НОВОСТИ
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
Теория причинной связи

Теория причинной связи

Теория причинной связи

Александр Клищенко

Автор: Андрей ГРИВЦОВ
23.11.2021

– Передайте своему доверителю, что он перешел всякие границы, и отныне я буду работать на его уничтожение.

– Хорошо, передам. А что случилось-то?

– Жалобу на меня подал скотина. И меня вчера депремировали.

– А жалобу на что?

– На то, что я нарушения по делу допустил.

– Ну, так его законное право – жаловаться.

– Я значит, к нему по-человечески, а он на меня жалобы подает. Ничего плохого ему не сделал. Теперь он у меня попляшет.

– А ходатайство в суд об избрании меры пресечения не вы подписали? И обвинение вы предъявили, и дело сейчас в суд пытаетесь направить.

– Я. Но вы же знаете, как все это делается.

– Знаю. Но подписываете-то вы.

– Ой, уж вы-то меня должны понять, как все у нас происходит. Я ему никогда зла не желал.

– А отказаться вы разве не могли?

– Вы шутите что ли? Кто моих детей тогда кормить будет? Хорошо, если меня просто уволят, а не как некоторых.

– Может, тогда и не стоит ничего доверителю передавать и говорить?

– Как это не стоит. Я к нему с открытой душой, а он мне гадит ни за что.

– Ну, ясно. Я ему все-таки с вашего позволения ничего передавать не буду, вы уж как-нибудь сами.

– Да уж, я как-нибудь сам. По всей строгости с ним.

– Удачи.

***

– Нет, ну вы видели, что это коза вытворила?

– Какая коза?

– Да эта. Жена обвиняемого.

– А что она сделала?

– С детьми маленькими на продление стражи в суд пришла.

– Ну и что?

– Как что? Это же дети! Для них стресс. Они плакали. И вообще все это шоу, на жалость давят.

– А от того, что их папу закрыли, у них стресса нет?

– Есть, конечно. Но это же не я закрыл.

– А кто?

– Суд.

– А ходатайство чье?

– Ходатайство мое. Но вы же сами понимаете, как у нас происходит. Мне сказали, я подготовил.

– А могли не готовить?

– Мог – не мог. Чего вы стрелки переводите. Вы, я смотрю, ее защищаете.

– Я не защищаю. Я просто хочу сказать, что дети в суде, потому что вы папу посадили, а другой возможности папу увидеть нет. Вы свидания не даете.

– Свидания не даю не я. Начальник.

– Начальник виноват, что папу посадили?

– Начальник не может быть виноват. Не провоцируйте меня.

– А зачем вы мне все это говорите?

– Да потому что возмущен я.

– Чем возмущены-то?

– Жена – коза. Детей в суд привела. Маленьких. Нельзя так. Стресс это для них.

– А вы теорию о причинной связи проходили в институте?

– Наверное. Я не помню. Я в институте не всегда на лекции ходил.

– Ну, так в чем причина, что дети в суд пришли? В том, что их папу несправедливо посадили или в чем-то другом?

– Конечно, в том, что мама их привела. Для пиара, между прочим.

– А. Ну ясно. Знаете, я тоже возмущен.

– Чем?

– Да много чем. Вы знаете, пора мне. Может, все-таки дадите свидание жене с детьми?

– Не положено. Это к начальнику вопросы.

– Ясно. Удачи вам.

***

– Хотел вам сказать, что вашего коллеги, второго адвоката, для меня просто не существует. Свинством он занимается.

– Каким свинством?

– Взял и выложил постановление о возбуждении дела в Интернет, сопроводил своими комментариями о незаконности, и теперь это все обсуждают.

– А он что-то нарушил разве?

– Посмотрим, проверим. Я сейчас рапорт пишу, чтобы проверку провели.

– Ну, вот я вам разъясняю, что не так давно в статью 161 УПК внесены изменения, и сведения, которые оглашались в открытом судебном заседании, не могут быть тайной следствия. Это постановление он наверняка в суде получил при рассмотрении вашего ходатайства. В открытом заседании. Так что не тратьте лучше ни свое, ни его время на проверки.

– Да? Не знал. Но все равно это свинство.

– А в чем свинство-то?

– Выкладывать в общий доступ процессуальные документы по делу – свинство. Я ему этого не прощу.

– А возбуждать дело такое не свинство?

– Я его не возбуждал. Там другой следователь подписал.

– Вы не возбуждали, но расследуете, и прекращать не собираетесь.

– Не собираюсь, конечно. Сами ведь должны понимать, что за дело. Или вы хотите, чтобы я тоже вашим клиентом оказался?

– Упаси Бог. Я просто к тому, что может причина не в адвокате, который постановление выложил, а в том, что нельзя такое дело возбуждать?

– Возбуждать – это возбуждать. Не возбуждать – нельзя. А вот выкладывать – не по понятиям. В одном мире же живем.

– То есть возбуждать необоснованно это по понятиям, а рассказывать всем – не понятиям, так?

– Нет, не так. Чего вы вообще ко мне привязались? Мне работать надо.

– Я к вам вообще не привязывался. Я за отказом в ходатайстве зашел. А разговор о другом адвокате вы сами начали.

– Да? Ну, я вижу, вы его действия одобряете? Может, это вы его и научили?

– Я не могу одобрять или не одобрять. Я только хочу сказать, что он вправе делать все, что разрешено законом и защищать своего доверителя так, как он считает нужным. Он посчитал необходимым обнародовать процессуальный документ в целях защиты. Это его право, которое не может трактоваться, как свинство.

– Нет, может. Свинство и все. Против понятий.

– Наверное, понятия тоже бывают разные?

– Лучше такие, как у меня понятия, чем такие, как у него.

– Я бы поспорил. Да, вижу, вам работать надо. Отказ на ходатайство дадите?

– Я вам почтой отправил.

– Что-то не получил.

– Почта плохо работает.

– А вы с компьютера распечатайте. Мне понять, какие там основания.

– Вы знаете, сейчас очень занят. Давайте завтра?

– Не готово еще что ли?

– Ну вот, все вы понимаете. Завтра отдам, ок?

– Видимо, уже не все понимаю.

– Что, не расслышал?

– Да нет, ничего. Я завтра буду в ваших краях, зайду. Удачи.


Автор:  Андрей ГРИВЦОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку