ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Секретная Киргизия

Опубликовано: 14 Ноября 2018 10:16
0
1799
"Совершенно секретно", No.10/411, октябрь 2018
Таксист Анарбек уулу Чынгыз, протаранивший толпу иностранных болельщиков в Москве в ходе недавнего Чемпионата мира по футболу
Таксист Анарбек уулу Чынгыз, протаранивший толпу иностранных болельщиков в Москве в ходе недавнего Чемпионата мира по футболу
populationhealthcaucus.com

 

Что общего между резонансным прошлогодним терактом в метро Санкт-Петербурга и недавним убийством полицейского в московской подземке? И то и другое совершили новоиспеченные граждане России – уроженцы Киргизии, которые прибыли к нам из одной из беднейших и нестабильных стран постсоветского пространства, на территории которой беспрепятственно действуют радикальные исламистские движения. Обозреватель «Совершенно секретно» выяснял, сумели ли киргизы адаптироваться к российским реалиям или живут по собственным законам.
 
Когда российское информационное пространство взорвала шокирующая новость о застреленном в столичном метро полицейском, отечественные СМИ ограничились политкорректными формулировками: в совершении преступления подозревается житель Оренбургской области. Хотя внешность предполагаемого убийцы сразу обратила на себя внимание – но мало ли в России живет людей подобной внешности, в том числе и представителей ее коренных народов? Однако когда в сюжете одного из телеканалов случайно был показан паспорт задержанного, то все стало на свои места – на его страничке значилось, что мужчина родился в селе Ылай-Талаа Кара-Кульджинского района Ошской области. То есть в Киргизии.
 
 В НОВУЮ ЖИЗНЬ С КАСТЕТОМ 
 
Впоследствии стране рассказали, что подозреваемый Нурлан Муратов с 2003 года живет и работает в России, а российское гражданство получил десять лет назад. Что в Оренбургской области, где он был прописан, толком никогда не бывал, а вместе с женой в последнее время жил в Мос­кве. И когда погибший полицейский Андрей Райский остановил его, чтобы проверить документы, тот поначалу попросился в туалет, а уже там начал бить правоохранителя кастетом по голове. Полицейский выстрелил, но пуля срикошетила ему в глаз… Зачем Муратов, вроде бы скромный работник фабрики, носил при себе кастет, еще предстоит выяснить следствию…
К сожалению, выходцы из Киргизии успели отметиться на российских просторах отнюдь не только научными достижениями, героическими поступками или актуальными бизнес-проектами, но и вызывающим поведением, а также стабильным присутствием в сводках криминальной хроники.
Например, по сей день страна помнит взрыв в метро Санкт-Петербурга, который совершил уроженец Киргизии Акбаржон Джалилов, получивший, кстати, гражданство России у себя дома, в российском консульстве города Ош (и снова этот город и одноименная область, что не случайно, но об этом мы поговорим чуть позже). Тот теракт унес жизни 15 человек, еще сотня жителей Северной столицы в той или иной степени пострадала. За подготовку массового убийства были арестованы 11 человек, в их числе и уроженцы Киргизии – Аброр и Акрам Азимовы, Мухамадюсуп Эрматов, Искандер Нурбаев и Баходир Мадрахимов (последний отделался штрафом, поскольку, по официальной версии, знал о намерениях соплеменников, но непосредственного отношения к теракту не имел). Справедливости ради нужно отметить, что большинство проходящих по «делу киргизов» уместнее было бы называть «кыргызстанцами», поскольку сами они этнические узбеки. Но из Киргизии. И это тот самый случай, когда расхожий штамп «у преступности нет национальности» верен, поскольку тут важнее первое гражданство террористов.
Вспомним еще несколько прецедентных случаев только последнего времени. Так, недавнее нападение уроженца Киргизии на российского правоохранителя было далеко не единственным. Аналогичный случай, правда к счастью, без летального исхода, произошел в 2016 году в подмосковном Кунцеве, где девятнадцатилетний гражданин Киргизии ударил ножом пытавшегося его задержать полицейского. Можно вспомнить и про совершенное в начале этого года жестокое убийство в Жуковском подельника вора в законе Улана (Сакала) Токтосунова – Искендера Жолборосова и его приятеля-односельчанина Мурата Маматалиева, тела которых с многочисленными ножевыми ранениями выловили из реки после ссоры с соплеменниками. Или протаранившего толпу иностранных болельщиков в Москве в ходе недавнего чемпионата мира по футболу – таксиста из Киргизии Анарбека уулу Чынгыза, который потом объяснял свой поступок тем, что заснул за рулем, а проснувшись, перепутал педаль газа с педалью тормоза. То, что мужчина был в специфической черной одежде, которую любят носить приверженцы запрещенного в России ИГИЛ, и выглядел соответствующим образом, что довольно резво для внезапно проснувшегося попытался покинуть место происшествия, а сам наезд был совершен по ранее опробованной в Европе схеме, насторожило многих. Но людей успокоили в СМИ: да, действительно, уснул человек, переработал, бедняга, это случайность…
Но вот недавний (опять же в Мос-кве) наезд автомобиля, управляемого уроженцем Киргизии Бекжаном Сарбишевым, на толпу соплеменников, в результате чего пострадали сразу 10 человек, один из которых скончался по дороге в больницу, на сон и усталость уже не спишешь. Сам Сарбишев – гражданин России и, кстати, опять-таки уроженец Ошской области, и не отрицал, что совершил наезд на группу киргизской молодежи намеренно, в отместку за то, что они поначалу цеплялись к его сестре и ее подругам, а после избили и его. К слову сказать, инцидент происходил возле столичного кафе, где любят отдыхать исключительно представители киргизской диаспоры. По существующим данным, подобных кафе в Мос­кве около полусотни…
 
 ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ СТРАНА 
 
В отечественных СМИ любят рассказывать об этнических анклавах Западной Европы. Однако аналогичную ситуацию, пока еще в лайт-версии, можно наблюдать и в современной России. Приезжие из Таджикистана, Узбекистана и других стран Средней Азии и Закавказья стремятся к объединению в самых разных сферах жизни. И киргизская диаспора – не исключение.
На самом деле сегодня в нашей стране существует около сотни киргизских диаспор. И только по официальным данным, по состоянию на 2018 год в России трудятся более 650 тыс. граждан Кыргызстана – это без учета тех, кто уже получил наше гражданство. Долгие годы за союзничество в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) выходцам из Киргизии стать обладателями паспортов российских было проще простого: до 2011 года они получали основной документ по упрощенной схеме, всего за три месяца. Потом, видимо, осознав, что при существующем спросе может статься, что подобным макаром весь Кыргызстан переедет в РФ, упрощенку отменили. Но и по сей день уроженцам из этой среднеазиатской респуб­лики обустроиться в России с перспективой получения гражданства намного проще, чем их соседям по региону: достаточно для начала просто встать на миграционный учет.
Как итог, в одной только Москве можно, помимо кафе, найти еще и ночные клубы для киргизов, где регулярно выступают артисты из Кыргызстана, больницы и стоматологические клиники для киргизов, где опять-таки работают киргизы-врачи, парикмахерские для киргизов с киргизами-парикмахерами и, что уже настораживает, моноэтнические бойцовские клубы, где исключительно уроженцев этой страны с гражданством или пока еще без обучают премудростям боевых единоборств. Плюс никого из москвичей уже не удивляют магазины, в которых работают исключительно киргизы, ТСЖ, где трудятся исключительно представители этой национальности, магазины и кафе, где посетителей обслуживают только киргизы: после того как кому-то из киргизов удается стать управляющим или даже менеджером среднего звена, они начинают подтягивать к делу исключительно своих соплеменников. И никого больше.
И что это, как не латентная анклавизация? Так, по данным Группы исследований миграции и этничности Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, 70% живущих на территории России киргизов предпочитают общаться исключительно с земляками. Впрочем, и до настоящего анклава киргизская диаспора тоже созрела – обосновавшиеся в России коммерсанты из Киргизии около года назад начали реализовывать в Тульской области, в 120 километрах от Москвы, на живописных лесных территориях Заокского района проект «киргизского села Ала-Тоо». Участки здесь можно купить, даже не обладая российским паспортом – достаточно киргизского. Когда проект сельского моноэтнического анклава вынесли на обсуждение общественности, местные власти встрепенулись и даже попытались его запретить, но тут к делу подключилась либеральная пресса с ее вечной тревогой по поводу «русского фашизма» и «ксенофобии россиян». Посему помешать реализации проекта не удалось, разве что его авторы стали меньше педалировать его «киргизскость», переключившись на риторику о «дружбе народов» и о том, что в поселении с «таким характерным» для Тульской области названием будут также жить и узбеки, и армяне, и русские. Но факты – вещь упрямая: 130 из 156 земельных участков проекта на сегодняшний день проданы не кому-нибудь, а уроженцам Кыргызстана.
сотрудники правоохранительных органов у станции метро «технологический институт» в Санкт-Петербурге, 
где произошел взрыв, совершенный уроженцем киргизии Акбаржоном джалиловым / риа новости
 
 ВЫБОР БЕДНЫХИ ФАНАТИЧНЫХ 
 
Помимо Киргизии, в соратниках России по ЕАЭС числятся Армения, Казахстан и Белоруссия. Однако до последнего времени мы ничего не слышали о террористических актах, совершаемых в нашей стране казахами, либо о разгуле в наших городах и весях белорусской мафии и просто рядовых белорусских разбойников и хулиганов. Массового наплыва желающих получить гражданство России из этих постсоветских государств также не наблюдается. И тому есть ряд причин.
Согласно данным международного рейтингового агентства Moodys, Киргизия является одним из самых бедных среди центральноазиатских государств СНГ, уступая в этом «достижении» только лишь Таджикистану. По уровню безработицы среди стран ЕАЭС Киргизия также на втором месте с конца после Армении. При этом, согласно официальным данным, сегодня в этой стране насчитывается 63 тыс. безработных, что на 4,4% больше, чем в минувшем году.
А где безработица, там, как всем известно, и нищета, а где нищета, там и криминал. И не только.
«За последние годы у нас в шесть раз увеличилось число преступлений экстремистского характера, – был вынужден признать представитель антиэкстремистского 10-го управления МВД Кыргазстана Мамырбек Копжашаров. – Например, в 2010 году таких преступлений было 101, а в 2017-м – уже 597».
Проблему роста исламского экстремизма обсуждали на днях и на проходившей в Бишкеке Международной научно-богословской конференции «Духовный шелковый путь». Однако, несмотря на то что Киргизия выступала хозяйкой и, по сути, организатором форума, из всех стран Средней Азии в более запущенной стадии проблема исламизма находится разве что в Афганистане.
«Кыргызстан часто оказывается под перекрестной критикой и даже чуть-чуть под политическим давлением соседей, например по вопросам «Таблиги джамаат» (запрещенной в России и большинстве стран Средней Азии экстремистской организации) и умеренного ваххабизма – салафитов, которые у нас не запрещены», – констатировал, выступая на мероприятии, директор независимого аналитического центра «Религия, право и политика», богослов, известный борец за традиционный ислам Кадыр Маликов.
И Маликов знает, о чем говорит, в ноябре 2015 года он подвергся нападению радикалов, которые нанес­ли ему многочисленные удары ножом, но он чудом сумел вырваться, благодаря чему выжил. Тогда никто из официальных и духовных лиц Киргизии не высказался в его поддержку. Но сейчас все изменилось: так, недавно богослов удостоился аудиенции с глазу на глаз с президентом страны Сооронбаем Жээнбековым. Что случилось? Скорее всего, в Бишкек пошли сигналы недовольства от северного соседа и партнера, связанные с увеличением случаев мусульманского терроризма, в которых напрямую или косвенно замешаны уроженцы Киргизии. При этом, по данным Национального банка Кыргызстана, в 2017 году киргизские мигранты, работающие в РФ, только официально перечислили в родную страну $2,5 млрд, что на $270 млн больше доходов государственного бюджета страны. Кто ж добровольно откажется от такой кормушки?
Вот и решил официальный Бишкек хоть с запозданием, но заняться проблемой исламского радикализма, в частности, начав работу над внесением поправок в существующий закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях». Хотя по уму этим нужно было озаботиться гораздо раньше: на сегодняшний день в стране действуют 2856 исламских организаций, многие из которых вне закона не только в России, но и в соседних странах. Не запрещена в Киргизии и практика так называемого даваата (призыва – араб.), когда волонтеры всех этих пестрых организаций обходят дома, стучатся в двери, просят пригласить для беседы хозяина и после разговора с ним о том, что нужно жить «по-божески», читать намаз, не пить – не курить – не блудить, приглашают к себе в общину, которая, как правило, группируется возле ближайшей мечети и молельного дома.
К слову сказать, сейчас в Киргизии работают 2647 мечетей, хотя на момент распада Союза их было всего 39… Большинство построены на деньги зарубежных спонсоров, например Всемирной ассоциации мусульманской молодежи, возглавляемой арабским шейхом Аль Саид Мохаммадом Баюми. Понятно, что подобные меценаты активно продвигают в стране свою, более непримиримую версию ислама в пику традиционному для киргизов и большинства постсоветских народов, исповедующих ислам по ханафитскому мазхабу, прак­тикующему добрососедство с иными конфессиями. А также поощряют обучение местной молодежи за рубежом – «правильному исламу» и щед­ро приплачивают тем мужьям, чьи жены начинают носить исторически не свойственные одежде киргизских женщин бурки и паранджи. И плоды их усилий не заставляют себя ждать: по имеющимся у киргизских спецслужб сведениям, только в Сирии на стороне исламистов воюют около шести сотен граждан их страны. Причем подавляющее большинство боевиков – из Оша и Ошской области.
Ошская область – территория Киргизии, граничащая с Таджикистаном, самая южная, бедная и протестная часть страны. Где дважды происходили кровавые киргизско-узбекские столкновения и погромы и где собственно и была инициирована «тюльпановая революция», установившая на какое-то время проамериканский режим в стране. Сегодня город Ош – это еще и неофициальная исламская, а точнее, исламистская столица Киргизии, где чаще, чем в других городах, можно встретить бородатых мужчин одетых по афгано-пакистанской «моде». Именно отсюда по всему государству расползается и другая мода – не отдавать малышей в детсады, а оставлять при мечетях, а детей постарше отправлять не в школы, а исключительно в духовные училища, девочек и вовсе учить быть только «примерными женами».
Кстати, настоящей проблемой властей Киргизии недавно стала наметившаяся достаточно массовая тенденция среди мужчин, исповедующих ислам, – в обход светских законов заключать религиозные браки с 14–15-летними девочками. Чтобы остановить этот позорный процесс, киргизскому парламенту пришлось совсем недавно ввести уголовную ответственность и запрет на заключение религиозного брака без аналогичного светского. За принятие закона, кстати, удалось проголосовать только со второго раза…
К слову, ко второму десятилетию XXI века Киргизия пришла страной, где школ меньше, чем мечетей: на 2647 мечетей и 107 духовных училищ – медресе приходятся 2262 школы и 56 вузов. И вот с таким багажом знаний, представлений о мире, такой идеологией люди массово едут в нашу страну. Едут от бедности и безработицы, в основном с нищего и клерикального юга Киргизии. Едут без желания понимать население России, перенимать его обычаи, становиться частью нашего общества. Что и приводит к конфликтам. Зачастую кровавым и летальным. И этот процесс только набирает обороты. Если его не осмыслить уже сейчас, причем как Москве, так и Бишкеку, может статься, что в скором времени ролики с уличными побоищами мы будем видеть не в новостях из Европы, а уже в своих окнах, на улицах наших городов.

поделиться: