НОВОСТИ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
12.12.2023 08:43 ПОЙМАТЬ МАНЬЯКА
17692
02.11.2023 08:35 ТРУДНОЕ ДЕТСТВО!
18950
16.10.2023 08:30 ТЮРЕМНЫЕ ХРОНИКИ
21438
13.10.2023 09:14 КОВАРНЫЙ ПЛАН
19915
sovsekretnoru
ПЛАН ИЛИ ПРОПАЛ

ПЛАН ИЛИ ПРОПАЛ

ПЛАН ИЛИ ПРОПАЛ
Автор: Ольга СОТИНА
24.01.2024

2023 год отметился рекордным подорожанием всего. Цены взлетели на услуги ЖКХ, недвижимость, автомобили, бензин и продукты питания. При этом, если верить официальной статистике, доходы и зарплаты граждан тоже увеличились, безработица упала почти до нуля, а российская экономика показала заметный рост, несмотря на санкции и жёсткий прессинг со стороны Запада. Так ли это на самом деле?

Реальное положение дел в российской экономике и перспективы её развития в наступившем году мы обсудили с российским экономистом-кибернетиком, доктором экономических наук, профессором МГУ Еленой Ведутой.

– Елена Николаевна, год назад многие эксперты строили очень пессимистичные прогнозы для нашей экономики, предрекая ей чуть ли не обвал. Но она выжила, и если верить правительству, даже показала какие-то темпы роста ВВП. Хотя население как беднело до этого, так и продолжает беднеть. Как это можно объяснить?

– Темпы роста ВВП – это показатель ни о чём. Там присутствуют косвенные налоги. То есть, чем они выше, тем ВВП выше. Там маржа банков. Там теневая экономика, которую невозможно оценить правильно. Поэтому радоваться темпам роста ВВП не нужно. Это вообще не есть показатель, каким-то образом характеризующий улучшение жизни в стране. Наоборот: мы видим, что ВВП может расти, а жизнь ухудшаться. Все забыли о том, что фактический рост реальных доходов граждан – это и есть высший критерий оценки функционирования экономики. Всё остальное никакого интереса не представляет.

– Просто нет цензурных слов, чтобы описать события первых дней наступившего года, когда богатейший Московский регион погрузился в жилищно-коммунальный мрак. Не ждут ли нашу экономику в наступившем году похожие «рывки» и «прорывы»?

– Вы знаете, у нас такая богатая страна была, настолько мощная, что когда такая огромная махина идёт вниз, она вначале медленно ползёт, а потом, начиная с какого-то момента, пойдёт такой обвал, такой хаос, такая турбулентность, что будет просто страшно.

Ведь СВО – это же тоже своего рода индикатор того, что есть определённый кризис в развитии экономики. Да, мы показали, что у нас достаточно приличный военный потенциал, который мы создавали в Советском Союзе. Но это всё благодаря старым запасам, старым мощностям. А ведь конкуренция с нами пойдёт и в сторону развития ВПК, и в создании новых видов вооружения. Я уверена, что Запад не остановится. Какая-то фаза закончится, потом начнётся другая. Если мы не будем заниматься серьёзно экономикой, а будем продолжать говорить о том, как у нас всё хорошо, тем самым мы действительно будем всё быстрее приближаться к тому моменту, когда будем просто грохаться вниз, а будущее страны будет под огромным вопросом.

Экономика 6.JPG

В ПРЕДДВЕРИИ ВЫБОРОВ

– Ну, до выборов президента, которые состоятся этой весной, в экономике вряд ли произойдёт что-то неординарное?

– Сразу скажу, что выборы не играют ровным счётом для экономики никакой роли. Они могут играть определённую роль в политических кругах. Вероятно, надо будет соблюдать какой-то баланс политических интересов разных групп. Но я в эти игры не играю.

А что касается экономики, то тут пока никакого позитива не наблюдается.

– Наверное, правительство всё-таки приложит все усилия, чтобы хотя бы до выборов удержать рубль и рост цен на потребительском рынке?

– Может, они и будут стараться до выборов что-то держать, но объективно у нас нет никаких предпосылок для экономического роста в понимании улучшения жизни людей. Никаких. Поскольку мы всё больше вступаем в инфляционную фазу развития. Мы долго держали финансовую стабилизацию, но как бы Центральный банк ни поднимал ставку, рубль будет падать по отношению к доллару. Никаких предпосылок экономического роста у нас нет. Мы пока не справились ни с задачей импортозамещения, ни с задачей технологического суверенитета. И мы можем, конечно, говорить о каких угодно задачах наверху, что мы будем, к примеру, развивать радиоэлектронику или авиацию, – но всё это не выведет экономику из кризиса.

Экономика 5.JPG

– У каждого кандидата должна быть своя программа, с которой он пойдёт на выборы. Возможна ли тут какая-то стоящая инициатива по выводу страны из предстоящего кризиса?

– Я посмотрела список кандидатов в президенты, и никто из этих кандидатов не выдвигает программу выхода из того экономического кризиса, в который мы стремительно погружаемся. Поэтому я отношусь к выборам, как к необходимому этапу, который мы все проходим, и который пока не влияет на то, что будут какие-то благоприятные изменения.

– У КПРФ есть какая-то программа.

– Да, у КПРФ есть какие-то шаги, но сказать, что у них есть чёткий план действий для выхода из кризиса, – у них его нет. Там в основном напирают на то, что надо всё национализировать. Ну, хорошо, национализировали. При этом будет определённое недовольство со стороны олигархов. Насколько мы созрели для того, чтобы национализировать собственность олигархов? И чтобы всё это было у нас без гражданской войны? В конечном итоге эта собственность всё равно отойдёт государству. Но это вопрос времени. Меня волнует другой вопрос. Ну, хорошо, вы всё национализировали. Дальше что вы будете делать с этой собственностью? Как управлять? Управление – это же не болтология, это технология. Чёткая последовательность шагов к достижению цели улучшения жизни людей в нашей стране.

Экономика 2.JPG

– Весной прошлого года я посетила Московский экономический форум, где некоторые спикеры говорили о необходимости создания производственных цепочек. Может, сгодиться такая идея в качестве первого шага на пути к возрождению экономики?

– Когда какие-то эксперты говорят, что нужно создавать производственные цепочки, для того чтобы выпустить нужную продукцию, они не понимают, что когда выстраивается какая-то производственная цепочка, обычно возникают узкие места различных отраслей, которые уже сидят в этой цепочке. И встаёт вопрос развития этих отраслей-смежников, чтобы выпустить нужный конечный продукт. Их развитие предполагает увеличение мощностей, и для этого надо будет опять выстраивать целые производственные цепочки по каждой отрасли, потому что произошло создание дополнительных мощностей. И дальше все эти заказы представляют собой не просто цепочку, а целый клубок взаимосвязанных поставщиков и потребителей продукции. И попробуйте вот так вот на глаз эту задачу решить, выстраивая просто одну цепочку.

Продукция – это планирование экономики в целом. Планирование – вот с чего нужно начинать.

– Плановая экономика существовала в СССР. Что она собой представляла?

– Существовала прямая и обратная связь. Государство делало заказы по выпуску нужного конечного продукта, чтобы решать свои стратегические задачи. А предприятия, учитывая какие у них производственные возможности, отвечали государству, сколько они могут производить и говорили о нехватке дополнительных мощностей. Всё это указывало на то, чтобы создавать дополнительные мощности. Поэтому существовал такой процесс: учёт обратной связи с корректировкой заказов государства в зависимости от возможности предприятий. Распределение всех производственных инвестиций осуществлялось согласно тому, какие потребности в развитии материально-технической базы имели те или иные отрасли.

– Но бизнес, особенно олигархический, не заинтересован в этом.

– Это да. Я помню, была на одной конференции, где выступала помощница Дерипаски. Она говорила о том, как наша металлургия встроена в глобальную технологическую цепочку. Я тогда её спросила: «Всё это хорошо. Но вы понимаете, что возникнет момент, когда откажутся от вашего металла, в глобальной цепочке вы будете не нужны по каким-то причинам, как вы тогда будете встраиваться в нашу экономику? Ведь нам тогда придётся планировать её развитие?» Так она убежала от меня, ей не понравился вопрос о планировании. Они не хотят видеть, что есть задача развития экономики нашей страны в целом.

Экономика 4.JPG

А так ведь очень удобно, когда какая-то страна-метрополия заказывает у тебя – у колонии – некое сырьё, ты его просто гонишь туда и не думаешь о внутренних экономических проблемах.

КАДРОВЫЙ ГОЛОД И РЫНОК БЕЗ ПРАВИЛ

– А сейчас время диктует: «Нужно подумать». А есть кому думать?

– Образования в нашей стране, чтобы подумать экономически, не финансового – где деньги взять, как их поделить, а именно экономического, которое, прежде всего, предполагает организацию самого процесса расширенного воспроизводства, с учётом наших нужд, – вот этого образования уже не существует в нашей стране. И вот как поднимать страну без кадров, без понимания самой задачи планирования экономики, которую невозможно решить вручную, я не представляю.

К тому же требуется задействовать компьютер. А чтобы его задействовать, требуется соответствующее программное обеспечение. А под это программное обеспечение необходимо, прежде всего, алгоритмическое обеспечение расчётов плана, которого тоже нет.

То есть мы попали в западню, когда никакого выхода из кризиса не будет.

– Рыночная экономика не вытянет?

– Что вы понимаете под «рыночной экономикой»? Когда все конкурируют на равных условиях? Ничего этого нет! С начала XX века господствуют транснациональные корпорации, монополистический рынок. Поэтому говоря «рыночная экономика», мы должны понимать, что речь идёт о монополистическом, уже давным-давно состоявшемся рынке, в котором есть страны-метрополии и страны-колонии. Мы оказались в числе колоний. Поэтому понятие «рыночная экономика», по сути, обозначает отказ от самостоятельного управления развитием нашей экономики и выполнение того, что будут заказывать транснациональные корпорации.

И вот для того, чтобы спасти страну ради будущего, нам придётся самим управлять развитием нашей экономики.

АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ

– Каким образом?

– Заняться планированием. Что касается малого бизнеса, конечно его трогать не нужно. Наоборот, ему нужно создавать все условия, чтобы он развивался. Потому что малый бизнес – это и работа, рабочие места для огромного количества людей, это и более быстрая ориентация, нежели у государства, на потребности граждан, сфера услуг. На данном этапе нужно сохранять малый бизнес. Что касается среднего бизнеса, тут уже должны быть определённые критерии. Если этот средний бизнес может конкурировать с себе подобным, его, может, пока не стоит заставлять действовать строго по государственному плану. Но если этот средний бизнес представляет собой производство уникальных неких товаров, без которых у нас не может работать, допустим, авиастроение или ещё какая-нибудь важнейшая отрасль, он обязан быть в нашем едином государственном плане. Мы не говорим, что мы забираем у него собственность, но мы считаем, что для выхода страны из кризиса составляются не просто планы, указанные для корпорации или среднего бизнеса, а составляется единый государственный план, который обеспечивает в целом развитие экономики в нужном направлении.

Экономика 1.JPG

Малый бизнес сегодня, по мнению экспертов, под серьезным государственным давлением

– А как вы планируете встраивать бизнес в госплан?

– Поскольку они участвуют в нашей жизни и в нашей экономике, они будут обязаны давать информацию о том, какие у них планы на будущее. А именно: что они собираются выпускать и какие будут при этом затраты, чтобы мы их учли в таблице, характеризующей экономику страны в целом. Для принятия верных решений нам потребуется информация обо всех участниках.

Внедрение такой системы управления экономикой, естественно, потребует создания машины управления, куда практически в режиме онлайн будет поступать исходная информация о том, какие изменения идут в стране и по конечному спросу.

– Беспредел, подобный тому, что сегодня наблюдается в строительном бизнесе, отомрёт как явление?

– Человейники сегодня строятся, исходя из критериев прибыли. Кто-то хорошо на этом зарабатывает. А кибернетическая экономика говорит о пропорциональном развитии. То есть прежде всего потребности развития страны. И ставит задачи построить где-то какой-то завод. Все расчёты показывают, что эффективно на такой-то территории в таком-то месте его создать. И под этот завод, под рабочие места строят дома. Дальше мы понимаем, что эти дома требуют соответствующей инфраструктуры. Советский Союз правильно шёл в этом направлении – всё считали.

– Проблему коррупции, которая уже доедает все сферы нашей экономики, тоже можно будет решить с помощью кибернетики?

– Конечно. Мы же на экране компьютера видим взаимодействие всех отраслей, всех поставщиков друг другу. Даже если кто-то соврал, не дал информацию о какой-то поставке кому-то, всё равно вылезет производство продукта. И воришку легко поймать – как ты это произвёл? А кто тебе поставил то-то и то-то? Это всё ловится. Коррупции конец. А иначе она так и будет царствовать.

ДВЕ СТОРОНЫ КИБЕРНЕТИЧЕСКОГО ЧУДА

– Именно прозрачностью, как эффективной мерой борьбы с коррупцией и нецелевым расходованием бюджетных средств, сегодня ЦБ объясняет внедрение цифрового рубля. Естественно, что люди сопротивляются и будут сопротивляться тому, чтобы кто-то контролировал их личные деньги. Не боитесь, что предлагаемая Вами модель экономики встретит такое же сопротивление у рядовых граждан?

– То, что это людей пугает, я прекрасно понимаю. Вот будут следить, сколько ты съел, сколько ты купил себе обуви. Такая дурь действительно может прийти кому-то в голову вместе с этими цифровыми деньгами. Но согласно «Капиталу» Маркса, есть два круга обращения денег. Те, что расходуются как доход – это наши деньги, которые мы получаем в качестве зарплаты и тратим на личное потребление, и деньги, авансированные как капитал – те, что идут на организацию сферы производства. Эти деньги делают разные кругообороты. И их нельзя путать. Человек вправе распоряжаться личными деньгами так, как он захочет, и хранить их в том виде, в котором считает нужным.

– Я так понимаю, речь идёт о каком-то совершенно новом подходе?

– Конечно. Пока всё, что делается в экономике и управлении экономикой, – это всё XVI – начало XIX вв.

А кибернетика предполагает, что если мы хотим управлять экономикой, мы должны уметь имитировать поведение этой экономики, зная законы её развития, и при этом вот в этой имитации поведения должна присутствовать цель. Ради чего мы это имитируем, куда мы хотим направить развитие экономики. То есть получается имитационная модель с целевой функцией. Мы должны знать законы её развития, по которым она живёт, без этого мы не сможем ею управлять никогда.

Сейчас в мире нет специалистов, которые могли бы составить соответствующие алгоритмы, имитирующие поведение экономики для того, чтобы направить её развитие в сторону улучшения жизни людей.

– Вы не считаете, что это опасная затея? Подобные технологии могут быть использованы для манипуляции сознанием живых людей?

– Ещё в 1948 году создатель кибернетики Норберт Винер прекрасно понимал, что будущее принадлежит кибернетике, но при этом он чётко сказал, что она может быть использована как в интересах простых людей, в целом человечества, так и наоборот, в интересах узкой кучки. И естественно в этом случае будет огромный вред человечеству. Поскольку, когда будут роботизировать производство, людей начнут выгонять на улицу. И среднестатистический человек этой узкой кучке богатеев будет попросту не нужен.

Кстати, Запад с самого начала пошёл по второму пути. Римский клуб уже задаёт такие стратегии, как уменьшить количество людей на земле. Поэтому и войны нужны, они считают, что это просто необходимо, эпидемии нужны.

Как противостоять такой тенденции, когда люди не нужны? Есть только один способ – использовать кибернетику для построения такого общества, которое реализует моральные ценности. По этому пути пошёл в своё время СССР.

СОВЕТСКИЙ ОПЫТ АВТОМАТИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ

– Вы имеете в виду экономическую реформу, которая должна была осуществиться с помощью автоматизированной компьютерной сети по проекту академика В. Глушкова ОГАС от 1962 года?

– Институт кибернетики, которым руководил Глушков, выбивал огромные деньги на внедрение ОГАС – Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации. Компьютеры на заводы поставляли, но при этом не было проработано самое главное – не было функционирования экономики, представляющей собой систему алгоритмов, для того чтобы перевести её на машиноязык в виде программ. Поэтому на этих компьютерах директора играли в карты, либо считали какие-то статистические показатели. В итоге по приказу свыше программу свернули.

А вот если бы тогда не поспешили и доработали идею, то у страны был бы шанс перейти от ручного управления экономикой к научно обоснованному, автоматизированному, где уровень демократии значительно возрастает. И переход к такой системе управления означал бы, что уже никогда никакой реставрации назад, к капитализму не было бы. Всё. Страна бы пошла вперёд.

– Кроме наших учёных это кто-то ещё понимал?

– О да! Это прекрасно понимали в США. Советники Кеннеди предупреждали его, что если русские решат задачу автоматизации управления экономикой, Штаты проиграют в холодной войне, поскольку им нечего будет противопоставить русским.

– Мы сегодня можем воспользоваться наработками советских кибернетиков и, проведя работу над ошибками, совершить, в буквальном смысле, экономическое чудо?

– Никуда мир не денется. Он всё равно к этому придёт. Либо всем грозит конец истории. Народ же не такой глупый во всём мире. Знаете, мне недавно позвонил мой друг, он занимал высокий пост в прокуратуре в Великобритании, и он сказал: «Грядут большие изменения. В лучшую сторону. Потому что люди стали всё понимать».

Мы, конечно, работаем в этом направлении. Знаете, когда в стране только началась так называемая «рыночная экономика», я своим студентам, в том числе получающим второе высшее образование, объясняла, что рано или поздно мы перейдём к инфляции, и если ничего не изменится, то, к сожалению, будет глобальный военный кризис. Именно с военным разрешением во всём мире. И вот сейчас, спустя много лет, они говорят мне: «Как же вы были правы». И вот из этих людей сформировались группы, причём достаточно активные, они включают в себя, в том числе, очень серьёзных специалистов в области технической кибернетики, которые понимают, о чём я говорю. И эти группы где-то двигаются. В плане того, что их стали слышать. Вторая группа связана с силовиками. Тоже пытаются объяснить, что надо делать. Посмотрим. С разных сторон идёт такая атака.

P.S.

– Но, как говорится надейся на лучшее, а готовься к худшему. Как людям подстраховаться и сохранить свои сбережения при негативном варианте развития событий?

– Смотря какие у людей сбережения. Я знаю, что очень многие до сих пор держат свои сбережения на депозитах. И эти высокие ставки, которые устанавливает ЦБ, их вполне устраивают. Но наступит момент, когда всё это грохнется, и все сбережения обесценятся.

Хранить деньги пока можно в долларах. Пока мир не перешёл к новой системе взаимоотношений в том числе и валютных, доллар остаётся главной валютой.

Учитывая, что ожидаются непростые времена в плане продовольствия, имеет смысл купить дом где-нибудь в деревне, чтобы была возможность выращивать овощи и разводить тех же курочек.

У кого нет таких денег, всё равно нужно создавать какой-то запас продовольствия – муки, круп и прочего. При самом худшем сценарии, если мы не собираемся ничего менять, лет пять у нас в запасе ещё есть. Но не больше.


Автор:  Ольга СОТИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку