ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ДУБЛЬ ПУСТО

Опубликовано: 2 Июля 2014 02:31
0
12858
"Совершенно секретно", No.9/304
Фото: ТАСС
Владимир Михайлов
Обман актеров становится нормой российской киноиндустрии
 
Изучив подборку популярных вакансий в агентствах по поиску персонала, мы увидим, что актеры кино сегодня – весьма востребованная профессия. Оплата – от 4 до 70 тысяч рублей за съемочный день. Никаких специальных требований к профессии не предъявляется. Добро пожаловать на кастинги – и удача обязательно вам улыбнется. Да, да, многие агентства приглашение на актерскую работу считают не чем иным, как удачей – ведь это проходной билет в святая святых – на телеэкран, в кино, в ту сферу, которая завораживает многих из нас с детства. Однако в закулисье поэтическое восхождение актера на карьерный Олимп становится грустной прозой жизни, а лавровый венец признания – терновым. И кино, и телевидение давно уже вращаются в беспощадных жерновах бизнеса, живущего по своим, отнюдь не всегда законным и даже граничащим с криминалом,  правилам игры. Одно из главных правил – тотальный обман и бесправие персонала съемочных площадок, начиная с именитых актеров и заканчивая простыми сотрудниками.
 
На форумах в Сети, в соцсетях, в разговорах  с актерами, режиссерами, сценаристами, особенно с каскадерами, гримерами, статистами – да с любым членом киносъемочной команды, кроме, может быть, самого продюсера, сквозит лишь один вопрос: «Доколе?!» 
 
«Когда же мы начнем уважать себя? Сегодня протопал пешком всю Ленинградку, пригласили на съемку с 20:00 до 23:00, отпустили в 02:30, слов нет!», «Оплата никакая, еще и выбивать приходится. Сколько будет продолжаться это кидалово?», «Предложили работу декоратором, я мечтал, как красиво сделать, но тут сказали фамилию продюсера – пришлось отказаться, этот экономит на всем», «Опять всей съемочной группе зарплату не заплатили, ссылаются на то, что им самим денег не перевели, а сами  третью квартиру покупают», «Не хочу делать халтуру! А качественно делать не дают!». Да, в Сети можно даже найти черные списки продюсеров и компаний, не выплачивающих деньги работникам. Некоторые названия постоянно обновляются рассказами очередных жертв обмана. Но нет ни одного ответа от представителей руководства кинокомпаний или продюсеров.
 
КАК ИХ ОБМАНЫВАЮТ
 
Рабочий компьютер председателя общественной организации «Межрегиональный профсоюз работников киноиндустрии и телерадиовещания» (МПС РКТР) Эдгара Ершова заполнен жалобами, просьбами о совете, выписками из судебных решений, письмами на имя…
 
Вот еще некоторые цитаты из гневных обращений работников киноиндустрии, которые красноречиво свидетельствуют об условиях их труда: «Мы целый месяц снимали в деревне, условий никаких, и вся съемочная группа бегала в деревянный сортир, который быстро переполнился, далее приходилось ходить в кусты – просьбы к продюсерскому центру поставить ряд биотуалетов были игнорированы»; «рабочий день ненормированный, актера обязуют приехать в семь утра на площадку, а съемки эпизода с его участием могут произойти в двенадцать вечера, условий для ожидания нет»; «по ведомости мне были выписаны 300 тысяч рублей, на руки получил 30 тысяч – в договоре же вообще не прописана сумма оплаты»; «в сорокаградусный мороз нас вывезли в лес на съемку, бытовка с одним обогревателем, осветители мерзли, оборудование выходило из строя, но мы снимали до упора, иначе нас не вывезли бы из леса»… Продолжать можно бесконечно. У творческих людей давно иссякли не только средства к существованию, но и терпение.
 
Я листаю многочисленные страницы одного дела. История С.А. Портного, художника-постановщика, которого взяла на работу над кинофильмом «Золотая рыбка в городе N» ООО «Кинокомпания «Ибрус» (2010 год). Картина о мальчике, спасшем золотую рыбку, которая в свою очередь отблагодарила спасителя исполнением его желаний, чем взрослые пытались воспользоваться в своих интересах. Сергей Александрович дал согласие, построил по своим эскизам декорации, вкладывал свои деньги, три месяца ездил на работу, а ему не выплатили зарплату. Договор заключен не был, но, несмотря на это, МПС РКТР, куда Портной обратился за помощью, смогла добиться от «Ибруса» обещания выплаты. Но тут оказалось, что суммы не проставлены, в отчетах фигурирует сумма 625 тысяч рублей, а автору предлагают 120 тысяч, да и те когда-нибудь потом, после выхода картины в прокат. Вскрылось, что практически все работники, занятые в производстве, и даже актеры, имели статус индивидуального предпринимателя (ИП), на основании которого заключали иные варианты договора для оплаты их услуг, чем договор подряда.
 
Сергей Александрович тогда написал письмо президенту кинокомпании Рустаму Ибрагимбекову и, среди других, тогдашнему министру культуры РФ Авдееву Александру Алексеевичу с заявлением, которое гласило: «Запрещаю использовать отснятые материалы с участием созданных и выбранных мной декораций и интерьеров в составе картины и требую переснять все объекты, созданные с моим участием, так как со мной не был заключен авторский договор и не произведена оплата моих авторских прав». «Нарушение авторских прав, согласно УК РФ, наказывается штрафом до 200 тысяч рублей или сроком до 3 лет, – комментирует Эдгар. – Но письма остались без ответа, в возбуждении уголовного дела было отказано, от продюсера Сергей Александрович получил ноль эмоций и ноль копеек». Состоялась премьера фильма, в широкий прокат он не вышел, копии расползлись по Сети и дискам. В титрах фамилии Портной не было. Через какое-то время художник слег с сердечным приступом и вскоре умер.
 
Следующая папка – телепрограмма «Русские теноры». ООО «Студия №1» делает проект для телеканала СТС, собирает съемочную группу, вывозит в США, снимает там 12 серий, все возвращаются, а заработную плату им не выплачивают. «Мы подаем на студию в суд, судебное разбирательство тянется 2,5 года, выигрываем, принимается заочное решение (без представителей ответчика) всем сотрудникам выплатить заработанное, но ООО отвечает только уставным капиталом, обычно это 10 тысяч рублей, денег на счету нет. И главное, заказчика эта ситуация не волнует, им было важно, чтобы проект прошел в эфире», – Эдгар устало откладывает и эти документы.
 
ПРИЧИНЫ КИНОБЕСПРЕДЕЛА
 
Сложно сказать, в чем первопричина такого отношения работодателей к работникам. Ясно одно – дело во многом в отсутствии ответственности. Как морально-нравственной, социальной, так и юридической. Максимум, что оплатят продюсеры, – это штраф за несоблюдение графика, если вовремя не сдадут фильм. Их отчетность никто не проверяет. Финансы распределяются, исходя из подписанного бюджета.
 
Опять же, по оценкам участвующих в съемочном процессе, около 50% (а на некоторых проектах – и до 75%) от выделенных финансов «экономится» в карман кинокомпании. Экономия идет за счет разных трюков. Например, на подготовительный этап по смете отводится четыре месяца, а делается все за один; сначала набирается рабочая группа профессионалов, которые создают план фильма, эскизы, расписывают роли под таких-то актеров, пишут наброски сценария и прочее, потом их увольняют («ушел с проекта», «не справился», «работа не соответствует замыслу»). Следом нанимают студентов за копейки (или берут на стажировку) или же своих знакомых – и на основе созданной базы они обеспечивают кинопроцесс. «Съемочную группу набирают, как команду на пиратский корабль», – цитирует Эдгар режиссера Евгения Лаврентьева. Качество, конечно, страдает – зато какая экономия. Или заявлено в бюджете, что вся съемка идет на пленку, а снимают «на цифру», а потом уже смонтированное – на пленку. По изображению видно. Или съемки заявлены в Москве, в столице снимается пара планов, а все остальное – в провинции (аренда гораздо меньше). Смена официально длится 8 часов, а работают люди и по 10, и по 12. Съемки на арендованных квартирах (а не в павильонах) мешают жителям – во дворах многочисленные машины, круглосуточный шум, мусор и прочее. Элементарно не соблюдаются правила городского общежития.
 
Сотрудники киноиндустрии вообще иной раз оказываются более бесправными, чем гастарбайтеры. Трудовая книжка – редкость. Заключаются срочные договора, или люди вообще работают без договоров. Прием и увольнение осуществляются просто по устному распоряжению продюсера. Выдача гонораров происходит в конвертах, без отчисления налогов, без кассово-бухгалтерской ведомости. Страховок, особенно профес-сиональных, нет. Любая травма на производстве трактуется как «несчастный случай» или «бытовая травма». «Мы уже пятый год кряду помогаем МПС РКТР разорвать этот порочный круг, вернуть ситуацию на киноплощадках в русло трудовых отношений. Наладить социальный диалог между продюсерами и специалистами в сфере кинопроизводства как между работодателями и работниками, а не как между заказчиками и исполнителями услуг», – рассказывает Валерий Нефёдов, эксперт по правовым вопросам Конфедерации труда России (КТР), куда в качестве членской организации входит МПС РКТР.
 
«О том, насколько это важно, свидетельствует само по себе то, что наличие трудовых отношений позволит лицам, занятым производством кино- и телепродукции, представлять и защищать свои интересы в коллективно-договорном порядке, а не прибегать к услугам дорогостоящих адвокатов; обеспечивать им так называемый соцпакет в полном объеме за счет обязательного социального страхования в целях пенсионного обеспечения, а также обеспечения пособиями и выплатами по временной нетрудоспособности, при несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваниях. И, что немаловажно и о чем мечтают прежде всего артисты, позволит  лицам творческих профессий эффективно защищать свои авторские права в рамках создаваемого ими служебного произведения, получая за его использование соответствующее денежное вознаграждение», – уточняет он.
 
«ЕСЛИ СЕГОДНЯ МЫ ПРИМЕМ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ, ТО ЗАВТРА ВЫ ВСЕ ПРОСНЕТЕСЬ В ДРУГОЙ СТРАНЕ…»
 
Эти слова принадлежат руководителю Независимого профсоюза актеров театра и кино Денису Кирису (в правление проф-союза входят Игорь Петренко, Владимир Вдовиченков и другие актеры). Ему вторит Эдгар Ершов:  «Чем больше нас будет, чем громче мы будем заявлять о своих проблемах, тем быстрее нас услышат и тем выше будет вероятность перехода к цивилизованным трудовым отношениям в кинопроизводстве». Их поддерживает и вице-президент Гильдии каскадеров России Варвара Никитина, каскадеры – самая проблемная отрасль, там больше всего нарушений по технике безопасности и медицинским страховкам/выплатам. Каскадеры тоже среди членов профсоюза.
 
Профсоюзы появились в 2007 году как реакция на кризисную ситуацию в сфере кинотелепроизводства, вызванную отсутствием организаций, регулирующих отношения работников и работодателей, притоком на рынок недобросовестных продюсеров, нарушением технологий производства, снижением профессионального уровня работников и, как следствие, низким уровнем конечного продукта.
 
Сначала каждый шел своим путем, потом все поняли, что без кооперации не обойтись. Рабочую группу по подготовке норм и положений, регулирующих особенности труда творческих работников, под руководством статс-секретаря, заместителя министра культуры РФ Григория Ивлиева убедила собрать в 2013 году заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец, после многочисленных и настойчивых обращений КТР. В ней — специалисты разных ведомств, члены профсоюзов, правовые эксперты, продюсеры. Бои идут суровые: когда обсуждали подготовленный профсоюзами проект нормативного  акта  по особенностям режима  труда  и отдыха для работников, продюсеры были в шоке. Возражали, что «рабочий день в киноотрасли по всему миру является ненормированным, все кинематографические профессии – это все же профессии с временной занятостью, возникающие конфликты решаются тоже на площадке», по сути, вновь пытались отрицать саму необходимость установления трудовых отношений в кинопроизводстве.  А тут такие предложения – рабочая смена, как у всех иных работников,  не больше 40 часов в неделю, за переработку, если таковая возникает,  отдельная, повышенная,  оплата; соблюдение графика работы, время для перерывов, необходимых для отдыха, обогрева и питания, праздничные и выходные дни, отдых между сменами.
 
Но Григорий Ивлиев был непреклонен: «Или вы предлагаете конкретные изменения в разработанные предложения, или примем без вас. Вы знаете, что такое забастовка? Так вот во время забастовки никого нельзя больше принимать на работу. И ваши кинопроизводства остановятся. А это уже вам убытки». И представителям продюсеров пришлось взять тайм-аут на раздумья по внесению конкретных предложений, причем тоже сделанные по юридическим нормам. Так что процесс пошел.
 
Обойтись без усовершенствования законодательства невозможно. Современные нормы Трудового кодекса абсолютно не учитывают специфику киноиндустрии как разновидности сферы малого и среднего бизнеса. Например, таких его особенностей,  как относительная малочисленность и мобильность съемочных коллективов, кратковременность и цикличность съемочного процесса. По мнению эксперта по  правовым вопросам КТР Валерия Нефёдова, «для решения этой проблемы необходимы следующие меры. Во-первых, корректировка некоторых положений этого кодекса в части представительства интересов работников в социальном партнерстве на локальном уровне, исключающая эксклюзивность права первичных организаций профсоюзов на это и предоставляющая право самостоятельно решать этот вопрос самим профсоюзам. Во-вторых, реализация декларативных положений статьи 351 Трудового кодекса о разработке подзаконных, ведомственных актов, регламентирующих такие  особенности условий труда  работников, как режим труда и отдыха, правила по охране труда, а также их оплаты труда и предоставления некоторых гарантий и компенсаций. Но самого по себе и этого недостаточно, поскольку отсутствие  в сфере кино объединения работодателей, которыми никак не желают становиться продюсерские объединения, не позволит регулировать целый  ряд условий труда работников в коллективно-договорном порядке».
 
В КИНОИНДУСТРИИ НУЖЕН РЫНОК, А НЕ БАЗАР
 
Сегодняшняя система трудовых отношений между работниками индустрии кино и их работодателями не просто не подчиняется закону, не просто недееспособна, но и вредна.
 
«В отрасли царит даже не анархия (у этого направления хоть какие-то отправные точки, и правила есть), а просто хаос, – подчеркивает Денис Кирис. – Сегодня в стране в кино- и телеиндустрии работает от 35 до 50 тысяч человек, а их для государства в системе трудовых отношений как будто нет. Мы надеемся, что рабочая группа внесет упорядоченность в этот вопрос и произойдет переход к нормальному рынку, когда налогоплательщик будет понимать, куда ушли деньги, отданные Министерством культуры РФ на киноиндустрию, когда зритель будет видеть хорошее качественное кинопроизведение, когда актер будет вновь чувствовать гордость за свою профессию и будет уверен, что государство его уважает, оказывая социальную поддержку. Такой опыт есть – работа Международной федерации актеров (ФИА)».
 
В прошлом году наши профсоюзные активисты обратились за поддержкой и получили мнение международных экспертов, что «российские актеры не получают социальные выплаты и пенсии из-за продюсеров». ФИА резко осудила Российскую ассоциацию продюсеров кино и телевидения, возглавляемую режиссером и продюсером Сергеем Сельяновым. В резолюции, принятой на собрании исполнительного комитета ФИА в Нью-Йорке, говорится о том, что федерация озабочена проблемой российских артистов, которые вынуждены работать на кинопроизводстве не в статусе наемных сотрудников, а как независимые подрядчики или, в лучшем случае, как индивидуальные предприниматели (ИП). Из-за этого режиссеры, актеры, каскадеры и другие работники на киностудии не могут получать страховые и пенсионные отчисления. При этом индивидуальный предприниматель (ИП) отвечает всем своим имуществом. Ассоциация продюсеров кино и телевидения отказывается вести переговоры с профсоюзами на эту тему, гласит резолюция.
 
Нет, не стоит расслабляться продюсерам и производителям, так любящим выкраивать экономию буквально на всем. Государство, на деньги которого снимается большинство кино- и телепродукции в рамках поддержки кинопроизводства, теряет свои деньги точно так же, как теряет их работник. Только в разы больше. Прибыли считает лишь продюсер. Государство считает свои деньги, государству выгодно получать налоги с официальных зарплат. А это невозможно без оформления трудовых отношений в соответствии с буквой закона. Государственная дотационная бочка не бездонна. Особенно неприемлем тот факт, когда кинокомпании получают госфинансирование, а честных трудовых отношений со своими работниками у них нет. Получается, что государство «спонсирует» карманы продюсеров. Не от этого ли нежелание продюсеров делать прозрачными свои бюджеты и их реализацию? Может, все-таки государство начнет использовать имеющиеся у него правовые возможности воздействия на продюсерские компании при выделении им госфинансирования, требуя предоставления ими гарантий соблюдения трудовых прав организаций кинематографии?  Вопрос открыт.
 
МНЕНИЕ
 
Александр ЛУЖИН, исполнительный директор независимого исследовательского проекта Movie Research
 
В 2013 году в прокате наблюдалось 534 фильма, из них 110 российского производства (20,6%). На телеэкранах (данные наших партнеров – аналитического центра «Видео Интернешнл») 23% фильмов российского производства, 8% – старые советские киноленты. 
 
Нужно отдельно сказать, что в последние годы объемы производства отечественных фильмов увеличиваются. При этом достаточно серьезный рост произошел по посещениям отечественных фильмов, и был достигнут рекордный показатель 36,2 млн человек.  Самыми посещаемыми отечественными фильмами года стали «Сталинград», «Ёлки-3», «Легенда № 17», «Горько!» и «Иван Царевич и Серый волк – 2». При этом первые три фильма – «Сталинград», «Ёлки-3», «Легенда № 17» – вошли в первую пятерку самых кассовых отечественных фильмов последнего десятилетия.  А «Сталинград» – это первый отечественный фильм, которые впервые за последние годы стал  лидером рейтинга самых кассовых фильмов (в том числе и зарубежных) в российском прокате. «Сталинград», собрав 1,669 млрд рублей, обошел по выручке не только все релизы 2013 года, но и релизы 2012 года. И это результат работы государственной программы, реализуемой Фондом кино и Министерством культуры, запущенной в 2010 году. В целом государство берет направление на возвратное финансирование, поскольку прецедент 2013 года доказал, что российские продюсеры могут производить успешное коммерческое кино.
 
Тем не менее в 2013 году общий объем государственного финансирования киноотрасли вырос еще на 5% и составил 6,7 млрд рублей, при этом 3,2 млрд рублей было распределено по линии Фонда кино, а 3,5 млрд рублей – непосредственно Министерством культуры. Всего в 2013 году непосредственно Минкультуры было поддержано 40 игровых полнометражных и 85 анимационных фильмов, а также около 400 неигровых картин. А вот Фонд кино целенаправленно проводил линию на повышение доли средств, выделяемых кинопроизводителям на возвратной основе. В результате доля таких средств выросла с 12,9% в предыдущем году до 32,5%. То есть практически каждый третий рубль, выданный кинематографистам, связан обязательствами его частичного или полного возврата. Такой подход не только повышает ответственность продюсеров за эффективность использования получаемых от государства средств, но и в недалеком будущем создаст источник для увеличения размера финансирования кинопроизводителей без соответствующего увеличения государственных расходов. Уже в 2013 году источником более 6% средств, распределенных Фондом кино, стали суммы, возвращенные кинокомпаниями на основе договоров возвратного финансирования.
 
Нужно также учитывать, что фильм, помимо доходов от кассовых сборов, может иметь доходы от проката на ТВ, доходы от product placement и спонсорские средства, но посчитать их достаточно сложно, поскольку общий объем инвестиций может знать только сам продюсер, а формат таких данных носит закрытый характер. Российские ленты достаточно часто получают минус в прокате из-за неадекватной оценки потенциала своего фильма и малого бюджета, выделяемого продюсерами на продвижение ленты.

поделиться: