НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Знак беды

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.02.2000

 
Игорь ВОЛОДИН

«В нашу семью пришла страшная беда – старший сын стал наркоманом. Как же это так получилось, что наркотики буквально заполонили нашу страну, неужели с этим нашествием ничего нельзя поделать?!»

Ольга Зорина, г. Саратов

КАЙФУЮТ ВСЕ!

Сегодня уже нет ни одной возрастной группы, кроме разве что древних старцев, где не было бы больных наркоманией. С каждым годом наркобизнес в самом прямом смысле захватывает все новые и новые российские территории. Показательны темпы героинового вторжения в Россию. Если в 1996 году изъятия героина были зафиксированы в 14 регионах, то в 1997-м героин «засветился» уже на территории 43 субъектов федерации. В 1998 году наркотик изымался в 68 республиках, краях и областях. В 1999 году, пожалуй, только оленеводы на Крайнем Севере все еще отдавали предпочтение «огненной воде», а не шприцу с «герычем».

Наряду с криминальными элементами на игле сидят бизнесмены и студенты, служащие и безработные, военные и дети. По экспертным оценкам, каждый четвертый подросток уже попробовал тот или иной наркотик. Статистика фиксирует высочайшие темпы роста вовлечения в наркоманию молодых женщин. В 1992 году они составляли один процент от общего количества наркоманов, сейчас – пятьдесят. Понятно, какими будут их дети... Во многом столь удручающая картина объясняется тем, что преступные группировки, специализирующиеся на «живом товаре», целенаправленно «подкармливают» наркотиками своих «работниц». Фактически вовлечение в проституцию и наркоманию происходит одновременно. Наркоманками легче манипулировать. Правда, очень скоро они утрачивают свой «товарный вид». Поэтому постоянно осуществляется «ротация кадров». Массовое воспроизводство наркоманок – неотъемлемая часть преступного «бизнеса».


ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ.

С 1987 по 1995 год в России официально было зарегистрировано 1062 ВИЧ-инфицированных, в настоящее время более восемь тысяч больных, из них свыше шести тысяч – наркоманы.

По официальным данным, 30 процентов призывников употребляют наркотики. Едва ли они откажутся от пагубной привычки, надев военную форму и взяв в руки оружие. Участившиеся трагедии в воинских частях, расстрелы обезумевшими солдатами сослуживцев напрямую связаны с проникновением в армию наркотиков. Кстати, по данным Министерства обороны, к настоящему моменту в российских вооруженных силах выявлено 180 военнослужащих, больных СПИДом, 98 из них наркоманы.


ВТОРЖЕНИЕ

Более половины всех изымаемых в России наркотических средств имеют зарубежное происхождение. Анализ преступлений, связанных с крупными партиями наркотиков, показывает, что около четверти лиц, их совершивших, являются гражданами государств «ближнего зарубежья» – Таджикистана, Казахстана, Литвы, Азербайджана и Украины. Ими ввозится в Россию до 30 процентов наркотиков, находящихся в незаконном обороте. Около 20 процентов зарубежных наркотиков ввозится гражданами России. Активизировались нелегальные поставки наркотических средств из стран «дальнего зарубежья»: кокаина из Колумбии, Перу и США, героина из стран «Золотого треугольника» – Таиланда, Мьянмы и Лаоса. Всерьез и надолго обосновавшиеся в России граждане Нигерии, Кореи, Китая специализируются на поставках кокаина и героина, а также наркотических лекарственных препаратов. Всего же наркотики контрабандно поступают в Россию из более чем шестидесяти стран. Безо всякого преувеличения можно говорить о своего рода наркоагрессии по отношению к России.

Афганистан – Таджикистан – Россия. Сегодня это самый главный канал поставок опия и героина. Российским пограничникам в Таджикистане чуть ли не каждую неделю приходится вступать в перестрелки с прорывающимися из Афганистана вооруженными бандами – наркоторговцы идут на любые крайности, чтобы провести через границу свои караваны.

На территории Таджикистана есть несколько перевалочных пунктов, куда наркотики поступают из так называемого «Золотого полумесяца» (Ирана, Афганистана, Пакистана), Индии и Саудовской Аравии. В республике действуют несколько мощных преступных группировок, специализирующихся на крупномасштабной контрабанде наркотиков (опий, препараты каннабисной группы, морфий и героин), – дарвазская, хорогская, ишкашимская, поршневская, роушанская, ванчская. В Горном Бадахшане и Педжекенте создана широкая сеть производства опия и героина

При переброске наркотиков часто используются рейсы авиакомпании «Таджикистан» и авиакомпаний других государств. Переправляются они и на самолетах военно-транспортной авиации. Пунктами назначения наркоперелетов становятся российские города, а также страны Восточной и Западной Европы.

В 1998 году сотрудникам УБНОН МВД России удалось перехватить таджикский «КамАЗ»-рефрижератор, который вез в Ульяновск, согласно путевым документам, восемь с половиной тонн сока. При тщательном осмотре с использованием специально обученных собак в «КамАЗе» было обнаружено более двухсот пятидесяти килограммов опия-сырца, два килограмма героина и одиннадцать с половиной килограммов гашиша. Стоимость этой партии наркотиков по ценам «черного рынка» превысила миллион долларов США. Спрессованное в плотные брикеты и герметично упакованное зелье было тщательно запрятано в теплоизолирующий слой кузова.

Наркоманам, наркодельцам, а также пограничникам, таможенникам и милиционерам хорошо известны поезда Душанбе – Москва и Душанбе – Саратов. Каждый вагон нашпиговывают опием и героином под завязку. Изымается, к сожалению, только часть товара, ведь для того, чтобы выгрести весь потайной груз из железнодорожного состава, надо каждый раз разбирать все вагоны и электровоз на мелкие составляющие.

Наряду с поставками крупных партий наркотиков используются и «муравьиные перевозки»: это когда относительно мелкие грузы провозят наркокурьеры – так называемые «мулы» или «ишаки». Несмотря на то что довольно часто их задерживают, число «мулов» возрастает. Что, в общем-то, вполне объяснимо. Огромное количество людей просто не может найти себе другого заработка. Очень часто в качестве курьеров используют женщин, преимущественно матерей-одиночек. Часто такие курьеры даже не осознают, что им грозит в случае задержания.

А наркодельцам поставки наркотика в Россию приносят астрономические барыши. Килограмм героина в Афганистане стоит 8–10 тысяч долларов США, тот же килограмм в Таджикистане оценивается уже в 20–25 тысяч долларов, в Москве его цена возрастает еще в несколько раз. Годовой оборот наркобизнеса в целом по России оценивается в 3 миллиарда долларов, а западные эксперты называют сумму в 5–7 миллиардов. Прибыль от продажи наркотиков на российской земле составляет от 300 до 2000 процентов. То есть, вложив в «дело» доллар, наркоделец в конечном счете получает за него до двух тысяч «зеленых».

НАРКОТЕРРОРИЗМ

«Независимая республика Ичкерия» уже внесла свой вклад в развитие наркобизнеса на территории России, и это только начало. Производство и продажа наркотиков наряду с похищением и продажей заложников для многих «воинов Аллаха» стали едва ли не самым главным источником самофинансирования.

На не зависимой от российских законов территории резко увеличились площади маковых плантаций. Друг чеченского народа Бен Ладен помог приобрести современное оборудование для лабораторий, а точнее, для мобильных фабрик по производству героина. Часть доходов шла на общее дело, часть оседала у «фабрикантов». Продукция преимущественно уходила в Россию. Впрочем, себя чеченские наркодельцы тоже не обижали.

Дело в том, что количество боевиков, принимающих наркотики, приближается к ста процентам. Раньше самой популярной и наиболее распространенной была анаша, а теперь они отдают предпочтение героину. Потребление его резко возросло еще во время первой войны в Чечне. Героин использовался как обезболивающее средство, им поддерживали боевой дух личного состава.

Ичкерия давно поддерживает тесную связь с афганскими талибами. Сейчас даже объявлено об установлении дипломатических отношений между двумя «дружественными исламскими государствами». А известно, что Афганистан стал мировым лидером по производству и контрабандному распространению героина. За несколько лет ему удалось потеснить на мировом наркорынке даже страны «Золотого треугольника». По некоторым экспертным оценкам, в настоящее время на долю Афганистана приходится чуть ли не половина мирового производства наркотиков опийной группы. Так что чеченские сепаратисты вышли на достойного партнера по самому прибыльному криминальному бизнесу. Невооруженным взглядом просматривается широкая перспектива чудовищного для России сотрудничества. Талибы обеспечивают героином в любых количествах, а чеченские преступные формирования занимаются его доставкой и контролируют распространение по российским городам и весям.

Следует учитывать, что многие чеченские боевики – выходцы из Казахстана, где у них сохранились серьезные связи. Они вполне могут и организовать там производство наркотиков, и наладить надежные каналы их переброски. Собственно, все это уже происходит. Так что вскоре чеченские боевики будут приезжать в Казахстан не только на отдых и лечение после боевых действий, но и с инспекцией героиновых и финансовых потоков.

Доходы от наркобизнеса позволяют различного рода террористическим формированиям не только продолжать свое существование, но и набирать силу. В частности, партизаны в Колумбии контролируют производство кокаина. Косовские албанцы, точнее, их вооруженные отряды отчаянно стремились утвердить свой контроль над регионом, чтобы спокойно заниматься поставками героина в Западную Европу по так называемому «балканскому маршруту». Что они сейчас и делают. Албанцы постепенно вытесняют турок с господствующих позиций, берут дело в свои руки и подсчитывают доходы. Еще, наверное, благодарят ребят из НАТО.

«КАК ДОШЛИ ДО ЖИЗНИ ТАКОЙ?»

Большинство граждан проблема наркотиков особо не волнует. Прежде всего потому, что люди просто-напросто не понимают, что дом-то уже полыхает вовсю и, если все останется как есть, только вопрос времени, когда рухнет потолок над каждой конкретной головой. Да какой с обывателя спрос! До него всегда и все доходит с трудом. Ну а государственные мужи? Они-то о чем думали, что предпринимали? Ведь национальная же угроза.

Получается, что и те рукой махнули – видно, были дела поважнее.

Лет пятнадцать – двадцать назад отсутствие четкого осознания на государственном уровне всей опасности наркотической угрозы, тенденций ее развития привело к тому, что не была вовремя организована целостная система противостояния новому для России злу. Более того: сама проблема замалчивалась. Тогда официально считалось, что наркотики употребляют преимущественно антисоциальные элементы, уголовники по большей части. Основная роль в борьбе с наркотиками отводилась милиции. Такой подход заранее обречен на неудачу. Уже тогда, на начальном этапе, были допущены серьезные ошибки.

Для того чтобы ответить на вопрос, почему дебют своей антинаркотической партии Россия разыграла из рук вон плохо, необходимо прежде всего уяснить, что представляет собой пресловутый наркотрэффик – незаконный оборот наркотиков.

Развитие наркотрэффика определяется двумя факторами: спросом на наркотики и предложением их на «черном рынке». Сегодняшняя доступность наркотиков – не случайно они упоминались наряду с такими расхожими товарами, как сигареты и водка, – это развитое предложение. Богатый выбор на наркорынке – есть наркотики для бедных и для богатых, есть для очень бедных и очень богатых – тоже развитое предложение. Подобное положение дел значительно упрощает вовлечение в наркоманию: можно выбрать то, что тебе по средствам, а во-вторых, без особых проблем приобрести приглянувшуюся разновидность «кайфа».

Как известно, зачастую наркотики начинают употреблять просто из любопытства, за компанию, от скуки, от отчаяния, чтобы быть похожим на какого-нибудь кумира и еще по ста причинам. Наличие богатого ассортимента на наркорынке разжигает интерес и служит дополнительным стимулом и для новичка, и для наркомана со стажем. А в наркобизнесе спрос и предложение взаимно стимулируются. В результате оборот наркотиков развивается просто стремительно.

Причем быстрее всего спрос растет на более «жесткие», соответственно, более дорогостоящие наркотики. Быстрее возникает от них зависимость. С другой стороны, стараясь использовать конъюнктуру наркорынка с максимальной выгодой, наркодельцы стремятся сбыть как можно больше своего «товара», всячески проталкивают его, что в конечном счете ведет к постоянному увеличению числа постоянных клиентов – наркоманов.

Наркобизнес очень чутко реагирует на изменение обстановки. Постоянно подстраивается и перестраивается. Такой пример. Когда в США значительно увеличился объем торговли героином, американское правительство решило предпринять жесткие меры. Удалось добиться значительного усиления пограничного и таможенного контроля. Количество изымаемого на границе наркотика резко увеличилось. Казалось бы, правительство добилось своего. Героиновая торговля должна пойти на убыль. Но ничуть не бывало. Героина в американских городах действительно поубавилось, но спрос-то на него не сократился. Напротив, стал просто ажиотажным – из героина ведь сделали дефицит. Соответственно, тут же подскочила цена, и героин стал наиболее привлекательным товаром для наркодельцов всех рангов. Отрабатывались новые приемы и способы завоза наркотика в страну, увеличилось количество контрабандных поставок. В результате героиновая торговля вышла на более высокий уровень. С другой стороны, часть потребителей переключилась на другие наркотики, простимулировав развитие дополнительных «отраслей» наркобизнеса. Вот к чему может привести непродуманное воздействие на такую сложную систему, как незаконный оборот наркотиков

В нашей стране тоже найдется немало поучительного. Чего стоит знаменитая антиалкогольная кампания, развернувшаяся во времена перестройки. Намерения тогда были вроде бы самые благие. Но резкое ограничение продажи спиртного только уменьшило предложение, а спрос-то остался неизменным. В результате развернулось широкомасштабное самогоноварение, резко активизировались спекулянты, участились злоупотребления в госторговле спиртными напитками, часть населения, кстати, стала активнее употреблять наркотики – как заменитель алкоголя, было отмечено множество случаев отравления всевозможными суррогатами. Госказна понесла большие убытки, зато огромные доходы извлекли подпольные дельцы. Фактически был достигнут обратный эффект.

В случае же с наркотиками мы, похоже, снова наступили на те же грабли. Для того чтобы борьба с наркобизнесом была действительно успешной, необходимо сбалансированное воздействие на оба фактора. То есть следует параллельно снижать спрос и сокращать предложение. Это основное правило должно быть твердо усвоено. Все должны понять, что нет простого и легкого пути избавить страну от наркотиков.

Увы, и сегодня большинство граждан убеждены, что наркотики практически в открытую продают на улицах прежде всего потому, что очень плохо работает милиция. Ну, может быть, таможня еще виновата – плохо проверяет закордонные грузы на предмет контрабанды. Соответственно, решение проблемы наркотиков видится крайне незамысловатым. Надо просто «закрутить гайки», переловить и пересажать всех наркоторговцев, изъять у них весь «товар» – вот и все. Если бы все было так просто!..

НАРКОДЕТЕКТИВЫ

Работа детективов, занимающихся раскрытием наркопреступлений, значительно отличается от деятельности их коллег, расследующих кражи, разбои, убийства. Ведь специфическая особенность преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, – их полная латентность (скрытность). Это так называемые «преступления без потерпевших». Разумеется, фактически существует масса пострадавших от распространения наркотиков, но сами эти пострадавшие себя таковыми не считают и с заявлениями в отделения милиции не спешат.

Статистика наркопреступлений и изъятых правоохранительными органами наркотиков – это статистика выявленных преступлений, то есть тех, что установлены милицией. Зачастую возникает парадокс: там, где с наркотиками действительно серьезно борются, статистика пугающая. А там, где не борются, – наоборот. Во всем мире считается достаточно верным следующий подход к наркостатистике: выявленные правоохранительными органами наркопреступления составляют примерно десять процентов от их общего количества.

Самым главным профессиональным качеством борца с наркобизнесом считается умение получать информацию о своих «подопечных». Причем получать оперативным путем. Спецы из DEA – федерального ведомства США по борьбе с наркотиками – утверждают, что привлечение к сотрудничеству хорошо осведомленных участников оборота наркотиков – основное и непременное условие для проведения результативных операций.

Увы, далеко не каждый детектив может похвастаться умением склонить противника на свою сторону. Для этого требуются не только годы практической работы, но и своеобразный талант.

Существует еще одна серьезная опасность – коррупция. Наиболее уязвимое звено здесь опять-таки оперативные работники и следователи, хотя в принципе драгдилеры довольно успешно используют подкуп в отношении любых лиц, имеющих возможность влиять на развитие их бизнеса. Вообще существует прямая зависимость между уровнем наркобизнеса и уровнем коррупции в стране. И в правоохранительных органах в частности. Огромные деньги, которые приносят наркотики, секретный, закрытый характер проводимых расследований (меньше возможностей для контроля за оперативниками), довольно тесное общение по долгу службы с участниками наркотрэффика – все это объективно увеличивает вероятность перехода части сотрудников правоохранительных органов на службу наркомафии. Эта проблема остро стоит не только в России – во многих странах, в том числе и в США, где и опыта борьбы с незаконным оборотом наркотиков побольше, и финансовое положение полицейских выгодно отличается от отечественного.
ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ, ВЫХОД – ?

Сегодня в России стать наркоманом чрезвычайно просто. А вот избавиться от наркозависимости значительно труднее. Снизить спрос на наркотики – задача очень трудная. Наверное, более трудная, чем уменьшение количества поступающих в страну наркотиков.

Во-первых, необходима огромная профилактическая работа. И не примитивная и формальная, а продуманная, целенаправленная и эффективная. К сожалению, в этой области в России практически нет высококвалифицированных специалистов.

Во-вторых, нужна отлаженная система лечения и реабилитации больных наркоманией с использованием самых современных методик. Общеизвестно, что получить квалифицированную медицинскую помощь имеют возможность далеко не все больные. И ежегодно шансы получить такую возможность неуклонно снижаются. За последние несколько лет количество наркологических диспансеров в нашей стране сократилось на 30 процентов, количество мест для лечения в стационарах – на 60 процентов, врачей-наркологов стало меньше на 25 процентов.

Низкий уровень реабилитации наркозависимых обычно объясняется отсутствием средств, а лечение наркомании на должном уровне – очень дорогостоящее дело. Комплект медицинского оборудования для ранней диагностики употребления наркотиков (особенно необходим в школах) стоит около 12 тысяч долларов. Стоимость курса лечения одного человека – в среднем тысяча долларов. Сегодня эффективность работы государственных учреждений, где могут лечиться наркоманы, ничтожна. Излечиваются лишь 2–5 процентов больных. Излечившимися считают тех, кто в течение года после лечения воздерживается от приема наркотиков.

Любопытно, что самые эффективные учреждения по реабилитации больных наркоманией в США действуют на принципах известного российского педагога Антона Макаренко. Американцы используют в борьбе с наркотиками наш опыт, а мы не можем рационально распорядиться тем, что имеем.

Состояние антинаркотической профилактики в СМИ сегодня оставляет желать лучшего. Проблема или забалтывается, или упрощается донельзя. На телевидении нет ни одной передачи о проблемах борьбы с наркоманией и наркобизнесом. Большинство газетных публикаций о наркотиках сводятся к одной схеме: тогда-то и там-то изъято такое-то количество наркотиков, цена изъятого на «черном рынке» составляет... Практически это реклама прибыльному бизнесу.

Крайне необходимо создать единый координирующий центр борьбы с наркоманией и наркобизнесом на самом высоком государственном уровне. Разобщенность, разнобой в антинаркотической деятельности сводит на нет все усилия.

Главное, что необходимо сделать, – довести до массового сознания, как опасны наркотики каждому человеку. Если в ближайшее время, сегодня, сейчас не произойдут качественные изменения в противостоянии наркотикам, то Россия превратится в самую крупную страну в мире не только по территории, но и по масштабам потребления наркотиков.

Еще одно примечательное обстоятельство, подтверждающее новое качество российской наркоситуации. С недавних пор Россия органично интегрировалась в организованный международный наркобизнес. Тому есть самые серьезные доказательства.

В 1998 году в Москве был задержан гражданин Эквадора Хулио Лопес Родригес Педро – улыбчивый, обаятельный коммерсант, поставляющий в Москву из разных стран Латинской Америки бананы. Свой вкусный бизнес он развивал в России аж с 1994 года. А до этого – в конце восьмидесятых – даже успел поучиться в высшей партийной школе КПСС. Близким был по духу.

В поле зрения сотрудников УБНОН МВД России эквадорец попал случайно. Просто маршруты его поездок по миру очень уж точно совпадали с основными путями наркотических потоков. К общительному торговцу решили присмотреться повнимательнее. Трудно передать удивление сыщиков, когда, проведя целый комплекс хитроумных оперативных комбинаций, они выяснили, что их «подопечный» – куратор крупных международных поставок кокаина из колумбийского Кали-картеля, мирового лидера по производству и распространению кокаина во множестве стран Нового и Старого Света. Педро уже давно разыскивали правоохранительные органы Великобритании, США, Польши и ряда других стран. Правда, там он фигурировал под другими фамилиями.

Вплотную занимаясь деловой активностью эквадорца, оперативники получили информацию о крупной поставке кокаина из Колумбии в Нью-Йорк (примечательно, что об этом узнали в Москве, где Хулио отлично прижился и чувствовал себя в безопасности) – 889 килограммов кокаина, направляющиеся в США вместе с грузом бананов, – и сообщили американским коллегам. Кали-картель понес убытки на 25 миллионов долларов. Сам Хулио тогда остался в стороне.

Чтобы реабилитировать себя в глазах руководства родной организации, он замыслил переправить в Москву 500 килограммов кокаина, но не успел – был арестован сотрудниками УБНОН на Крымском мосту в Москве. После ареста высветилось еще одно направление в кипучей деятельности латиноамериканца. Он контрабандой переправлял в Москву крупные суммы наличных долларов. Валюту прятали в подержанных иномарках. В российской столице Хулио без проблем помещал наркодоллары на банковские счета («отстирывал») и уже легальным порядком переводил своим партнерам в разные страны. В настоящее время Педро отбывает наказание в США. Но его вакансия в Москве, очевидно, не долго оставалась свободной. Картель, наверняка, уже подыскал замену.

Лидеры мирового наркобизнеса всерьез заинтересовались бескрайними российскими возможностями. Они уже включили Россию в число своих самых перспективных клиентов. Страна-наркоман так просто уже не соскочит с иглы.


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку