НОВОСТИ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ВОЙНЫ ЗА «ГРОБОВЫЕ»

ВОЙНЫ ЗА «ГРОБОВЫЕ»

ВОЙНЫ ЗА «ГРОБОВЫЕ»

ФОТО: АЛЕКСАНДР ГАРБАЕВ/ТАСС

Автор: Ольга СОТИНА
15.12.2022

6 декабря 2022 года в Еманжелинском городском суде (Челябинская область) состоялось очередное судебное заседание, на котором местная жительница Анастасия Томилова потребовала признать погибшего в ходе СВО (специальной военной операции – Прим. ред.) мобилизованного Ярослава Булаева отцом своего сына. Не смотря на то, что родственники покойного Булаева отказываются признавать ребенка, рожденного вне брака, в качестве законного наследника, женщина все же рассчитывает доказать кровное родство и получить все полагающиеся выплаты по потере кормильца. Добиваться своего Анастасия намерена при помощи ДНК-теста.

«Мы начали встречаться, когда Ярик год, как пришел из армии, – рассказала Анастасия Томилова журналистам. – Сразу стали жить вместе».

На тот момент Анастасия уже воспитывала двоих детей от предыдущих отношений, имела собственный дом, купленный на средства маткапитала, и хорошо зарабатывала извозом на собственном авто. По словам женщины, их отношения с Ярославом трудно было назвать безоблачными. Новый избранник не отличался постоянством, поэтому пара часто ссорилась. Даже новость о том, что Анастасия беременна, не заставила парня остепениться.

Дальше женщина перенесла тяжелые роды. Маленький Степан появился на свет недоношенным и полгода находился между жизнью и смертью. Сама Настя тоже месяц провела в реанимации. А когда выписалась из больницы, попросила новоиспеченного папашу подъехать в ЗАГС, чтобы оформить документы на ребенка.

«Я простояла и прождала его у ЗАГСа час, пошла и записала на себя. Просто мы не в браке, а значит, зарегистрировать сына на Ярика без его согласия я не могла, – вспоминает Анастасия. – Позвонила ему. Сказал, что согласен и придет. Потом сколько раз речь заводила об оформлении его отцом, вроде, согласен, но специально что-то придумывал: то заболеет, то проспит, то не приедет».

Ярослав Булаев так и не удосужился официально признать сына, хотя периодически его навещал. А в сентябре, когда из военкомата пришла повестка, пригласил Анастасию со Степаном на проводы, где познакомил со своими родственниками.

8 октября Настя узнала, что ее возлюбленный погиб. На похоронах убитые горем мать и бабушка Ярослава признались Анастасии, что маленький Степан – это единственное, что у них осталось и ради чего стоит жить. Родные солдата даже обратились в местную администрацию с просьбой посодействовать в признании отцовства. В администрации не отказали, и предоставили бесплатного юриста.

По словам Анастасии Томиловой, мать Ярослава Наталья вначале обещала поделиться с маленьким Степаном «гробовыми» за погибшего сына, но потом как-то резко передумала и отказалась предоставлять документы, необходимые для установления отцовства и оформления выплат. Вот тогда-то Анастасия и подала иск в суд, чтобы заставить бабушку сдать генетический материал для установления родства с внуком.

«Больше всего меня убило то, что мать Ярика передумала, – жалуется Анастасия. – Как будто я себе эти деньги прошу. Это для сына. Я хочу купить сыну квартиру на будущее. У Натальи тоже не решен квартирный вопрос. Возможно, поэтому она решила не делиться с внуком».

ЖИЗНЬ ЦЕНОЙ В КВАРТИРУ

Похоже, что квартирный вопрос испортил не только москвичей. И сегодня крысиной возней между наследниками разных очередей за недвижимое имущество какого-нибудь одинокого старичка или старушки уже никого не удивишь.

Фото_23_03_Вой.jpg 

Сейчас настоящие баталии разворачиваются между членами отдельно взятых семей за обладание «гробовыми» миллионами, которые наше государство выплачивает близким родственникам погибших в СВО солдат. Ведь, согласно Указу Президента РФ №98, семье погибшего мобилизованного россиянина полагается единовременная выплата в размере 5 млн рублей. И это, не считая страховки примерно в 3 млн рублей и соцподдержки из региональных бюджетов.

Это огромные суммы для подавляющего большинства россиян, проживающих за пределами Москвы и Московской области. Кое-где на эти деньги можно купить квартиру. И не одну. Да еще и на автомобиль останется. Поэтому, пока столичный рынок жилья стремительно схлопывается, региональные риелторы фиксируют намечающийся спрос. Процесс покупки недвижимости на «гробовые» еще пока не массово, но уже пошел. Особенно в бедных регионах.

«Такие обращения есть. У нас оформлялась покупка хорошей квартиры для семьи погибшего участника СВО. Там была сумма около 9 млн рублей», – рассказали журналистам представители одного из агентств недвижимости Костромы.

О подобных сделках рассказывают в агентствах недвижимости Чувашской и Свердловской областей. И нет смысла перечислять все регионы – так сейчас везде. И порой очень неприятно наблюдать за тем, как эти миллионы, пропитанные кровью погибших мужей и сыновей, словно пеленой, закрывают людям глаза, душу и совесть.

ПРИЗНАЙТЕ МЕНЯ ОТЦОМ И ДАЙТЕ ДЕНЕГ

Так, к примеру, в сентябре этого года житель Иркутска подал иск в местный суд с требованием признать себя отцом погибшего военнослужащего. Причем, мужчина даже не скрывал, что делает это, чтобы получить денежную компенсацию за смерть сына.

Судьи, пораженные таким цинизмом, отказали заявителю в установлении отцовства. Свое решение сотрудники Ленинского районного суда обосновали тем, что мужчина не предоставил никаких доказательств того, что должным образом исполнял свои родительские обязанности при жизни сына.

«Истец, полагая себя отцом ребенка, не предпринимал меры по установлению отцовства в период жизни мальчика до его совершеннолетия, хотя такой возможности лишен не был. Ни к матери ребенка, ни в суд с такими требованиями не обращался. Когда парень достиг 18-летия, истец также не был лишен возможности установить отцовство с согласия сына, чего он не сделал, а ровно уклонился от своих родительских обязанностей», – рассказали в пресс-службе суда.

В суде мужчине объяснили, что закон не допускает установление отцовства после смерти ребенка. И пристыдили, уличив в меркантильности.

Правда, это один из тех немногих случаев, когда биологических родителей-кукушек ставят на место. Зачастую нерадивые отцы, прознав о гибели сыновей, от которых отказались еще при их рождении, вдруг всплывают из небытия и таки становятся счастливыми обладателями «халявных» миллионов. И все попытки заставить таких «отцов» вспомнить о чести и совести равны нулю, во многом, благодаря пробелам в нашем законодательстве.

ЛАЗЕЙКА В ЗАКОНЕ – СЧАСТЬЕ ДЛЯ ПАРАЗИТА

С такой проблемой столкнулся и адвокат Александр Добровинский, который вот уже несколько месяцев отстаивает в судах интересы жительницы Рязанской области, потерявшей в СВО своего старшего сына.

«Пришли деньги. И тут объявился папа, который никогда не платил алименты. Алименты ему по суду присудили, но он их никогда не платил. Он ушел, когда ребенку было 6 месяцев. Бегал. Прятался. Пока парень не вырос и не погиб, – рассказал «Совершенно секретно» Александр Добровинский. – И вот когда пришли деньги, он узнал, потому что ему, как родителю, тоже сообщили. Он объявился. И по закону, половина этих денег, действительно, его. Это кошмарно. Потому что это человек, который, по идее, должен был быть всего лишен, а тут ему такой подарок сваливается».

23-летний выпускник Военного университета Министерства обороны Александр Савелов погиб в ходе СВО в конце июня при исполнении воинского долга, за что был награжден Орденом Мужества. Проститься с боевым офицером пришло огромное количество народа. Не было на похоронах только родного отца. Но это не помешало мужчине предъявить свои права на половину выплат от государства, которые полагаются семьям погибших военнослужащих.

«Если человек не платил алименты, и не воспитывал ребенка, почему он должен получать эти деньги? Эти деньги, вообще-то, должны прожечь ему руку. Но ведь этого нет в законе, – пожаловался нам адвокат. – Очень бы хотелось, чтобы определенное разъяснение законодатели сделали». Сейчас многие россиянки, потерявшие своих сыновей в СВО, оказались в аналогичной ситуации. Тяжбы с бывшими мужьями идут по всей стране. Женщины жалуются, что адвокаты неохотно берутся за такие дела, так как считают их бесперспективными.

Так, к примеру, родные погибшего в спецоперации уроженца Волгоградской области Сергея Семёнова обвиняют его биологического отца в том, что тот, не принимая никакого участия в воспитании сына, получил часть, так называемых «гробовых», не имея на это никакого морального права.

«Понимаю, что официально он его отец, но за 28 лет он тысячу рублей дал сыну, когда тот еще в школе учился. Больше Сергей от папы ничего не видел. Теперь сын его сделал миллионером! Ему этих денег хватит до смерти, чтобы пить, пить и пить, – пожаловалась журналистам бабушка бойца Мария Пименова. – А мы сами мальчика воспитывали, так старались, все для него делали, а получили цинковый гроб. Окончилась его жизнь. Окончилась наша жизнь с его смертью, а у него получается – только началась! Сегодня всех алкашей с округи собрал и угощает. Хвастается, что у него сын – герой. Вспомнил только сейчас, когда деньги получил. Обидно, очень обидно! Надеюсь, через суд мы сможем доказать, что он уклонялся от воспитания, и докажем, что выплаты ему не положены».

Фото_23_04_Вой.jpg 

Отец погибшего Сергея Владимир Семёнов заявил, что деньги, полученные за смерть сына, он положил в банк под проценты и отказываться от них он не собирается, так как они ему причитаются по закону. Хотя и не отрицает того, что воспитанием наследника не занимался и жизнь единственного ребенка его вообще никогда не интересовала.

«Да. К сожалению, шансов очень мало. Я надеюсь на скандал, который поднимется в обществе. Надеюсь, общество всколыхнется. Потому что это невозможно, – поделился с «Совершенно секретно» Александр Добровинский. – Надо писать в Госдуму. И надо просить соответствующий комитет в Госдуме доработать закон. И чем больше писем придет, тем случаев, о которых мы сейчас говорим, безнадежных совершенно, будет меньше».

Но законодателям, судя по всему, пока не до этого. Депутаты объявили войну извращенцам и заняты проработкой стратегии по борьбе с пропагандой ЛГБТ и других нетрадиционных для глубинного народа ценностей. А сам глубинный народ? Ну, надо еще немного потерпеть.

КАК ТЕТКА НА ПЛЕМЯННИКЕ НАЖИЛАСЬ

А, между тем, в схватку за «гробовые» начали вступать наследники вторых и третьих очередей. Так, в Николаевском районе Волгоградской области после гибели 27-летнего ефрейтора Валерия Коваленко все причитающиеся выплаты в размере 12 млн рублей оказались в распоряжении тетки солдата. По словам родной сестры Валерия Любови Коваленко, их родителей давно лишили родительских прав, и они воспитывались под опекой дедушки.

«Мы жили у бабушки и дедушки, а наша тетя, Жубрина Любовь Владимировна, сестра папы, периодически приходила забирать себе часть опекунских денег, не имея на это прав. Ее дети, приходя к нам в гости, забирали наши вещи, пользовались нашей едой, «травили» нас. А старший двоюродный брат даже бил Валеру, – рассказала журналистам Любовь Коваленко. – Сама тетя никогда не поддерживала родственных отношений, обзывала Валеру и обижала его».

Первое время после похорон родственникам было не до денег. Дедушка с бабушкой были подавлены смертью любимого внука, а сама Люба вернулась на учебу в Волгоград. Когда вспомнили о выплатах, было уже поздно.

«Тетя со дня похорон внимательно слушала все, что говорили в военкомате. Она забрала все документы, все его погоны, удостоверения. И она же и занималась всеми выплатами, – вспоминает сестра погибшего. – Так как дедушка официальный опекун, то ему должны были прийти деньги. Но он уже старенький, поэтому тетя уговорила его оформить на нее генеральную доверенность».

Как позже выяснилось, пугая пожилого человека мошенниками, Жубрина убедила бывшего опекуна пойти вместе с ней в банк и снять первый транш в размере 2,9 млн рублей. Деньги, разумеется, положила себе в карман.

«Затем тетя и вовсе перестала стесняться. Оставшуюся сумму она сняла вообще без присутствия дедушки, который передал ей свою банковскую карту. Он ей пользоваться не умеет, пенсию ему приносят наличными, – вспоминает Любовь Коваленко. – 10 июня тетя сняла 4,4 млн рублей, а еще через 10 дней оставшиеся 5 млн».

Вернуть деньги законным наследникам тетка отказалась, и тогда Любовь Коваленко написала заявление в полицию и в прокуратуру.

«В полиции мне сразу сказали, что нарушений никаких нет», – вспоминает Люба.

И, как следовало ожидать, возбуждать уголовное дело отказались. Однако девушка не собирается сдаваться. Она надеется, что закон окажется на стороне справедливости и деньги распределятся среди тех родственников, которые, на самом деле, принимали непосредственное участие в жизни брата и всегда поддерживали его.

Редакция издания «Совершенно секретно» решила разобраться в деталях этой непростой истории и написала запрос в Прокуратуру Волгоградской области. Нам ответили.

«На данный момент можно сказать следующее. По заявлению сестры погибшего военного органами полиции проводится проверка на предмет выявления признаков состава преступления, предусмотренного ст. 159 «Мошенничество». Окончательное решение по этому делу еще не принято, и прокурор надзирает за законностью принятых процессуальных решений, – сообщила «Совершенно секретно» старший помощник прокурора Волгоградской области по взаимодействию со СМИ Оксана Черединина. – Т. е., по инициативе прокуратуры отказ в возбуждении уголовного дела признан незаконным и сейчас материал находится на дополнительной проверке».

В прокуратуре пообещали держать эту историю на контроле и помочь законным наследникам довести запутанное дело до законного суда.

Фото_23_05_Вой.jpg 

P.S.

Очень трудно оставаться непредвзятым, когда речь идет о жизни, цена которой измеряется денежными знаками. Поэтому воздержусь от каких-либо оценок. Мне просто интересно, как бы ко всему этому отнеслись сами погибшие воины. Как бы они сами все это назвали. Одним словом. Этого мы уже никогда не узнаем. Но можем предположить.

Листая соцсети, я случайно обнаружила вот такое стихотворение:


Пришла в наш дом повестка,

Лежу и слышу, как жена

Со всей семьёю делит шкуру

В бою убитого меня.

Жена и тёща подгоняют –

Иди скорей в военкомат!

Рюкзак мне старый собирают,

Буханку, кружку, Доширак.

Не вздумай в плен сдаваться!

И без вести не пропади!

Чтоб труп оформили как надо!

Чтобы «гробовые» нам пришли!

Ну, шутка ли, семь миллионов!

Мы купим всё, что захотим!

Кредиты наши все закроем!

А летом все поедем в Крым!

Жена кричит: куплю машину!

Сынишка хочет самокат,

А тестю – новую теплицу.

И, самогонный аппарат.

И тесть кричит – ты будь героем!

В атаку первым там иди!

И тут я наконец-то понял,

Как много значу для семьи…


На сайте Стихи.ру я нашла оригинал. Оказывается, у стихотворения есть автор – Алина Райз.

Вот как-то так…


Автор:  Ольга СОТИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку