НОВОСТИ
В Чувашии в День полиции полковник устроил дебош в ресторане, а затем избил свою жену
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
ДЕНЬГИ ИЗ СЛЁЗ НЕВИННЫХ

ДЕНЬГИ ИЗ СЛЁЗ НЕВИННЫХ

ДЕНЬГИ ИЗ СЛЁЗ НЕВИННЫХ
Автор: Дарья НОВИЧКИНА
18.05.2023

Владимир Шишов практически один воспитывал маленькую дочку с болезнью ДЦП. Мать ребенка и супруга Владимира – Любовь сначала выбрала карьеру, но, когда девочке исполнилось шесть лет, женщина резко «одумалась», уволилась с работы и забрала дочь к себе. Повлияли ли на нее множественные выплаты, которые она стала получать, ограничив полностью родного отца от общения с ребенком? И какие в целом имеют «привилегии» родители, чьи дети рождены с болезнью? И правда ли, что некоторые взрослые делают на болезнях детей «бизнес»?

16июня 2012 года Любовь и Владимир Шишовы стали одной официальной семьей, вскоре 10 января 2013 года родилась прекрасная Яна Шишова, но из-за возникших трудностей во время родов – девочка обрела синдромом ДЦП (детский церебральный паралич. – Прим. авт.). Владимир Шишов рассказывает: «Пусть ребеночек и родился с болезнью, но главное – что живой. Люба ребенком заниматься не хотела никогда, для нее было главное – это карьера. С ребенком мне помогала моя мама, так и растили. А в 2016 году она и вовсе отвезла девочку нашу к маме в Брянск и подала на развод, указав в заявление, что ребенок после развода остается у отца».

РЕБЕНОК ОСТАЕТСЯ У ОТЦА И ТОЧКА

Цитата из заявления от Любови Сергеевны Шишовой в Карачевский мировой судебный участок номер 5: «Совместная жизнь с ответчиком не сложилась из-за не понимания друг друга и частых ссор. Брачные отношения между нами прекращены с 25.08.2016 г. Общее хозяйство не ведется. Дальнейшая совместная жизнь и сохранение семьи невозможны. Спора о разделе имущества, являющегося нашей совместной собственностью, нет. Соглашение о содержании ребенка нами достигнуто. Ребенок остается проживать с отцом Шишовым Владимиром Петровичем».

Владимир подчеркивает, что отстранение матери от дочери в тот момент искренне его удивили: именно в 3 года ребенок нуждался в особом уходе и материнской любви. Владимир продолжает делиться с «Совершенно секретно» своей судьбой и судьбой дочери: «Мною ребенок был оформлен в обычный садик, затем я отправил один Яночку в школу, в первый класс, где откликнулись учителя и создали программу для развития моего ребенка на дому. Замечу, что в школе и садике у моего ребенка появилась возможность общения с обычными детьми – это особенно важно для развития детей с ДЦП». Владимир обращает особое внимание, что Любовь своим правом общения не пользовалась, приезжая всего раз в месяц на два часа, не принимая участия в воспитании ребенка и не помогая материально.

«Вскоре, я подал на алименты на бывшую супругу, и обратился в органы опеки с заявлением, чтобы они повлияли на нее. Однако опека отказалась принимать заявление, пояснив, что они ограничатся разговором в устной форме – я им поверил. Когда все же суд назначил Любе выплаты на алименты, та пыталась обжаловать это решение, но суд Брянской области оставил решение районного суда без изменений», – продолжает свой рассказ отец ребенка-инвалида.

Решение суда, судя по всему, на Любовь никак не повлияло. Женщина не заплатила ни рубля, в результате у нее образовался внушительный долг в размере 291134,72 рубля (документ имеется в распоряжении редакции).

УСТАЛА РАБОТАТЬ?

В конце 2020 года Любовь Шишова внезапно вернулась – точнее, вернула ребенка себе – даже не сообщив об этом Владимиру. Мужчина продолжает: «Решила ли она использовать ребенка, как источник обогащения? Вполне возможно… Для начала – она обманом забрала дочь. Я обратился в органы полиции, чтобы ребенка нашли, примерно через месяц позвонили с паспортного стола и сказали, что моего ребенка бывшая супруга выписывает с моего адреса проживания, но я согласия ни устно, ни письменно не давал».

Как итог, за короткое время Любовь успела: забрать документы ребенка из школы, поменяла ребенку место жительства, подала на алименты, обратилась в органы опеки с заявлением, что Владимир не осуществляет уход за ребенком и не выплачивает ей деньги на содержание ребенка и главное – уволилась с работы. Далее женщина и мать ребенка-инвалида написала заявление, что против какого-либо общения между ребенком и отцом.

слезы невинных.jpg

Любовь Шишова с дочерью Яной

Сам Владимир денежные средства на содержание ребенка не только давал наличными, но переводил на карту больше 100 000 рублей, однако никакими органами это не учитывается. Все ставят в приоритет одно – желание матери.

«Как-то органы опеки, позвонив бывшей супруге, разрешили навестить ребенка в 16:00, сказав, что препятствия не будет. Придя с бабушкой к ребенку, встреча не состоялась, так как супруга была неадекватна и с запахом спиртного. В настоящее время, у меня нет возможности видеть и общаться с ребенком. Бывшая супруга насильно удерживает ребенка, кормит ее сильнодействующими психотропными таблетками, тем самым нанося вред здоровью девочки…»,– рассказывает Владимир.

По подсчетам Владимира, Любовь Шишова получает в качестве всевозможных пособий около 70 000 рублей – это при том, что питанием и даже ортопедической обувью ребенка-инвалида обеспечивает государство, а алименты ей обнулили. Но и это не играет здесь большой роли, как то, что общение с ребенком ограничено на все 100 процентов, и какая в этом выгода известно только самой Любови. Сама женщина от комментариев изданию «Совершенно секретно» отказалась: на телефонный звонок не ответила, и, прочитав вопросительное сообщение от автора – также проигнорировала запрос на комментарий.

Меры поддержки со стороны государства, действительно, очень разнообразны. Кроме федеральных программ, каждый регион осуществляет свои региональные проекты. В Москве, к примеру – это не только выплаты, но и выездная реабилитация, отдых и оздоровление, налоговые льготы, бесплатный проезд в общественном транспорте, финансовые меры дополнительной поддержки и многое другое. Очень хочется верить, что Любовь – включила свой материнский инстинкт и воспитывает ребенка не из-за колоссальной финансовой помощи, иначе это выглядит совсем бесчеловечно. Однако, «Совершенно секретно» искренне надеется, что после прочтения данного материала – Любовь поймет, что ребенок должен расти в любви двух родителей, и что папа – это важно…!

БИЗНЕС НА ДЕТСКИХ БОЛЕЗНЯХ

Но если семейные взаимоотношения бывают сложны и нестабильны, и возможно в паре Шишовых не деньги играют большую роль, то ни для кого не секрет, что немало людей, которые зарабатывают на детских слезах. «Токсичная благотворительность» — так называют сбор средств в Интернете на лечение больных детей. Эксперты говорят о том, что деньги собирают случайные люди, приносящие не меньший вред, чем самые ловкие мошенники.

София Ларкина (имя изменено. – Прим. авт.) рассказывает «Совершенно секретно», как фото ее больного ребенка начали использовать недобросовестные люди, и вскоре близкое окружение перестало верить самой Софии. «Когда узнали о болезни ребенка, я начала вести сбор собственными силами: что это такое? Прежде всего, это постоянные отчеты, и как бы это странно ни звучало – мне приходилось постоянно фотографировать моего ребенка. Конечно, я не писала под фото тот злосчастный комментарий «моему ребенку нужна помощь», но активно всех отмечала, каналы и российских звезд. Мне начали помогать, я повторюсь – очень добросовестно относилась, выкладывала чеки и с некоторыми людьми, особо любознательными, даже созванивалась по видео. Мне помогали. Правда, спустя год – мне начали приходить сомнительные сообщения с обвинениями, якобы, что я распространяю фото не своего ребенка, более того – образовалась даже небольшая группа ненавистников, которые просто начали отравлять и запугивать настолько, что приходили к моему дому!»

Софии начали отправлять скриншоты со страниц других людей с одним и тем же (её. – Прим. ред.) ребенком, и даже друзья резко решили, что женщина просто-напросто зарабатывает и сама распространяет страницы и фотографии.

Фото_09_10_тра.jpg 

Ларкина продолжает: «От обиды я удалила везде своего ребенка, чувствуя, конечно, что как будто проиграла. Но сначала я пошла к юристам, которые объяснили, что если я выкладываю фото в публичную сеть – то автоматически даю согласие на использование фотографии на каких-либо страницах. Что уж, будем честны – и найти этих людей-мошенников, лично, мне кажется, было бы нереальным. А чтобы у них «пошел» бизнес на моих слезах и моего ребенка, я, кажется, сделала все – первое, выкладывала видео, которые они использовали, а второе, выкладывала чеки и документы. Страницы у них, кстати, более раскручены, и денежных средств они получают намного больше».

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Как доверять и помогать людям, которые просят помощь в Интернете? Юрист Анна Фролова рассказывает: «Не стесняйтесь задавать вопросы о том, на что конкретно нужны деньги. Если представитель фонда не отвечает, использует расплывчатые формулировки и настаивает на срочности вместо объяснения ситуации – скорее всего, это мошенник. Важно понимать для себя – переводя деньги на чью-то карту, вы просто отдаете их человеку, которому карта принадлежит. Вы не можете быть уверены, что ваши деньги не потратят на обновки и рестораны, что они действительно пойдут на то, на что заявлено. А в случае обмана ничего не сможете предпринять, ведь ваши отношения с владельцем карты никак не оформлены юридически. Сборы на карту непрозрачны. Для переводов пожертвований на расчетный счет фонда есть публичная оферта, с которой вы заранее можете ознакомиться, чтобы узнать все условия.

Фото_09_11_тра.jpg 

Если говорить про понятие «токсичная благотворительность», то там, в деталях описываются мучения человека, публикуются ужасающие фото с ранами, видео плачущих детей. Вместо конкретных данных (диагноза, лечения, названия клиники и так далее) – эмоциональные призывы. В этом случае лучше проверить таких людей «с разных» сторон,

«Совершенно секретно»: «Что стоит проверить, когда в Интернете просят помочь?»

Юрист Анна Фролова: «Первое, что необходимо сделать, это обратить внимание на сайт. Плохой знак, если сайт не доделан, много пустых разделов, незаполненных страниц. Это может указывать на фонд-однодневку, созданный и зарегистрированный, чтобы нажиться на чужой отзывчивости.

– Сайт не обновляется. Не у всех фондов есть ресурсы, чтобы публиковать ежедневные обновления, но информация на сайте должна публиковаться с той или иной частотой.

– Нет никакой отчетности о собранных и потраченных средствах. Финансовая отчетность должна отражать приход и расход всех денежных средств. Содержательная отчетность рассказывает о проведенных мероприятиях, реализованных проектах и достигнутых результатах.

– Большой размер минимального пожертвования, например, предлагают пожертвовать не менее 1000 рублей.

– Нет контактов: адреса, телефона, электронной почты. Нет данных о руководстве. Разве это то, что стоит скрывать?

– Нет учредительных документов. Проверьте, есть ли свидетельство о регистрации НКО, устав организации. Если на сайте фонда указаны номер телефона, позвоните, спросите, где можно почитать отчетность фонда, какие средства и на какие цели были направлены. Расспросите, кому фонд помогает сейчас, предложите волонтерскую помощь. Представители честных благотворительных организаций спокойно ответят на ваши вопросы. Проверьте наличие фонда на уже упоминавшихся сайтах-агрегаторах. Если вы не можете на сайте, по телефону или в переписке получить полную информацию о том, кто собирает средства, в каких целях, в какой больнице лечится человек, с которым произошла беда, лучше выберите другой фонд для пожертвования».

СТРАДАЮТ И РОДИТЕЛИ

Но если некоторые молча используют детские фото чужих детей и «выкачивают» деньги из добросовестных и добрых граждан, то существуют и волонтеры, которые втираются в доверие к родителям и настоятельно лезут в помощники. Ничего не смыслящие в медицине и благотворительности, доброхоты обещают обезумевшим от горя родителям чудесное исцеление их детей за границей, клянут российских «врачей-убийц», а в результате все заканчивается трагедией. Ребенок погибает. Такие «дикие сборы» подрывают доверие граждан к благотворительности в целом.

Некоторые активисты, правда, поначалу, действительно, бескорыстно желают помочь, но потом, видя, как легко и быстро можно собрать внушительную сумму, идут на явное мошенничество: берутся «пиарить» только очень дорогие истории, где на абстрактное лечение или реабилитацию ребенка в зарубежной клинике требуется от 200 тысяч евро. При этом и некоторые западные клиники откровенно делают бизнес на безнадежно больных детях из России. Известен случай, когда бухгалтер одной из клиник в Израиле заявила родителям больного ребенка, что лечение будет продолжено только в том случае, если они продадут свою квартиру в Питере. Цинизм в том, что мальчик был безнадежно болен, и никакая операция его бы уже не спасла.

Родители, конечно, согласны на все. Они забирают своего ребенка из российской больницы, прерывают курс лечения, не понимая, что выносят ему смертный приговор.

В мире, где каждый пытается заработать друг на друге и даже на детских слезах, важно проверять информацию несколько раз, особенно ту, которую мы видим на страницах в социальных сетях. Здесь как никогда действует фраза «Прежде чем сделать – думай».

Фото из архива автора


Автор:  Дарья НОВИЧКИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку