ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Что выиграла Греция, предав Россию

Опубликовано: 15 Ноября 2018 17:33
0
139
"Совершенно секретно", No.9/410, сентябрь 2018
© George Panagakis/Pacific Press via ZUMA Wire

 

190-летняя годовщина установления дипломатических отношений между Россией и Грецией совпала с кризисом взаимопонимания между странами. Похоже, общность веры и глубокие исторические связи больше не берутся в расчет греческой стороной. Наоборот, правящий левый режим коалиции СИРИЗА ведет целенаправленную борьбу с православием, параллельно запрещая русским священникам находиться в стране более месяца. В свете такой политики не удивительно, что Греция стала первым православным государством, где содомия получила практически такое же государственное признание и поддержку, как и на «просвещенном» Западе. Это стало одной из причин, почему Греция оказалась среди  основных участников авантюры по окончательному поглощению Балкан блоком НАТО.
 
В начале августа этого года в административном центре острова Корфу – Керкире (на самом деле остров и город по-гречески называются одинаково, но русские по сложившейся традиции называют остров на итальянский лад) прошел российско-греческий фестиваль, приуроченный к 190-летней годовщине установления дипломатических отношений. Прошел он при поддержке местной мэрии, но на фоне заметного обострения в отношениях между Москвой и Афинами.
В этом есть горькая ирония. Освобождение греческих земель от иноземных агрессоров началось именно с Корфу. Задолго до установления 
дипотношений, в 1799 году русский адмирал, впоследствии прославленный Русской православной церковью как святой праведный воин, Фёдор Ушаков очистил остров от французских оккупантов. А уже в следующем году поручил местному врачу и дипломату Иоанну Каподистрии наладить административное управление на Корфу и на других отвоеванных у наполеоновских войск Ионических островах. Так под защитой России и при формальной зависимости от Турции возникло первое за многие столетия свободное греческое государство – Республика Семи Островов, а Каподистрия стал ее статс-секретарем. Впоследствии он будет министром иностранных дел Российской империи, а когда континентальная Греция при поддержке русского оружия обретет полную независимость от османов – первым ее правителем.
«Многие иерархи в ранний период существования Русской церкви, а также целый ряд выдающихся российских политических и общественных деятелей были этническими греками, – заявил в своем приветственном слове, направленном в адрес фестиваля, предстоятель Русской православной церкви патриарх Кирилл. – Русские люди всегда относились к единоверному греческому народу с братской любовью, оказывая ему в тяжелые моменты истории весомую поддержку. Убежден, что сегодня следует всемерно укреплять духовное и культурное единство наших народов, в основе которого лежит общая вера и прочные исторические связи».
А что думает о нашем единстве и исторических связях греческая сторона?
«Очевидно, что есть часть россиян, к счастью меньшинство, которые думают, что могут переехать в Грецию, не соблюдая законы и правила и даже угрожая гражданам страны… Таким случаем является попытка навязать присутствие в стране Императорского православного палес­тинского общества – организации, которая была создана в XIX веке царскими спецслужбами и была направлена на деэллинизацию патриархатов Ближнего Востока».
Это выдержка из официального заявления греческого МИДа. Непосредственно перед этим из страны были высланы два российских дипломата, и еще двум был запрещен въезд в нее. Одним из высланных был истинный грекофил, российский генконсул в Салониках Алексей Попов, работавший над восстановлением разрушенных еще в период холодной войны 1946–1989 годов взаимоотношений между нашими странами. В чем же провинился перед Афинами этот знаток греческой истории и традиций? Или что противоправного совершило Императорское православное палестинское общество, исторически занимавшееся не вышеупомянутой «деэллинизацией» Ближнего Востока (которая, заметим, шла своим чередом, поскольку среди паствы и священства становилось все больше арабов и представителей других народов), а налаживанием духовных и культурных связей с единоверцами на Святой земле и других территориях православной ойкумены, а также организацией паломнических поездок? И вообще, зачем понадобился этот международный конфликт?
Попробуем дать ответы на эти воп­росы.
 
 НАТОВСКИЙ АНШЛЮС БАЛКАН
 
Последние несколько лет прошли под знаком окончательной «зачистки» Западом Балканского полуострова. В первую очередь, конечно, речь идет о православных славянских государствах региона, ранее входивших в лагерь стран «народной демократии». Так, население Болгарии, поначалу с энтузиазмом воспринявшее ликвидацию Варшавского блока и включение в возглавляемую США «дружную семью цивилизованных народов», к окончанию второго десятилетия нового тысячелетия заметно разочаровалось в собственном пребывании в рамках НАТО и Евросоюза. Этому способствовали снижение уровня жизни, из-за чего практически треть болгар вынуждена сейчас работать за пределами страны, натиск мигрантов с Ближнего Востока, смерть малого и среднего бизнеса из-за европейских квот и прихода на рынок крупных западных компаний, сокращение и фактическое разрушение национальной армии… Все это заставило болгар вновь обратить взоры на Восток, в сторону России, и избрать президентом Румена Радева, который на пророссийской риторике и пришел к власти. В частности, он пообещал отменить антироссийские санкции, возобновить строительство «Южного потока», а также модернизировать при помощи России военную авиацию страны.
Но эти обещания были даны во время выборов. Сегодня же Болгария только лишь не присоединилась к санкционной атаке ЕС на Россию после «дела Скрипалей», а от модернизации авиации по-российски и вовсе отказалась после жесткой критики со стороны «западных партнеров».
В отличие от Болгарии в Черногории перед вступлением в Североатлантический альянс кипели настоящие страсти. Местный демократический лидер Мило Джуканович, который бессменно руководит страной с 1991 года то в качестве президента, то премьер-министра, то вновь президента и является большим другом Запада (начинавший, правда, как правая рука ошельмованного Слободана Милошевича) перед этим устроил форменный погром оппозиции. Дело в том, что количество желавших вступления в НАТО в этой стране было примерно равно количеству тех, кто выступал против членства в Альянсе. Стоящей у власти Демократической партии социалистов Черногории противостоял и пока еще продолжает противостоять оппозиционный Демократический фронт, участники которого не хотели видеть страну в Североатлантическом блоке. С учетом того, что они имеют треть кресел в парламенте, ратификация соглашения с НАТО, за которую проголосовали только «джукановцы», а оппозиционеры в знак протеста просто не явились на заседание, должна была быть признана недействительной. Должна была, но этого не случилось!
Откровенно позорному голосованию предшествовали акции протеста, собиравшие немалое количество участников. Но кудеснику Джукановичу удалось задавить протест в зародыше, объявив о подготовке покушения… на самого себя, которое, якобы, готовилось по указке из Мос­квы некими русскими агентами при поддержке сербских боевиков. Чем не готовый триллер, особенно если учесть, что четких доказательств общественности никто не предоставил? Зато начались аресты и репрессии, под которые в той или иной мере попали все видные оппозиционеры.
В итоге Черногория вступила в НАТО, на очереди – вступление страны в Евросоюз. Причем она с первых же дней после «развода» с Сербией в качестве денежной единицы приняла немецкую марку, а затем евро. Что становится еще одним свидетельством того, что в основе нынешней черногорской государственности изначально был заложен выбор в пользу НАТО и ЕС.
Но самое драматичное по накалу страстей противостояние сложилось в Македонии. В этой стране Запад изначально сделал ставку на ультралиберальные силы – Социал-демократический союз, возглавляемый Зораном Заевым. Организация эта, надо сказать, весьма непопулярна. Более того, она вызывает резкое неприятие у более чем половины жителей Македонии – из-за того что в пережившей в начале нулевых войну с албанскими сепаратистами стране либералы не только стремятся к сотрудничеству с местными албанскими партиями, но и обещают в угоду им сделать албанский вторым государственным языком и даже поменять национальные символы государства. Добиваться своих целей социал-демократы начали уже опробованными майданными методами – путем манифестаций и беспорядков, выступая против правящей консервативной партии ВМРО-ДПМНЕ (Внут­ренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство) и ее лидера – президента страны Георге Иванова. Уличные акции македонских майданщиков, как и во время других цветных революций, посещали представители ЕС и посол США, а функционеры из этих стран призывали Иванова «пойти навстречу оппозиции». Почувствовав, что дело приобретает дурной оборот, рядовые македонцы, наспех сбившись в общественное движение «За единую Македонию», стали в свою очередь устраивать массовые манифестации по всей стране, по численности в несколько раз перекрывавшие аналогичные акции оппозиционеров. Но то были «неправильные» демонстрации, поэтому Запад их проигнорировал. В конце концов Зоран Заев стал главой правительства Македонии, а парламент возглавил албанец Талат Джафери, в свое время отличившийся тем, что, будучи кадровым армейским офицером, дезертировал из части и примкнул к вооруженным албанским боевикам…
Ответив на вопрос, для чего Западу понадобилась денационализация Македонии, мы автоматически перейдем и к ответу на вопрос, почему произошел дипломатический скандал между Москвой и Афинами.
 
 КАК КОРАБЛЬ НАЗОВЕШЬ, ТАК ОН И ПОПЛЫВЕТ 
 
Дело в том, что территория Македонии в начале прошлого века долгое время была яблоком раздора между Сербией и Болгарией, когда каждое из государств считало ее своей, из-за чего происходили кровавые войны. В итоге эта земля, населенная народом, более близким к болгарам, нежели к сербам, все-таки вошла в состав Югославии. А когда после Второй мировой войны маршал Иосип Броз Тито решил нарезать из единой страны несколько национальных республик по советскому образцу, то название этой территории, когда-то входившей в древнюю античную Македонию, он сделал названием проживающего там народа. После распада Югославии на новую независимую страну ополчилась соседняя Греция, не пожелавшая, чтобы историческое название Македония принадлежало народу, никакого отношения к древним македонцам не имеющему. Из-за принципиальной позиции Греции в состав ООН страна вошла как Former Yugoslav Republic of Macedonia (FYROM) – Бывшая Югославская Республика Македония. Но даже такое название продолжало раздражать Афины. Тем более что в Греции имелись и имеются собственные провинции Западная Македония, Центральная Македония, Восточная Македония и Фракия.
Этот конфликт и встал на пути планов Запада по вталкиванию Балкан в НАТО (пока за исключением Сербии как исторически осознанного союзника России). Положение осложнялось тем, что единство Альянса и без того подтачивало перманентное противостояние между его членами – Грецией и Турцией. Новой точки напряжения допустить было нельзя, поэтому Заев как антинациональный глава македонского правительства пришелся как нельзя более кстати. В июне текущего года в ходе переговоров со своим греческим коллегой Алексисом Ципрасом они решили, что страна будет называться Республикой Северная Македония. Правительствам двух стран необходимо утвердить обоюдное решение политиков, и македонскому парламенту – уже ближайшей осенью.
После этого Скопье сразу же получило приглашение вступить в Североатлантический альянс. Осталось уладить лишь одно «но» – погасить протесты в обеих странах. Так, в Греции представитель правоконсервативной партии «Золотая заря» Константинос Барбарусис прямо в парламенте призвал армию свергнуть предающее национальные интересы руководство страны. А в Македонии снова начались манифестации, президент Георге Иванов назвал Заева «лжецом» и добавил, что никогда не утвердит навязанное его стране новое название.
Спрашивается, кого обвинить в такой бурной реакции? Ну конечно, русских!
 
 ПУСТЫЕ ОБВИНЕНИЯ 
 
И обвинение не заставило себя ждать. Отличился все тот же Заев, заявив американскому новостному интернет-изданию BuzzFeed, что «Россия и некоторые греческие бизнесмены выплачивали известным лицам суммы от 13 тысяч до 21 тысячи долларов США за то, чтобы они выступали против заключенного в прошлом месяце соглашения относительно имени «Македония»». При этом македонский премьер отказался называть конкретные имена, сославшись на идущее расследование.
Вскоре в европейской, в первую очередь македонской и греческой, а также в американской прессе замелькали имена российских бизнесменов – эксцентричного владельца греческого футбольного клуба ПАОК Ивана Саввиди и владельца македонских гандбольных и футбольного клубов «Вардар» Сергея Самсоненко. Обоих обвиняли в том, что они якобы подбивали фанатов своих клубов на участие в «пророссийских» протестах, не гнушаясь подкупом. В ответ на это сами фанаты, как правило праворадикальные националисты, только посмеялись.
Но дальше всех пошли официальные Афины. Как мы уже говорили выше, из страны были выдворены российские дипломаты. Последних обвинили во вмешательстве в греческие внутренние дела, в подкупе греческих чиновников, митрополитов Элладской православной церкви, в попытках обрести влияние на Святой горе Афон. Однако когда российская сторона попросила греческую представить доказательства и факты, то вновь получила ответ о неких оперативных секретных данных и тайне расследования.
Зато вскоре с информационной площадки Bloomberg прозвучало заявление главы парламентского комитета по внешним связям, члена правящей коалиции СИРИЗА Костаса Доузинаса, не требующее дополнительных трактовок: «Греция полна решимости ратифицировать свое соглашение с Бывшей Югославской Республикой Македонией об изменении названия этой страны. Если русские и впредь будут пытаться сорвать этот процесс, то ответная реакция Греции будет сильной».
Ответной же реакцией России стала высылка на родину греческих дипломатических работников: торгового представителя Адамантио Каритиано и сотрудника отдела печати и коммуникаций Андреа Таки, а также запрет на въезд в нашу страну руководителю политического бюро министра иностранных дел Греции Йоргосу Сакеллариу.
На это Афины отреагировали отзывом посла и официальной нотой МИД Греции, выдержанной в весьма обиженном тоне: «С тех пор как Россия стала союзником Турции, начав поставлять ей оружие и системы ПВО, она неуклонно отходила от позиций, подходящих для уровня дружбы и сотрудничества, которые были свойственны отношениям между Грецией и Россией в течение 190 лет… Решение российской стороны произвольно и мстительно, оно ни на чем не основано».
Что касается планов по поставкам Турции российских комплексов С‑400, о которых заговорили Афины, то на фоне разгорающегося конфликта Анкары с Вашингтоном подобное сотрудничество двух стран выглядит вполне уместно, даже с учетом, что турки – крайне сложные союзники. Но последние хотя бы строят политику исходя из собственных, а не чужих интересов. Чего нельзя сказать о Греции, которая, кстати, ранее уже получила от России комплексы С‑300. И в отличие от той же Турции несколько раз по окрику из Вашингтона срывала крупные сделки с нашей страной без объяснения причин: по приватизации российскими компаниями газовых компаний DEPA и DESFA, порта в Салониках, греческих железных дорог, а также по реализации проекта нефтепровода Бургас – Александруполис.
А теперь начали борьбу с традициями православия в своей стране, велев убрать кресты и иконы из школ, перестать читать молитвы перед началом уроков, урезав зарплаты священникам (Элладская православная церковь не отделена от государства), повысив налоги на монастыри, разрешив гей-парады, гей-браки и усыновление геями детей. «Левацкое» руководство Греции ополчилось и на российское духовенство. Так, впервые за многие годы священникам РПЦ вместо многолетних виз начали выдавать только краткосрочные, на месяц, или вообще в них отказывать. Логика такого решения греческих властей понятна, русские батюшки греческому государству неподконтрольны и могут активно начать призывать греческий народ к протесту против насаждаемой СИРИЗА содомии. Но есть и еще один любопытный момент: большинство русских священников, как правило, едет на Святую гору Афон, которая контролируется не Элладской церковью, а Константинопольским патриархатом. Согласно инсайдерской информации, недавно на Афоне побывал посол США в Греции, один из идеологов украинского Майдана Джеффри Пайетт. Отнюдь не с молитвенными целями. И потребовал от руководства монашеской республики резко сократить взаимодействие с русскими. Поскольку с подачи Вашингтона Константинополь вовлечен в авантюру украинской автокефалии…
Россия в свое время подарила Греции свободу. И через 190 лет получила депортацию своих дип­ломатов и ограничение на въезд для своих священников. Запад же купил нынешние Афины гей-парадами и, возможно, преференциями, о которых знают только представители греческой элиты. К чему приведет такой выбор в будущем – представить тяжело и горько.

поделиться: