НОВОСТИ
В Трампа стреляли, нападавший убит (ВИДЕО)
ЭКСКЛЮЗИВЫ
sovsekretnoru
«БИЗНЕС» НА АВТОРСКИХ ПРАВАХ

«БИЗНЕС» НА АВТОРСКИХ ПРАВАХ

«БИЗНЕС» НА АВТОРСКИХ ПРАВАХ

ФОТО: КВАДРА МЕДИА/PHOTOXPRESS

Автор: Сергей МАНУКОВ
02.08.2023

Рынок лицензий и патентов оценивается в полтриллиона долларов. Причем, оценка эта была сделана больше 10 лет назад и сейчас, конечно, намного больше. Не удивительно, что суды завалены делами по обвинению в нарушении авторских прав. Естественно, мошенники не могли пройти мимо такой возможности хорошо заработать.

Союзу садоводов Швейцарии 111 лет. Все это время логотипом швейцарских садоводов было красное яблоко с белым крестом, флагом Швейцарской Конфедерации. Сейчас в крупнейшей фермерской организации Швейцарии легкая паника. Не исключено, что 8 тысячам садоводов придется менять логотип. Компания Apple считает, что права на все изображения яблока, причем не только надкушенного, как на их логотипе, но и целого, как у Союза садоводов, принадлежат ей и поэтому требует от садоводов заменить яблоко любым другим фруктом.

ОТРАВЛЕННОЕ ЯБЛОКО

«Мы не можем понять требование Apple, потому что они защищают права не на свое надкушенное яблоко, а хотят владеть яблоком как таковым, – разводит руки в стороны глава Союза садоводов Джимми Маритоз. – Мы считаем яблоко универсальным фруктом, который принадлежит всему человечеству и изображением которого могут пользоваться все».

Казалось бы, правота швейцарских садоводов очевидна, но понятна и их тревога, потому что попасть под каток Apple, которая набила руку на защите своих прав на яблоко – не шутка. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO), IT-гигант с разной степенью успеха требовал приблизительно того же, что требует сейчас от садоводов Швейцарии, от десятков компаний и организаций по всему земному шару. Причем суды в Японии, Турции, Израиле и Армении сочли его требование обоснованным и пусть и неохотно, но все же удовлетворили иски.

Tech Transparency Project утверждает, что в 2019–2021 годах Apple обращалась в суд с требованием запретить использовать яблоко как торговую марку чаще, чем Microsoft, Facebook, Amazon и Google, вместе взятые, судились из-за своих прав, скажем, на Windows или Prime.

Борьбу со швейцарскими садоводами за красное яблоко Apple начала шесть лет назад. В 2017 году ее юристы обратились в Швейцарский федеральный институт интеллектуальной собственности (IPI), занимающийся патентами, товарными знаками и авторскими правами, с требованием признать за ней исключительное право на черно-белое изображение в любом виде сорта яблок, известного под названием «Гренни Смит». Осенью прошлого года IPI удовлетворил требования Apple, но частично – на электронные гаджеты. Свое решение институт обосновал юридическим правилом, согласно которому изображения таких широко распространенных предметов, как, например, яблоки, принадлежат всему человечеству. Apple, естественно, вердикт не устроил. Сейчас апелляция американских айтишников блуждает по судам в разных инстанциях.

«Мы не хотим конкурировать с Apple, – объясняет позицию союза Маритоз, – Разве Apple изобрела яблоко? Мы пользуемся изображением яблока уже сто лет, а люди едят яблоки несколько тысяч лет!»

Фото_14_08_Авт.jpg

Суды нередко становятся на сторону транснациональных корпораций, но несмотря на огромные ресурсы Apple, ей не всегда удается одержать победу. В 2012 году, например, компания Swiss Federal Railways доказала факт использования Apple дизайна швейцарских железнодорожных часов для умных часов Apple Watch и отсудила компенсацию в размере 21 млн долларов.

IT-гиганты, ревностно защищающие свои права на патенты и товарные знаки, однако, тоже не гнушаются воровством, как показывает пример Apple Watch. Только они называют это «эффективным нарушением». Экономисты подсчитывают эффективность незаконного «заимствования» чужой технологии и сравнивают ее с последствиями, которые могут их ждать, если владелец патента обратится в суд. При этом «воришки» рискуют лишь деньгами, потому что американское законодательство не считает такие кражи уголовно наказуемыми преступлениями.

Только в 1996–2008 годах владельцы патентов судились с самыми агрессивными сторонниками этой бизнес-модели, 15 IT-гигантами во главе с Cisco, Intel, IBM, Microsoft и HP, 740 (!) раз и отсудили около 4 млрд долларов.

Основными жертвами «эффективных нарушений» являются независимые изобретатели, маленькие компании и университеты, разработчики большинства серьезных инновационных технологий и создатели двух третей новых рабочих мест в Америке.

Если кому-то пример Apple покажется чем-то запредельным, то можно посоветовать обратить внимание на других ревностных защитников авторских прав. К примеру, компанию Disney, юристы которой однажды пригрозили судом трем центрам для бедных во Флориде за то, что те нарисовали у себя на стенах диснеевских мультгероев.

ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА АВТОРСКИЕ ПРАВА

Когда появились авторские права и интеллектуальная собственность (ИС), неизвестно. Очевидно, в тот самый момент, когда первый «живописец» изобразил на стене пещеры мамонта или какую-то другую дичь.

Борьба за авторские права в давние времена нередко заканчивалась трагически как для их нарушителей, так и для защитников. Одним из первых споров об авторских правах историки считают спор между аббатом Финнианом из Мовилла и Святым Колумбой, который без разрешения переписал псалтырь, принадлежавший ирландскому аббатству. Невинный, на первый взгляд, спор привел в 561 году к кровавой битве при Кул Древне, в ходе которой погибли более 3 тыс. человек.

Первым современным законом об авторском праве считается Статут Анны, принятый в 1709 году во времена правления английской королевы Анны. Сейчас авторские права регулируются Бернской конвенцией, на принятии которой в 1886 году, кстати, настоял Виктор Гюго. Авторские права создателей литературных, музыкальных, изобразительных и иных произведений признаются автоматически сразу после их создания. Все авторы, независимо от страны проживания, обладают равными правами. Все оригинальные произведения, кроме фотографий и кинофильмов, должны защищаться при жизни автора и не менее 50 лет после смерти.

В отношении фотографий Бернская конвенция назначила минимальный срок действия авторского права в 25 лет. Кинофильмы охраняются не меньше 50 лет после первого показа или 50 лет после создания, если фильм не был показан.

Бернская конвенция была подписана через три года после Парижской конвенции по охране промышленной собственности: патентов, торговых марок и промышленного дизайна. Так же как и Парижская конвенция, Бернская имела бюро, занимавшееся административными делами. В 1893 году оба бюро объединились в Объединенное международное бюро по защите интеллектуальной собственности (BIRPI). BIRPI переехало в Женеву, чтобы быть поближе к ООН и другим международным организациям. Через семь лет оно поменяло название на Международная организация интеллектуальной собственности (WIPO), а в 1974 году организация вошла в состав ООН.

Россия подписала Бернскую конвенцию в редакции Парижского акта 1979 года в 1995 году. До этого на территории СССР и позднее России действовала Всемирная конвенция об авторском праве в редакции 1952 года. СССР присоединился к Женевской конвенции в 1973 году, поэтому у нас авторскими правами охранялись произведения иностранных авторов, впервые изданные после 1 мая 1973 г.

Авторские права распространяются не на идеи и саму информацию, а только на форму и способ их подачи и выражения. Например, авторское право на мультфильм о Мики Маусе не разрешает делать копии мультфильма или создавать похожих на диснеевского грызуна мышат, но не запрещает создавать образы, в основе которых лежит образ мыши как представительницы подсемейства мышей семейства мышиных, отряда грызунов. Главное, чтобы новые мышата не были очень сильно похожи на Мики Мауса и чтобы их нельзя было считать его копиями.

Грань это очень тонкая. Судьям нередко приходится ломать головы, отвечая на вопрос, случайно ли сходство или имел место факт плагиата.

В ДУХЕ КАФКИ

Все, что связано с ИС и авторскими правами, является очень тонкой материей. Не удивительно, что в этой сфере происходят удивительные случаи типа кражи изобретений изобретателями у… самих себя.

Взять, к примеру, чеха Петра Таборски, первого в истории США человека, против которого было возбуждено уголовное дело по факту кражи ИС. Он отсидел 3,5 года (причем два месяца в тюрьме строгого режима) за попытку запатентовать собственное изобретение – дешевый, быстрый и надежный метод очистки сточных вод, открытый им в 1988 году, когда он еще учился в университете Южной Флориды. Работу финансировала компания Florida Progress Corp. с условием, что права на все изобретения и открытия будут принадлежать ей.

Главное открытие Таборски сделал уже после того, как закончились 20 тыс. долларов, выделенные компанией. Проект был закрыт, но он продолжил работу по собственной инициативе, уговорив декана разрешить ему работать в университетской лаборатории.

Когда выяснилось, что открытие коммерчески очень выгодно, он решил его запатентовать, но оказалось, что открытие принадлежит Florida Progress и университету. Петр забрал свои тетради с записями и журналы наблюдений, а университет обвинил его в краже и обратился в суд.

Петра признали виновным в краже тетрадей у самого себя и дали условный срок. Несмотря на запрет, он на следующий же день после вынесения приговора демонстративно отправился в Патентное бюро и запатентовал открытие.

Судья потребовал передать патент университету, но Таборски отказался это делать. Он получил 3,5 года тюрьмы, причем тюрьмы строгого режима. В обычную тюрьму его перевели лишь спустя два месяца, в течение которых он в кандалах расчищал поле от колючего кустарника.

В довершение ко всему от принципиального изобретателя ушла жена, уставшая от бесконечных судов, а университет еще и аннулировал его диплом.

ПАТЕНТНЫЕ ТРОЛЛИ

Сейчас гораздо проще зарабатывать на авторских правах, не нарушая закон и даже не рискуя деньгами. Патентными троллями называют физических или юридических лиц, специализирующихся на исках о нарушениях патентных прав. Обычно они скупают пачками патенты у обанкротившихся фирм, затем ищут нарушителей и подают на них в суд. Тролли или, как они предпочитают себя называть, патентные дилеры зачастую не имеют ни производственной, ни научно-исследовательской базы. Патенты они покупают исключительно для судебных тяжб. Они внимательно следят за рынком и тщательно изучают заявки на регистрацию новых патентов. Атака чаще всего начинается не с самого иска, а с угрозы его подачи. Учитывая, что средняя стоимость рассмотрения патентного иска даже в случае признания ответчика невиновным составляет порядка 2,5 млн долларов, большинство компаний, подвергшихся атакам патентных троллей, предпочитают договориться с ними и отделаться значительно меньшей суммой.

Патентные троли.JPG  

Как действуют патентные тролли, хорошо видно на примере одного из их лидеров – NTP Inc., владеющего несколькими десятками патентов на технологии в области электронной почты, и его иска к Research in Motion (RIM), производителю BlackBerry. В суд NTP обратился после того, как RIM отказался покупать лицензии на технологии электронной почты. Истцу удалось доказать не только факт нарушения патентных прав, но и его преднамеренность. Суд обязал ответчика выплатить компенсацию в размере 53 млн долларов и оплатить судебные расходы истца. Куда неприятнее для RIM был запрет на продажу BlackBerry на территории США, грозивший ему миллиардными убытками. Дойдя с апелляцией до Верховного суда и не встретив понимания, он выбросил белый флаг и согласился выплатить NTP 612,5 млн долларов откупных.

Еще один известный патентный тролль, Acacia Research Corporation, только за первые 18 лет существования судился с нарушителями своих патентных прав не меньше 340 раз! В феврале 2010 года он, к примеру, отсудил у Yahoo 12,4 млн долларов за незаконное использование музыкальных заставок в программах Messenger IMVironments. С тех пор Acacia получает почти четверть (23%) от выручки за каждую проданную IMV.

Сами патентные тролли любят рассуждать о своей пользе: они создают вторичный рынок патентов и тем самым повышают их ликвидность; а сосредоточивая десятки патентов в одних руках, облегчают доступ к инновационным технологиям за счет более эффективной организации продажи лицензий. Производители, конечно, с этими утверждениями категорически не согласны. Проще всего от них защититься при помощи тщательной проверки перед запуском нового продукта в производство на предмет потенциального нарушения уже запатентованных технологий. Томас Эдисон, к примеру, прежде чем запустить электрическую лампочку, навел справки и обнаружил патент на угольную нить накала в вакуумной среде, принадлежащий канадским изобретателям Генри Вудворду и Мэтью Эвансу. Он выкупил у них патент за 5 тыс. долларов и обезопасил себя от возможности подачи патентного иска.

Можно предоставить борьбу с патентными троллями антитроллям. В марте 2008 года в Сан-Франциско была создана компания RPX Corp., скупающая патенты с тем, чтобы они не достались троллям. За ежегодный взнос, варьирующийся от 40 тыс. до 5,2 млн долларов, RPX выдает клиентам лицензии по фиксированным ценам на интересующие их технологии. Услугами этого антитролля пользуются такие крупные корпорации, как Acer, Dell, Hitachi, LG, Microsoft, NEC, Nokia, Panasonic, Samsung и многие другие.

ОБ ИП СМИРНОВОЙ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

В России также часто встречаются некоторые разновидности патентных троллей. К примеру, фототролли или, как их еще называют, фоторэкетиры терроризируют российские СМИ. Пользуясь лазейками в законодательстве, они отсуживают у издателей большие деньги за незаконное использование фотографий и видеоматериалов.

Количество таких желающих заработать на авторских правах растет с каждым днем и уже перевалило за десяток. Из свежеиспеченных (помимо уже «засвеченной» СМИ «Восьмой заповеди») можно назвать ИП Смирнову, с которой ряду изданий, включая и редакцию газеты «Совершенно секретно», пришлось вплотную столкнуться прошедшей весной. Индивидуальный предприниматель из Самарской области, ранее занимавшийся исключительно заведениями общепита, доверительно управляющий авторскими правами некой гражданки Вьюновой В.В. подала аж 6 исков в защиту авторских прав на фотоизображение взорвавшегося 12 августа 2021 года в центре города Воронежа автобуса.

Фото_14_09_Авт.jpg 

Сумма, которую Истец заявил в качестве компенсации за якобы нарушенные исключительные права на фотоизображение, которая, видимо, в полной мере удовлетворила бы г-жу Вьюнову и ИП Смирнову, варьируется от 200 до 380 тысяч рублей.

По словам Истца, снимок был сделан через 27 минут после взрыва и уже через 14 минут после создания был размещен в региональном СМИ – https://vestivrn.ru. Прошел год, и автор В.В. Вьюнова внезапно решила передать право на доверительное управление фотоснимком ИП Смирновой, которая решительно взялась за управление авторскими правами своей подопечной и через месяц смогла продать неисключительную лицензию на право использования фотоизображения годичной давности, многократно растиражированное всеми возможными СМИ, ...в филиал ВГТРК ГТРК «Воронеж» (дочка ФГУП ВГТРК) за невиданную для авторских вознаграждений за фото сумму – 90 000 рублей! Что мешало г-же Вьюновой В.В. «продать» фотоизображение сразу в год создания (2021), минуя посредников, и почему отсутствие свидетельств ее авторства в сети нисколько ее не беспокоило тот же целый год, остается загадкой.

Вдохновившись успехом, ИП Смирнова обратилась в ряд СМИ с претензией о нарушении авторских прав на спорное фотоизображение и потребовала компенсации. Не получив достаточных доказательств того, что г-жа Смирнова К.Г. «действует от имени и по поручению» реального автора фотоизображения, всеми Ответчиками в удовлетворении претензий в досудебном порядке было отказано.

ИП Смирнова воспользовалась предоставленным ей законом правом – обратилась (разумеется не сама, а передав свои полномочия еще одной «специальной» организации, самостоятельно обратиться в которую автор почему-то не догадался, хотя в отличие от географически неблизкой ИП Смирновой, автор как раз проживал в одном городе с этими «специалистами») в арбитражный суд за принудительным взысканием баснословной компенсации с 6-ти Ответчиков. Общий размер финансовых притязаний на компенсацию за 1 фотографию на момент подачи иска составлял … 1 920 000 рублей! И это при том, что в фотобанке ТАСС стоимость использования фотографии при использовании в сетевом издании не превышает 600 руб., а при использовании в печатном СМИ – не более 2,5 тыс. руб. И судебная практика, к сожалению, не дает повода для безудержного оптимизма по поводу правовой оценки этого абсурда – не любят или не могут (по понятным причинам – крайняя загруженность, отсутствие «руководящих» разъяснений ВС РФ) наши суды вникать в такие мелочи.

И несмотря на то, что на сложившуюся ситуацию с отечественными фототроллями, которые, по сути, на пустом месте «зарабатывают» на не всегда, мягко говоря, безумно богатых отечественных же СМИ, обращали внимание даже на уровне законодательных (очень жаль, что не правоохранительных) органов власти РФ, «воз» с исками в защиту авторских прав, увы, и поныне там.

Вот такой прибыльный бизнес…


Автор:  Сергей МАНУКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля



 

Возврат к списку