ЖОВТО-БЛАТНЫЕ

ЖОВТО-БЛАТНЫЕ
Автор: Александр КРУГЛОВ
05.03.2015
 
КАЖДЫЙ ТРЕТИЙ ОФИЦИАЛЬНО ПРИЗНАННЫЙ ВЕТЕРАН БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ НА УКРАИНЕ НИКОГДА НЕ ВОЕВАЛ
 
В середине февраля в Минобороны Украины заявили, что в возросшем почти в три раза по сравнению с прошлым годом (до 44,6 млрд гривен) военном бюджете почти половина запланирована на зарплату военным, премии за выполнение задач в зоне проведения АТО и уничтожение вражеской техники. При этом обычные военнослужащие опасаются, что эти деньги до них не дойдут. Сегодня рядовому военнослужащему становится все сложнее получить статус участника боевых действий, в то же время высокопоставленные военные и чиновники становятся ветеранами войны и орденоносцами, даже не побывав в зоне АТО. Почему в постсоветских странах премии и награды получает кто угодно, но только не те, кто их реально заслужил, разбирался корреспондент «Совершенно секретно».
 
Различные льготы, крупные выплаты и возможность для успешной карьеры за участие в боевых действиях становятся трендом в постсоветских республиках. Это явно прослеживалось во время событий в Чеченской Республике, когда, чтобы привлечь в зону контртеррористической операции квалифицированных военнослужащих, были введены двойные оклады и стимулирующие выплаты, так называемые боевые. На Украине, по всей видимости, обратились к чеченскому опыту.
 
Напомним, что украинский Кабмин обязал выплачивать в двукратном размере денежное обеспечение военнослужащим, которые принимают непосредственное участие в АТО, плюс по тысяче гривен за каждые сутки непосредственного участия военнослужащего в боевых действиях. Присуждение этого статуса дает право на существенные льготы в обеих странах и после увольнения из силовых структур, в том числе скидки за жилищно-коммунальные услуги, повышенную пенсию, снижение налогов и другие.
 
ЗА УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ УКРАИНСКИМ ВОЕННЫМ ЗАПЛАТЯТ ЗЕМЕЛЬНЫМИ НАДЕЛАМИ
 
Единственное, чего не было в России, – это дополнительных премий за уничтожение военной техники противника: украинским военным пообещали за уничтожение автомобиля вознаграждение порядка 12 тыс. гривен, танка – 48 тыс. гривен, реактивной системы залпового огня – 60 тыс. гривен, боевого самолета – 121 тыс. гривен. Также было заявлено, что военнослужащие, которые отказались принимать участие в боевых действиях на востоке Украины, не смогут занимать руководящие должности в Министерстве обороны. Еще одна оригинальная льгота – освобождение участников АТО от уплаты процентов по кредитам и штрафных санкций за невыполнение кредитных обязательств. Ветеранам АТО также предоставляются земельные наделы. По информации территориальных органов Госземагентства Украины, в 2014 году участниками боевых действий подано 102 заявления на получение земельных участков.
 
Между тем, по признанию украинских военных, сегодня на Украине все сложнее становится получить право на льготы. По официальным данным, на сегодняшний день официально признаны воевавшими около 16 тыс. человек, и это очень мало. По самым приблизительным подсчетам, количество участников антитеррористической операции составляет более 50 тыс. человек. И это только военнослужащие Министерства обороны, при этом статус участника АТО также должны получать бойцы Национальной гвардии и добровольческих батальонов.
 
Главный научный сотрудник Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара Виталий Цымбал рассказал «Совершенно секретно», что во время боевых действий в Чечне российским военнослужащим также неоднократно приходилось сталкиваться со случаями несправедливости при начислении дополнительных выплат. По словам нашего собеседника, куда проще было получить выплаты тем, кто обеспечивал боевые действия, например офицерам финансовых служб, чем солдатам и офицерам, которые реально, с оружием в руках, ходили в бой. Последним приходилось длительное время бороться и добиваться положенных льгот, в том числе и в судах.
 
Сейчас решение о признании участником боевых действий на Украине принимается на заседании межведомственной комиссии по вопросам предоставления статуса участника боевых действий. Здесь еженедельно решается, кто из принимавших участие в антитеррористической операции достоин называться участником боевых действий, а кто нет. Всего было подано более 17 тыс. личных дел граждан, претендующих на получение этого статуса, из них около полутысячи было отправлено на доработку. Препятствий на пути к получению заветного статуса участника АТО сейчас все больше. При этом становится нормой, что реальные участники не могут получить статус участника боевых действий.
 
Например, проблемы возникли у военнослужащих, фактически участвующих в АТО, но по документам находящихся на учебных полигонах. И таких частей сегодня немало. Практически не присваивают этот статус гражданским специалистам. За все время спецоперации участниками боевых действий было признано всего около сотни сотрудников предприятий и организаций, которые выполняли работы в зоне АТО. При этом чиновники, которые ездят на Донбасс, получают документы без проблем. В последнее время количество государственных деятелей в зоне АТО растет в геометрической прогрессии. Большинство из них едут даже не за льготами, а за статусом, который поможет в дальнейшей карьере, и это явление получило свое название – «военные туристы».
 
УКРАИНСКОГО ЧИНОВНИКА ЛИШИЛИ СТАТУСА УЧАСТНИКА АТО И УВОЛИЛИ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА
 
Напомним, что в начале года разразился скандал прямо в зале заседаний Верховной рады. Депутаты заставили заместителя министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Дмитрия Исаенко публично отказаться от статуса участника АТО. Депутаты решили, что чиновник, используя служебное положение, нечестно стал участником боевых действий в АТО, чтобы не попасть под люстрацию.
 
По результатам расследования чиновник был отправлен в отставку. После этой публичной выволочки от статуса участника АТО отказался еще один – чиновник заместитель министра регионального развития строительства и жилищно-коммунального хозяйства Андрей Белоусов. В связи с этими случаями премьер Арсений Яценюк заявил, что отныне всем чиновникам запрещено принимать участие в антитеррористической операции во избежание спекуляций на основании получения статуса участника боевых действий.
 
При этом практически забытым остался случай с сыном Президента Украины Петра Порошенко, который, по официальной версии, добровольно отправился воевать в зону АТО, где командовал артиллерийским подразделением. До сих пор не было представлено никаких доказательств его участия в антитеррористической операции, тем не менее несколько раз появлялась информация: отец вручил ему еще и государственную награду.
 
Составлять списки солдат, имеющих право на получение статуса участника боевых действий, оформлять необходимые документы должны командиры подразделений, но они ввиду загруженности чаще всего недобросовестно относятся к своим обязанностям, поэтому в некоторых случаях с этим возникают сложности. Эксперты отмечают, что у обычных солдат зачастую нет возможности настоять, чтобы их документы привели в порядок. Обратная сторона вопроса – это чиновники, которые приезжают в зону АТО.
 
Они служат образцом в оформлении документов. На фоне этой ситуации на Украине зарождается новый вид бизнеса – оказание услуг по выдаче статуса участника АТО. Предприимчивые чиновники уже сегодня зарабатывают деньги. Главное подспорье – это реестр получивших статус участника боевых действий: после внесения в него данных сложно проверить, находился ли льготник на фронте, или же отсиделся в тылу, но сумел грамотно оформить необходимые документы.
 
Махинации достигли таких масштабов, что в Верховной раде зарегистрирован законопроект, который предусматривает уголовное наказание за манипуляции со статусом участника боевых действий в связи с проведением АТО. В частности, за подделку и продажу документов об участии в военном конфликте на Донбассе предлагается штрафовать на крупную сумму или лишать свободы на срок до трех лет. За использование «липовых» удостоверений тоже будут сажать. Также планируется применять жесткое наказание к армейским или милицейским начальникам, которые, вымогая взятки, отказываются выдавать документы, подтверждающие участие военнослужащих или добровольцев в АТО.
 
Необходимость введения карательного закона за махинации авторы законопроекта объясняют тем, что на распределении такого рода гарантированных государством благ на Украине всегда массово паразитируют. По оценке бывшего министра социальной политики, народного депутата Павла Розенко, сегодня на Украине приблизительно треть от общего количества льготников ненастоящие. Например, официальная статистика подтверждает, что за последние двадцать лет число ликвидаторов-чернобыльцев увеличилось почти втрое, превысив 110 тыс. человек.
 
Парадоксальным образом каждый год количество украинцев – участников военных конфликтов на территории других государств стремительно увеличивается (украинские военные участвовали в 12 миротворческих операциях ООН, ЕС и НАТО за пределами страны, в которых было задействовано около тысячи военнослужащих); выясняется, что на сегодняшний день ветеранами международных конфликтов признаны более 60 тыс. человек. Раньше, чтобы стать ветераном боевых действий, чиновники любым путем стремились побыть несколько дней в «горячей точке», где находились украинские миротворцы, например, в составе официальной делегации. Однако теперь «военные туристы» переориентировались на восток страны: пусть это опаснее, но путь короче, главное – оформить по всем правилам командировку. По данным некоторых источников, стоимость такого тура приближается к 4 тыс. долларов, но для чиновников, планирующих карьеру, игра стоит свеч.
 
ИЗ-ЗА СОМНИТЕЛЬНЫХ ГЕРОЕВ БОЕВЫЕ НАГРАДЫ НА УКРАИНЕ СТРЕМИТЕЛЬНО ТЕРЯЮТ ЦЕННОСТЬ
Фото: niklife.com.ua
 
ШТАБНЫЕ ОФИЦЕРЫ, ДАЖЕ НЕ НАХОДЯСЬ В ЧЕЧНЕ, ПОЛУЧАЛИ ОРДЕНА
 
Бывший участник боевых действий в Чечне, заместитель командира батальона Сергей Авдеев рассказал «Совершенно секретно», что во время второй контртеррористической операции в Чечне у российских солдат также было множество проблем с оформлением статуса участника боевых действий.
 
«Первоначально ситуация складывалась примерно так же, как и сегодня на Украине: большую часть солдат забывали включать в списки на получение статуса участника боевых действий. Впрочем, многие даже не понимали, что это им пригодится в будущем, и не настаивали.
 
Еще более несправедливо складывалась ситуация с наградами. Чтобы получить медаль, солдату или младшему офицеру нужно было рисковать жизнью, совершить реальный подвиг, а потом еще его доказать. При этом некоторые старшие офицеры, особенно командированные из вышестоящих штабов, которые дальше штабной палатки и носу не казали, каким-то образом получали ордена, а кое-кто умудрился получить награду, даже не заезжая в Чечню. Существовала определенная такса на награду: например, орден Мужества можно было запросто обменять на ящик дагестанского конька. Думаю, не стоит говорить, как обесценились в это время значимость наград.
 
Об обнаглевших штабных много говорили между собой, но никто не старался перенести эти нарушения в публичную плоскость. Возможно, это происходило потому, что наши кадровики статус участника боевых действий присваивали практически каждому, кто на этом настаивал и мог предоставить документы, и не требовали дополнительных доказательств. В России о нарушениях такого рода особенно не распространяются, навскидку могу вспомнить только один случай, когда бывший военком Москвы генерал-майор Андрей Глущенко в 2004 году поручил своим подчиненным подделать и оформить на его имя удостоверение ветерана боевых действий».
 
И уж точно на ком в России никогда не экономили, так это на семьях пропавших без вести военнослужащих. Конечно, эти выплаты были незначительными, но обычно выплачивались без проволочек. В то же время украинские власти демонстрируют беспрецедентный цинизм в отношении семей, потерявших кормильца на войне; правозащитники опасаются, что они могут вообще остаться без помощи государства.
 
И это массовая проблема: по украинским законам компенсацию государство платит только в случае гибели или ранения бойца. Но сегодня около двух тысяч украинских военных, которых, скорее всего, нет в живых, числятся пропавшими без вести. Жен и детей этих военнослужащих практически оставляют один на один со своими проблемами и горем. Более того, им приходится по истечении шести месяцев через суд доказывать, что их родные действительно пропали в зоне АТО, – до этого времени все выплаты приостанавливаются.
 
Особая история с пропавшими без вести бойцами добровольческих батальонов, которые в большинстве случаев даже не числятся в списках личного состава. Правозащитники призывают немедленно изменить нормы Гражданского кодекса, затрудняющие процедуры объявления солдат пропавшими без вести, умершими, а также максимально упростить для рядовых бойцов порядок предоставления статуса участника боевых действий. Большие проблемы возникнут у военнопленных – их права по закону вообще не защищены. Исходя из этого, напрашивается вывод: остается еще очень много недоработок и нестыковок на законодательном уровне.
 
УКРАИНА НЕ ВЫПОЛНИТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПЕРЕД ВЕТЕРАНАМИ АТО
 
Эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев рассказал «Совершенно секретно», что система признания участником боевых действий несовершенна и в России, и на Украине.
 
«В Российской армии неоднократно случались скандалы, связанные с предоставлением статуса участника боевых действий, выплатами боевых и незаконным награждением, но все оставалось внутри системы. Эти конфликты заминались, поскольку у нас силовые структуры жестко контролируются изнутри. Во время проведения контртеррористических операций попадались откровенные мошенники. Например, в базовый лагерь приезжали с проверкой офицеры высоких управлений, сидели в безопасном месте, а потом вдруг выяснялось, что все получили статус участника боевых действий, а то и медали и ордена.
 
Сейчас что-то подобное происходит на Украине, но там часто скандалы, связанные с махинациями, выносятся на публику, хотя уменьшению подобных случаев это не способствует. Подобная гласность связана с тем, что в АТО участвуют разные силовые структуры, в том числе и частные батальоны. Эти структуры не имеют жесткой закрытости, при этом являются конкурентами, поскольку идет борьба за деньги, которые выделяются на проведение АТО.
 
Однако, в общем, проблемы, связанные со справедливым распределением льгот и наград, идентичны. Думаю, что если говорить об Украине, то ситуация там еще более критическая, поскольку четко не прописано положение об участниках боевых действий этой антитеррористической операции, также не определен порядок, кому и в каких размерах выплачивать. Ситуация становится более запутанной из-за того, что, помимо официальных Вооруженных сил, там действуют добровольческие батальоны, на бойцов которых не распространяется статус военнослужащих, они живут по своим законам, идущим в противоречие даже с законодательством Украины.
 
Мне кажется, что создавались эти подразделения, и вообще вся система проведения этой операции, принимались политические решения, но законодательного обеспечения как такового никто не проводил. В законодательстве остается много спорных моментов, и это играет на руку мошенникам, которые хотят заработать деньги на АТО.
 
При общем сходстве между контртеррористическими операциями в Чечне и войной на востоке Украины существует принципиальное отличие. Если в Чечне (что бы там ни говорили) для участия в контртеррористической операции применялись больше меры поощрения, то на Украине – больше принудительного характера, а льготы только декларируются. Вообще сомневаюсь, что все преференции, обещанные участникам АТО, когда-нибудь будут реализованы. Даже если это произойдет, то станет неподъемной нагрузкой на бюджет страны, который и так сегодня трещит по швам. Для меня очевидно, что Украина не собирается брать на себя ответственность за участников АТО.
 
Сейчас создается видимость, что государство ценит своих героев: солдатам вручают медали, объявляют героями, в информационном пространстве стараются показать, что страна думает о своих защитниках и ценит то, что они для нее сделали. Но очевидно, что так и не создана система поощрения участников войны, на деле о большом числе ветеранов войны с подорванным здоровьем и со сломанной психикой постараются быстрее забыть, бросят один на один со своими проблемами, не оставят никаких льгот.
 
Скорее всего, выплаты будут заморожены, ведь до сих пор не известно, откуда правительство будет брать средства на их лечение и реабилитацию. Непонятно, как эти люди со сломанной психикой будут возвращаться в гражданскую жизнь. Бытовая неустроенность, несправедливость приведут к тому, что в стране повысится уровень психических расстройств, уровень преступности, и это может спровоцировать новый социальный взрыв в обществе».
 

Авторы:  Александр КРУГЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку