ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Остров невезения

Опубликовано: 26 Февраля 2019 07:57
0
1770
"Совершенно секретно", No.2/418 Февраль 2019
ПРЕЗИДЕНТ РФ ВЛАДИМИР ПУТИН И ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ЯПОНИИ СИНДЗО АБЭ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ПО ИТОГАМ ВСТРЕЧИ В МОСКВЕ
ПРЕЗИДЕНТ РФ ВЛАДИМИР ПУТИН И ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ЯПОНИИ СИНДЗО АБЭ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ПО ИТОГАМ ВСТРЕЧИ В МОСКВЕ
Фото: РИА "Новости"
Алексей Дружинин

«Курильский вопрос» в очередной раз ставится на повестку  дня, только в крайне неудобный  для этого момент времени. Едва  отгремел анонс пенсионной реформы, ополовинив рейтинг власти. 2019 год, уже сейчас ясно, запомнится давлением на кошельки населения. В этой  ситуации было бы лучше не поднимать территориальные  вопросы, а напротив, удалять их из медийной повестки. Но теперь, даже если ни пяди российской земли на Курилах не будет  передано Японии, осадочек, что  называется, останется надолго.  С подробностями обозреватель  «Совершенно секретно».

22 января этого года в Москве состоялась встреча Президента России Владимира Путина с премьер- министром Японии Синдзо Абэ. Этой отнюдь не исторической встрече предшествовала мощная информационная канонада, общественное  мнение само по себе, без веских, в общем-то, поводов, поставило на повестку дня территориальный вопрос.

Скорее всего, это лишенный реального политического содержания  хайп. Но тем не менее будет полезно  посмотреть, как развивался «Курильский вопрос» на протяжении послевоенных десятилетий.  

СНАЧАЛА МИР,  ПОТОМ ОСТРОВА  

Не все знают, что с точки зрения международного права проблемы Курильских островов не существует. В 1956 году была заключена Совместная декларация СССР и Японии, которая определила принципиальные положения этого вопроса.

«Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы  японского государства, соглашается  на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако,  что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией».

О чем идет речь? Во-первых, эта декларация  – единственный документ, который по сей день определяет основные вопросы во взаимоотношениях двух стран. Во-вторых,  она четко увязывает решение территориального вопроса с заключением  мирного договора, который должен появиться прежде, чем будет решен территориальной спор. И в-третьих, речь идет об острове Шикотан и группе маленьких необитаемых островов  под общим в Японии названием Хабомаи. Это меньше десяти процентов общей площади «спорных» территорий. Об островах Итуруп и Кунашир  речи в нем не идет.

Международное право определяет допустимость корректировки самих правовых актов и их толкований, если они заключались в достаточно давние времена, в условиях иных геополитических конфигураций. Но здесь такой корректировки сделано не было ни в Москве, ни в Токио, дипломаты  до сих пор опираются именно на этот  документ. Новых договоров за подписями первых лиц в последующие времена также не заключалось.

Япония ставит территориальный вопрос впереди вопросов, связанных с обсуждением мирного договора. И это слабая позиция. Сильная позиция появится тогда, когда Москва и Токио подпишут мирный договор и в соответствии с документом  1956 года откроется пространство  для обсуждения территориального  вопроса.

Совершенно не случайно получилось так, что переговорный процесс по этому поводу в советскую эпоху завис на десятилетия. Нужно уточнить геополитические условия, в которых подписывалась Совместная декларация 1956 года. Это хотя и было довольно скоро после войны, но документ явился своего рода результатом потепления советско-японских  отношений в тот период времени. Декларацию можно воспринимать как  своего рода уступку СССР Японии, которая была сделана в надежде на то,  что эта страна станет если не союзником Советского Союза, то, во всяком случае, в дальнейшем будет придерживаться нейтралитета в наступающей холодной войне. Этого не случилось.

Документ 1956 года подписывался не в надежде на реализацию в далеком будущем. Поначалу советская  и японская дипломатия продолжали  наращивать темпы диалога, но позже  по инициативе японской стороны этот  процесс был свернут. Кстати, в конце  50-х годов прошлого века именно Токио отказался от подписания мирного  договора, когда почти все было готово  для такого шага. А в 1960-м году Япония заключала договор о безопасности с Соединенными Штатами. По тем временам это означало вступление страны в холодную войну на стороне Вашингтона. Но была еще одна  важная деталь в переговорном процессе того времени. Белый дом тогда пригрозил, что в случае заключения мирного договора с СССР на  условиях совместной декларации не  вернет Японии южный остров Окинава, который тогда еще находился под американской оккупацией. Окинава  была несравнимо важнее Шикотана и Хабомаи, и Токио предложение  Москвы отверг. Чтобы понять разницу между северными островами  и этим южным, достаточно сказать,  что сейчас на Окинаве живут почти полтора миллиона человек.

Трудно сказать, почему Советский  Союз не вышел тогда из соглашения 1956 года. Обстоятельства вполне позволяли. Это могло быть и фактором давления в двухстороннем диалоге, ибо вопрос по территориям,  таким образом, мог быть закрыт навсегда. Но сделано этого не было, и у Токио сохранились правовые аргументы для обсуждения вопроса северных территорий.

Позже уже Москва заявила о том,  что пока на японской территории  находятся американские военные базы, диалог по мирному договору  и островам будет заморожен.

С тех пор и до конца советской эпохи территориальный вопрос не ставился в активную повестку дня. Совместная декларация 1956 года по всем признакам должна была повторить судьбу массы других подобных документов   – соглашений, договоров и прочей макулатуры, сотнями  заключавшихся в разные исторические периоды. Многие из них действуют до сих пор. Иногда, бывает,  маргинальные общественные круги  могут вспомнить кое-где и Георгиевский трактат 1783 года   – только кто в здравом уме и памяти будет пользоваться этими документами в реальной политике?

Однако с советско-японской декларацией так не вышло. Она вновь  стала актуальной уже после распада  СССР, тогда когда Японии удалось вернуть территориальный спор в международную повестку дня.

Кстати, в 1951 году был заключен Сан-Францисский мирный договор  между Японией и частью стран антигитлеровской коалиции. Именно  этот документ поставил точку во Второй мировой войне, определив ответственность Японии перед странами коалиции. Однако этот документ  не был плодом консенсусов и компромиссов между самими странами участниками антифашистской коалиции. Наоборот, прямо на подписании  документа случился дипломатический скандал   – СССР, Чехословакия и Польша отказались подписывать договор, поскольку в нем не были учтены территориальные права Китая на Тайвань и СССР  – на Курилы и южную часть Сахалина.

Вообще это очень интересный документ. С одной стороны, согласно  условиям Сан-Францисского мирного договора, Япония отказалась от  всех прав и претензий в том числе на Курилы и южную часть Сахалина.  С другой стороны, в документе, конечно же, под влиянием США, не был  закреплен суверенитет Советского  Союза над этими территориями. Более того, тогда же Сенатом США была принята односторонняя резолюция,  в которой было отмечено, что не будут признаны права СССР на территории Японии, принадлежавшие ей на 7 декабря 1941 года. То есть мирный договор, с одной стороны, определяет утрату территорий Японии над островами, с другой стороны   – исключает суверенитет Союза над Курилами. С точки зрения международного права, если оно руководствуется  документом, подписание которого  завершило Вторую мировую войну,  этот вопрос открыт.  

ТОКИО НАСТРОЕН  ДОГОВАРИВАТЬСЯ  

Совместную декларацию 1956 года к жизни в новое время вернула дипломатия. В 2001 году в Иркутске  было подписано российско-японское  заявление, определившее, что «Совместная декларация СССР и Японии 1956 года представляет собой базовый юридический документ для переговоров по заключению мирного договора». По словам Сергея Скворцова, сопредседателя Всероссийского комитета защиты Курил, в те годы  Москва была готова оперативно решить проблему в пользу Японии. Как  говорит Скворцов со слов бывшего  вице-губернатора Сахалинской области   – уже через несколько недель после иркутского заявления к ним из кремлевской администрации пришло распоряжение согласовать передачу Малых Курил Японии. Тогда запуску этого процесса помешали внутриполитические события в этой стране.  Политический кризис снял с повестки  дня этот вопрос. А позже поменялись  внешнеполитические обстоятельства.

Сейчас японской стороной вопрос ставится именно в той плоскости, в какой он обозначен в декларации 1956 года. Перед полетом в Москву премьер Синдзо Абэ сообщил окружению, что его главная цель  – перейти в режим не диалога, а составления  предварительного текста мирного договора, в том числе той его части, где речь будет идти о линии государственной границы. Но в этот раз  на встрече 22 января достичь такого важного для Токио прорыва у японской стороны не получилось.

Сейчас, вероятно, произошла серьезная трансформация в японской позиции по островам. У правительства  нет никакой официальной точки зрения на проблему, которая бы ретранслировалась общественному мнению. Глава МИД Японии Таро Коно на  одной из недавних пресс-конференций четыре раза подряд отказывался что-либо отвечать на настойчивые  вопросы журналистов на эту тему.

Но в японских СМИ обсуждается некоторый «откат назад» в территориальных требованиях к России. Речь идет о том, что власти страны признают бесперспективным диалог о передаче в состав страны Итурупа и Кунашира и готовы вернуться к условиям  1956 года, когда Советский Союз в обмен на мир готов был в порядке  доброй воли передать Шикотан и Хабомаи.

Также японские СМИ пишут о том,  что в 90-х годах прошлого века были амбиции вернуть все и сразу, однако исторические реалии изменились, и сейчас говорить о более северных островах нет смысла.  

НЕ НУЖНО ОТКРЫВАТЬ  ЯЩИК ПАНДОРЫ  

Для японского общества вопрос Курил имеет примерно ту же символическую ценность, какую имеют похожие травмы в связи с потерей территорий для многих современных  культур, от Сербии до Грузии. Далеко  не во всех подобных историях земли,  которые получают сакральную ценность как «исконно свои», действительно таковыми являются. Но в данном случае, как и во многих других,  возможности политического лавирования властей жестко ограничены общественным мнением. В Японии, согласно имеющимся данным,  население в основном против идеи  «лучше получить два, чем не получить четыре». Опросы показывают,  что 40% японцев против озвучиваемых правительством страны идей  о совместной экономической деятельности на островах Итуруп и Кунашир, которые в обозримом будущем, очевидно, не будут переданы  стране. Хотя 38% поддерживают  такую идею, тем не менее, если эти  планы начнут претворяться в жизнь,  возможно очень серьезное внутреннее сопротивление. Экономическое  взаимодействие с Россией на северных территориях многими в Японии будет восприниматься как отказ  пусть даже в будущем, от надежды на их возвращение.

Вопрос Курильских островов, несомненно, тема двухстороннего диалога России и Японии. Но геополитические последствия любых реальных переговоров об изменении  текущего правового статуса территорий могут быть очень значительны.

Хотя бы потому, что острова Курильской гряды   – самая малозначительная из числа территориальных  потерь Японии в результате Второй мировой войны. Малозначительная в смысле площади и значения в экономике и культуре. К концу войны  Япония «приросла» даже Кореей,  частью ее же территорий был и Тайвань. Были территориальные приобретения и на севере  – с 1905 года под контролем империи оставался Южный Сахалин. Японцы сформировали марионеточный режим  в Маньчжурии. В этой связи начать  диалог о северных территориях означает открыть ящик Пандоры и вырастить амбиции старой имперской  культуры, в которой до сей поры живы идеи о возрождении утерянного величия. Это, конечно, не значит, что в одночасье Токио начнет  экспансию и агрессивную политику  по отношению ко всем соседям. Но  в долгосрочной перспективе это проблема.

В другой части мира в будущем  тоже могут возникнуть проблемы,  если Москва сдаст Курилы. Любой  диалог вокруг этой темы означает,  что в теории могут быть созданы условия для пересмотра массы границ  и в Европе   – сегодняшняя политическая картина мира есть результат Второй мировой войны. Но каждая  вторая страна континента недовольна результатом этого передела. Начинать его даже в другой части мира  чревато   – «родных земель», имеющих сакральную ценность для той  или иной культуры, очень много.

Курилы   – крайний восток России. А Калининград  – крайний запад. Этот регион  – не почти безжизненные острова и, конечно, не может оказаться предметом торга. Но несомненно, что если передел послевоенного устройства границ начнется, это  вызовет цепную реакцию инициатив  в тех странах, которые считают, что  у них были отторгнуты территории.  Эти инициативы выразятся не в дипломатических демаршах, а в появлении незаметных в первые годы  разного рода гуманитарных инициатив, которые нацелены на долгосрочное формирование нужного общественного мнения и атмосферы, что  необходимо для того, чтобы в дальнейшем поставить вопросы в дипломатическую и правовую плоскость,  а для ястребов   – перейти и в военную. Тем более, в последнее время уж больно часто появляются корабли  НАТО у границ российского эксклава.

АКЦИЯ ПРОТИВ ПЕРЕДАЧИ КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ ЯПОНИИ В МОСКВЕ. ФОТО: СЕРГЕЙ САВОСТЬЯНОВ/ТАСС 

Такие претензии могут оформиться у Германии к России, у Финляндии к России, у Польши к России, Литве, Украине и Белоруссии, у Венгрии к Украине; перечислять можно долго. Советский Союз побеждал  в войне как единая держава. А получилось, что плодами этой победы воспользовались и бывшие советские республики, участвовавшие в войне  – каждая из них имеет территориальные приобретения.  

МИР – ХОРОШО, НО ЗЕМЛИ  ОТДАВАТЬ НЕЛЬЗЯ  – НАРОД  НЕ ПОЙМЕТ  

И между тем нельзя не сказать о том, что в Японии, помимо настойчивого желания вернуть северные территории, есть и вполне рациональное желание к устойчивому миру  с Россией. На встрече Путин и Абэ договорились о том, чтобы довести до $30 млрд торговый оборот между странами. «Если бы не затянувшийся  послевоенный антагонизм, геополитическая конфигурация Северо-Восточной Азии и общие экономические  и стратегические интересы этих двух  стран обусловили бы более тесные  отношения между Японией и Россией»,  –  пишет Stratfor в своем материале, посвященном встрече лидеров России и Японии 22 января.

Две страны действительно могли бы  быть крепкими союзниками в Дальневосточном регионе. Однако необходимый для этого исторический момент упущен. В начале этого века был  шанс обеспечить прорыв в отношениях на основе Совместной декларации  1956 года, дававшей возможность  произвести обмен двух островов на  прочный союз. Но внутриполитические противоречия в Японии того времени не дали возможности реализовать задачу. А позже получилось так,  что Япония отнюдь не стала крупнейшим в регионе внешнеэкономическим  партнером Москвы, говоря проще,  объем японских инвестиций в российскую экономику не столь велик, чтобы  быть политическим фактором.

А теперь неподходящие для решения территориальных вопросов времена наступили в России. На фоне сокращающейся экономики, падения доходов населения, неудачных  анонсов реформ  начало торга вокруг Курил станет последним ударом по  репутации властей в глазах россиян. Сейчас лучше как-нибудь удалить  этот вопрос из политической повестки и медиа.


поделиться: