ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

6 градусов севернее Байконура

Опубликовано: 18 Декабря 2015 15:17
0
19239
"Совершенно секретно", No.47-48/376-377
Фото: ТАСС
Игорь Агеенко

Почему Россия решила строить ещё один космодром на Дальнем Востоке? Первый старт на Восточном должен состояться в середине 2016 года

 

В России есть строительный объект, которому президент Владимир Путин уделяет особое внимание. Его можно сравнить с олимпийской стройкой, – это космодром Восточный в Амурской области. Недавно Путин нашёл окно для поездки на космодром после напряжённых визитов в ООН и Францию и перед не менее значимыми визитами в Казахстан и Турцию.

Ч то определяет престиж страны в глазах мирового сообщества? В мирное время, как сказал президент Кеннеди, это: 1) успехи в космосе, 2) число Нобелевских премий и 3) количество олимпийских наград. По последнему пункту у нас всё в порядке, по второму – надежды стремятся к нулю, но в космосе, куда мы вышли первыми, проигрывать конкуренцию никак нельзя. К тому же это почти наука, можно наверстать отставание по Нобелям. Гениальный Королёв высшую научную награду не получил, потому что был засекречен, имя главного конструктора Нобелевскому комитету Хрущёв не открыл.

Путин не может не задумываться о том, с чем войдёт в российскую историю. Думаю, он будет вполне удовлетворен, если оставит потомкам олимпийский Сочи, Крым и космодром. Нанотехнологии, которые недавно преподносились в качестве столбовой дороги научного прогресса, не отвечают масштабу амбиций Президента России. Космодром – другое дело, достойный масштаб. Путин понял это не вчера, в 2010 году в ранге премьера заложил первый камень в строительство нового космодрома.

 

Если бы Берия строил космодром 

На Олимпиаду в Сочи, согласно официальной версии, федеральный бюджет потратил почти в два раза меньше, чем на космодром Восточный, который пока потянул почти на 190 миллиардов рублей. То есть когда президент Путин называет строительство космодрома «крупнейшим общенациональным проектом», у него для этого есть все основания. Однако в общественном мнении строительство нового космодрома связано с каскадом злоупотреблений и социальных протестов. Забастовки, отставание от графика, невыплата зарплаты – всё, как положено, будто районную ТЭЦ строят. Или знамение нашего времени? История Атомного проекта, который был неизмеримо масштабнее строительства одного космодрома, не знает уголовных дел о финансовых махинациях. Берия и его заместители видели своё предназначение в том, чтобы обеспечить атомщикам бесперебойный режим работы. По воспоминаниям, которые мне приходилось слышать от строителей закрытых городов, снабжение было отличным, и даже зэки имели возможность при освобождении получить автомобиль «Победа».

Точно так же не сохранилось свидетельств экономических преступлений при строительстве в середине 1950-х годов космодрома Байконур, когда Берия уже отошёл в мир теней. Заработки на Байконуре были на зависть. Даже в начале тяжёлых для экономики 1980-х годов во время авралов строители на Байконуре получали по 1,5–2 тысячи рублей в месяц при стоимости «жигулей» в 5,5 тысячи. Теперь деньги сгорают в высших слоях атмосферы – рабочие ждут скромной зарплаты месяцами.

На космодроме Владимир Путин железобетонным тоном пообещал, что внимательно проследит, чтобы все уголовные дела были доведены до конца. Ревизия вице-премьера Рогозина выяснила, что контракты заключены на значительно меньшую сумму, чем выделенные из бюджета 189 миллиардов рублей. Опытный бухгалтер сразу скажет, что происходит кредитование подрядчиков выше объёма работ. В итоге – 20 уголовных дел, до суда далеко, но особо отличившиеся прорабы космодрома взяты под стражу. Дмитрий Рогозин пугает начальство тем, что всех выгонит на стройку. Во время «культурной революции» такие воспитательные меры практиковали в Китае. Сейчас на космодроме 9 тысяч строителей. Вице-премьер требует 15 тысяч. Выручит ли призыв столоначальников?

 

Сколько нужно космодромов 

Скандальные передряги оттеснили на задний план стратегический вопрос – зачем России нужен новый космодром? Ведь космодромов у России больше, чем у любой другой страны. У России есть – в долгосрочной аренде у Казахстана – знаменитый Байконур, первый, самый большой и самый загруженный космодром в мире. А также есть космодром Плесецк в Архангельской области, Капустин Яр – в Астраханской,
Ясный – в Оренбургской, Свободный и Восточный – в Амурской области. И ещё «Морской старт» в Тихом океане, который тоже запутался в уголовных делах за финансовые махинации и давно стоит без дела. Стартам на «Морском старте» мешает также то, что космодромом совместно владеют потерявшие общий язык Россия, США, Норвегия и Украина.

Принято считать, что у нашего главного конкурента в космосе США всего два космодрома – во Флориде и в Калифорнии, на военной базе Вандерберг, где в случае непогоды приземлялись шаттлы. Это устаревшие сведения. В последнее десятилетие США активно развивают коммерческие космодромы, некоторые являются частными, что нам не грозит даже в перспективе. Для обеспечения космического туризма в штате Нью-Мексико строится частный космопорт Америка. В соседнем Техасе строится частный космодром для амбициозных планов миллиардера-романтика Элона Маска. На Мариинских островах в Тихом океане построен Испытательный центр Рейгана, а на Аляске – космодром для лёгких спутников на полярных орбитах. В штате Вирджиния на Восточном побережье построен новый космодром для коммерческих спутников связи.

Таким образом, США догнали Россию по числу космодромов. Однако Россия уже полтора десятка лет остается мировым лидером по числу космических стартов. В 2014 году Россия осуществила 32 космических старта (1 был неудачным), США – 23 (1), Китай – 16, Европейское космическое агентство – 11 (1), Япония – 4, Израиль – 1. При этом четыре старта с европейского космодрома Куру выполнили российские ракеты «Союз-СТ». Иными словами, нет оснований считать, что Россия разбазаривает средства на строительство излишнего числа космодромов.

Но почему именно Восточный? В 1996 году президент Ельцин подписал указ о создании Государственного космодрома Свободный в той же Амурской области. Этот космодром планировалось обустроить на базе расформированной в ходе тогдашнего «потепления» 27-й Краснознаменной дальневосточной дивизии РВСН, где в 60 шахтах стояли ракеты, общая ударная мощь которых превышала ядерный потенциал Англии и Франции, вместе взятых. Идея космодрома Свободный была пролоббирована губернатором Амурской области Владимиром Полевановым и командиром дивизии генералом Александром Винидиктовым, который стал первым начальником космодрома. Губернатор Полеванов благодаря этому предложению показался Ельцину чиновником космических масштабов и был вознесён сразу на должность вице-премьера и председателя Госкомимущества. На новом посту он мигом перешёл на земные реформы. Попытался подвергнуть ревизии результаты приватизации, но спринтерски быстро был смещён Чубайсом со всех постов. Космодром Свободный лишился покровителя, едва родившись на свет. Кто бы сомневался – приватизация важнее космоса.

Тем не менее в 1990-х годах со Свободного было произведено пять запусков. В том числе четыре иностранных аппарата – шведский, американский и два израильских спутника-шпиона EROS для наблюдения за вражеским тогда Ираном. Но денег катастрофически не хватало. Планировалось обустроить на космодроме площадку для нового класса ракет «Ангара» и для новой ракеты «Стрела». Для ракет «Рокот» и «Старт» были переоборудованы шахты, где прежде базировались баллистические ракеты. «Старт», который вывел на орбиту все пять аппаратов, – это твердотопливная ракета, созданная на базе мощного межконтинентального «Тополя». «Рокот» – жидкостная ракета на базе ядерной ракеты СС-19 («Стилет» по классификации НАТО). «Рокот» исправно летает до сих пор. «Старт» роковым образом оказался привязан к Свободному и остался на земном приколе.

 

Кто перекрыл кислород Свободному 

С 2001 года Свободный стоял без дела, стартов не было, о проекте забыли. Как прощальная агония – неожиданный старт EROS в апреле 2006 года. Но уже в 2007 году президент Путин подписал указ о строительстве другого космодрома – Восточный, рядом, в той же Амурской области. Космодром Свободный перестал функционировать и сегодня используется для слежения за траекторией ракет, ушедших на орбиту с Байконура. Оба космодрома привязаны к военному городку Свободный-18, находятся бок о бок. Резонный вопрос: чем космодром Восточный, который надо строить с нуля, лучше Свободного, где уже имеется инфраструктура?

Переоборудование боевых позиций под нужды гражданского космодрома обошлось бы значительно дороже, чем строительство объекта с «нуля». Это общее правило строительных работ в любой отрасли. В этом случае проблема усугублялась тем, что ракеты «Старт», которые провели первые пять запусков со Свободного, не годились для стартов пилотируемых экипажей из-за ядовитого топлива. Впрочем, злые языки утверждали, что в тучных 2000-х годах, когда было принято решение о переносе космодрома, исполнители более всего пеклись об объёмах освоения. Открытого обсуждения этого вопроса не было, тендера тоже не было, многие статьи бюджета остались закрытыми.

Имеются ли рациональные причины, по которым России нужен ещё один космодром? Да, имеются веские причины. И о них стали говорить сразу после распада СССР. Байконур в начале 1990-х
годов представлял собой жалкое зрелище. Финансирование отрасли резко сократилось, космодром потерял былой блеск и порядок. Казахи проникали в город и даже на стартовые позиции и растаскивали имущество. В окрестных аулах теперь можно увидеть роскошные дворцы из космических материалов. И хотя порядок был восстановлен, половина 75-тысячного населения Байконура уже сейчас составляют граждане Казахстана. Для них Байконур – отнюдь не космодром, а комфортный город с уровнем жизни выше среднего.

Главная причина строительства нового космодрома на территории России – уменьшить политические риски, связанные с эксплуатацией Байконура. Дело даже не в том, что каждый год Россия платит Казахстану аренду в 115 миллионов долларов. По договору – гарантия спокойной работы ещё на 50 лет. Но события на пространстве бывшего СССР развиваются бурно и непредсказуемо. Всполохи напряжённости вспыхивают по всему ещё вчера братскому контуру. Встали на земной прикол хорошие ракеты «Рокот», «Днепр», «Зенит», которые создавались при активном участии Украины, но теперь все контакты оборваны.

 

«Протон» на Восточном не виден 

Казахстан после аварий российской ракеты «Протон» на ядовитом гептиле из-за экологических соображений неоднократно приостанавливал новые старты. Экологи Казахстана постоянно обращаются к России с новыми претензиями. Некоторое время назад выяснилось, что на дальней площадке 94-А имеются следы радиоактивности. Действительно, четверть века назад отсюда стартовали ракеты с ядерными реакторами. Радиоактивные материалы были вывезены с Байконура и захоронены на бывшем ядерном полигоне в Семипалатинске. Требования пересмотреть условия аренды звучат в Казахстане регулярно, и Байконур не может смело смотреть в будущее.

При этом без «Протона» российскую космонавтику сегодня представить невозможно. Это основная часть коммерческих стартов, это блоки международной станции, это геостационарные и тяжёлые спутники. Несмотря на аварии последних лет, сухая статистика утверждает, что «Протон» остаётся самой надежной в мире тяжёлой ракетой с показателем удачных запусков 90%.

Однако гептиловые ракеты, несмотря на высокую динамичность, со времен Королёва принципиально не используются для стартов с участием человека. Слишком опасно. Самая большая трагедия в нашей космонавтике – гибель 78 человек во главе с главкомом РВСН маршалом Митрофаном Неделиным на космодроме Байконур 24 октября 1960 года во время старта гептиловой ракеты Р-16. Так вот, строить на Восточном стартовый комплекс для «Протона» не предполагается. «Протон», несмотря на все экологические протесты, намертво привязан к Казахстану. Закрыть «Протон» экологи не могут, а заменить его должна жидкостная и экологически безопасная кислородная ракета «Ангара», над которой вот уже четверть века идёт работа в Космическом центре имени Хруничева. (Об этом проекте газета «Совершенно секретно» подробно писала в материале «Фанеростроители», №11/270, 2011 г.)

Стартовый комплекс для «Ангары» на Восточном должен быть построен в 2018 году. Но будет ли, что поставить на стартовый стол, неведомо. По сравнению с эпохой Королёва и Челомея сроки разработки новых ракет удлинились и кажутся бесконечными, как летаргический сон.

 

Хорошая широта для космодрома 

К достоинствам космодрома на Дальнем Востоке относится география – всего на 6 градусов севернее Байконура. По законам физики, чем ближе космодром к экватору, тем сильнее угловое вращение Земли помогает ракете. Расход топлива меньше, на орбиту можно вывести больше груза. Надо признать, что американский мыс Канаверал находится к экватору почти в два раза ближе, чем наши лучшие космодромы. География на каждом шагу благоволит Америке. Но, с другой стороны, Флорида окружена густонаселёнными районами и не подходит для запуска спутников в полярном направлении. Идеальных космодромов в природе не бывает.

От стартовых столов Восточного до Углегорска 50 километров, до Благовещенска – 180 километров. Важно, что Благовещенск и Свободный расположены к югу от космодрома, а ракеты будут лететь на север и восток. Для сравнения, от стартового стола Союза до города Байконура – 30 километров. Расстояние от стартовых столов космодрома Плесецк до города Мирный (30 тысяч человек) – 20 километров. От стартовых столов космодрома на мысе Канаверал до городка Тайтусвилля (43 тысячи человек) – 20 километров. До Орландо (1,5 миллиона человек) – 70 километров. Китайский космодром Цзюцюань расположен в 200 километрах от одноименного мегаполиса (1,5 миллиона человек) и в 6 километрах от небольшого городка. Китайский космодром Сичан – 45 километров от одноимённого города (130 тысяч человек). Крупные космодромы должны иметь рядом с собой города, ведь роботы с обслуживанием ракет справляются только в кино. Восточный по этому показателю стоит в ряду других космодромов.

К достоинствам космодрома в Амурской области относится то, что это малонаселённый регион. Вероятный район падения ракетных ступеней – Охотское море. Но инфраструктура отнюдь не таёжная. Недалеко проходит федеральная автомобильная трасса «Амур» и Транссибирская магистраль. До станции Ледяная строится ветка в 30 километров. Всего на космодроме надо построить современный аэродром, 125 километров железных дорог и 115 километров автомобильных. Общая протяжённость инженерных коммуникаций – почти 100 километров. Всего 400 технических сложных сооружений.

 

Новый город Циолковский 

И конечно, надо построить город для персонала, который решено назвать Циолковский. Название предложил сам президент – и 85 процентов жителей восторженно поддержали идею. С 1969 по 1994 год посёлок назывался Свободный-18, потом Углегорск, здесь обитал персонал ракетной дивизии. Кстати, уголь в этих местах никогда не добывали, название для конспирации. Та же история, что с Байконуром. Когда строили первый советский космодром, его назвали по имени посёлка, который находился в сотнях километров у хребта Алатау. Для отвода глаз в старом Байконуре построили похожие на космические столы деревянные конструкции. Ирония в том, что объект был космический, но для космических объективов этот маскарад быстро стал детской уловкой. Чтобы окончательно запутать следы вокруг Байконура, город получил название Ленинск, в донесениях его именовали Тайга, аэродром назвали Крайний.

Сегодня в Углегорске 5 тысяч жителей. Циолковчан (впрочем, это ещё вопрос, как их будут называть) будет уже через пять лет минимум 25 тысяч. Первая очередь строительства – 40 жилых домов и 30 объектов социального и бытового назначения. Новых городов в нашей стране не строили со времен Атомного проекта. Был ещё пример со столицей БАМа – городом Тындой, но он пришёл в запустение, население сократилось вдвое. Чем в XXI веке соблазнит людей Циолковский, ещё предстоит придумать.

Самый главный недостаток – удалённость космодрома Восточный от промышленных и научных центров. От Москвы – 5600 километров. В два с лишним раза дальше, чем от столицы до Байконура. Затраты на доставку оборудования, ракет, специалистов возрастут. Поэтому решено перенести сборку новой ракеты «Ангара» поближе – в Омск. Но это тоже перспектива. Поначалу Восточный сосредоточится на спутниках связи и аппаратах для разведки, а их делают в Железногорске в Красноярском крае, не так далеко. Вероятный срок начала пилотируемых стартов – 2020 год. Но я думаю, это круги на воде.

Пока на Восточном строятся две пусковые установки для средних ракет «Союз-2». На Байконуре – 15 пусковых установок для всех классов ракет, 11 монтажно-испытательных корпусов. 400 километров железнодорожных путей, более 1000 километров автодорог, 3000 километров линий связи, два аэродрома для самолётов всех типов. Под Восточный зарезервировано 700 квадратных километров – это примерно американский космодром во Флориде. Площадь Байконура несравненно больше – 6700 квадратных километров. Но лиха беда начало.

Первый старт на Восточном должен состояться в середине 2016 года. Можно было и раньше, но президент Путин строго указал, что в космос со штурмовщиной не лезут. На ракете «Союз-2» будут установлены студенческие аппараты «Ломоносов» и «Аист», сделанные в МГУ и в Самарском аэрокосмическом университете. Расчёт далёкий: поддержка энтузиастов, которые поедут работать на новый космодром.

Главный космодром США на мысе Канаверал во Флориде носит имя президента Кеннеди. При президенте Кеннеди Америка решила лететь на Луну, расходы на космонавтику возросли в 60 раз. Если уж Циолковский на карте появился. Нет, никаких намёков, но готов пари заключить…

 


поделиться: