком велика для меня, если я уверен, что это необходимо ради блага Франции.

О благе Франции говорила и рыдающая Жозефина. Отчаянию двух любящих сердец не было предела, но им обоим предстояло смириться с неизбежностью...

В тот вечер Жозефина предстала перед семьей Наполеона в полном составе, перед своими плачущими детьми Гортензией и Эженом, перед архиканцлером Камбасересом, перед государственным министром Реньо де Сен-Жан д’Анжели, и она подписала акт о разводе.

Говорить Жозефина не могла – горе и слезы лишили ее голоса. Уже после первых же слов ей пришлось остановиться. Дрожащей рукой она протянула листок, на котором была записана ее речь, Реньо де Сен-Жан д’Анжели, и он прочел за нее следующее:

«С разрешения моего любезного супруга я заявляю, что, не имея больше надежды иметь детей, могущих посодействовать его политике и послужить интересам Франции, я готова дать ему величайшее доказательство моей любви и преданности, какое когда-либо имело пример на земле. Я всем обязана его доброте. Его рука короновала меня, а на этом троне я постоянно имела доказательства любви и симпатии со стороны французского народа. И я хочу отблагодарить за все эти чувства, давая свое согласие на расторжение брака, который служит препятствием для будущего блага Франции, который лишает ее счастья иметь впоследствии своим главою потомка великого человека, избранного Провидением смыть следы страданий после ужасной революции и восстановить алтарь, трон и порядок. Но расторжение моего брака не изменит ничего в чувствах моего сердца. Император всегда найдет во мне своего лучшего друга. Я знаю, насколько тяжело было для его сердца принять это продиктованное политикой решение, но мы оба гордимся той жертвой, которую приносим ради блага Отечества».

Фото_05_25.JPG 

ЖОЗЕФИНА ДЕ БОГАРНЕ

Во время этой ужасной церемонии император не произнес ни слова, не сделал ни одного жеста. Он стоял неподвижно, словно статуя. Почти безумным взглядом он уставился в одну точку и пребывал в подавленном настроении весь день.

После того, как Наполеон и Жозефина поставили свои подписи на составленном архиканцлером протоколе, в нем расписались также принцы и принцессы императорского дома. Итак, развод Наполеона с Жозефиной де Богарне совершился.

И, надо сказать, Наполеон помнил потом о Жозефине всю свою жизнь. Его второй брак с дочерью австрийского императора Марией-Луизой стал для него сущим наказанием. Останься он со своей любимой Жозефиной, разве она бросила бы его одного в изгнании? Конечно же, не бросила бы. Разве в 1814 году незадолго до своей смерти Жозефина не воскликнула:

– Зачем я согласилась тогда на этот развод? Наполеон несчастен, а я не могу быть возле него! Его обвиняют несправедливо, и кто может судить об этом лучше меня!

КОВАРСТВО СТАРОГО БРАЧНОГО ДОГОВОРА

Наполеон как-то сказал: «Легче создавать законы, чем следовать им». В связи с этим и в связи с разводом Наполеона и Жозефины нельзя не отметить один удивительный момент – момент, мягко говоря, не очень хорошо характеризующий императора французов. Дело в том, что официально развод был введен во Франции революционным декретом от 20 сентября 1792 года. По мнению «строителей новой жизни», право на развод было одной из составляющих частей общей свободы человека. После этого гигантская волна разводов буквально захлестнула страну. Через десять лет, когда шла работа над принятием Гражданского кодекса, Наполеон решил ввести в принцип права развода ряд ограничений. После принятия Кодекса простой ссылки на несовместимость характеров уже стало недостаточно (подобный довод Наполеон посчитал слишком вульгарным), и необходимым стало доказательство факта измены одного из супругов. Были введены и возрастные ограничения, затрудняющие разводы: в частности, разрешались разводы лишь после двух, а запрещались – после двадцати совместно прожитых лет. Кроме того, по инициативе Наполеона в Кодекс была внесена статья, категорически запрещавшая оставлять женщину 45 лет и старше по одному лишь требованию мужа.

Формально на момент развода Жозефине было 46 лет, и Наполеон по закону, до сих пор носящему его имя, не имел права инициировать развод с ней. Но вот тут-то ему и пригодился их старый брачный договор, в котором возраст Жозефины был уменьшен на четыре года. Согласно этому коварному документу Жозефине было лишь 42 года, а значит, развод с ней был вполне возможен.

Все это лишний раз подтверждает мысль французского писателя Франсуа Вильмена, который говорил, что «в судьбе не бывает случайностей, а человек скорее сам создает свою судьбу, чем покорно встречает ее».

Фото предоставлены сайтом Wikipedia.org


Автор:  Сергей НЕЧАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку