НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Золотая рыбка Шери

Автор: Алексей СМИРНОВ
01.08.2005

 
Александр КАН
Специально для «Совершенно секретно»

Шери Блэр радикально изменила столетиями существовавший в Британии взгляд на роль жены премьер-министра
АР

На самом деле официально такого понятия, как «первая леди», в британском политическом истеблишменте не существует. Хотя бы по той причине, что в отличие от Америки, откуда, собственно, и позаимствован термин, первое политическое лицо Британии занимает пост рангом ниже – не главы государства, а всего лишь главы правительства. Однако американская мода проникла во все поры британской жизни, и падкая на броские ярлыки британская пресса, разумеется, не заставила себя долго ждать.

Шери Блэр чуть ли не с первых дней пребывания на Даунинг-стрит, 10 – причем первой из обитательниц премьерской резиденции – получила пусть и не официальный, но громкий, хоть и не без иронии употребляемый титул. Ирония, правда, иногда выливается в откровенный сарказм, а то и в неприязнь. Что, впрочем, объяснимо: во главе британского государства стоит королева, и употребление при живой Елизавете Второй титула «первая леди» по отношению к жене премьер-министра многим кажется не только неуместным, но дерзким и оскорбительным.

Прапраправнучка убийцы

Исторический фон, на котором в 1997 году вдруг заблистала жена нового британского премьера, был для нее предельно благоприятным. Супруга его консервативного предшественника Джона Мейджора Норма была женщиной элегантной и на фоне своего простоватого мужа держалась с аристократическим достоинством. Но при этом предельно скромной: она всячески избегала общественной роли и внимания прессы, никаких поводов писать о себе падким на сенсацию журналистам не давала и заслужила у них не слишком лестное, но в то же время и не обидное прозвище «женщина-невидимка». Ну а до Мейджоров на Даунинг-стрит жила не первая, а «железная леди», Маргарет Тэтчер.

Для самого Блэра в ходе его первой, столь блестяще выигранной предвыборной кампании, да и в первые годы премьерства совершенно очевидным образцом для политического подражания был Билл Клинтон. На самом деле между двумя политиками много общего: оба принадлежат к либеральному крылу в политическом спектре своих стран, к моменту прихода к власти оба были молоды, энергичны, обаятельны, у обоих – интересные, яркие жены, хорошо образованные и амбициозные. У обеих – с большим или меньшим основанием – сложилась репутация «делательниц королей». То есть тех самых жен, лишь благодаря усилиям, настойчивости, а то и прямым подсказкам которых их мужья оказались на вершине политического Олимпа. Обе по образованию юристы – та самая профессия, что прямее других ведет к политической карьере. И до недавнего времени казалось вполне вероятным, что Шери может последовать примеру своей американской коллеги и после все настойчивее предсказываемой – в том числе и ею самою – скорой отставки мужа ринуться в политику.

Для этого у нее, казалось, есть все предпосылки. Если, конечно, не считать сомнительного, правда, очень далекого родства: родным братом ее прапрапрадеда по отцовской линии был актер Джон Уилкес Бут, вошедший в историю благодаря тому, что в 1865 году в Вашингтоне прямо во время спектакля выстрелил со сцены в президентскую ложу и убил сидевшего там Авраама Линкольна. Отец Шери, тоже актер, Тони Бут оставил семью, когда ей было всего два года. Несмотря на это она сумела получить прекрасное образование, блестяще закончив одно из самых престижных успешных заведений Англии – Лондонскую школу экономики. Шери была первым – и до сих пор остается единственным – выпускником LSE, сумевшим получить высший балл по всем предметам.

В 1976 году она знакомится с Тони Блэром – они вместе посещали адвокатские курсы, где Шери была явно успешнее своего будущего мужа. Они поженились в 1980 году, и в 1983-м оба включились в борьбу за места в парламенте. И вот тут Тони повезло больше: в отличие от мужа Шери выборы проиграла и с тех пор прямых поползновений в политику не делала, занявшись очень успешной адвокатской практикой (поговаривают, что она зарабатывает больше своего находящегося на государственной службе мужа) и детьми. Желая подчеркнуть свою независимость и в качестве адвоката, и в других своих деловых начинаниях, супруга премьер-министра выступает под девичьим именем – Шери Бут.

Скандальная семейка

Детей у четы Блэров по сегодняшним меркам немало – четверо. Первенец Юэн родился в 1984 году, а самый младший Лео – в 2000-м, став, таким образом, первым за последние 150 лет ребенком, родившимся у действующего премьер-министра. Улыбающийся папаша с младенцем на руках – настолько выигрышный пиар, что вечно злословящая пресса занялась рассуждениями на тему о том, не специально ли Блэры подгадали с рождением ребенка в канун выборов 2001 года.

Дети, впрочем, могут быть источником отнюдь не только положительного пиара. В июне 2000 года, спустя буквально несколько недель после торжествующих снимков сияющих от счастья родителей младенца Лео, газеты заполнились куда менее приглядными фото пьяного Юэна. 16-летний подросток с приятелями переусердствовал в праздновании успешной сдачи экзаменов и оказался подобран полицией на одной центральных площадей Лондона – Лестер-сквер. В участке он назвал полиции чужое имя и чужой адрес и завысил свой возраст, сказавшись 18-летним (лишь с 18 употребление спиртных напитков в Англии считается законным). Как назло, чуть ли не накануне инцидента папа Тони ввел новые меры по борьбе с нарушающими общественный порядок подростками. Блэр мужественно заявил, что его сын не заслуживает никакого специального снисхождения, но Юэн отделался формальным предупреждением полиции.

Еще менее приятными для Блэров были просочившиеся в печать в мае 2004 года слухи об имевшей якобы место попытке самоубийства их 16-летней дочери Кэтрин.

Юэн послужил хоть и косвенной, но все же причиной самого громкого скандала вокруг семейства Блэров за все восемь лет пребывания их на Даунинг-стрит. Именно для Юэна были приобретены в Бристоле, куда он отправился учиться в местный университет, две квартиры. Прессу шокировал не столько сам факт приобретения этих квартир – хотя заплаченная за них цена (свыше полумиллиона фунтов) вновь обратила внимание на получаемые адвокатом Шери Бут баснословные гонорары, – сколько личность посредника, с помощью которого была совершена сделка. Посредником этим был некий Питер Фостер – австралиец, некогда осужденный у себя на родине за мошеннические операции. Фостер попал в круг доверенных лиц семейства Блэров благодаря своей подруге Кэрол Кэплин, служившей личным консультантом Шери по вопросам здоровья и оккультных полумистических практик. Самое неприятное, однако, заключалось в том, что Шери, испугавшись разразившегося в прессе скандала, для своего оправдания выдавала через пресс-службу Даунинг-стрит лживую информацию. Когда обман вскрылся, она со слезами на глазах каялась на телевидении, оправдывая себя слишком большим грузом навалившихся на нее семейных и профессиональных забот. Скандал получил название «Шеригейт» и дорого стоил репутации премьерской четы, тем более что самому Тони Блэру в это время приходилось вести нелегкую борьбу на внутриполитическом фронте по убеждению общественного мнения в необходимости вторжения в Ирак.

«Шеригейт» вновь заставляет проводить параллели с Хиллари Клинтон и вспомнить «Уайтвотер» – относящуюся еще к периоду губернаторства Клинтона в Арканзасе полутемную историю с приобретением недвижимости, которая до истории с Моникой Левински была главным «компроматом» клинтоновских недругов. Правда, Хиллари из своих скандалов вышла куда как более успешно, чем Шери. Скандал поставил крест на политических амбициях Шери.

Самая последняя неприятность с Шери случилась уже совсем недавно – в июне этого года, когда за выступление в Вашингтоне она получила гонорар 30 тысяч фунтов. Ей не впервые приходится получить столь внушительные суммы за публичные выступления. В октябре прошлого года она получила 90 тысяч фунтов за три лекции в США, а в начале года нынешнего 100 тысяч за турне по Австралии. Но вашингтонская история привлекла особое внимание и вызвала гнев прессы, так как Шери находилась в столице США в качестве супруги премьер-министра, который вел там переговоры с президентом Бушем, и потому исполняла как бы государственные обязанности, которые негоже смешивать с частными предприятиями коммерческого характера.

Предприятие это – рекламная кампания только что вышедшей книги «Аквариум для золотых рыбок, или Замужем за премьер-министром». Книга – скрупулезное историческое, политически-бытовое исследование полувекового послевоенного опыта ее предшественниц (и одного предшественника – Дениса Тэтчера) в роли обитателей Даунинг-стрит, 10. Были ли супруги премьеров готовы для своей роли, или же она застала их врасплох? Как они справлялись со ставшей внезапно максимально публичной жизнью? Как сочетали частные, семейные дела с государственными и общественными обязанностями? Как ощущали себя в моменты важнейших внутри- и внешнеполитических кризисов? Ответы на эти вопросы Шери вместе со своим соавтором историком Кейт Хейст ищет, основываясь на многочисленных интервью, личных дневниках, письмах, рассказах членов семей, родственников и друзей премьерских пар и, разумеется, на собственном опыте.

Книга уже вызвала огромный интерес, и четвертый канал британского телевидения начал работу над созданием по книге двухчасового документального телефильма с Шери в качестве ведущей. Памятуя о недавнем скандале с использованием своей супружеской роли как источника обогащения, она уже поспешила объявить, что полагающийся ей за роль ведущей гонорар будет переведен на благотворительные нужды.

И книга, и фильм – лишнее подтверждение прочности намерений Шери Блэр закрепить свою революционную роль в качестве преобразователя статуса и значения супруги премьер-министра, наполнения ее новым для Британии содержанием – тем самым, что вкладывается в понятие «первая леди».

Трудно сказать, есть ли в ее шагах некая хорошо продуманная стратегия, или же она действует инстинктивно, поддаваясь женскому, человеческому или же очевидному, хоть и не раз подводившему ее политическому чутью. Но несмотря на все многочисленные промахи для британского политического истеблишмента привнесенное Шери Блэр в свою «должность» новое содержание настолько же революционно, как и то, что сделала с ролью кремлевской «первой леди» десятилетием раньше Раиса Горбачева.

Лондон


Авторы:  Алексей СМИРНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку