ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Старинная пословица утверждает: «В мае кто рождается, тот всю жизнь мается». В мае 1881 года в двух разных странах родились два человека, имена которых уже неотделимы от истории ХХ века – Александр Фёдорович Керенский и Мустафа Кемаль Ататюрк.
Разумеется, они вошли в историю не оттого, что родились в мае одного и того же года, а потому, что стали государственными деятелями, достигшими высших постов – каждый в своей стране. За плечами каждого из них была и блестящая карьера в профессиональной сфере, оба «майских персонажа» подвергались арестам, рисковали жизнью – хотя и в разной степени. Практически в одну и ту же эпоху, в схожих обстоятельствах, будучи подхваченными революционной волной, они получили возможность распорядиться судьбами своих стран. Один, не сумев удержаться на вершине, способствовал скатыванию страны в пучину Гражданской войны. Другой же, напротив, не только выдернул свою страну из хаоса кровавой смуты, но еще и провел фантастическую модернизацию, создав новое государство.

1 мая (19 апреля по ст. ст.) 1836 – в петербургском Александринском театре прошла премьера комедии Гоголя «Ревизор», на которой присутствовал император Николай I.

2 мая 1930 – состоялась закладка автозавода в Нижнем Новгороде – будущего ГАЗа. ГАЗ, как и московский АЗЛК, был построен американской фирмой Ford Motor Company, оборудовавшей предприятия станочным парком и поставившей полные комплекты для сборки первых 72 тысяч машин Ford A и Ford AA.

3 мая 1946 – в Токио начал работу Международный военный трибунал для Дальнего Востока.

4 мая 1933 – зампред ОГПУ Генрих Ягода доложил Сталину об «отрицательных явлениях» в Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии: «недовольство коллективизацией и продтоварными затруднениями», «красноармейцы высказывают нежелание служить и защищать СССР в случае войны», «в числе отрицательно настроенных значительную долю составляют парткомсомольцы».

Агнесс Флеминг умерла, свалившись с лестницы, и ее смерть была признана естественной. Ничего удивительного, когда восьмидесятилетняя женщина оступается и ломает себе шею. Так, во всяком случае, объяснили ее внучатой племяннице в полиции. Но Джой Флеминг продолжала твердить, что ее тетушку убили, и инспектор Вуд, плотный мужчина средних лет, понял, что так просто от упрямой девицы, которая пихала ему прямо под нос потрепанную общую тетрадь, не отделаться.
– Как вы не понимаете, они не должны были пропасть! – утверждала она. – Был целый шкаф, набитый этими тетрадками, а осталась только та, которую я взяла с собой, значит, остальные украдены.
Инспектор взял тетрадку, вяло пролистал и ничего не понял.
– Что это? – спросил он Джой.
– Роман моей тетушки, – несколько смущенно ответила та.
– Он представляет какую-нибудь ценность?
– Абсолютно никакой, – честно ответила Джой. – Агнесс была самой настоящей графоманкой и всю жизнь писала вещи, которые никогда и нигде не публиковались.