НОВОСТИ
МиГи отогнали от границы РФ В-52Н ВВС США
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
МЭФ –2023: ПО ПУТИ ПЕРЕМЕН

МЭФ –2023: ПО ПУТИ ПЕРЕМЕН

МЭФ –2023: ПО ПУТИ ПЕРЕМЕН
Автор: Ольга СОТИНА
14.04.2023

5 апреля 2023 года в столице завершился VII Московский экономический форум, в работе которого приняли участие известные экономисты, ученые, бизнесмены и руководители предприятий. В качестве альтернативы либеральным стратегиям экономического развития страны, где России отведено место сырьевого придатка в глобальной мировой экономике, участники МЭФ предложили поменять курс и встать на путь новой индустриализации.

Эксперты форума обсудили проекты развития промышленности, которые способны даже в сегодняшней непростой ситуации, вытащить отечественную экономику из кризиса и обеспечить рост благосостояния населения.

«Сегодня мы строим суверенную экономику. Об этом прямо говорит наш президент. Он требует восстановить технологический суверенитет в нашей стране. При этом мы видим, что налоговая политика, денежно-кредитная политика, внешнеторговая политика, они движутся, они действуют по тем самым старым шаблонам и нацелены на встраивание России в западную экономику, что уже является полным абсурдом. Россия имеет огромный потенциал. Ответом на многие вызовы должно быть проведение новой индустриализации, бурное технологическое развитие. Мы уверены, что все это возможно», – заявил председатель МЭФ Константин Бабкин.

Несмотря на то, что за последние годы у нас наблюдался рекордный отток капитала, в России осталось достаточно средств, чтобы инвестировать их в предприятия, которые будут способны быстро вывести страну на уровень необходимого импортозамещения. Однако Минфин не спешит вкладываться в отечественное производство и продолжает надеяться на партнеров из дружественных стран. Хотя антироссийские санкции, повлекшие за собой разрыв технологических цепочек и корпоративных связей, наглядно показали, насколько ограничено и ненадежно международное разделение труда.

«Нам надо не забывать одну простую вещь, что у нас «страна-кубышка», – отметил экономист Владимир Гамза. – Мы накопили сегодня различных видов сбережений более 120 трлн рублей, у нас собственных средств в стране более чем достаточно, чтобы обеспечить большой объем инвестиций в экономику, промышленность, новую индустриализацию и так далее». Тем более что после ухода из России иностранного бизнеса образовались свободные рыночные ниши, которые просто необходимо заполнить. Лучше всего, за счет создания новых или восстановления утраченных отечественных предприятий. В первую очередь, в целях экономической и политической безопасности.

«Для этого необходимо, во-первых, обеспечить промышленность и предпринимателей, которые готовы заниматься производством, инвестиционными ресурсами – это дешевый кредит и инвестиционная льгота по налогу на прибыль. Во-вторых, реформировать систему государственного заказа и закупок. В-третьих, следует восстанавливать отраслевую систему управления и регулирования в промышленности, создавать и возрождать отраслевые научно-исследовательские институты (НИИ) и конструкторские бюро (КБ). Только тогда можно наладить технологические цепочки, связать смежные производства, облегчить внедрение новых технологий и расширить номенклатуру выпускаемой продукции», – рассказала член Комитета Государственной думы ФС РФ по бюджету и налогам Оксана Дмитриева.

Эксперт предположила, что если начать реализовывать перечисленные меры прямо сейчас, то первые значимые успехи в области новой индустриализации будут заметны уже в течение трех ближайших лет. А примером для России может стать сама Россия периодов нэпа 1920-х и послевоенной конверсии 1940–1950 гг.

Но для того чтобы сменить курс, необходимо, прежде всего, отказаться от старых экономических моделей, навязанных стране в 90-х, и пересмотреть итоги приватизации, которые привели к тому, что львиная доля ресурсосодержащих производственных отраслей сначала оказалась в частных руках, а потом была обанкрочена и уничтожена.

«Мантра Чубайса о том, чтобы хоть за копейку, хоть бесплатно, но чтобы не возвращаться к коммунизму, это несостоятельная ложь и болтовня, которая была, по умолчанию, признана, а потом и реализована. Поэтому в результате этих глубочайших грубых ошибок мы потеряли около 100 тысяч предприятий, которые были потенциальными конкурентами западных фирм и организаций. Мы потеряли авиационную промышленность, мы потеряли машиностроение. Мы потеряли металлургию, кстати. Советский Союз производил 180 млн тонн стали. Россия сегодня производит едва 70, и то после санкций это будет значительно ниже. В общем, много чего мы потеряли, – возмутился президент Союза отечественных товаропроизводителей Олег Сосковец. – Мы потеряли судостроительную промышленность. Сегодня мы не производим подшипники, тот узел, без которого вообще нельзя собрать ни единую деталь для того, чтобы обеспечить ее работу. И десятки можно приводить примеров таких серьезных потерь».

Только за прошлый год в России обанкротилось или находятся в стадии банкротства около 15 оборонных заводов. За примерами далеко ходить не надо. В дни, когда в Москве проходил экономический форум, в Новосибирске бойко распродавали оборудование крупнейшего в стране машиностроительного предприятия, освобождая огромные территории под коммерческую застройку.

УБИЙСТВО ОБОРОНКИ: ЧЕЛОВЕЙНИКИ ВМЕСТО СНАРЯДОВ?

Новосибирский «Сибсельмаш» – это легенда отечественного военпрома. В годы Великой Отечественной войны комбинат был награжден орденом Ленина. Здесь было изготовлено более 125 миллионов единиц различных боеприпасов, в том числе около 48 миллионов снарядов для нужд фронта, а в мирные десятилетия завод вооружал армию защитников, являясь лидером в производстве снарядных компонентов.

Фото_07_06_мэф.JPG 

Но пришли 90-е годы, и крупнейшее в стране оборонное предприятие осталось без госзаказа, а 4 тысячи уникальных специалистов с допуском к гостайне остались не у дел. Со временем, оборудование, не имеющее аналогов, стало разрушаться, и завод, который все еще числился в реестре стратегических предприятий, влез в огромные долги.

В итоге в 2020 году «Сибсельмаш» выставили на продажу. И, как это ни странно, у завода появился шанс на позитивное будущее, поскольку в качестве покупателя выступило АО «НПО «Курганприбор» – оборонное предприятие, выпускающее более 60% взрывателей на российском рынке артиллерии.

Но чуда не произошло. Потеснив артиллерийского гиганта, на торги вышла московская компания ООО «Меркас», выкупившая все имущество «Сибсельмаша» практически за бесценок, почти в 40 раз ниже кадастровой стоимости. Всего за 504 875 638 рублей столичное ООО, зарегистрированное 2 августа 2019 года с уставным капиталом в 12000 рублей и основным видом деятельности «Строительство жилых и нежилых помещений», согласно ОКВЭД, стало собственником 184 заводских зданий, многочисленных патентов и земельных участков общей площадью 108000 кв. м.

5 июля 2022 года новый владелец активов предприятия заключил с Минпромторгом РФ соглашение, согласно которому обязался «обеспечить сохранение целевого назначения имущества ОАО «НПО «Сибсельмаш» и «выполнять договоры, связанные с выполнением работ по государственному оборонному заказу». Но, как вскоре выяснилось, выполнять эти обязательства даже не собирался. По крайней мере, уже через месяц после подписания соглашения об этом заявил глава ветеранской организации «Сибсельмаш» Виктор Рахвалов. Он направил в Минпромторг гневное письмо и потребовал разобраться в ситуации.

«Руководство ООО «Меркас», выкупившего на закрытых торгах имущественный комплекс НПО «Сибсельмаш», уже более полугода распродает имущество завода, нарушая решение арбитражного суда о сохранении целевого назначения имущественного комплекса и его мобилизационного назначения. Уже продано более 20% ОАО «НПО «Сибсельмаш» различным ООО и физлицам, в результате чего будет невозможно возобновить выпуск продукции оборонного назначения…, – написал Рахвалов в своем письме. – Видеосъемка, произведенная на территории ОАО «Сибсельмаш» в октябре 2022 года, подтверждает, что имущественный комплекс «Сибсельмаш» не только распродается, но и физически уничтожается. Полностью снесена и выровнена площадка под зданиями литейных цехов, которые были задействованы в сплошной технологической цепочке по изготовлению снарядов. Из комплекса зданий продан на металлолом уникальный раскатной стан, предназначенный для изготовления снарядных заготовок. Подобные станки в России не производятся. Также пущено на металлолом прессовое оборудование. То есть, продана или уничтожена та часть имущественного комплекса, без которой невозможно обеспечить жизнедеятельность инфраструктуры завода и выполнить оборонные задачи».

Фото_07_05_мэф.JPG 

В Минпромторге на письмо отреагировали, отписавшись, что информацию о распродаже активов оборонного предприятия направили в ФСБ. А тем временем в самом Новосибирске уже готовится к реализации план по оптимизации территории «Сибсельмаша». Согласно проекту, представленному на форуме «Технопром», в ближайшем будущем на территории уже бывшего завода планируют построить торгово-развлекательный комплекс, офисные здания, рестораны и, конечно же, жилые дома.

ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!

Казалось бы, ну, что такого, пал еще один завод. Такая участь постигла тысячи предприятий по всей стране за последние три десятка лет. Все так, если бы не одно очень важное обстоятельство. Страна участвует в СВО. И фронту нужны снаряды. Поэтому история с убийством «Сибсельмаша» вызвала огромный общественный резонанс.

«Я правильно понимаю, что «снарядный голод» на фронте уже не просто миновал, а снаряды девать некуда?», – задается вопросом Игорь Стрелков в своем Telegram-канале.

«Как у нас частное лицо смогло купить предприятие, имеющее возможность помочь в обеспечении мобилизационных нужд фронта и выполнить гособоронзаказ?», – недоумевает журналист Максим Калашников.

Фото_07_04_мэф.JPG 

Фото_07_03_мэф.JPG

«Похоже, у российской армии слишком много снарядов, и они ей больше не нужны. В Новосибирске уничтожается завод по производству боеприпасов. Все проблемы России – рукотворны и имеют фамилию, имя и отчество», – возмущается депутат Госдумы Михаил Делягин.

За Державу обидно. Больно смотреть на то, что осталось от процветающей некогда великой страны. Особенно на фоне тех позитивных перемен, которые сейчас происходят у наших ближайших соседей. Так, небольшой рассказ о Киргизии, который мы услышали на Московском экономическом форуме, нас по-настоящему удивил. Поразило то, что маленькая страна, пережившая не один майдан, обладающая небольшими, по российским меркам, природными ресурсами, нашла в себе политическую волю встать на путь новых экономических реформ и буквально за один год добиться впечатляющих результатов.

В КИРГИЗИИ ВОЗРОЖДАЮТ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

В начале прошлого года правительство Киргизии поставило перед собой амбициозную задачу – ни много ни мало, возродить индустрию страны. Чтобы реанимировать заводы, фабрики и предприятия, пришедшие в упадок после развала СССР, решением кабинета министров было создано открытое акционерное общество со стопроцентным участием государства. А специалисты разработали более 30 бизнес-планов по развитию промышленности. В это трудно поверить, но сегодня, спустя год, половина этих проектов реализована и уже вышла на проектную мощность.  

«Ряд проектов у нас для внутреннего потребления. Мы очень много внимания уделяем импортозамещению. Мы сами начали делать гвозди, сами начали делать шурупы. Мы идем к тому, чтобы самим производить. Мы каждый год на огромную сумму завозим эту продукцию и, конечно, нам обидно, что эти деньги куда-то уплывают, когда мы можем у себя это производить, – поделился с «Совершенно секретно» заместитель директора ОАО «Кыргызиндустрия» Шамиль Борончиев. – Почему на начальном этапе мы взяли не такие большие, глобальные проекты? Потому что глобальные проекты требуют больших денег. Но мы, как бы, показали доверившемуся нам государству, что мы можем это сделать. Мы это сделали».

В число действующих проектов, профинансированных государством, вошло производство верхней и спортивной одежды, швейной фурнитуры, производство столовой и кухонной посуды, а также изготовление стройматериалов из собственного сырья.

«Допустим, взять проект по производству керамзита. Вы знаете, у нас раньше было три завода по керамзиту. В настоящее время строительство выросло в разы. Керамзита нет. Это проблема. И мы запустили один завод. Нам сейчас нужно еще 5 таких заводов запускать. Так вот, тот партнер, который был у нас, он уже начал нашу долю выкупать, – рассказал Шамиль Борончиев. – У нас принцип какой – мы заходим на проект, запускаем его, либо с партнером, либо без, потом, когда он уже работает и выходит на проектную мощность, мы говорим: «Ребята, вы можете нашу долю выкупить». Просто мы эти деньги должны вернуть и вкладывать в следующий проект».

По словам нашего собеседника, секрет такого успеха кроется в беспрецедентной поддержке государства и полной независимости от банковских обязательств: «В любом проекте есть два пункта, как ноги колосса глиняные. Это кредит и аренда. Мы категорически ни в какую аренду не входим, потому что с течением времени заработал – не заработал, а денежки тикают, и мы должны платить. А это придает неустойчивость проекту. И второе – это банковские кредиты. Вы еще ничего не делаете, пока только начинаете, год – полтора – два, пока запуститесь, а у вас там столько натикает. Поэтому в этом отношении президент нашей компании говорит, что мы должны работать со своими деньгами и на своих территориях. И вот нам передают эти объекты заводов… Это наша капитализация».

В Киргизии, в отличие от России, с уважением относятся к советскому индустриальному наследию. И в рамках новой государственной стратегии, о которой год назад заявили в правительстве, на заводы, построенные в военное и послевоенное время прошлого века, в самое ближайшее время снова вернется жизнь.

«Нам передали полтора десятка крупных предприятий. Часть из них мы реанимируем. В том числе, бывший завод имени Ленина. Там работало более 30 000 человек. Это был город в городе. Потом промышленность была утеряна. И вот этот завод нам передали. И вот мы эти нерабочие объекты забираем, ремонтируем. Мы уже два объекта отремонтировали и запустили производство. Сейчас еще один объект ремонтируем, покрываем крышу, всю инфраструктуру поднимаем, – поделился планами на будущее заместитель директора ОАО «Кыргызиндустрия». – Этот завод расположен почти на 70 га земли, с железной дорогой, со своими подстанциями, со своей водой, со своими очистными сооружениями. Это дорогого стоит. Конечно, мы на этой базе хотим сделать большой технопарк, и на его территории будем реализовывать очень много проектов». Наш собеседник, в прошлом сам промышленник, уверен, что, утратив собственное производство, страна может потерять свою независимость. А это, по его словам, не тот путь, который выбрала Киргизия.

«Мы должны поднять производственный сектор. Без производства, без промышленности не будет реального роста экономики. Я, например, много лет работал на заводе «Тяжмаш». У меня, например, если оборот, предположим, 100 млн, порядка 30 млн с лишним – это то, что я выплачиваю в бюджет. Это минимум. А то бывает и больше. А если предположим, коммерческий предприниматель, он купил, привез и продал – ну, 2–3 человека у него работают, НДС оплатил 15 или 17%. Ну, разницу вы понимаете же? – заметил Шамиль Борончиев. – А промышленность – это и социалка, и рабочие места, плюс мы платим все налоги. Поэтому я думаю, что без промышленности никуда».

Фото_07_07_мэф.JPG 

При этом Шамиль Борончиев признает, что трудности, конечно, есть, и самая главная – это острый дефицит квалифицированных кадров. Деградация профессионально-технического образования, как выясняется, наблюдается сегодня на всем постсоветском пространстве. Но в Киргизии, в отличие от нас, проблему признают и пытаются решить на государственном уровне.

«Нам нужны кадры. Инженерные кадры. Рабочие кадры. Это проблема. И поэтому мы сейчас прорабатываем вопрос, чтобы нам какой-то колледж типа училища отдали, чтобы на его базе мы начинали готовить токарей, фрезеровщиков, сварщиков, либо мы на базе завода какой-нибудь корпус починим и там будем готовить эти кадры. Мы для этого будем привлекать квалифицированных преподавателей, – рассказал нам заместитель директора ОАО «Кыргызиндустрия» Шамиль Борончиев. – Ведь чему нужно обучить будущего специалиста? Он должен быть осведомлен, что можно сделать на этом станке. Сейчас же ЧПУ есть. Там не надо уметь стамеской или чем-то еще орудовать. Самое главное, он должен знать, как на 100% использовать возможности этого станка. Социальные лифты будут работать. Мы этому уделяем тоже большое внимание. Любой проект, где мы начинаем, мы сразу ставим вопрос поддержки кадров, подготовки кадров».

«КАДРОВЫЙ ГОЛОД»: «ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ» ИЛИ СПЕЦИАЛИСТЫ?

Уже ни для кого не секрет, что замена квалифицированных специалистов-производственников на «эффективных менеджеров», заточенных исключительно на извлечение прибыли, привела к тому, что сегодня развивать промышленность в России и поднимать ее на новый технологический уровень просто-напросто некому. Во всех отраслях наблюдается дефицит кадров. Выпускников по инженерным специальностям у нас в стране почти вдвое меньше, чем по социально-гуманитарным.

Фото_07_08_мэф.JPG 

«Огромные проблемы с ИТР (инженерно-техническими работниками. – Прим. ред.) и рабочими, с ИТР даже еще больше, чем с рабочими, потому что рабочих все-таки можно подготовить за полгода, за год, а кадры ИТР квалифицированные, это требует достаточно более длительного времени. Тем более, нужно понимать, что разрушены, вообще иногда до основания, инженерные научные школы в инженерных вузах», – рассказала член Комитета Государственной думы ФС РФ по бюджету и налогам Оксана Дмитриева.

По мнению экспертов, сейчас важно поднимать престиж рабочих профессий. А для этого необходимо создавать привлекательные условия, достойную заработную плату и запускать социальные лифты.

«Так как кадры нужны быстро, мы работаем по всем направлениям. И сами растим, и привлекаем со стороны. В данной ситуации мы идем на стандартные вещи. Предлагаем повыше зарплату, если необходимо, то или иное место перекрыть. Предлагаем жилье, безо всяких ипотек, без ничего, – рассказал в интервью нашему изданию генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимир Боглаев. – Если вам необходимо обеспечить производство необходимым материалом: металлом, никелем, медью, вы же не плачете, что у вас есть деньги, нет денег. Вы берете и покупаете его по тем биржевым ценам, которые сегодня сложились на рынке. Поэтому, если вам для производства и для развития нужны люди, вы не плачьте, дорогие они или дешевые, а принимайте меры, чтобы получить этих людей. Других вариантов нет. Это производственный процесс». По мнению нашего собеседника, важно не просто поставить рабочего к станку, а вовлечь его в процесс производства. Как показала практика, это очень способствует раскрытию творческого потенциала.  

«Делегирование полномочий у нас максимально широкое. Когда ты делегируешь полномочия, то каждый работник на своем рабочем месте превращается в мини-акционера и собственника предприятия, который имеет тот или иной ресурс для достижения определенной цели, и никто его не учит, как эту цель он может достигнуть, – поделился опытом Владимир Боглаев. – В моем понимании, именно свобода в принятии решений делает коллектив мотивированным на работе, на нашем заводе. У нас штат укомплектован. Потому что у нас есть то, чего нет у других. У нас есть свобода в принятии решений и свобода действий. А русскому человеку этого всегда, по большому счету и не хватало».

«Череповецкий литейно-механический завод», которым на протяжении 20-лет руководит Владимир Боглаев, не раз оказывался на грани закрытия. Но, не имея ни госзаказов, ни господдержки, сумел не только выжить, но и увеличить свои производственные мощности почти в два раза.

«Из двух вариантов, что на это повлияло: наша талантливость и гениальность или чудо, я все-таки выбрал бы второй вариант. Потому что разумного объяснения, почему это получилось, у меня нет. На пороге банкротства мы стояли не раз. И не факт, что не будем стоять еще. Потому что промышленное производство в России является, мягко скажем, не тем видом деятельности, которое приносит доход. Мы никогда не ставим перед собой задачу получения прибыли. Если мы можем за год заработать себе на зарплату и хотя бы на минимальные объемы модернизации, мы считаем, что мы год прожили успешно, – признался Боглаев. – За 20 лет мы ни на один день не задержали зарплату ни рабочим, ни специалистам, как бы нам не было тяжело. Я считаю это одним из тех достижений, которым управленческий коллектив предприятия может гордиться. То, что за 20 лет численность персонала увеличилась вдвое, и объем промышленных площадей увеличился в 2,5 раза, это тоже говорит о том, что тактика «спаси себя сам» тоже имеет определенный смысл».

Фото_07_10_мэф.JPG 

Фото_07_12_мэф.JPG

Конечно, можно жаловаться на жизнь, на судьбу, на несправедливость, царящую вокруг, но это, по мнению эксперта, контрпродуктивно. Сейчас как раз настало время, когда можно изменить ситуацию, и этим нужно воспользоваться.

Фото_07_11_мэф.JPG 

Фото_07_09_мэф.JPG


Тем более что и Президент РФ Владимир Путин, общаясь с рабочими завода «Тулажелдормаш», в ходе своей рабочей поездки, которая состоялась как раз в дни проведения Московского экономического форума, заявил, что «по вещам критического характера, мы должны стремится к 100-процентной локализации, к 100-процентному производству». То есть, к полному промышленному суверенитету.

«Разговоры о том, что нам нужно то или иное количество инновационных рабочих мест и т.д. – это все слова, за которыми должны стоять действия. Действия подкрепляются ресурсами, – заметил наш собеседник. – Если вы посмотрите бюджет на 2023 год, то увидите, что ресурсов на решение тех задач, которые сейчас озвучиваются, не выделено. Значит, пока это только красивые лозунги, которые должны быть встроены в ту или иную программу».

Какими бы стратегически важными и перспективными не были заводы по производству грузовых автомобилей «КамАЗ» или локомотивов – это лишь конечные точки сборки продуктов производства. В кооперации с ними должны работать заводы по производству мостов, подшипников, двигателей, подушек безопасности, световых приборов, стекла, а это – десятки и десятки производств. Поддержка кого-то одного конкретного предприятия, а не всей цепочки в целом в конечном итоге приведет к тому, что оно, рано или поздно, будет вынужденно перейти на поставку импортных комплектующих для того, чтобы заниматься производством конечной продукции.

«А с точки зрения комплексной программы, для того чтобы пошла локализация, мы должны углублять свой технологический передел, даже для поддержания того же самого объема производства. Углубление технологического передела требует кратного, а не процентного, увеличения оборотных средств в производстве, – считает генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимир Боглаев. – Таким образом, у нас или поддержка из бюджета должна увеличиться на несколько десятков триллионов рублей, или размер банковского кредитования должен вырасти где-то на 40–50 трлн рублей. Мы об этом сейчас что-то говорим? Мы говорим о том, что банковское кредитование выросло за год на 14%. Это даже ниже, чем процент инфляции. Я даже не говорю про более длинные цепочки логистики в производстве».

P.S.

Отсутствие высокопоставленных чиновников на Московском экономическом форуме почему-то даже не удивило. Хотя их приглашали. Однако как бы ни старались в высоких кабинетах делать вид, что ничего не происходит, запросы общества на перемены очевидны. Они назрели и уже неизбежны.

Фото Пресс-службы МЭФ


Автор:  Ольга СОТИНА

Комментарии


  •  Вера вторник, 24 июля 2024 в 00:01:44 #130536

    Строительство деоевянных домов под ключ lumbers.by



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку