НОВОСТИ
Причиной ранений съёмочной группы НТВ в Горловке мог стать беспилотник
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ОДНАЖДЫ НА ДМИТРОВКЕ

ОДНАЖДЫ НА ДМИТРОВКЕ

ОДНАЖДЫ НА ДМИТРОВКЕ

ФОТО: INTERESNOE.ME

Автор: Сергей ХОЛОДОВ
20.11.2023

Несколько лет назад Народный художник России скульптор Дмитрий Тугаринов предложил руководству подмосковной полиции увековечить память погибших при исполнении служебного долга милиционеров. Собственно, ничего особенного и делать-то полицейским не надо. Пятиметровую стелу в виде креста Тугаринов изготовил на собственные средства и в свободное от основной работы время. Дело за малым: установить готовый памятник на месте трагической гибели стражей порядка. Однако благородная инициатива российского скульптора пока не нашла отклика у высокого полицейского начальства.

Эта драматичная история приключилась в ночь на 27 мая 1994 года. У подмосковного посёлка Икша, на 47 километре Дмитровского шоссе, тридцать лет назад был стационарный пост ГАИ. Точнее, назывался он так: контрольный пост милиции, или КПМ. По задумке тогдашнего руководства ГУВД Московской области, вся территория Подмосковья должна быть покрыта густой сетью таких постов, на которых постоянно находились бы сотрудники различных милицейских ведомств, в том числе уголовного розыска и подразделений по борьбе с наркотиками. Между постами предполагалось наладить бесперебойную связь, и в случае надобности сотрудники соседних КПМ могли бы оказывать помощь коллегам. Впрочем, благая затея так и не была реализована. И контрольные посты милиции довольно быстро превратились в обычные стационарные посты ГАИ, где несли службу сотрудники ДПС. Итак, 27 мая 1994 года на 47-м километре Дмитровского шоссе на посту находились трое сотрудников дорожно-патрульной службы 2-го спецбатальона ГАИ Московской области: капитан Анатолий Макиевский, старший лейтенант Геннадий Карнаухов и сержант Евгений Дворецкий. Капитан находился в служебной машине, а двое его коллег следили за дорожной ситуацией. Около часа ночи внимание Карнаухова привлекли подержанные «Жигули». Инспектор взмахнул жезлом и предложил водителю прижаться к обочине и остановиться. В салоне сидели трое мужчин. Карнаухов попросил их выйти из машины и проследовать на пост. Что произошло потом, сотрудникам Икшанского отделения милиции поведал примчавшийся в Икшу капитан Макиевский.

По его словам, он дремал в служебной машине. Вдруг посреди ночи раздался треск автоматных очередей.

– Я проснулся от выстрелов, увидел в окошко следы трассирующих пуль, – рассказывал срывающимся голосом капитан. – Потом заметил, как три человека запрыгнули в стоявшие на противоположной стороне шоссе «Жигули» и быстро скрылись из виду.

На вопрос о том, почему страж порядка не стал преследовать преступников, тот лишь бормотал что-то невнятное. Это поначалу дало повод следователям заподозрить, что капитан сам был причастен к бандитскому нападению на пост ГАИ. В пользу этой версии говорил и такой факт. Вместо того чтобы тут же связаться по рации с коллегами и сообщить о преступлении, капитан зачем-то поехал в Икшу, чтобы рассказать о случившемся лично. Такое впечатление, что он специально тянул время, чтобы дать разбойникам беспрепятственно уйти. Впрочем, скоро выяснилось, что никакого злого умысла у Макиевского не было. Просто он растерялся, услышав пальбу на посту, и не рискнул в одиночку преследовать преступников. Что касается рации, она пострадала во время стрельбы на посту ГАИ и вышла из строя. Мобильные телефоны тогда ещё не вошли в обиход. Так что никакой иной связи с внешним миром у сотрудников ГАИ на посту попросту не было. Вот и пришлось капитану мчаться посреди ночи в Икшу докладывать о чрезвычайном происшествии…

Вскоре на 47-м километре Дмитровского шоссе яблоку негде было упасть от служебных автомобилей с мигалками. На пост ГАИ приехало всё милицейское начальство, следователи прокуратуры и коллеги пострадавших милиционеров. Их взору предстала жуткая картина. Возле поста лежало тело Карнаухова, буквально изрешечённое пулями от АК. Повсюду виднелись пятна крови и гильзы. По следам крови примерно в пятидесяти метрах от обочины шоссе сыщики обнаружили тело старшего сержанта Евгения Дворецкого с ножевой раной и пулевыми отверстиями. Очевидно, сержант пытался оказать сопротивление преступникам. Сначала он отстреливался в помещении поста ГАИ. Там эксперты насчитали около десятка пулевых пробоин на стенах. А затем, вероятно, уже раненый, сержант выбежал на улицу, но преступники настигли его и прикончили.

Что же касается старшего лейтенанта Карнаухова, из его табельного оружия не было выпущено ни одной пули. Очевидно, инспектор даже не успел понять, что происходит, и был убит выстрелами в упор в тот момент, когда заходил в помещение поста ГАИ.

КРИМИНАЛЬНОЕ ТРИО

Начался розыск злоумышленников. Даже для того беспокойного времени, которое позже назовут «лихими 90-ми», расстрел сотрудников милиции на посту был происшествием из ряда вон выходящим. Поначалу сыщики полагали, что это дело рук каких-нибудь заезжих криминальных братков. В начале 1990-ых в поисках приключений по стране колесило немало таких джентльменов удачи. Все они были неплохо вооружены, многие имели даже автоматы. И охотно пускали их в дело при любом удобном случае.

Вскоре в трёх километрах от поста ГАИ были обнаружены сильно обгоревшие «Жигули». Эксперты установили, что двигатель машины был снят с другого автомобиля, а тот, в свою очередь, был угнан в Смоленске несколько месяцев назад. Установить владельца сожжённого автомобиля не составило большого труда. Тот поведал следователям, что действительно одолжил машину своим знакомым буквально за неделю до трагических событий на 47-м километре. Так постепенно сыщики вышли на подозреваемых. Вопреки первоначальной версии, ими оказались не заезжие гастролёры, а местные мужики. Правда, с богатым криминальным прошлым. Один из них, некто Сергей Крюков, несмотря на свой юный возраст (ему на момент совершения преступления было всего 24 года) уже успел шесть лет провести в местах не столь отдалённых за кражи и нанесение телесных повреждений. Второй – Роман Мясников – был осуждён за убийство в состоянии аффекта и провёл за решёткой три года. И только третий – Сергей Бойцов – на криминальном поприще никак себя не проявил.

ЖИЗНЬ ПО ФАЛЬШИВЫМ ПАСПОРТАМ

Однако задержать троицу по горячим следам не удалось. Понимая, что за убийство милиционеров им светят серьёзные сроки, преступники залегли на дно. Понадобилось больше трёх лет, чтобы все участники этого дикого преступления предстали перед судом.

Первым попался Мясников. Причём, совершенно случайно. В июле 1996 года в Москве столичный РУБОП проводил какую-то спецоперацию. Для проверки документов был остановлен «Форд» с транзитными номерами. При проверке выяснилось, что паспорт водителя, который тот предъявил блюстителям порядка, искусно сделанная фальшивка. В ходе дальнейшего разбирательства выяснилось, что предъявитель поддельного паспорта – не кто иной, как Мясников, которого уже два года разыскивала вся российская милиция.

Буквально через месяц уже в Подмосковье попался Бойцов. Во время одной из проверок он также предъявил поддельные документы. А вот их третий подельник ещё целый год скрывался от правосудия. Пока его искали по всей России, двое дружков усердно сочиняли собственную версию произошедшего на 47-м километре Дмитровского шоссе. По их словам, они и думать не думали, чтобы убивать милиционеров. Просто они возвращались домой с дискотеки, а тут их «Жигули» остановили сотрудники ДПС. Поскольку преступники знали, что мотор у машины краденый и находится в розыске, Бойцов и Мясников хотели просто дать гаишникам на лапу и ехать дальше. Дескать, они и раньше так частенько поступали и всегда прокатывало. Для этого, мол, и прошли на пост. Но в этот момент их дружок – Крюков, оставшийся в салоне «Жигулей», зачем-то открыл пальбу. Откуда у него взялся автомат, приятели, разумеется, не знали. Дескать, они и сами были изрядно удивлены и даже попробовали было отобрать у Крюкова оружие, чтобы отнести его в милицию. Но Крюков пригрозил пристрелить их, и они испугались.

Эта версия произошедшего, возможно, и стала бы единственной, если бы случайно через год не попался Крюков. Его взяли в октябре 1997 года в далёком Пятигорске. Он там скрывался с поддельным паспортом и, видимо, считал себя неуязвимым для правоохранительных органов. При обыске у него нашли ещё и револьвер, происхождение которого Крюков внятно объяснить не сумел.

К тому времени в Московском областном суде полным ходом шло разбирательство. На скамье подсудимых сидели Мясников и Бойцов и упорно валили всё на своего третьего приятеля, утверждая, что это Крюков убил двоих сотрудников ГАИ. И суд уже был склонен поверить им, но тут нашёлся третий участник преступления, который и прояснил ситуацию.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Разумеется, ни на какой дискотеке в ту злополучную ночь приятели не были. А катались они в Икшу, чтобы проучить какого-то своего давнего обидчика. Для этого и прихватили с собой весь имевшийся у них арсенал, включая автомат Калашникова, пистолет Макарова и нож. Однако пострелять в ту ночь не удалось: обидчика не оказалось дома. Раздосадованные приятели поехали назад. Как признался потом Крюков, у них аж руки чесались от злости – так им хотелось кого-нибудь прикончить. И в этот момент их машину тормознули на посту ГАИ. Решение расстрелять сотрудников ДПС созрело мгновенно. Ещё в салоне «Жигулей» Бойцов передёрнул затвор своего пистолета, а Мясников достал из-за пазухи нож. А дальше произошло вот что.

Фото_21_19_ГАИ.jpg 

Старший лейтенант Карнаухов, как мы знаем, предложил пассажирам пройти на пост, а сам стал осматривать автомобиль. В этот момент его и прошила автоматная очередь. Истекая кровью, офицер упал на ступеньки поста. Сержант Дворецкий тем временем уже зашёл в помещение. За ним вбежал Бойцов с явным намерением расправиться с милиционером. Но у преступника заклинило пистолет. Тогда на подмогу дружку бросился Мясников с ножом в руках. Он нанёс Дворецкому рану в область бедра.

Но сержант оказался не робкого десятка. Он несколько раз выстрелил из своего автомата. Одна из пуль угодила Бойцову в пятую точку, другая – в пистолет. Осколками разлетевшегося металла преступнику повредило указательный палец. Явно не ожидав такого отпора, бандиты бросились на пол. Воспользовавшись секундным замешательством, Дворецкий выскочил на улицу. Однако его заметил Крюков, который в тот момент находился в машине, и открыл стрельбу. Одна из пуль попала в милиционера. Тот пробежал ещё полсотни метров и упал – рана оказалась смертельной. А Крюков, забрав табельный пистолет у офицера милиции, подошёл к истекавшему кровью сержанту и, словно заправский киллер, двумя выстрелами в упор добил его.

Всю эту кровавую историю Крюков подробно излагал на следствии и на суде. Его подельники упорно отрицали свою вину. Но тут на помощь следствию пришли эксперты. Они обнаружили в пальце у Бойцова микроскопические частицы металла, оставшиеся там после ранения. А ещё экспертиза установила, что ножом орудовал Мясников. Кстати, причинённое им ранение в область бедра также не оставило сержанту ни малейшего шанса выжить: как установил судмедэксперт, милиционер всё равно скончался бы от потери крови.

Наконец, подробности этой истории подтвердил один из дружков криминального трио, у которого бандиты отсиживались в течение нескольких дней и которому, очевидно, всё в красках рассказывали. Сначала дружок проходил по этому делу как свидетель, а потом против него также возбудили уголовное дело за пособничество преступникам.

В августе 1997 года суд вынес приговор, который, честно говоря, удивил всех своей мягкостью. В советские годы за преднамеренное убийство двух человек, да ещё милиционеров при исполнении, да ещё в составе группы, преступникам не раздумывая впаяли бы «вышку». Но в 90-ые российская Фемида была на редкость либеральной. Решением Мособлсуда Крюков и Мясников получили по 14, а Бойцов – 9 лет лишения свободы.

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

С тех пор прошло больше четверти века. Бандиты, отсидевшие свои сроки, давно вышли на свободу и, как говорят, неплохо устроились в жизни. Капитан Макиевский, случайно оставшийся в живых в ту злополучную ночь, вскоре уволился со службы. Некоторое время жил в Дмитрове, занимался малым бизнесом: держал вместе с братом небольшой магазинчик.

Фото_21_20_ГАИ.jpg 

Давным-давно нет и того самого контрольного поста милиции, где произошла трагедия. Сейчас на этом месте автомобильная развязка. Одно время о подвиге стражей порядка, ставших жертвами отморозков, напоминала памятная табличка с именами погибших. Но во время дорожного строительства табличку перенесли на территорию 2-го спецбатальона ДПС. Теперь она висит на здании штаба батальона и её видят только стражи порядка. А простые водители, проезжая по трассе, даже не догадываются о том, какие страсти разыгрались здесь майской ночью 1994-го. – И это меня особенно удручает, – признаётся Дмитрий Тугаринов. – Дело в том, что по Дмитровскому шоссе я катаюсь постоянно, когда еду на дачу и обратно. И каждый раз, проезжая мимо 47-го километра, вспоминаю эту трагическую историю. Как было бы неплохо, если бы на этом месте стоял православный крест. Не так уж много у нас памятников стражам порядка, геройски погибшим при исполнении служебного долга.

Мысль об этом не давала Тугаринову покоя много лет. Куда только ни обращался Народный художник России с просьбой увековечить память погибших милиционеров. Везде вроде бы слушают, соглашаются, головами кивают, но дело с мёртвой точки так до сих пор и не сдвинулось.

Дмитрий Тугаринов – один из самых востребованных скульпторов страны, Народный художник России, преподаватель Московского художественного института им. В.И. Сурикова. В его творческом багаже – десятки произведений, которые находятся во многих музеях и городах не только нашей страны, но и за рубежом. Например, в 1997 году памятник великому русскому полководцу Суворову был установлен в швейцарских Альпах, на знаменитом перевале Сен-Готард. Самое любопытное заключается в том, что деньги на памятник были собраны местной общиной, то есть простыми жителями Швейцарии. Получается, швейцарцы чтут память полководца из далёкой России, а в самой России не хотят ударить палец о палец, чтобы увековечить память своих собственных героев.

…Каждую пятницу проезжая по Дмитровскому шоссе, Дмитрий Никитович невольно вспоминает трагическую историю почти тридцатилетней давности и не теряет надежды, что когда-нибудь память о погибших стражах порядка будет увековечена в камне.


Автор:  Сергей ХОЛОДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку