НОВОСТИ
В Дагестане после терактов проверят личные дела чиновников
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
Два русских царя: от триумфа до трагедии

Два русских царя: от триумфа до трагедии

Два русских царя: от триумфа до трагедии
Автор: Сергей НЕЧАЕВ
20.04.2022

Россией с 1801 по 1855 гг. последовательно правили два родных брата – Александр и Николай Романовы. За это время страна успела подняться на самую вершину своего могущества, победив Наполеона и освободив от него Европу, а потом упасть практически в бездну, проиграв Крымскую войну. Александр, несмотря на всю его противоречивость, вошел в историю как «Благословенный», а Николай – как человек, который при Александре «ничего не значил и никого не занимал», и которого «ненавидели за холодную жестокость, за мелочное педантство и за злопамятность».

Как известно, кампании 1812 и 1813 гг. завершились для Наполеона неудачно, и уже в январе 1814 года союзные армии перешли через Рейн и вторглись на территорию Франции. Состояние французской армии в тот момент было критическим: готовых к бою солдат у Наполеона осталось всего около 47000 человек. У вторгшихся в пределы Франции союзников их было в пять раз больше, и еще почти 200-тысячные подкрепления шли разными дорогами им на подмогу.

Прямой путь на Париж загораживали только маршалы Мармон и Мортье, но у них в общей сложности было не более 25000 человек, да и то это в основном были не регулярные войска, а неопытные новобранцы и национальные гвардейцы. Фактически, они оказались брошены Наполеоном на произвол судьбы. В результате, мощная армия союзников, оставив Наполеона с основными силами далеко на востоке, 17 (29) марта 1814 года подошла к парижским пригородам Пантен и Роменвилль.

О настроениях, царивших в Париже, сам маршал Мармон написал в своих «Мемуарах» следующее: «Жители Парижа мечтали о падении Наполеона: об этом свидетельствует их полное безразличие, в то время как мы сражались под его стенами. Настоящий бой шел на высотах Бельвилля и на правом берегу канала. Так вот, ни одна рота национальной гвардии не пришла нас поддержать. Даже посты полиции, стоявшие на заставах для задержания беглецов, сами разбежались при первых выстрелах противника».

Короче говоря, падение Парижа «уже не могло быть отсрочено».

Союзники подошли к Парижу с севера и с востока тремя колоннами: правую (Силезскую армию) вел прусский фельдмаршал Блюхер, центральную возглавлял М.Б. Барклай-де-Толли, а левая колонна под командованием кронпринца Вильгельма Вюртембергского двигалась вдоль правого берега Сены. Боевые действия в центре и на левом фланге союзников возглавлял Барклай.

В ночь с 18 на 19 (с 30 на 31) марта маршал Мармон, посчитав дальнейшее сопротивление бессмысленным, заключил с союзниками перемирие и отвел остатки своих войск на юг от столицы.

Капитуляция Парижа была подписана утром 19 (31) марта 1814 года в селении Лавилетт. А в полдень того же дня части союзной армии (главным образом, русские войска) во главе с императором Александром триумфально вступили в столицу Франции.

МИРНАЯ ЕВРОПА ВО ГЛАВЕ С РОССИЕЙ

8 (20) ноября 1815 года между союзными державами с Россией во главе и побежденной Францией был подписан мирный договор. Согласно этому договору, Франция была возвращена в границы 1790 года, на нее была наложена контрибуция в 700 миллионов франков, и она была вынуждена согласиться на оккупацию части ее территории армией союзников в 150000 человек.

События 1812–1815 гг., по словам историка Н.А. Полевого, «были столь огромны, велики, изумительны, что, казалось, Россия пережила в сии годы столетия. Вся политика Европы, вся история ее изменилась. Россия стала первой державой». А вот Франция «упала с высоты величия и увидела дряхлого потомка Бурбонов на престоле, отданном ему великодушием императора Александра».

Что касается Наполеона, то он был отправлен в ссылку на далекий остров Святой Елены, и там он тихо скончался 23 апреля (5 мая) 1821 года. Бывшие генералы и маршалы Наполеона дряхлели в бездействии или скитались в изгнании. Мать, братья и сестры Наполеона прятались в разных местах Европы и Америки. И во всем мире установился мир и благоденствие, о чем так мечтал император Александр I.

Россия, вышедшая победительницей из великой борьбы, продолжавшейся более десяти лет, поставленная на ступень первой европейской державы и примирившая Европу, укрепила свои северные границы Финляндией, южные – Бессарабией, завладела царством Польским и Белостокской областью, а потом утвердила за собой Грузию, Менгрелию, Имеретию, Карабах, Ширвань, Дагестан, ханства Бакинское и Талышское, поставив границей течение Куры и Аракса.

Военный историк генерал М.И. Богданович отмечает: «В эпоху заключения второго Парижского мира император Александр стоял во главе Европы, Ахилл в боях, Агамемнон в советах царей, он прикрыл щитом своим побежденную им Францию, умел возбудить преданность к себе в холодном, расчетливом императоре Франце и готовился скрепить сердечный союз с королем Фридрихом-Вильгельмом родственной связью, упрочившей надолго братство двух великих народов. Горячо любимый своими подданными, вместе с ним отстоявшими независимость Европы, Александр был еще во цвете лет и, казалось, был предназначен для многолетнего счастливого господства над возвеличенной им Россией».

В самом деле, Россия после победоносной войны превратилась в супердержаву, стала арбитром мира для всего света. После 1815 года она заняла царственную роль в Европе. Россию славили как спасительницу, ее боялись и уважали. И вообще, можно утверждать, что мир после 1815 года стал совершенно не похож на мир не только середины, но даже самого конца XVIII столетия.

В декабре 1815 года был обнародован договор о создании Священного союза (в него вошли Россия, Пруссия и Австрия), образованного с целью поддержания установленного нового международного порядка. К нему потом постепенно присоединились все монархи континентальной Европы, кроме Папы Римского и турецкого султана.

КРЫМСКАЯ КАТАСТРОФА НИКОЛАЯ I

Император Александр I скончался 19 ноября (1 декабря) 1825 года, и его место на российском престоле неожиданно для себя занял его младший брат Николай. Дело в том, что средний брат Константин, который должен был стать императором, отказался от такой чести. Соответственно, Николай I, не имея возможности убедить брата занять престол и получив его окончательный отказ (хотя и без формального акта отречения), был коронован 22 августа (3 сентября) 1826 года в Москве.

Правил Николай I тридцать лет, и за ним, «с легкой руки» Л.Н. Толстого закрепилось определение «Николай Палкин». И может сложиться впечатление, что Николай Павлович Романов был не просто холодным и пустым лицедеем, ни за что ссылавшим в Сибирь, но еще и человеком, при котором бедных солдат с утра и до вечера гоняли сквозь строй и избивали палками.

Страшная складывается картина. К счастью, с 1826 по 1855 гг. Россией правил совершенно другой человек. Человек, о котором историк Р.И. Зотов написал так: «Всякому венценосцу, вступающему на престол после великого и блистательного царствования, очень трудно сохранить популярность своего предшественника и остаться на прежней политической точке силы и могущества. Россия при Александре, после удивительных событий 1812–1815 годов достигла степени первой державы в Европе, и удержать ее на этой небывалой высоте казалось невозможным. И, однако же, тридцатилетнее царствование императора Николая I доказало, что он прямодушной своей политикой, рыцарским характером, твердой волей и высоким умом сохранил Россию на той степени силы и могущества, на которую ее поставил Александр I».

В самом деле, главная трудность первого времени царствования Николая I, одного из сыновей императора Павла I, заключалась в том, что он провел всю свою молодость, вовсе не готовясь к высокому положению монарха мощнейшей в мире империи, тогда как обычно все наследники престолов заранее свыкаются с этой мыслью и с окружением. Похоже, он до последней минуты не знал о завещании своего старшего брата Александра, возводившем его на престол. Несмотря на это, он с первых же шагов обнаружил в себе все качества великого государя. И все время своего царствования он оставался таким.

Облик и манера поведения Николая I вполне соответствовали образу повелителя империи, имевшей площадь в почти 22 млн. кв.км (1/6 часть суши) и более 60 миллионов подданных.

В ходе Русско-турецкой войны 1828– 1829 гг. Россия добилась больших успехов. По требованию России, объявившей себя покровительницей всех христиан, султан был вынужден признать свободу и независимость Греции, а также широкую автономию Сербии. Россия получила право блокировать проход иностранных кораблей в Чёрное море. Начало новой войны с Турцией в 1853 году было ознаменовано блестящей победой русского флота под командованием адмирала П.С. Нахимова, разгромившего турок в Синопской бухте.

К сожалению, успехи России вызвали негативную реакцию на Западе. Ведущие мировые державы не были заинтересованы в усилении России, и это создало основу для военного союза Англии и Франции. И страна, оказавшаяся в политической изоляции, в 1854 году вступила в войну с Англией и Францией, вставшими на сторону Турции.

Основные военные действия тогда развернулись в Крыму. В октябре 1854 года союзники осадили Севастополь. Русская армия потерпела ряд поражений и не смогла оказать помощи осажденному городу-крепости. Несмотря на героическую оборону города, после 11-месячной осады, в августе 1855 года, защитники Севастополя были вынуждены сдаться.

18 (30) марта 1856 года по итогам Крымской войны был подписан Парижский мирный договор, но уже совсем не такой, как в 1815 году. По его условиям, Россия вернула Турции все захваченное в южной Бессарабии и в устье Дуная, а также на Кавказе. Кроме того, России было запрещено иметь боевой флот и базы на Чёрном море, которое было провозглашено нейтральными водами, то есть открытым для торговых и закрытым для военных кораблей. Да, Россия получила назад захваченные у нее Севастополь, Балаклаву и другие крымские города, но она стала уязвима с моря и лишилась возможности вести активную внешнюю политику в этом регионе. Подписанный в Париже унизительный мир серьезно ущемлял права и интересы России, хотя ее территориальные потери, вопреки надеждам англичан, оказались минимальными. Самым неприятным для России был фактический запрет иметь военный флот на Чёрном море.

Впрочем, противники России не чувствовали себя особыми победителями. Например, общественность Великобритании была недовольна результатами войны: она была названа «неудачной», а мир – «не блестящим». Затраченные на войну 76 миллионов фунтов стерлингов явно не окупались. Турция совсем не походила на «победителя». Она была измучена и обессилена, и вскоре было объявлено о банкротстве султанской казны.

Франция понесла тяжелые военные и материальные потери.

Россия в совокупности потеряла около 256000 человек, Франция – 100000 человек, Великобритания – 22700 человек, Турция – 30000 человек. При этом Австрия насмерть поссорилась с Россией, но и особой дружбы новых союзников так и не заслужила (она оказалась в политической изоляции вплоть до 1873 года). Поражение в этой войне наглядно показало экономическую слабость и техническую отсталость России. На войну Россия потратила около 800 миллионов рублей, и снова выйти на бездефицитный госбюджет она смогла лишь в 1870 году, то есть через 14 лет после окончания войны. Да, Крымская война очень дорого стоила России. Однако по своим нравственным последствиям эта неудачная война оказалась для нее даже благом, ибо способствовала пониманию главных общественных недостатков. В результате, вместе с новым царствованием начались улучшения, наступила новая эпоха российской истории.

Фото_07_22.jpg 

И что же Николай I?

Он умер 18 февраля (2 марта) 1855 года. И тут же пошли разговоры о том, что император, не выдержав поражения в Крымской войне, покончил с собой – принял яд или сознательно «простудился», чтобы умереть. Появилась еще и «народная» версия: «отравили царя-батюшку проклятые лекари-немцы».

Согласно официальной версии, болезнь Николая началась 27 января 1855 года. Это подтверждается дневниковыми записями современников. На простуду царь не обратил внимания и интенсивно работал в привычном для себя режиме.

31 января он кашлял и жаловался на боль в спине.

2 февраля самочувствие Николая I ухудшилось, появилось «стеснение в груди», одышка, и в тот день он не покидал своего кабинета.

4 февраля, несмотря на лихорадку и уговоры врачей, император посетил смотр гвардейского батальона. На следующий день он почувствовал боль в боку, кашель усилился.

5–8 февраля Николай не покидал дворца, соблюдал предписания медиков, но, почувствовав себя лучше, сразу же поехал на проводы гвардейских батальонов, отправлявшихся на войну. Вечером 10 февраля обострились «подагрические припадки».

С 12 февраля император не вставал с постели, приступы лихорадки сменялись сильным ознобом.

13–16 февраля состояние больного не улучшилось, мокрота приобрела гнойный характер, врачи зафиксировали воспаление нижней доли правого легкого. В мокроте появилась примесь крови. Император жаловался на «подагрические боли».

17 февраля усилилась лихорадка, врачи впервые заговорили о возможности смертельного исхода.

А 18 февраля Николай I скончался от паралича (отека) легких.

По мнению сторонников версии самоубийства Николая I, к этому привели неудачи русской армии в Крыму. Император чувствовал себя виновником происходившего. Он думал, что у него мощная армия, а оказалось, что страна не имеет ресурсов, самых необходимых в военное время. Не хватает даже боеприпасов и медикаментов. Плюс техническое отставание России. Плюс разгул казнокрадства. Плюс отсутствие союзников (Россия попала в абсолютную дипломатическую пустоту: с ней разорвали дипломатические отношения все страны Европы, кроме Ватикана и Неаполя).

Оказавшись на грани нервного срыва после прибытия курьера с новостями о поражении под Евпаторией 5 (17) февраля 1855 года, Николай будто бы принял решение умереть. Дочь поэта Ф.И. Тютчева, фрейлина Высочайшего двора Анна Фёдоровна Тютчева отмечала, что государь плакал, а его нервы были «в самом плачевном состоянии». По ее словам, «в короткий срок полутора лет несчастный император увидел, как под ним рушились подмостки того иллюзорного величия, на которые он воображал, что поднял Россию». Короче говоря, «его сердце разбилось, и он умер».

Мнения историков тут разделились. Одни говорят, что «со всей ответственностью можно утверждать, что государь погиб от невылеченного должным образом гриппа, который осложнился двусторонним воспалением легких». Паралич легкого был объявлен и в манифесте о смерти Николая I. Но другие историки отмечают, что после смерти на теле императора стали проступать трупные пятна, связанные с последствиями яда. И якобы именно поэтому государь завещал не вскрывать свое тело. Но тут же нашлись те, кто заявил, что «при осмотре тела не обнаружено никаких признаков ядовитых веществ, ни посторонних запахов, ни следов инъекций». Якобы все это – проблема неудачного бальзамирования, которое проводилось при комнатной температуре и без извлечения внутренних органов. Только вот кто же поверит, что рядом с умершим императором работали какие-то халтурщики. Тем более что дальнейшая история напоминала сценарий детектива. Бригада врачей работала инкогнито, ночью, удаляя гнилостные изменения и осветляя кожу, чтобы придать ей естественный оттенок. Наутро император выглядел практически как живой. И по Санкт-Петербургу тогда поползли мистические слухи – самоубийца Николай Павлович встает по ночам из своего гроба...

Фото предоставлены сайтом Wikipedia.org


Автор:  Сергей НЕЧАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку