Золотой ключик для Пети Авена

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.09.1998

 
Сергей ПЛУЖНИКОВ,
Сергей СОКОЛОВ

Страна все еще ждет своего бестселлера на тему «Первоначальное накопление капитала. Детство, отрочество, юность олигархов». Один занял у знакомого две тысячи рублей и не вернул. Другой попался на мелких хозяйственных хищениях. Третий во времена залоговых аукционов приватизировал богатейшее предприятие благодаря тому, что сам создал себе липового конкурента – оформил фирму-однодневку по паспорту подмосковного алкоголика.

Все эти ребята недалеко ушли от знаменитого российско-израильского миллионера Григория Лернера, который в начале лета все-таки получил свой срок за мошенничество в особо крупных размерах.

Это в последние годы Григорий вел в Израиле чинный образ жизни, занимаясь благотворительностью и подкупом политиков, а начинал он в родном отечестве – с кражи бронзовой статуэтки из гостиницы и с обжуливания своих же товарищей-шабашников, строящих сенной сарай в колхозе. В общем, олигархом надо родиться. Но это уже тема для исследования генетиков и психологов.

Нас же интересует другой, общественный феномен – почему человек, наживший за годы «после советской власти» многомиллионное состояние и имеющий все предпосылки для остепененной жизни, по-прежнему предпочитает «урвать» и «заглотить»? Рефлекс?

Птенец гнезда Егора

В справочнике «Кто есть кто в российской политике» написано: «Авен Петр Олегович. В экономической истории России он останется прежде всего как министр гайдаровского правительства, как член его реформаторской команды. Петр Авен окончил знаменитую физико-математическую школу № 2 в Москве, поступил в МГУ на экономический факультет. Диссертацию писал под руководством С. Шаталина. Возглавляемая академиком кафедра была рассадником экономического вольнодумства. Здесь выросли многие известные ныне экономисты-рыночники. Такое воспитание и привело Авена в конце концов в команду Е. Гайдара. Они были птенцами одного гнезда, учениками одной экономической школы... Все члены команды были готовы к принятию крайне непопулярных мер, в первую очередь, конечно, к проведению либерализации цен. И понимали соответствующие последствия.

После распада гайдаровского кабинета Авен оставил правительство и ушел в бизнес. Это довольно необычный поворот судьбы, поскольку большинство его коллег – ученых, званных в свое время в правительственные кабинеты, возвращались к научным занятиям.

Однако, судя по всему, это не «точка» в его общественной и деловой биографии».

В официальной биографии Петра Авена есть любопытный пробел между двумя вехами его карьеры:

«1992, декабрь – подает в отставку с поста министра внешних экономических связей РФ.

1994 – становится президентом «Альфа-банка», генеральным директором финансовой компании «ФинПа».

«Судя по всему», это были два безумных и крайне напряженных года, два года титанической работы, которые затем позволили скромному экономисту-реформатору превратиться в столбового олигарха. Однако, как говорит наш знакомый следователь-«важняк» из Генпрокуратуры, «у каждого персонажа есть свой собственный почерк». Попробуем и мы «по почерку» Петра Авена определить его личную методику накопления капитала.

Под сенью Алексея Толстого

В дореволюционные времена русские мужики, прожив лихую купеческую жизнь, могли в итоге выслужить или лучше выторговать себе дворянство. И что они только не делали ради того, чтобы быть «на одной ноге» с каким-нибудь сиятельным графом. Чуть ли не вся Сибирь была освоена и поднялась на этом честолюбии. Нынешнее племя тоже не чуждо светскости – коллекционируют картины, жертвуют искусствам. А московский экономист Петр Олегович Авен решил эту проблему кардинально – он соприкоснулся с великими. В новейшей российской истории Петр Олегович навеки связал свое имя с именем «советского графа», известного писателя Алексея Толстого. Пусть косвенно, но связал. В апреле прошлого года он с удивительным изяществом приобрел в Барвихе дачу, в которой писатель провел последние годы жизни. Представляете, как лестно теперь звучат слова экскурсовода: «Перед вами дом писателя Алексея Толстого, сейчас здесь живет банкир Авен»

Но дело, как вы понимаете, совсем не в этом. В конце концов, время такое. Дело в том, что «дача Алексея Толстого» – федеральная собственность, входящая в число элитных дач администрации президента РФ, которыми заведует Государственное унитарное предприятие «Оздоровительный комплекс «Жуковка». После Толстого на этой даче последовательно жили руководители рангом не ниже зампредов Совета Министров СССР.

Из досье «Совершенно секретно»

Оздоровительный комплекс «Жуковка» был построен в 1949 году. Это шесть известнейших дачных поселков: Архангельское, Барвиха, Горки-6, Жуковка-1, 2, 3. А с 1990 года в него вошли пансионаты «Сосны», «Ильинское», «Петрово-Дальнее». Всего более двухсот дач, сотни гектаров огороженной высокими зелеными заборами земли. Лакомый кусок для приватизаторов. Но вся загвоздка состояла в том, что все это была федеральная собственность. На этот счет существовало строгое распоряжение президента № 409 от 30 июля 1992 года, которое запрещало разгосударствление и приватизацию объектов, подведомственных администрации президента РФ.

Сам Борис Ельцин отступал от своего распоряжения всего чуть более тридцати раз. Под нажимом политических обстоятельств. Но в 1995 году президент взял и разрешил разгосударствление Рублевки. И понеслось...

Как хорошо быть гражданином

Началось все с того, что в феврале прошлого года в администрацию президента пришло письмо от генерального директора «Жуковки» Владимира Рябенко с просьбой дать согласие «на продажу дачи № 2 1935 года постройки и хозяйственных построек, находящихся по адресу: ...д. Барвиха, по цене не ниже балансовой стоимости гражданину Авену П.О., учитывая инвестиции гражданина Авена П.О. в строительство объектов ГУП «Оздоровительный комплекс «Жуковка».

Спустя две недели ходатайство гендиректора, ни с того ни с сего решившего разбазарить государственную собственность, неожиданно поддержал более известный по нынешним временам писатель (чем Алексей Толстой) – председатель Госкомимущества Альфред Кох. Присущим ему изящным слогом автор американского бестселлера о российской приватизации написал: «...Государственный комитет РФ по управлению госимуществом дает согласие на продажу в установленном порядке принадлежащей ГУП «Оздоровительный комплекс «Жуковка» на праве хозяйственного ведения дачи № 1 «Барвиха-2» 1935 года постройки и хозяйственных построек». Вероятно, разрешение Коха сломало все мыслимые барьеры, потому что на следующий же день охранитель федеральной собственности Рябенко получил из администрации президента долгожданную резолюцию: «Прошу решить положительно. Оформить».

Почерк олигарха

И вот тут начинается самая интересная часть этой приватизационной эпопеи: оценка федеральной собственности. По балансовой стоимости, разумеется. Знаете, есть примета: если тебе дарят нож, за него надо обязательно заплатить хотя бы копеечку. Так и с госсобственностью. Бесплатно отдать банкиру Авену дом в Барвихе как-то «перед ребятами неудобно», а по балансовой стоимости – можно, это уже инвестиции. Не будем гадать, какой деловой разговор произошел между банкиром Авеном и гендиректором «Жуковки» Рябенко, но в итоге знаменитая дача Алексея Толстого со всем прилегающим к ней хозяйством перешла в собственность Петра Олеговича всего за 1 миллиард 212 миллионов 409 тысяч 300 рублей (в старых ценах и с учетом налогов – см. справку).

Для тех, кого заворожило слово «миллиард», сообщаем, что в пересчете на доллары эта покупка обошлась рачительному банкиру в сумму, чуть превышающую 200 тысяч долларов. И для справки: одна земля в районе президентской Барвихи стоит сейчас не менее 15 тысяч долларов за сотку. (Посчитайте, на скольких сотках умещается 1110 квадратных метров асфальтированных дорожек.)

Но самое главное заключается не в этом. Дело в том, что 200 тысяч долларов – ЭТО СТОИМОСТЬ официальной ГОДОВОЙ АРЕНДЫ подобного загородного дома. Именно такие деньги получает Управление делами президента, сдавая в аренду отечественным и иностранным бизнесменам свои особняки (цены варьируются от ста до двухсот тысяч долларов).

К примеру, фирма «Данако» должна была заплатить за годичное проживание своего руководителя на даче № 37 в Жуковке-3 110 тысяч долларов. Группа «Мост» в лице Гусинского В.А. выложила за год отдыха одного из своих директоров на даче № 44 в Жуковке-3 100 тысяч долларов. Отдых в течение полугода на даче № 46 в той же Жуковке-3 одного банкира обошелся фирме «Дарсон» в 100 тысяч долларов (эти и другие договоры с не менее внушительными суммами есть в редакции). А Барвиха попрестижнее Жуковки-3 будет

Олигарх Петр Авен, которому приглянулась дача Алексея Толстого, каким-то магическим образом сумел убедить жуковских госчиновников сэкономить его личные деньги. На то он и олигарх.

С легким паром!

И все бы прошло у Петра Олеговича Авена без сучка и задоринки, если бы не одна деталь, которая, возможно, заинтересует хоть кого-нибудь, хотя бы прокурорский надзор (соответствующее письмо направлено редакцией «Совершенно секретно» на имя Генерального прокурора РФ Ю.Скуратова). Внимательно прочитав документы о купле-продаже дачи Алексея Толстого, наш отдел расследований пришел к выводу, что бывший экономист-реформатор купил у гендиректора «Жуковки» все... кроме бани. По какой-то причине баня не была оценена сговорчивым гендиректором. В его «балансовой» описи есть: дом, кухня, котельная, ледник, гараж (все-таки удачная покупка на 200 тысяч)... Зато в нотариальном договоре неожиданно всплывает следующая фраза: «Продавец продал, а Покупатель купил жилой дом... состоящий из бревенчатого, бревенчато-кирпичного и кирпичного строений общеполезной площадью 628,1 кв.м, в том числе жилой 337,4 кв.м на подвале, с мансардой, с холодными пристройками, сторожкой, гаражом, котельной и ...БАНЕЙ». А собственно говоря, почему бы и не сделать подарок олигарху? Так сказать, от благодарного федерального правительства заслуженному реформатору России! Во всяком случае, настоятельно советуем руководящим работникам администрации президента и известным олигархам перечитать знаменитую повесть писателя Алексея Толстого «Баня». Возможно, пригодится.

Виртуальная экскурсия

Как известно, частная собственность охраняется государством, тем более если она раньше была государственной же, как в нашем случае. Иными словами, поклонники литературного таланта советского писателя Алексея Толстого (честно признаемся, что к таковым не относимся) теперь уже никогда не увидят (как и не видели раньше) дом, в котором жил и работал Толстой. Дом, в котором ночью 22 июня 1941 года писатель закончил свою знаменитую трилогию «Хождение по мукам». Дом, в котором бывали Чуковский, Качалов, Эйзенштейн, Уланова... Теперь это, как говорят американцы, «прайвэси», частная собственность.

Из воспоминаний друзей и близких писателя

Валентина Ходасевич:

«Опять Барвиха. Зима. Вечер. Алексей Николаевич ждет гостей – их будет много. Он заботливо вспоминает вкусы, привычки каждого, чтобы всем было уютно, удобно, приятно. Наблюдает и помогает украсить стол хрусталем, цветами, фруктами. Растапливается камин, зажигаются свечи. Все в столовой и прилегающих комнатах начинает постепенно включаться в предстоящий праздник».

Галина Уланова:

«Летом 1940 года в Москве состоялась первая декада ленинградских театров. Я много танцевала, а потом уехала отдыхать в подмосковный санаторий «Барвиха». Там отдыхали тогда Эйзенштейн, Качалов, Сарьян, Гилельс... Мы часто ходили в гости к Толстому, который жил рядом на даче. По утрам Алексей Николаевич обычно писал. Работал он ежедневно и методично. Тем радостнее были для него часы отдыха, когда он выходил к нам в сад».

А.Алпатов:

«Местность очень живописна. Двухэтажная дача с ее очень высокими, крутыми кровлями стоит в окружении сосен и елей. Постройка довольно массивная, но простая: толстые бревна, кажется, без окраски; обычная архитектура старого Подмосковья. Но когда оказываешься внутри, в комнатах, приятно поражает благоустроенность всего помещения и, главное, тот вкус, который вложен во внутреннее убранство этого полученного в аренду дома».

Думаем, что хотя бы маленькой мемориальной таблички, напоминающей о том, что здесь жил и работал писатель, этот дом достоин. Тем более что и Петру Авену будет приятно...

Последние подарки президента

Накануне подписания номера нам удалось достать, пожалуй, один из самых секретных списков Управления делами администрации президента – «Справку о продаже госдач за 1996–1998 годы». Скрывать администрации президента есть что – все коттеджи ушли за бесценок. (Цены в справке обозначены в рублях, посчитайте на досуге.) Среди счастливых приобретателей – известные и малоизвестные чиновники и бизнесмены. Для примера расшифруем несколько позиций.

Александр Розанов – заместитель Генерального прокурора РФ. Откуда у прокурорского работника появились средства (около 60 тысяч долларов) на приобретение коттеджа в Успенском и почему ему сделали такой шикарный подарок (как вы понимаете, на самом деле дом на Рублевке стоит на порядок дороже), видимо, уже не разберется никто. Не будет же Генеральная прокуратура сама себя проверять. Любопытно, что недавно бескомпромиссный зам Генерального прокурора возбудил уголовное дело против уволенного недавно за критику Генпрокуратуры прокурора Ставропольского края Юрия Лушникова. Лушникова обвиняют в том, что четыре года назад он вроде бы закупил по заниженным ценам стройматериалы для своего дома. Судя по «Справке о продаже госдач», у Розанова есть полное право судить своего коллегу...

Виктор Степанович Столповских – этот 35-летний предприниматель приехал в Москву из Оренбурга два года назад и за это время сумел стать руководителем крупной компании MT Mercata trading and enginering. В июле 1997 года он каким-то чудом (чудо объясняется теплыми связями с администрацией президента) купил за 80 тысяч долларов с хвостиком госдачу, которую раньше занимала семья академика Александрова (выселили со скандалом). Старожилы Николиной горы утверждают, что на территории бывшей госдачи Столповских строит особняк для Татьяны Дьяченко, который предполагается оформить на отца бывшего мужа Татьяны. Так это или не так – не беремся судить. Но по словам одного из работников клинского управления проектных работ Проектно-строительного объединения-2, однажды дочь президента лично принимала участие в обсуждении проекта гигантского кирпичного забора, который теперь скрывает бывшую госдачу от любопытных взглядов.

Кушнарь Александр Леонидович – аудитор Счетной палаты. Как раз в эти не простые для страны дни идет оформление его дачи в Успенском, которую аудитор собирается приобрести за 252 тысячи рублей. Возможно, такую удачную покупку может объяснить тот факт, что недавно Александр Леонидович проводил финансовую проверку Управления делами администрации президента...


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку