ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Материалы по тегу "большевики"

Статья
90 лет без Ленина
21 January 2014 - Онлайн-версия

Сегодня, 21 января,  исполняется 90 лет со дня смерти Ленина, одного из лидеров Великой Октябрьской социалистической революции и основателя Советского государства. Тело Ленина до сих пор находится в Мавзолее на Красной площади. И до сих пор российское общество не пришло к согласию в вопросе перезахоронения «вождя пролетариата». Члены КПРФ и других левых объединений провели церемонии возложения цветов к памятникам Ленину во многих городах страны. А уполномоченный по правам человека Владимир Лукин заявил, что вопрос о переносе тела советского лидера Ленина из Мавзолея и ликвидации некрополя на Красной площади может быть решен в обозримом будущем: «Это оздоровит ситуацию в стране. История была искривлена. Ленинские и большевистские мемориалы в России не адекватны их роли в истории. Роль большая, но очень тяжелая и противоречивая».

Газета «Совершено секретно» неоднократно писала об Ульянове-Ленине: о мало известных фактах биографии, о покушениях на «Ильича», о бытовых привычках, кулинарных пристрастиях, болезнях…

29396
1
Статья
Бриллианты для номенклатуры
07 November 2013 - "Совершенно секретно", No.11/38

Шел 1919 год. На юге России еще велись кровавые бои между белыми и красными…До революции в Москве существовало более 600 храмов и часовен. Все церкви сразу закрыть было попросту невозможно, не вызвав возмущения москвичей. Разгром московских монастырей приходится на середину 1920 года, когда большая часть монахов и монашенок были выселены. Часть монастырских помещений была отдана под квартиры. Но в большинстве разместились плодившиеся, как саранча, всякого рода советские учреждения. Новоспасский монастырь был превращен в концентрационный лагерь, в Страстной монастырь вселился Военный комиссариат, в кремлевском Чудовом монастыре, бывшем некогда центром книгописания, действовал кооператив «Коммунист». Позднее, в 1930 году, Чудов монастырь был и вовсе разобран.

Но в 1919 году верующим в столице было еще где помолиться и поставить свечу.

23049
0
Статья
Арест Троцкого
07 November 2013 - "Совершенно секретно", No.11/38

Ранним летним утром 1928 года чекисты арестовали Троцкого. Лев Троцкий жил тогда не в Кремле, а на квартире своего единомышленника – бывшего наркома внутренних дел РСФСР Белобородова (из Кремля Лев Троцкий ушел вместе с семьей вскоре после исключения его из рядов партии).

Чекисты, сделав тщательный обыск, сказали Троцкому, что он до семи часов вечера будет находиться под домашним арестом, а потом его повезут в ссылку в город Алма-Ату. К указанному времени на Казанском вокзале собралось 10 тысяч коммунистов-оппозиционеров. Все вокзальные залы, перроны и пути были забиты пришедшим народом. Около двери валялись вещи Троцкого: узлы, чемоданы, книги. Здесь же на привязи находилась его охотничья собака в серых яблоках. Поезд уже стоял на парах. В конце поезда был прицеплен пустой вагон с приспущенными белыми занавесками на окнах – это для перевоза Льва Троцкого вместе с его семьей. Стрелки на часах показывали уже семь, а его еще не было.

 

29014
0
Статья
А был ли Феликс железным?
07 November 2013 - "Совершенно секретно", No.11/38

Секретные подробности биографии Феликса Дзержинского

…После смерти матери Феликс получил 1000 рублей наследства и быстро пропил их в местных пивных (на похороны он не явился, да и вообще не вспоминал ни мать, ни отца ни в письмах, ни устно, как будто их и не было вовсе), где целыми днями с такими же бездельниками, начитавшимися Маркса, обсуждал планы построения общества, в котором можно было бы не работать. Муж старшей сестры Альдоны, узнав о «проделках» шурина, выгнал его из дома, и Феликс начал жизнь профессионального революционера. Он создает «боювки» – группы вооруженной молодежи (среди его соратников той поры, например, известный большевик Антонов-Овсеенко). Они подначивают рабочих на вооруженную бузу, расправляются со штрейкбрехерами, организовывают теракты с десятками жертв. Весной 1897 года «боювка» Феликса искалечила железными прутьями группу рабочих, не желавших бастовать, и он вынужден был бежать в Ковно (Каунас).

 

 

104844
3
Статья
Зиночка из 1917-го
06 November 2013 - "Совершенно секретно", No.11/38

Мы привыкли, оглядываясь назад, в прошлое, оценивать его при помощи авторитетных источников: солидных энциклопедий, пухлых томов мемуаров, где в центре событий – знаменитости. Но оказывается, не менее любопытно взглянуть на прошлое глазами обычного, ничем не выдающегося человека, чтобы увидеть историю такой, какой она виделась людям из того времени. Петроград, лето 1917-го. Небольшая комната в Зимнем дворце, из которой дверь ведет в кабинет российского премьер-министра (официально: Министра-председателя Всероссийского Временного Правительства. – Ред.) Александра Федоровича Керенского. Бойко стучит по клавишам «ремингтона» молоденькая девушка с высокой прической – семнадцатилетняя Зиночка. На нее сейчас грустновато-иронично взирает моя собеседница – Зинаида Константиновна Манакина, бывший пресс-секретарь Временного правительства:

 — Керенский был невысок, некрасив. Единственное, чем выделялся, так это совершенно землистым, почти зеленым цветом лица – были у Александра Федоровича больные почки. Подшучивали над ним, что, мол, он на Наполеона походить хочет, руку за отворотом френча держит. А причина-то совсем прозаическая – болела у него кисть-то. И супруга его, Ольга Львовна (О.Л. Барановская-Керенская [1886–1975]. – Ред.), как-то в разговоре со мной прямо со слезами на глазах подтвердила: «Вы не представляете, Зиночка, какой Александр Федорович больной человек. Только на силе духа и лекарствах держится. А вреда в своей работе, увы, не видит»…

 — Тревожно стало в Зимнем. Дошло до того, что объявили: «Барышни, на улицах города неспокойно. На службу приходить не следует. Коли станет иначе, пригласим». Сижу дома с тетушкой. И надо ж такому случиться, поздно вечером того памятного 25 октября 1917-го  звонит по телефону мой знакомый фельдъегерь из дворца, Иван Иванович. Голос от волнения дрожит: «Зинаида Константиновна, вечер добрый. Смотрите, что творится: я в карауле стою, а кроме меня и нет никого. Все разбежались… А они сюда бегут. В пальто да в шинелях…

– Двери тогда настежь распахнули, со двора министров ведут. Я за поленницей лежал, потом не выдержал – побежал. Испугался, ведь никакое я не правительство – фельдъегерь, и только…"

23652
0