ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

РУССКИЙ ЗАЧЕТ

Опубликовано: 19 Мая 2015 00:08
0
7569
"Совершенно секретно", No.16/345
Фото: ТАСС
Игорь Агеенко
 
ЧТО ПРИВЛЕКАЕТ СТУДЕНТОВ ИЗ РАЗВИТЫХ СТРАН В РОССИЙСКОМ ОБРАЗОВАНИИ?
 
Что только в последнее время ни говорили о российском образовании – и ругали, и хвалили, но поток иностранных студентов, приезжающих учиться в вузы РФ, не иссякает. И это не только студенты из Африки или Вьетнама, которые по специальным программам от своих государств разъезжаются по вузам наших регионов. Многие студенты из европейских стран или США целенаправленно выбирают российские университеты, наши образовательные программы и всячески интересуются нашей культурой. Корреспондент «Совершенно секретно» решил выяснить, чем же привлекает студентов из развитых стран российское образование.
 
Центром социологических исследований был проведен опрос иностранных студентов дневных отделений из 30 российских городов и, согласно полученным результатам, больше половины из них – это жители развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. И только треть иностранных студентов в российских университетах – это граждане СНГ, стран Европы, Северной Америки, Новой Зеландии и Австралии.
 
Для сравнения: в последние годы существования СССР в советских вузах преобладали иностранные студенты из Монголии (около 8,8 тыс. человек), Вьетнама (6,7 тыс. человек), Афганистана (6,1 тыс. человек), Кубы (6,1 тыс. человек), Болгарии (5,4 тыс. человек), а также несколько тысяч студентов из Сирии, Йемена, Эфиопии и Ливана.
 
Картина распределения студентов по странам изменилась уже сразу после распада Советского Союза – студенты остались прежними, а вот страны уже стали другими. И вполне ожидаемо, что наибольший вес в иностранном студенческом контингенте составили выходцы из бывших советских республик. Примечательно другое. По сравнению с советским периодом, значительно снизилось и количество студентов из стран Восточной Европы.
 
Конечно, это в большей степени объясняется тем, что вступление этих стран в Европейский союз повлекло за собой взятие высшим образованием курса на западноевропейские университеты. Но, по сути, первый звоночек уже прозвенел – российское образование стремительно теряло свои позиции на международной арене. Хотя интерес к изучению русского языка и русской культуры за это время, казалось бы, остался неизменным.
 
Итальянец Роберто Биголин начал изучать русский язык еще в Венеции восемь лет назад, но ответа на вопрос, почему он выбрал именно этот язык, у него нет: «Почему? Не уверен, что смогу ответить на этот вопрос. Мне всегда было интересно изучение языков. И однажды я решил, что русский язык и Россия в целом были бы особенно интересны для меня. Я просто начал и в какой-то момент понял, что зашел уже слишком далеко для того, чтобы просто взять и бросить».
 
Первое непосредственное знакомство Роберто с Россией состоялось в Астрахани, где он провел семестр по программе студенческого обмена между его университетом в Венеции и Астраханским государственным университетом (АГУ). Сейчас он уже больше года живет в Москве. «Россия такая разная», – говорит он про всю страну, сравнивая только эти два города.
 
ЧТО ИЗМЕНИЛА БОЛОНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ
 
Немалую роль в снижении спроса на российское образование в постсоветское время сыграл и тот факт, что российские дипломы не признавались во многих странах. Мало кто захочет тратить годы на обучение, если полученный диплом окажется потом фактически действительным только в стране, где он был получен. Особенно если ты никогда не собирался и не собираешься становиться гражданином этой страны.
 
Но после присоединения России к Болонской конвенции по высшему образованию в 2003 году ситуация медленно, но верно стала меняться. Этот процесс не только разделил высшее образование в нашей стране на две ступени – бакалавриат и магистратуру, открыл новые возможности перед студентами и преподавателями отечественных вузов, но и позволил иностранцам, уже имеющим степень бакалавра, полученную в своей стране, продолжить обучение в магистратуре в России.
 
Фей Готлиб из США говорит, что решила продолжить свое образование в России в первую очередь из-за интереса к русской культуре и литературе: «Я стала изучать русский язык в основном для того, чтобы прочитать свои любимые произведения в оригинале».
 
Так любовь к стихам Марины Цветаевой привела американку сначала на краткосрочные языковые курсы и программы обмена, а после окончания бакалавриата в США – и к выбору магистерской программы. На международной программе, куда поступила Фей Готлиб, обучение велось на английском языке, поэтому после завершения курса она осталась недовольна уровнем своего русского языка и решила остаться, чтобы продолжить обучение на факультете антропологии, но уже только на русском языке.
 
И даже это было гораздо больше, чем изучение языка в чистом виде, это был уже другой уровень – обучение на неродном языке. Но и получив диплом магистра по антропологии, она решила не возвращаться в США. Фей Готлиб осталась в России, живет в Санкт-Петербурге, работает переводчиком.
 
«Всегда ищу для себя новые активности, – Фей смеясь подбирает слово, которое одновременно было бы понятно и на русском, и на английском. – Я работаю и всегда нахожусь в поиске еще одной работы. Мне очень хотелось бы остаться здесь подольше!»
 
Мотивы выбора российских вузов иностранными студентами абсолютно разные, но самыми распространенными остаются интерес к русскому языку и культуре или престижность диплома и высокое качество обучения. Упором на качество образования обоснован и тот факт, что наибольшее количество иностранных студентов выбирает Российский университет дружбы народов (РУДН) и МГУ им. М. В. Ломоносова.
 
Эти университеты еще со времен Советского Союза лидировали по количеству студентов из-за рубежа, первыми они остаются и сейчас. За ними по количеству иностранных студентов последовательно идут: Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ), Санкт-Петербургский государственный политехнический университет (СПбГПУ), Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова (ГОУ ВПО ММА им. И. М. Сеченова Росздрава), Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Смоленская государственная медицинская академия, Российский государственный медицинский университет, Московский авиационный институт…
 
Даже по названиям вузов становится понятно, что в Россию едут за знаниями по инженерно-техническим специальностям и в области медицины. А также за русским языком, естественно-научными и гуманитарно-социальными специальностями. Эта тенденция сохраняется еще со времен СССР, сейчас в отечественных вузах большой популярностью среди иностранных студентов пользуется также сфера экономики и управления. А вот спрос на образование в области сельского, лесного и рыбного хозяйства стремительно сходит на нет. Но это уже общемировые тенденции, а не проблемы подготовки кадров как таковые.
 
Фото: Максим Шеметов. ТАСС
 
В РОССИЮ БЕЗ РУССКОГО ЯЗЫКА
 
Иностранный студент в первую очередь сталкивается с тем, что без знания элементарного русского в нашей стране фактически сложно выжить, а лекции, семинары и уж тем более экзамены требуют куда более серьезных языковых познаний.
 
Кэри Гоулд поступила в магистратуру в Санкт-Петербурге без знания русского языка. Совсем. «На первых порах у меня было много трудностей, – вспоминает она. – Язык, культура, государственные системы… Мне нужно было разобраться не только с такими глобальными вопросами, как, например, сделать регистрацию, но и решить обычные бытовые задачи – я не могла прочесть ни одной вывески, ни одного знака и понятия не имела, что написано на упаковках продуктов. Это невероятно усложняло мою повседневную жизнь в России».
 
Но Кэри повезло с тем, что ее магистратура была полностью на английском языке, что позволило ей учиться без лишних языковых трудностей, а курсы русского языка при университете позволили ей пусть и не сразу, но все-таки сгладить языковой барьер в обычной жизни.
 
«Для меня это был еще и незабываемый опыт, – говорит Кэри. – Студенческая жизнь в другой стране – это лучшее время для того, чтобы начать жить действительно свободно и самостоятельно. Почему я, не зная русского языка, выбрала Россию? Россия всегда очаровывала меня. Возможно, в этом заслуга моих родителей – их поколение выросло во времена холодной войны, и та таинственная атмосфера, которая царила в то время вокруг вашей страны, разбудила во мне это любопытство и желание посмотреть, побывать и понять все самостоятельно. Кроме того, мои предки были родом из России. Это ли не знак?»
 
Кэри занималась изучением истории искусства в США, и первое, на что она обратила внимание еще там, был недостаток информации по России в области ее исследований. И единственно верным способом получить эту информацию была сама Россия. Сейчас Кэри работает в государственной средней школе в Нью-Йорке, где преподает историю искусств и часто рассказывает на своих занятиях о русских художниках и архитекторах, чье творчество она изучала, когда училась в Санкт-Петербурге.
 
Но в России не так уж много магистерских программ действительно международного уровня, поэтому для многих выбор становится очевиден еще на этапе оценки своих способностей к языку.
 
ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ КАК СПОСОБ СЭКОНОМИТЬ
 
Многие университетские программы для иностранцев в России, основанные по большей части на направлениях от национальных министерств образования, контрактных формах или в рамках обмена, подразумевают год обучения на подготовительном факультете. Но, с другой стороны, возможно, изначально у студента не было настолько сильного интереса к русскому языку, чтобы целый год изучать его на подфаке ради возможности понимать, о чем говорят на лекциях… Низкая стоимость обучения и несложные условия поступления – вот еще две причины, по которым иностранцы выбирают российские вузы.
 
Угюр Гюн, студент из Турции, так описывает причины своего выбора Института информационных технологий Астраханского государственного технического университета (АГТУ): «Я выбрал эту страну, потому что здесь учился мой друг, который посоветовал мне получить высшее образование именно в России. Я хотел узнать чужую культуру, чужие обычаи и язык. Обучение в России дешевле и перспективнее, чем в моей стране. Я выбрал именно Россию, потому что отношения между моей страной Турцией и Россией налажены и нет проблем с выездом».
 
Ибрагим Акин, еще один студент Института информационных технологий АГТУ из Турции, подтверждает эту версию: «Мои друзья не набрали достаточного количества баллов для поступления в турецкие вузы, а так как коммерческое обучение в Турции дороже, они тоже решили обучаться в России».
 
Несмотря на увеличивающуюся из года в год стоимость высшего образования в России, оно действительно пока еще остается относительно дешевым.
 
РОССИЮ ПОНЯТЬ МОЖНО ТОЛЬКО В РОССИИ
 
История Игоря Пострехина на фоне других иностранных студентов по-своему уникальна, и причины, по которым он вернулся в Россию за образованием, по сути, есть совокупность всего того, о чем говорят остальные. И даже больше.
 
Американец русского происхождения, он говорит сам о себе так: «Всю свою сознательную жизнь я был русским американцем. Быть американцем для меня всегда было легко и естественно, но, чтобы быть русским, мне не хватало практики. Мой студенческий опыт в России позволил почувствовать мне себя русским в России наравне с тем, как я чувствую себя американцем в Штатах. И это было невозможно сделать без актуального языка и современных мыслей моих ровесников, без живых, невиртуальных знакомств и настоящих связей со всеми теми прекрасными людьми, которых мне посчастливилось узнать за время, проведенное здесь».
 
Игорь говорит, что он выбирал не абстрактное «образование в России», а образование в Европейском университете Санкт-Петербурга: «Я считаю, что этот университет кардинально отличается от других вузов России. Для меня было важным, что данный университет аккредитован за рубежом, и этот момент был основным при выборе магистратуры. Тематика, субстантивный вариант наших международных программ привлек меня и моих однокурсников именно на эту программу и именно в Россию.
 
Нигде в мире невозможно получить знания о России так, как это можно сделать в самой России. И это не только обучение у профессионалов своего дела, присутствие экспертов и профессоров на семинарах и лекциях и просто знакомство с настоящими мастерами. Это еще и прямой контакт с предметами изучения – многочисленные музеи и выставки для студентов по специальностям, связанным с искусством.
 
А уж пьяные разговоры о политике с простыми, но образованными русскими просветляют лучше и глубже, скажем, в вопросах национализма или тенденциях внешней политики, чем любые официальные опросы на эту тему. И, конечно, это яркий живой и настоящий язык, который невозможно выучить по учебникам и вообще дистанционно».
 
До этого он собирался переехать в Россию на время, чтобы усовершенствовать свой родной язык и пожить в культуре, которая близка сердцу, но магистратура позволила совместить полезное с личным.
 
Игорь провел год на одном курсе со студентами из США, но говорит, что об истинных мотивах обучения иностранцев в России остается только догадываться: «Звучит как клише, но большинство из них начинают учить язык, затем, логично, стараются его улучшить, за языком следует ожидаемый интерес к культуре страны в целом, ну а понять и лучше разобраться во всем этом можно только по личным наблюдениям, а еще лучше – полное погружение в среду. Коротких курсов изучения языка для этого порой оказывается недостаточно, и те, кого в интересе к стране уже не остановить, решаются на самый сложный шаг – переезд сюда на время обучения, а иногда и больше, чем только на это время. Изучение любой страны – это необходимость оказаться в ней, чтобы узнать ее по-настоящему. Россия – это как раз тот случай, когда необходимость становится неизбежностью, когда постичь можно, только находясь тут и никак иначе».
 
Говоря о перспективах, которые ждут выпускников российских вузов у них на родине, а именно в Штатах, Игорь говорит не только о карьерных, но еще и о социальных аспектах: «Новые перспективы уже на «своей территории» открываются всегда после долгосрочного опыта за рубежом. Особенно если этот опыт состоялся в стране, которая сейчас (прошу цитировать только с сарказмом и в кавычках!) «враг мира» и куда все боятся сейчас поехать.
 
А если серьезно, то я уверен, что работодатели в Штатах и всяческие профессионально-социальные сообщества на Западе в целом ценят не столько корочки от российских университетов, сколько опыт жизни – с ударением на учебную и профессиональную (и особенно тех, кому удалось воплотить полученные теоретические знания в практике) – в России».
 

поделиться: