ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Метаморфозы суверенитета

Опубликовано: 12 Ноября 2018 14:57
0
114
"Совершенно секретно", No.11/412, ноябрь 2018
многие представители лгбт скрывали свои лица под масками
многие представители лгбт скрывали свои лица под масками
ALLFUN.MD

 

Самый богатый и влиятельный человек в Молдове, лидер правящей партии, олигарх Владимир Плахотнюк в очередной раз надумал переписать Конституцию страны, объявив в ней евроинтеграцию основным вектором развития государства. Абсурдность этого намерения тем очевиднее, что, согласно статистике, более половины молдаван в этом прозападном векторе окончательно разочаровались. Однако нынешний господарь никогда не проводил политику в интересах рядовых граждан.
 
Про Владимира Плахотнюка рассказывают разное. Например, о том, что якобы перед назначением нового министра или другого крупного государственного чиновника кандидата на должность по распоряжению олигарха заставляют брать взятку под прицелом видеокамеры. Компромат таким образом приобретает зримое подтверждение, и ответственное лицо послушно исполняет волю всесильного олигарха. Верно это или нет, можно узнать, только оказавшись на месте молдавского министра, а вот то, что лидер Демократической партии повсюду расставил своих людей, – факт, который трудно оспорить. Действительно, совсем недавно Конституционный суд страны, состоящий – «совершенно случайно» – из людей с румынскими фамилиями и гражданством (оно, кстати, есть и у Плахотнюка), в очередной, вот уже четвертый раз временно отстранил от исполнения обязанностей Президента Молдовы, давнего оппонента олигарха – Игоря Додона.
Это решение было основано на том, что Додон отказался утверждать кандидатуры министров, которых выдвинул сам Плахотнюк. А выдвинул он на высокие посты представителей своего ближнего круга. Так, на должность министра здравоохранения, неизвестно, за какие такие заслуги, олигарх предлагал некую Сильвию Раду, юриста по образованию. Эта дама участвовала и в президентских, и в мэрских (на пост градоначальника Кишинёва) выборах, в первых набрав 0,5% голосов, во‑вторых – аж 3%.
«Нужно хотя бы понимать, что такое парацетамол и аспирин и какова разница между ними, – прокомментировал креатуру олигарха Додон в эфире одного из местных телеканалов. – Не имею против Раду ничего личного, но считаю, что каждым сегментом должен заниматься профессионал».
Второй кандидат, которого Плахотнюк хотел видеть на посту министра сельского хозяйства, – Николай Чубук, ранее возглавлявший Агентство по интервенции и платежам в области сельского хозяйства. Тоже, кстати, юрист. И всем был бы хорош, но, как утверждают, имеет славу мздоимца.
«Представители власти прекрасно знают о допущенных им уголовных нарушениях, но все равно настаивают на его назначении на столь важный пост, – возмущался молдавский президент. – Сожалею о том, что вместо того, чтобы остановить серьезные нарушения, допускаемые властью, Конституционный суд дает зеленый свет их продолжению. Это в очередной раз вызывает большие вопросы по поводу профессионализма и независимости судей КС».
В ответ «независимые» судьи вынесли свой вердикт, правда, насчет самого Додона. А приказ о назначении Раду и Чубука подписал спикер парламента Андриан Канду, ранее управлявший коммерческими структурами Плахотнюка, его правая рука. Таковы законы республики, в свое время придуманные нашим антигероем-олигархом в ходе его первых экспериментов с Конституцией. В Молдавии, начиная с 2000 года, президента выбирал парламент. В целом лидер государства мало на что влиял, будучи скорее политическим символом, чем облеченной реальной властью фигурой, и не обладая даже правом вето. Но в 2016 году румынские конституционные судьи постановили, что отныне президента будет выбирать народ прямым голосованием. Для чего это было нужно олигарху? Неужели он рассчитывал на всенародную любовь и проведение на президентскую должность своего человека?
Нет, интрига, которую затеял Плахотнюк, была намного искуснее. К тому времени он и его всевластие раздражали буквально всех. И коммунистов, и тех же условно пророссийских социалистов во главе с Додоном, и пророссийских правых из разгромленной партии Ренато Усатого – мэра самого русского города Молдавии – Бельцы, объединившихся под знаменем «Нашей партии», и выступающих за единство с Румынией унионистов, и их соперников за симпатии совокупного Запада – либералов. Все эти разномастные силы на время консолидировались, уличные протесты в Кишинёве не утихали, и казалось, что трон под негласным правителем страны зашатался… Но тут были объявлены прямые президентские выборы, и различные политические партии вновь сцепились друг с другом! А победивший Додон так и не стал помехой олигарху, ибо, несмотря на прямое народное голосование, функции президента остались теми же, что и раньше, – представительскими. Ай да Плахотнюк!
 
 ВЕЛИКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОМБИНАТОР 
 
Каким же образом олигарх добрался до политического олимпа Молдовы, не занимая при этом никаких серьезных государственных постов? При Владимире Воронине, президенте-коммунисте, Плахотнюк дружил с его сыном. А сын, несмотря на партийную принадлежность отца, был вполне успешным бизнесменом. И на каком-то этапе будущий хозяин Молдовы вел дела семьи Ворониных.
Но политическая звезда Воронина закатилась после того, как тот в 2003 году, уступив нажиму Запада, в последний момент отказался подписывать предложенный Россией «меморандум Козака», присоединяющий Приднестровье (ПМР) к Молдове, но на условиях федерализации последней. Не поставив свою подпись, главный молдавский коммунист лишился поддержки России, а вместе с ней и прибавившего в весе пророссийского электората. Плахотнюк же, видя, что воронинская партия не сулит ему более никаких дивидендов, решил встать на сторону сильных мира сего, то есть Запада. Для этого он присоединился к прозападной Демократической партии, прошел от нее в парламент, а впоследствии и возглавил оную.
Не одна Демократическая партия боролась за симпатии Запада. Помимо нее существовала, например, Либерально-демократическая партия, лидером которой был Влад Филат. Пока у прозападников был единый враг – коммунисты, они работали вместе в составе Альянса за евроинтеграцию. Когда же красных удалось побороть, синие начали грызться друг с другом. Вот тут-то Плахотнюк, получивший пост вице-спикера парламента, столкнулся с Филатом, усевшимся в премьерское кресло. Сыр-бор разгорелся из-за контроля над прокуратурой: первый держал ее в своих цепких объятиях, тогда как второй хотел прибрать ее к своим рукам. Эта война стоила Плахотнюку поста вице-спикера, который был попросту ликвидирован. Но гораздо больше досталось Филату, который лишился не только премьерского кресла, но и свободы – ему дали девять лет с конфискацией за «пассивную коррупцию». Самое забавное, что мирить врагов в Кишинёв приезжал сам еврокомиссар по расширению Евросоюза Штефан Фюле; те принужденно пожали друг другу руки, но надолго обоих не хватило.
Впрочем, своего еврокомиссар добился и так – в 2013 году Молдова подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. К вящей радости прозападного политикума и серьезному разочарованию и огорчению народа: Брюссель своими квотами перекрыл воздух молдавским производителям, уровень жизни в стране резко упал, а народ массово потянулся за рубеж на заработки.
Расстроило ли подобное положение хозяина Молдовы? Ничуть! Плахотнюк продолжил укреплять свои позиции. Его Демпартия заняла большинство мест в парламенте, причем олигарх не чурался откровенного подкупа народных избранников (в прессе назывались суммы от ста тысяч до миллиона евро), после чего его вчерашние левые и правые оппоненты без особых моральных угрызений переходили в коалицию Плахотнюка, быстро превратившуюся в правящую. Затем олигарх провел в премьеры своего ближайшего соратника – Павла Филипа. А далее проделал вышеупомянутую комбинацию с президентскими выборами 2016 года. Тогда основные предвыборные баталии разыгрались между социалистом Игорем Додоном и выдвиженкой целого ряда прозападных партий, оппонирующих Плахотнюку, экс-министром образования Майей Санду.
На посту главы ведомства либеральная кандидатка особо не отличилась – разве что попытками ограничить и без того ограничиваемый повсюду русский язык. Зато миловидная дама имела отличный бэкграунд в глазах западных кураторов: румынский паспорт, работу в США советником исполнительного директора Всемирного банка, активную поддержку ЛГБТ, вплоть до личного участия в радужных шествиях. Понятное дело, что столь продвинутая кандидатка в такой непродвинутой стране, как Молдова, победить не могла. Победил, как известно, Додон. Это дало в руки Плахотнюка сразу два козыря: он показал соперникам по западному лагерю, чего они действительно стоят, а мало что решающему Додону было сделано предложение, от которого тот не смог отказаться: социалисты и демократы продавили совместную «реформу», согласно которой избирать депутатов в парламент стало возможно не только по партийному, но и по одномандатному принципу. Тем самым олигарх получил серьезный шанс даже при минимальных рейтингах провести свою партию в парламент, причем далеко не на аутсайдерские позиции. Для чего эта было нужно Додону? Вопрос остается открытым и по сей день.
 
 ШАГРЕНЕВАЯ КОЖА РУССКОГО МИРА 
 
Против смешанной выборной системы выступили все остальные политические силы страны. И даже Западу подобное новшество не понравились, о чем представители европейских институтов неоднократно высказывались публично.
Дабы подсластить пилюлю, Плахотнюк поспешил пойти на «обострение» дружбы с кураторами. В начале минувшего года Павел Филип подписал с руководителем американской компании Resources International LLC Стивом Никандросом соглашение, благодаря которому США получили право на разведку, добычу и освоение углеводородных ресурсов ни больше, ни меньше как на 40% территории страны. А затем сам олигарх зачастил за океан, после чего была представлена резолюция об укреплении отношений с Молдовой.
Параллельно с этим стала усиливаться откровенно русофобская политика официального Кишинёва – видимо, последовали вполне конкретные указания. Только в текущем году вступил в силу запрет на трансляцию российских информационно-аналитических и новостных  телепрограмм, парламент принял декларацию о «вмешательстве» России во внутренние дела Молдовы, предписывающую вывести войска РФ из ПМР, а также для ротации наших миротворцев был закрыт кишиневский аэропорт. Молдавские депутаты решили, что их страна в один день с Днем Победы 9 мая должна праздновать и некий День Европы, а молдавский Конституционный суд удовлетворил запрос Либеральной партии, посчитав норму основного закона страны, согласно которой русский язык имел статус языка межнационального общения, устаревшей. Вдобавок западным представителям удалось провести через Генеральную Ассамблею ООН резолюцию о «выводе российских войск с территории Молдавии», то есть тех же наших миротворцев из того же Приднестровья.
А что Додон? Он, конечно, ожидаемо возмутился, но, как и раньше, ничего сделать не смог. Теперь на очереди конституционная «евроинтеграция», против которой выступили как сам Додон, так и социалисты с коммунистами, но сторонники Плахотнюка назад не сдали, просто отложив рассмотрение вопроса на некоторое время. И можно уверенно прогнозировать, что от своего намерения они не отступятся.
История же тем временем подкинула Плахотнюку и его ручной команде очередную возможность серьезно подгадить России. Распад СССР в 1991 году привел к тому, что на каноническую территорию Московского патриархата пришла Румынская православная церковь, организовавшая в Молдове собственную Бессарабскую митрополию. И если подобное соседство уже давно никого не беспокоит, то наличие при раскольничьем Киевском патриархате УПЦ «епископа Фалештского и Восточно-Молдавского» наводит на неприятные мысли. Потому как в скором времени этот «единоверец», абсолютно чуждый русскому духу, может обрести вполне легальный статус…
Сейчас все политические силы Молдовы живут в ожидании парламентских выборов, которые должны состояться в феврале 2019 года. Делать какие-либо прогнозы, надо сказать, непросто. Ведь не исключено, что чересчур амбициозный и мало­управляемый Плахотнюк надоест своим хозяевам и они его «сольют», как других ему подобных – Шеварднадзе или Мубарака. Запад отнюдь не случайно пригрел Санду и прочих либералов, а также регулярно пугает Кишинёв прорумынскими унионистами, желающими присоединения к Румынии. Вашинг­тон и Брюссель не остановятся ни перед чем, чтобы провести окончательный аншлюс этой территории, путем ли большой крови, как на Украине, либо же закулисными дипломатическими и политическими войнами, как это произошло недавно на Западных Балканах (Македония, Черногория, Болгария). Кроме того, при всей своей декларируемой «пророссийскости» Додон – не более чем прагматик, который в России говорит одно, а на Западе – несколько иное. В итоге нынешний президент-социалист вынашивает планы, чтобы заполучить русское Приднестровье, да и Россию в качестве потенциального рынка сбыта для молдавских товаров, кормушки для собственных гастрабайтеров, переводящих на родину до миллиарда долларов в год, и, наконец, инвестора.
Такова плата за распад некогда единой страны. Изменить ситуацию можно будет лишь тогда, когда в самой Москве государственные лидеры дозреют до понимания, что рассыпавшиеся осколки единого цивилизационного пространства нужно собирать заново. И склеивать то, что разбито «мудрой» державной политикой. Но пока об этом мечтают лишь немногие идеалисты из числа представителей российского научного сообщества и интеллигенции. Запад же продолжает отгрызать части от русской ойкумены, и с каждым новым куском его аппетит разгорается все больше и больше.
GDM.MD

поделиться: