НОВОСТИ
Правоохранители не стали возбуждать уголовные дела после конфликта вагнеров и криминала в Челябинске
ЭКСКЛЮЗИВЫ
30.01.2024 20:29 НЕ ЗА ЛЮДЕЙ
99820
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
31346
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
31389
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
34177
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
32407
sovsekretnoru
НАШИ «КАТЮШИ» ВО ВЬЕТНАМЕ

НАШИ «КАТЮШИ» ВО ВЬЕТНАМЕ

НАШИ «КАТЮШИ» ВО ВЬЕТНАМЕ

ФОТО: MUNGFALI.COM

Автор: Сергей БАЛМАСОВ
09.05.2024

70 лет назад, 7 мая 1954 года, вьетнамцы разгромили в Дьенбьенфу французскую армию. Они одержали историческую победу, в результате которой Вьетнам вернул независимость, а колониализм – западная система контроля над большинством стран мира – стал на глазах рушиться.

Окончание Второй мировой войны вызвало начало распада колониальных империй мира, включая французскую. Особенно ярко этот процесс наблюдался в Азии. Там война против Японии вызвала мощный подъём национально-освободительного движения подвластных западным державам народов. Особенно заметны в первых рядах сторонников независимости были коммунисты. Они стали популярны после победы СССР над немцами и японцами.

ЗАТЯНУВШАЯСЯ ВОЙНА

В 1946 г. против французской власти восстал Вьетнам. Однако начавшаяся война затянулась, Франция обладала мощной американской поддержкой. США опасались победы коммунистов и обрушения лояльных Западу режимов в Азии и снабжали французов всем необходимым вплоть до самолётов.

Казалось, вчерашним вьетнамским крестьянам, неопытным в военном деле и не имевшим современного оружия, победить французов, оснащённых сотнями самолётов, танков, боевых кораблей, тысячами артиллерийских орудий и миномётами, было невозможно. Однако и противник не мог уничтожить вьетнамцев в труднопроходимых лесах и джунглях.

Война шла с переменным успехом, пока в 1950 г. в соседнем Китае не победили коммунисты. Они направили помощь своим вьетнамским товарищам до гаубиц включительно и учили пользоваться ими. И теперь, когда боевые возможности уравновесились, французы стали отступать всё дальше к крупным городам.

ГЕНЕРАЛЬНОЕ СРАЖЕНИЕ

Французское командование решило навязать лидеру вьетнамских коммунистов Хо Ши Мину генеральное сражение, и пользуясь техническим преимуществом – танками, самолётами и так далее, перемолоть легковооружённых партизан, у которых этой техники не было.

Местом битвы выбрали отдалённую местность Дьенбьенфу (Долина Кувшинов) на северо-западе Вьетнама, окружённую высокими холмами, покрытыми лесами и джунглями. Французское командование рассчитывало преградить путь коммунистам в соседний Лаос и разгромить располагавшиеся на севере вьетнамские базы.

Фото_09_04_Кат.jpg

Местность была малонаселённой и неразвитой, и французы полагали, что в условиях бездорожья и удалённости от баз вьетнамцы не смогут снабжать свою армию всем необходимым.

И вот в ноябре 1953 г. в небе над Дьенбьенфу стало тесно от парашютов. Сил здесь у вьетнамцев почти не было, и серьёзного сопротивления высадившимся французам они не оказали.

ВЕРДЕН В ДЖУНГЛЯХ

Десантники стали строить базу, рассчитанную на более чем 10 тысяч человек, однако не стали заморачиваться созданием серьёзной обороны. Возводить её было сложно и дорого. Снабжение базы ввиду полного бездорожья между Дьенбьенфу и «Большой землёй» осуществлялось только по воздуху. Но это не пугало французов. Расстояние от базы до аэродромов в Ханое казалось небольшим – 450 километров. К тому же французов вдохновили события в Западном Берлине, который успешно выдержал советскую блокаду в 1948– 1949 гг. благодаря американо-британскому воздушному снабжению.

Французы полагали, что коммунисты не смогут перетащить за многие сотни километров по бездорожью средства ПВО, особенно зенитки с необходимым количеством боеприпасов.

В результате укрепления Дьенбьенфу представляли собой траншеи и блиндажи с деревянным крепежом, которые легко бы разбили артиллерийские снаряды, так как французское командование также считало, что коммунисты не смогут подтянуть к Дьенбьенфу тяжёлую артиллерию. Исключений – металлических каркасов, установленных над лёгкими укреплениями – было немного. Их возвели, в частности, над командным пунктом французского командующего в Дьенбьенфу, в котором находился полковник де Кастри. Бетонных сооружений не было вовсе.

Между тем вьетнамский командующий генерал Во Нгуен Зиап принял французский вызов. И стал стягивать к Дьенбьенфу свои лучшие пять дивизий, создав пятикратное превосходство в живой силе.

Фото_09_05_Кат.jpg

Расчёт французов на неспособность вьетнамцев снабжать себя всем необходимым не оправдался. Они недооценили их качества, а также советско-китайскую помощь. За считанные месяцы вьетнамцы проложили к Долине Кувшинов пусть и плохонькую, но дорогу, по части которой даже проходили грузовики.

Остальной путь через джунгли, холмы, горы и реки с грузами выполняли десятки тысяч «кули» – носильщиков. И хотя их эффективность была низкой (такие «грузчики» по дороге съедали 89 % переносимого ими риса), вьетнамская армия получила необходимый ей минимум для ведения боевых действий.

КРОВАВОЕ НАЧАЛО

13 марта вьетнамцы обрушили на французов град снарядов, разбивших их укрепления в щепки и «затопили» их «живыми волнами» своей пехоты. В результате опорный пункт легендарной 13-й полубригады Иностранного легиона «Беатрис» был разгромлен всего за ночь. Бригада считалась победительницей знаменитого германского фельдмаршала Лиса Пустыни Эрвина Роммеля в сражении при Эль-Аламейне в 1942 г.

Фото_09_03_Кат.jpg 

Впавшее же в прострацию от огневого налёта французское командование в лице полковника де Кастри не смогло помочь своим солдатам. Как и авиация, уничтоженная на аэродроме артиллерийским огнём и сбитая на взлёте из советских ДШК и зениток.

Контрбатарейная борьба также не задалась. Французские орудия находились на открытых позициях и легко уничтожались вместе с расчётами. Артиллерия противника оказалась неуязвимой – вьетнамцы с помощью китайцев и северокорейцев надёжно прятали её в специально выкопанных подземных укрытиях.

Через день они уничтожили по той же схеме другой, более мощный опорный французский пункт «Габриэль», обороняемый одним из лучших батальонов базы.

Французы контратаковали и вернули позицию, превратившуюся в дымящиеся развалины. Но «Габриэль» пришлось всё равно оставить.

Одержанные успехи позволили Зиапу начать штурм всей французской базы. Но если при атаке на «Беатрис» и «Габриэль» вьетнамцев прикрывали соседние лесистые холмы, где скрывались смертоносные советские зенитки и ДШК, то теперь, оказавшись на открытой местности без их поддержки, да ещё и против танков, они умылись кровью.

     Фото_09_06_Кат.jpg

Кроме того, счетверённые зенитные пулемёты и пушки французов выкосили ряды штурмующих вьетнамцев. Да и снарядов у вьетнамцев было не так много: по бездорожью таскать столь тяжёлые грузы в достаточном количестве при постоянных атаках французской авиации было сложно.

Повторные бесплодные атаки стоили вьетнамцам громадных жертв. Бессильны оказались и китайские советники. После первых лёгких побед Дьенбьенфу стоял неприступным, словно заколдованный.

НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ СОВЕТСКИЕ СОВЕТЫ

Тогда в апреле к вьетнамцам тайно прибыла советская военная миссия. Зиап пишет в непереведённых до сих пор на русский язык воспоминаниях: «Представители нашего союзника изучили равнину у восточных позиций французов, заявив, что самая важная высота – на «Доминик-1». Она и другие холмы «Доминик» были самыми высокими и господствовали над базой, и потому они настаивали, чтобы основной удар мы нанесли по ним. Однако мы не приняли эти советы. У нас было недостаточно снарядов, а французские ВВС всё ещё контролировали воздушное пространство. Поэтому мы не могли подтянуться к «Доминик».

И более низкие, чем «Доминик», холмы «Элиан», были для нас более важными. Мы успели закрепиться у них настолько близко, что простреливали их из личного оружия и даже могли забрасывать ручными гранатами. Эти холмы контролировали местность, и от них до бункера французского командующего было всего 300 метров», – подытожил Зиап.

Но какие это были метры! Путь к бункеру де Кастри преграждали холмы и река Нам Ром. Высоты «Элиан» занимали лучшие части противника, парашютисты и легионеры. Уничтожить их было крайне сложно.

Французская пропаганда трубила, что Дьенбьенфу – это «Верден в джунглях», проводя параллели с Первой мировой войной. Тогда немецкая армия обломала зубы о французскую оборону крепости Верден. То же самое, казалось, случилось и с Зиапом. И во многом история действительно повторялась, даже чисто внешне. Так, вьетнамцы, видя свою уязвимость на открытой местности для французской техники (в том числе и танков), боролись с ней при помощи траншей, подводимых почти вплотную к противнику. Они опутывали ими позиции французов, словно цепями. Из этих траншей воюющие стороны совершали кровопролитные вылазки друг к другу. Также вьетнамцы делали подкопы под позиции противника и взрывали их, французы же делали контрподкопы и порой опережали вьетнамцев, уничтожая их подкопы вместе с обитателями.

Пошла борьба на истощение – кто кому больше выпустит крови. Американский генерал Филипп Б. Дэвидсон в этой связи заявил: «Если бы Зиап больше прислушивался к русским советникам, победы бы давались ему легче и с куда меньшей кровью».

 Элиан.JPG

Французская позиция «Элиан» после обработки «Катюшами»и шестиствольными минометами

И действительно, предложения советских военных выглядели более предпочтительными. Вьетнамцы могли немного подождать, накопить для подавления противника снаряды и ночным штурмом смести французов на «Доминик», где находились неустойчивые африканские подразделения.

«СТАЛИНСКИЕ ОРГАНЫ»

Тем временем уже наступил май 1954 года. Вьетнамцы снова готовились штурмовать Дьенбьенфу. И сложно сказать, сколько бы ещё продолжалось это взаимное кровопускание, не сделай СССР вьетнамцам щедрый подарок – его Зиап держал в тайне, готовясь к новому штурму, назначенному на 6 мая.

В этот день около полудня Президент США Эйзенхауэр выразил де Кастри по радио «восхищение защите дела человеческой свободы и свободного мира». И сразу после этого, по данным французов, начался «кромешный ад». Внезапно воющий грохочущий визг наполнил небо, прочерченный многочисленными огненными стрелами с дымными хвостами. За ним через несколько секунд последовали рокочущие взрывы, потрясшие даже самые глубокие блиндажи. Электрический свет залил подземные укрытия и траншеи. Многие десятки людей были ранены и ослеплены. Их униформа была сорвана силой взрывов. Они отчаянно хватались за балки и доски своих разбитых укреплений, где они прятались, но умирали от удушья.

Капитан-легионер, бывший эсэсовец, прошедший Восточный фронт, каковых тогда в Легионе было много, прохрипел: «Сталинские органы!» Так, немцы прозвали легендарные реактивные системы залпового огня «Катюши» за издаваемый ими при стрельбе устрашающий шум. Их стрельба перекликалась с гулом от трофейных немецких шестиствольных миномётов, также переданных советскими военными вьетнамцам и теперь участвовавших в уничтожении французской обороны.

Едва исчезло эхо залпа, как раздался новый оглушительный вой, заполнивший воздух, за которым вновь последовала очередная серия разрушительных взрывов. «Катюша» имела ужасающий эффект при поражении войск на открытой местности», которого бы не было, находись войска в прочных укреплениях. Оборонительные позиции Дьенбьенфу, ещё не разбитые огнём артиллерии, сильно подмыли дожди, и удар реактивных ракет сокрушил их. А для неевропейских войск французов, никогда не слышавших шума стрельбы ракет, эффект был катастрофический. Они потеряли боеспособность.

Весь лагерь горел и взрывался. Детонировали несобранные боеприпасы из сброшенных на парашютах грузов. Из 20 французских гаубиц, стоявших на открытых огневых позициях, 11 были уничтожены, большая часть их боезапаса была взорвана. Таким образом, база фактически лишилась артиллерийской поддержки. Медицинские склады также были уничтожены, а к завершению полудня с позиции «Клодин-5» доложили, что три четверти всех её бункеров, траншей и проволочных заграждений разбиты вдребезги или погребены взрывами. Зиап же довольно лаконично писал: «Мы сконцентрировали огонь по позициям «Элиан-2, 4 и 10» и «Клодин-4», скоординировав его с залпами наших 12 ракетных батарей с шестью направляющими каждая. И хотя во многом он был рассеянным, огненные хвосты ракет, устремившихся с шипением, и последовавшие за этим сильные взрывы испугали французов. Наш ракетный огонь продолжался 45 минут. Французы отвечали слабо».

Де Кастри созвал совещание командиров, чтобы решить, что делать дальше. Один из молодых лейтенантов предложил устроить противнику «Камерон» (сражение 30 апреля 1863 г., при котором рота легионеров уничтожила большинство неприятелей-мексиканцев, но сама погибла). Но одно дело – красивая легенда, и совсем другое – так поступить реально. И предложение с «Камероном» не прошло. Решили сдаваться.

В ситуацию пыталось вмешаться из уютных кабинетов в Ханое французское командование во Вьетнаме. Оно приказало по радио де Кастри: «Вы должны сражаться до конца. Не может быть и речи о подъёме белого флага после вашего героического сопротивления».

Но тот пожаловался на «уничтожающий огонь «сталинских органов», из-за чего дальнейшая оборона становится невозможной». Французы решили сдаться. И вечером 7 мая разбитые огнём советской реактивной артиллерии французские позиции подняли белый флаг. Увеличившийся за полгода гарнизон базы до 15 тысяч человек был уничтожен, большинство солдат и офицеров сдались. Не помогла французам и щедрая американская помощь.

Бункер Ди Кастри.JPG

Взятие бункера командующего французской базой де Кастри. Штурмовой флаг охраняет группа прикрытия, вооружённая советскими пистолетами-пулемётами Судаева (ППС) 

Разгром в Дьенбьенфу привёл к проигрышу французами Первой Индокитайской войны, началу распада Французской колониальной империи и всего колониализма в целом.

СОВЕТСКИЙ ФАКТОР

Важную роль в произошедшем сыграл СССР. И «Катюши» – лишь один из эпизодов советской помощи, во многом благодаря которой вьетнамцы победили. Заметим, что помощь Вьетнаму оказывали тайно. Ведь в ходе Второй мировой войны отношения у Советского Союза с Францией генерала де Голля, противника Гитлера, заметно потеплели, и портить их Сталину и его преемникам не хотелось.

Поэтому помогала СССР в основном по китайским каналам. В первую очередь, современными средствами ПВО для борьбы с французской авиацией – это были зенитные 37-мм пушки и крупнокалиберные пулемёты ДШК. Они стали настоящим бичом для французской авиации, «достававшие» её на высоте до двух километров, причём в отличие от тяжёлых зенитных пушек их можно было оперативно таскать даже вручную по самой трудной для передвижения местности. В результате потери французской авиации возросли многократно, и теперь она уже не могла безнаказанно бомбить вьетнамцев.

Кроме того, снабжали французы свою группировку в Дьенбьенфу по воздуху при помощи парашютов. Однако делать это становилось всё труднее. Советские ДШК и зенитки вынуждали самолёты забираться на всё большую высоту, чтобы не быть сбитыми, и сбрасываемые грузы всё чаще оказывались на позициях вьетнамцев.

Пленные французы.JPG

7 мая 1954 года, вооружённые советским стрелковым оружием, вьетнамские конвоиры сопровождают сдавшийся французский гарнизон

Огромную роль в быстрой доставке вьетнамцам к месту сражения большого количества грузов сыграли и 600 советских грузовых машин «Молотов» (ГАЗ-51). Они проходили едва ли не по любому бездорожью и показали удивительную живучесть при налётах авиации противника, о чём с восхищением писал Зиап. Порой буквально изрешечённые осколками и пулями советские грузовики в отличие от капризных в условиях тропиков «американцев» казались «неубиваемыми».

Кроме того, вьетнамскую пехоту перевооружили неприхотливым советским автоматическим оружием, включая пистолет-пулеметы Судаева. И не будь советской помощи – большой вопрос, смогли бы вьетнамцы тогда разгромить французов.

В любом случае, в результате этой победы зародилась дружба Вьетнама и СССР. Это отражается и на его преемнице – России. И во многом благодаря рождённым тогда на кровавых полях Дьенбьенфу нашим военным связям, Вьетнам до сих пор покупает у Москвы немало оружия и отказывается поддерживать западные санкции в отношении России.


Автор:  Сергей БАЛМАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку