НОВОСТИ
В Дагестане после терактов проверят личные дела чиновников
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС КОЛЧАКА

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС КОЛЧАКА

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС КОЛЧАКА
Автор: Сергей ЛОЗЕНКО
08.06.2024

1 мая 1919 года восстал 1-й пеший Украинский курень (полк) имени Тараса Шевченко, сражавшийся за Колчака против красных. Это вызвало катастрофу, от которой белые так и не оправились.

А произошло следующее: весной 1919 г. войска Красной Армии отходили под ударами колчаковцев. Казалось, шансов удержаться у красных не было. Для развития наступления колчаковцы двинули из тыла подкрепления, включая Украинский полк имени Тараса Шевченко, по силе превосходивший многие колчаковские дивизии.

Ехали украинцы важно, на их вагонах красовались надписи: «Уфа – Москва», «Из Уфы – на Киев» и так далее. По сравнению с оборвавшимися и измождёнными непрерывными боями колчаковцами смотрелись украинцы гораздо колоритнее. В непривычных медвежьих папахах со шлыками, в форме с жёлто-синими, под цвет украинского флага, элементами и в красных шароварах, выглядели они колоритно. Расположился Украинский полк имени Тараса Шевченко с другими подкреплениями у села Кузькино Оренбургской губернии. Казалось, теперь красным придётся туго. Колчаковская Западная армия генерала Михаила Ханжина готовилась отбить контрудар большевиков и продолжить победоносное движение к Волге, до которой кое-где белым осталось пройти всего 30 километров.

Полк имени Шевченко.JPG

Украинский полк имени Тараса Шевченко в годы Гражданской войны  

Однако вместо этого вечером 1 мая 1919 г. в Кузькино началась беспорядочная стрельба. Бежавшие оттуда офицеры доложили своему командованию как громом поразившие новости. Украинцы внезапно напали на своих же офицеров и, перебив их, повторили это и в соседних подразделениях. Им помогали и остальные солдаты.

К вечеру 2 мая повстанцы соединились с красными оренбургскими казаками командарма Николая Каширина. Удивлению большевиков не было предела. Они готовились к упорным боям с украинцами. Украинский полк имени Тараса Шевченко разведка Красной Армии преподносила серьёзным противником – хорошо подготовленными и снабжёнными всем необходимым добровольцами. Всего, с примкнувшими к ним другими солдатами, к красным перешли 3000 человек с тремя орудиями и 11 пулемётами.

В обороне белых образовалась огромная «прореха» в 50 километров. Николай Каширин, Василий Чапаев и конкурент последнего на славу, комдив Александр Сапожков (позже он возглавит восстание против большевиков в Самарской губернии. – Прим. ред.) бросили своих подчинённых в прорыв и на плечах бегущих колчаковцев «разорвали» белогвардейский фронт. И за май колчаковцы лишились значительной части своих приобретений за время весеннего наступления.

Чапаев.JPG

Командир конницы Красной армии Василий Чапаев

КОРНИ ПРОБЛЕМЫ

Как же случилось так, что прекрасно оснащённый Украинский полк имени Тараса Шевченко, находившийся на очень хорошем счету у белых, преподнёс такой сюрприз?

Ответ даёт история. Как известно, Российскую империю погубили нерешённые усугублявшиеся проблемы – рабочая, женская, крестьянская и национальная. Так, в Прибалтике, Закавказье и Средней Азии на протяжении правления Николая II прокатились восстания.

Гражданская война 2.jpeg

Никуда не делась национальная проблема и во время Гражданской войны. Напротив, это «наследие» царской власти тогда только обострилось, ожидая своего разрешения. От чего сильно зависел и исход всей Гражданской войны.

Представители национальных окраин желали автономии – самоуправления и развития своей культуры. Невнимание же к их нуждам усилило сепаратистов.

УКРАИНЦЫ В СИБИРИ

Как ни странно, националистические настроения проявились и в Сибири. Туда при Николае II расселились миллионы малоземельных украинцев.

Будучи в Сибири «новосёлами», ещё не успевшими разбогатеть к началу революции, они были недовольны своим положением. В 1918 г. советская власть на востоке России пала, её сменило Временное Сибирское правительство. Украинцы начали организовывать свои органы управления, в том числе краевые и городские парламенты («рады»), пытаясь проникнуть во власть на местах. А украинцы-генералы Леонид Вериго и Борис Хрещатицкий стали создавать отдельные украинские формирования. В которые, как они объявили, «малороссы» массово пойдут добровольцами, чтобы победить ненавистных большевиков.

Форма полка Шевченко.JPG

Форма одежды украинского полка имени Тараса Шевченко в годы Гражданской войны

Руководство же контрразведки белогвардейской Cтавки подозревало Вериго и Хрещатицкого в осуществлении планов создать на российском Дальнем Востоке отдельную Украинскую Дальневосточную республику, наподобие той, о которой мечтали тогда же кубанские казаки-сепаратисты. Формируемая украинская армия должна была защитить независимость Украинской Дальневосточной республики. Однако доказать это противники украинизации не могли.

Тем временем в местах концентрации украинского населения Урала и Сибири стали создавать «курени» (полки). Самым известным был 1-й пеший Украинский полк (курень) имени Тараса Шевченко, формируемый с лета 1918 года в Челябинске. Но добровольцев в нём оказалось немного. Поэтому в полк направили мобилизованных со Степного Алтая, набранных после подавления сентябрьского восстания 1918 года в Славгородском уезде Алтайской губернии. В нём активно участвовали и украинцы, отказавшиеся мобилизоваться в армию Временного Сибирского правительства, которое они считали очередной опереточной и недолговечной властью после серии государственных переворотов 1917–1918 гг.

Однако Временное Сибирское правительство прислало на усмирение войска. Часть повстанцев перебили, других жестоко выпороли ружейными шомполами. И… «забрили» в формируемые «курени». Туда же вдруг массово устремились добровольцы. Командование это не встревожило. Оно довольствовалось объяснениями волонтёров, что те хотят «побить клятых большевиков, чтобы освободить от них Украину».

Однако под их видом в полк Шевченко проникли… коммунисты. Они планировали поднять восстание, уничтожить командование колчаковской Западной армии, и соединиться с Красной Армией.

Гражданская война 1.jpeg

Беды могло и не быть, прислушайся колчаковские генералы к собственной контрразведке, докладывавшей «наверх» об удручающем состоянии украинских полков. Она же своевременно выявила среди «шевченок» подпольщиков и вскрыла их планы. Но вместо фильтрации полка от большевиков его направили на фронт, срочно требовавший подкреплений. В результате полученная «подмога» вызвала его крах. И ситуация была бы ещё более тяжёлой, не убеги из штаба одной из бригад чапаевской дивизии офицер, поведавший о дальнейших планах красных белым.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ КОРНИ КАТАСТРОФЫ

Произошедшее застало колчаковцев врасплох. «Заткнуть» внезапно возникшую «прореху» было некем. В резерве у белых был лишь формируемый корпус генерала Владимира Каппеля, ещё неготовый к боям с закалёнными красноармейцами. Часть корпуса уже пришлось бросить на подавление внезапно вспыхнувших восстаний: в Сибири и в районах Атбасара, Кустаная и Тургая (нынешний Казахстан).

Восстания были вызваны нежеланием Колчака разрешить им автономию: право на самоуправление, развитие своей культуры, и избавить их от произвола чиновников и насилий со стороны казаков.

Представители национального киргизского правительства «Алаш-Орда» добивались приёма у Колчака, чтобы обсудить проблемы и сгладить возникшие «острые углы».

А Колчак, видимо, не воспринимал их всерьёз и потому принимать их представителей не хотел. Уставшие ждать киргизы уехали в свои степи, где готовилось восстание.

Заметим, что Колчак был в курсе их желаний – ему об этом докладывал начальник контрразведки его Ставки полковник Николай Злобин. Он сообщал «наверх» о нарастающем киргизском возмущении и готовящемся восстании.

Ситуацией воспользовались большевики, давшие единственный рецепт избавления от всего этого – присоединиться к ним. Взамен они обещали им самую широкую автономию, включая «собственную республику». В отличие от белых, красные понимали значимость национального вопроса на примере павшей Российской империи.

И в результате у Колчака элементарно не хватило сил додавить разгорающиеся восстания.

Причём подобные проблемы начались не в мае. Ещё в феврале 1919 года произошла первая национальная катастрофа, когда целый корпус башкир перешёл к красным – его-то как раз очень и не хватало Колчаку в момент майских неудач.

Фото_24_10_20_Кол.jpg 

Причину этой «измены» описал в своих воспоминаниях начальник штаба Западной армии белый генерал Сергей Щепихин. Он стал свидетелем того, как к Колчаку на переговоры прибыли эмиссары национального лидера башкир Валидова (настоящее имя Ахмет-Заки Валиди. – Прим. ред.).

У них, как и у киргизов, накопились претензии к обижавшим их оренбургским казакам и колчаковским управленцам. И в этом у башкир, киргизов и украинцев было много общего. Они желали изменить свою жизнь к лучшему, избавившись от алчных и некомпетентных белогвардейских чиновников, в упор не желавших видеть их стремлений к автономии.

Казалось, что в той непростой ситуации ничего страшного не произошло бы, передай белые самоуправление представителям национальных окраин. Тем самым они только избавлялись от головной боли по решению многих рутинных вопросов их жизни. Вместо этого, как вспоминал Щепихин, Колчак грубо и истерично отказался и выгнал башкирских старейшин из своего вагона, пригрозив им и их лидеру Валидову военно-полевым судом за «мятеж и подстрекательство», что означало смертную казнь для виновных.

На следующий день башкиры, закалённые в боях воины-добровольцы, перешли на сторону красных.

Тогда, в феврале, после случившегося, у Колчака был шанс осознать случившееся и не допустить его повторения в будущем, тем более что контрразведка его Ставки снова своевременно предупредила о неблагоприятных изменениях на «окраинах». Однако первая башкирская «ласточка», донёсшая весть об ошибочности колчаковской национальной политики, ничему не научила Колчака. Это и привело его к первомайской катастрофе уже с украинцами и киргизами.

Соответственно, дело здесь не в поведении национальных отрядов и их лидеров, а неспособности Колчака осознать происходящие изменения и стремлении действовать «по старинке», не обращая внимания на нарастающую проблему. Ведь каждое по отдельности выступление «мятежников» не привело бы к катастрофе.

Интересно, что, несмотря на урок Украинского полка имени Шевченко, другой курень имени гетмана Сагайдачного также отправили на фронт. Как доносили контрразведчики, это было ещё одно враждебное белым подразделение, заражённое сепаратизмом, из набранных пленных австро-венгерской армии.

Гражданская война 3.jpeg

Правда, теперь, после перехода к красным «шевченок», за «сагайдачниками» присматривали карательные части «анненковцев», печально знаменитые «чёрные гусары». Белогвардейская же печать писала о героическом поведении куреней на фронте. В том числе о том, как они в мае 1919 года «усмирили» мятеж 21-го Челябинского стрелкового полка. Однако реально два батальона «челябинцев» повторили пример «шевченок». А сменивший впоследствии Ханжина генерал Константин Сахаров и вовсе высказывался о «сагадайчниках» матом.

СИБИРСКОЕ ПОВТОРЕНИЕ

Случившееся с Украинским полком имени Тараса Шевченко и негативные отзывы командования о «сагайдачниках» и прочих украинских подразделениях вынудили Колчака пересмотреть отношение к «украинству». Ведь контрразведка Ставки Колчака доносила, что «самостийники» пытаются осуществить украинизацию российского Дальнего Востока.

Происходившее там воспели в частушках вроде «и бурлит Кубань в оба берега, я республика – як Америка». Тем временем упущениями Колчака в национальном вопросе также воспользовались казачьи атаманы-сепаратисты. Они видели себе угрозу в сильной колчаковской власти и пытались «качать» ситуацию среди украинцев.

Среди них был и атаман Григорий Семёнов, мечтавший создать Великомонгольское государство, включив в него Внутреннюю и Внешнюю Монголию, Бурятию и Тыву. За ним стояли японцы, как за Временным Сибирским правительством стояла Антанта. Поддерживал он и другие схожие «проекты».

Каширин.JPG

Командарм Красной армии Николай Каширин

Старался в деле создания Украины на востоке России и сибирский атаман Павел Иванов-Ринов, имевший свои амбиции на руководство Сибирью и мстивший Колчаку за свою дальневосточную ссылку.

И наконец, огромную подпитку украинскому сепаратизму на Дальнем Востоке оказывали и иностранные «союзники». Их войска тогда находились на российском Дальнем Востоке. Причём их шеф – генерал Морис Жанен взял украинские войска под свой особый патронаж. В этом Колчак также усмотрел опасность и стал с этим всем бороться.

КРАСНЫЕ УКРАИНЦЫ

Поэтому украинские проекты летом 1919 года на Дальнем Востоке свернули. Сделано это было в том числе под предлогом «слабой боеспособности украинцев».

Но оказавшись у красных, тот же Украинский полк имени Тараса Шевченко опроверг эти утверждения. Первым делом они упросили большевиков прибавить к их полку название «имени Ленина» и стали бить белых. Так, в июле 1919 года именно они, двигаясь впереди «чапаевцев», спасли окружённый уральскими белоказаками Уральск, а позднее успешно били колчаковцев и других противников большевиков.

Дальневосточные же украинцы, столкнувшись с давлением Колчака и не желая давать ему солдат и продовольствие, массово уходили в тайгу, в партизаны, с которыми ни белые, ни их иностранные союзники справиться не смогли. Партизаны, среди которых украинцы заняли весомое положение, сильно помогали Красной Армии, вынуждая Колчака тратить силы на бесплодную борьбу с ними.

Некоторые украинцы стали настоящими повстанческими вождями. Таковыми были, к примеру, уссурийские казаки украинского происхождения – братья Шевченко. Их отряды успешно громили колчаковцев и даже японцев.

Фото_24_10_21_Кол.jpg 

Причём, попав в партизаны, украинцы забыли про «самостийность». Они взаимодействовали с остальными повстанцами под интернациональными лозунгами, избирались в органы власти – советы – с остальными дальневосточниками. Этого могло не быть, прояви Колчак большую гибкость в национальном вопросе.

УРОКИ ОТ КОЛЧАКА И ДЕНИКИНА

Между тем, майские события опять ничему не научили Колчака в плане гибкости в столь непростом и крайне щепетильном национальном вопросе. И на все соответствующие претензии он лишь отсылал к несуществующему парламенту – Учредительному собранию, которое, согласно его обещанию, будет созвано после его победы. Дескать, оно и решит все вопросы устройства жизни.

Однако представители национальных окраин не поверили Колчаку. Ведь после победы ему уже не нужно было бы что-то менять, и потому он мог бы и забыть свои обещания. Или же созванный парламент мог решить проблему так, что и Николай II показался бы либералом.

Таким образом, специалист в военно-морском деле, Колчак оказался несведущ относительно значимости внутренней политики, в том числе и национальной.

Потому и росли на национальных окраинах симпатии к коммунистам, призывавшим самим стать творцами собственной судьбы и обещавшим дать свободы народам бывшей Российской империи.

Однако было бы неверно винить за случившееся только Колчака. Аналогичные ошибки допустили и другие белогвардейские лидеры. Тот же Деникин проявил такое же отсутствие гибкости в национальной политике. В результате он получил горский и казачий сепаратизм, из-за чего ему пришлось держать как минимум четверть своих войск в тылу и бесконечно воевать на Кавказе, тратя там драгоценные силы в бесплодной борьбе, отвлекая их от фронта.

Общая неспособность белогвардейских лидеров осознать значимость национальной политики и дать объединяющую для представителей населяющих Россию народов идею привела их к катастрофе.

И из этой истории необходимо извлечь уроки, чтобы своевременно выявлять и предупреждать возникающие вызовы сегодня.

Фото предоставлены сайтом Wikipedia.org


Автор:  Сергей ЛОЗЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку