ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Академик Генрих Новожилов: «Руководители нашей промышленности не являются специалистами в области, которую курируют»

«К огда твоя машина отрывается от полосы и уходит в небо, тебя охватывают бурная радость и чувство удовлетворения от свершившегося…» Эти строчки – из книги «О себе и самолётах» выдающегося отечественного авиаконструктора, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии академика Генриха Васильевича Новожилова. Сейчас ему 85 лет, из них 64 года Генрих Васильевич проработал в ОКБ им. Ильюшина. Он принимал непосредственное участие в создании замечательных самолётов: Ил-18, Ил-62, под его руководством стартовали в небо первый реактивный «грузовик» Ил-76, затем аэробус Ил-86, вслед за ними – широкофюзеляжный межконтинентальный Ил-96-300. Он мечтал наладить серийный выпуск начавшей летать ещё на рубеже столетий новой техники – Ил-114 и Ил-103, в его планах, несмотря на солидный возраст, – немало других машин. Но судьба распоряжается иначе. От того, что происходит нынче в авиапромышленности, упомянутой им в книге бурной радости он уже не испытывает. Образно выражаясь, сегодняшний отечественный авиапром находится в тупике взлётной полосы, откуда старта, похоже, не предвидится. Почему? С этого вопроса и началась наша беседа.

История о том, как «герои» кровавых 90-х успешно легализовались и заняли высокие должности, будет рассказана свидетелями процесса «Михаил Черной против Олега Дерипаски»

Российские «алюминиевые войны» докатились до Великобритании. Зарубежные СМИ активно обсуждают предстоящий в Лондонском суде процесс «Михаил Черной против Олега Дерипаски». Истец утверждает, что был деловым партнёром Дерипаски и законно владел долей в прибыльных активах алюминиевого холдинга, но всех своих денег «за выход из бизнеса» так и не получил. Цена вопроса – 6 млрд долларов. Дерипаска, по словам газеты The Independent, уверяет, что Черной никогда не был его деловым партнёром, а был, скорее, лицом, которому приходилось платить за «крышу», навязанную в условиях, когда десятки человек были убиты в гангстерской войне, шедшей в России на протяжении целого десятилетия.
Об одном из «героев» процесса – Михаиле Черном, начинавшем свой путь с торговли «вьетнамками» и ставшем «алюминиевым авторитетом» России, а также о тех, кто помог ему в этом, я уже рассказывала в статье «Бандитское детство российского бизнеса» («Совершенно секретно» № 5/ 2012). К сожалению, нет возможности услышать о взгляде на предстоящий процесс от самого «израильского затворника»: Михаил Черной интервью не даёт, да и Землю обетованную покинуть не может, так как находится в розыске Интерпола. Напоминаю: показания в суде он будет давать посредством видеосвязи. Ознакомившись со списком свидетелей, которые должны выступить на стороне М. Черного, я поняла, что если они всё-таки примут участие в этом «процессе века», то, возможно, будут раскрыты многие тайны российского криминалитета, главная из которых: как из преступного «авторитета» стать «авторитетным» бизнесменом или… министром.

Воспоминания генерала Павла Воронова: первый бой, первая бомбардировка, первые потери

...К атастрофа разразилась внезапно: враг вероломно напал на рассвете, уничтожив нашу авиацию на аэродромах, застав Красную армию врасплох. Воцарились растерянность, паника… Это расхожее представление о 22 июня 1941 года культивируют вот уже многие десятилетия.
Может, в Кремле или где ещё так и было – растерялись, запаниковали. Только ведь война полыхнула от моря Баренцева до Чёрного, и везде всё было по-разному.
«…Немцы первый раз бомбили наш аэродром в 3 часа 14 минут, но полки были уже в воздухе. Все части находились в готовности № 1, которая, согласно вторичной телеграмме сверху, должна была быть отменена. Но у нас она не отменялась. Приказ о подъёме по тревоге в воздух был дан командующим 3-й армии генералом Кузнецовым В.И. Таким образом, первый налёт нам не причинил почти никакого урона…» Это записи моего деда, которые обнаружил и прочёл много лет спустя после его смерти. Людям военным некогда было паниковать, они сражались. Оба моих деда – кадровые военные, авиатор и сапёр. И оба встретили 22 июня на западной границе. Лейтенант-сапёр – в Бессарабии, но он записок не оставил, сгорев со своей дивизией в пекле сражений адского лета 1941-го. Полковник-авиатор принял удар в Западной Белоруссии, прошёл всю войну.

Как палестинские боевики пытались шантажировать СССР

В начале 1980 года председатель КГБ СССР Юрий Андропов вызвал к себе самого секретного человека госбезопасности – начальника Управления «С» Первого главного управления (внешней разведки) КГБ Юрия Дроздова. Он высказал ему свои соображения о необходимости создания у нас в стране секретной спецгруппы особого назначения для проведения спецопераций за пределами СССР. Дроздов согласился, и в 1981 году Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании такой группы. В 1984 году спецгруппа была сформирована и получила название «Вымпел». В неё входило около тысячи офицеров, имевших опыт боевых действий, одно или несколько высших образований и владевших иностранными языками. На подготовку одного бойца группы уходило от трёх до пяти лет и сто тысяч рублей в деньгах того времени. Андропов хотел, чтобы это подразделение было самым лучшим в мире.

Как разгромили «систему» – советских хиппи, вышедших на демонстрацию 1 июня 1971 года

Первый раз об антисоветской демонстрации московских хиппи я услышал в 1973 году, когда поступил на первый курс истфака МГУ. В принципе, всем моим сверстникам было известно, что существует некая «система», своего рода союз хиппи, который возглавляет их лидер по прозвищу Солнышко. Университетская легенда тех лет гласила, что именно он, Солнышко, и собрал несколько групп единомышленников (назывались разные цифры участников – от нескольких сотен до нескольких тысяч человек), которые якобы были намерены устроить антисоветскую демонстрацию. Почему-то рассказывали, что отечественные хиппи должны были пройти пешком от старого здания МГУ по улице Герцена (сейчас это Большая Никитская), пересечь Садовое кольцо и, пройдя по улице Чайковского (теперь Новинскому бульвару), встать у американского посольства и «демонстрировать». Правда, существовала неувязка относительно того, почему хиппи должны были двинуться на «антисоветскую демонстрацию» к посольству США, а не к Кремлю, который был несравненно ближе, но на это тогда мало кто обращал внимание.

150 лет назад в России начали реформировать полицию

«Реформа полиции, проведённая правительством Александра II, была такой же половинчатой и внутренне противоречивой. Изживание наследия старой полицейской системы растянулось на десятилетия и не получило логического завершения вплоть до падения самодержавия» – это фраза из новой книги историков Владимира Руги и Андрея Кокорева «Реформа полиции», которая в скором времени появится на прилавках книжных магазинов. Замените «правительство Александра II» на «правительство Путина» и вы поймёте, что уже вот как 150 лет российская власть безуспешно наступает на одни и те же реформаторские грабли. Меняется только форма, а проблемы перешли в разряд «вечных»:
«Если главные преобразования Санкт-Петербургской городской полиции были проведены в 1863–1867 годах, то для Москвы закон о подобном переустройстве был подписан 5 мая 1881 года уже новым царём Александром III. Что же понадобилось менять коренным образом в полицейской системе Российской империи в середине XIX века? Ответ на этот вопрос следует искать как в архивах МВД, так и в публицистике того времени. Журнально-газетные публикации на данную тему пусть не в полной мере, но отражают общественное мнение, тем более что с началом царствования Александра II была провозглашена эпоха Гласности.

«Америка России подарила пароход…»

Секреты сталинской индустриализации
В учебниках отечественной истории эта дата – 1 июня 1931 года – не отмечена никак. Лишь в современных версиях различных сетевых хроник можно найти упоминание, что в этот день между США и СССР был заключён контракт об участии американских инженеров в постройке 90 советских металлургических заводов. Речь идёт о тех самых заводах, что и составили основу советской индустрии. Причём многие из тех «американских проектов» по сей день являются стержнем уже российской тяжёлой индустрии. Например, «Уралмаш», Магнитогорский и Новокузнецкий металлургические комбинаты, Челябинский и Волгоградский тракторные заводы, Пермский авиамоторный и Казанский авиационный заводы, ГАЗ…
Между тем это историческое событие по форме обозначено несколько неточно: на государственном уровне со стороны США ни о каком подобном контракте и речи быть не могло. Хотя бы потому, что дипломатическое признание Америкой Советского Союза состоялось лишь двумя годами позже, в 1933 году. А ещё потому, что в столь частные дела частного бизнеса американское государство не влезало – формально. Но подобный контракт был – одним из многих сотен, действительно заключённых тогда. Только с американской стороны их заключали фирмы сугубо частные, с советской – некая хитрая контора «Амторг». Существовало тогда такое как бы акционерное общество, на деле выполнявшее роль неофициального советского торгово-экономического и даже дипломатического представительства в США. Хотя, по большому счёту, «Амторг», скорее, являлся «крышей» для советских разведчиков, подвизавшихся на ниве промышленного и научно-технического шпионажа. Но самое пикантное, что «Амторг», будучи АО, формально числился в структуре… Госдепа США! Конечно, американского (кроме долларов) в этом АО было мало: всем там заправляли советские чекисты. Вот именно через этот «Амторг» и были заключены соглашения об участии американских предпринимателей и технических специалистов – инженеров и рабочих – в индустриализации СССР.

В доме Дорис Линли даже у самого отъявленного пессимиста поднималось настроение. Все комнаты этого оригинального жилища были завалены куклами. С люстр свисали гирлянды крошечных эльфов, на столах, диванах, стульях, полках сидели и лежали феи и ведьмы вперемежку с изящными фарфоровыми куклами в стиле ретро и шаржевыми копиями поп-звёзд и политических деятелей. Хозяйка и создательница всего этого великолепия сама была похожа на куклу – крошечная, хрупкая женщина с огромной копной кудрявых пепельных волос и ярко-синими глазами. В данный момент они были полны слёз. Она крепко держала за руки сидящую напротив высокую, спортивную девушку и громко всхлипывала.
– Может быть, ты всё-таки расскажешь мне, что случилось?
– У нас творится что-то неладное, мои куклы взбесились.
Шерил с облегчением вздохнула. Утром, услышав отчаянные рыданья подруги по телефону, она решила, что случилось какое-то серьёзное несчастье, а это, по-видимому, была обычная блажь художницы, находящейся в творческом кризисе.