НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

Жестокие игры

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.08.2009
   
 Злобная Лори Дрю
 
   
   
Родители погибшей девочки Тина и Рон Майеры  
   

В США состоялся первый в истории судебный процесс над блогером. Он обнаружил не просто драматическую, но почти неразрешимую коллизию

К  огда-то посещение публичного маскарада было волнующим приключением. Светская скромница, скрыв лицо под маской, могла играть роль отчаянной кокетки: «Диана в обществе... Венера в маскераде...» Героиня «Летучей мыши» Розалинда устроила ветреному мужу сладкую месть, заставив его флиртовать с собой. Для лермонтовских Арбенина и Нины костюмированный бал в доме Энгельгардта закончился трагедией.
В наши дни функцию маскарада взяли на себя социальные сети Интернета, участники которых выступают не под собственными именами, а под «никами» – псевдонимами – и масками – изображениями всевозможных литературных и исторических персонажей, заменяющими настоящие изображения блогеров. Участие в этом нескончаемом карнавале чаще всего безобидно и даже полезно – это терапия, избавляющая от комплексов и социофобии. Но существует грань, за которой игра становится опасной для того, кто забыл, что это игра, а не реальность.
Юная американка Мейган Майер из городка Дарденн-Прэри близ Сент-Луиса, штат Миссури, была обычной девочкой из обеспеченной семьи. Правда, у нее диагностировали синдром дефицита внимания и гиперактивность, но это часто бывает с детьми, никакой патологии тут нет. Родители отнеслись к расстройству с должной ответственностью. Мейган принимала необходимые медикаменты и постоянно наблюдалась у психиатра. В седьмом классе с ней стряслась новая напасть – она стала жертвой травли, которую теперь и в России психологи называют английским словом «буллинг». Мейган терпела насмешки одноклассников из-за своей чрезмерной полноты.
Поделать тут, как правило, ничего нельзя – надо переводить ребенка в другую школу. Родители Мейган так и поступили: в восьмой класс она пошла в новую, католическую школу для девочек, в которой ученицы носят форму, им не дозволяется пользоваться косметикой и надевать ювелирные украшения. Дело вроде бы пошло на лад: у Мейган появились новые подруги, она похудела, увлеклась волейболом. Но взрослеющий организм требовал общения с представителями мужского пола. Через сеть MySpace Мейган свела знакомство с 16-летним юношей по имени Джош Эванс, который, по его словам, жил в соседнем городишке. Он сам объявился на ее странице и попросил добавить его в друзья. Мейган была в восторге. «Посмотри, какой красавчик, – сказала она матери. – Правда, классный?» «Симпатичный», – согласилась, взглянув на фото, мать и разрешила добавить Джоша в друзья.
Виртуальный роман развивался бурно под недремлющим оком матери. Тина Майер знала правила MySpace: сеть разрешает заводить аккаунты лицам не моложе 14 лет, поэтому пароль для доступа на сайт дочери был только у Тины. Мейган была счастлива.
В один злосчастный день, спустя шесть недель после начала знакомства, тон посланий Джоша вдруг резко изменился. «Не знаю, хочу ли я дружить с тобой, – писал он. – Я тут слышал кое от кого, что ты не очень-то хорошо относишься к друзьям». У Мейган упало сердце. «Что ты имеешь в виду?» – спросила она, но не дождалась ответа. На следующий день, едва прибежав из школы, она попросила у Тины разрешения войти в сеть. Мать торопилась с младшей дочерью к дантисту. Она видела, что, подключившись к MySpace, Мейган помрачнела, но разбираться было некогда. Тина велела дочери выйти из сети. Та обещала это сделать, как только отправит ответ.
В кабинете дантиста у Тины стало тревожно на душе, и она позвонила Мейган, чтобы узнать, отключилась ли она от MySpace. В ответ услышала горькие рыдания: Джош собрал в сети целую свору, которая устроила Мейган форменную экзекуцию. Тина поспешила домой и, заглянув в монитор, пришла в ужас: ее дочь и компания насмешников обменивались забористой бранью. Тина отругала Мейган за нецензурщину и вышла из MySpace. Дочь поднялась к отцу поплакаться в жилетку. Тот, как мог, успокоил ее. Мейган удалилась в свою комнату, а отец спустился в кухню, где Тина готовила ужин.
Минут через двадцать Тина вдруг оцепенела. Шестое чувство сказало ей, что с дочерью беда. Они нашли свою девочку повесившейся. Она умерла на следующий день. Ей было без трех недель 14.
Когда все было кончено, Рон Майер вошел на страницу свой покойной дочери в сети MySpace и прочел последнее послание Джоша: «Без тебя на свете будет лучше». Аккаунт Эванса оказался стерт.
Первые дни Майеры не знали, куда деваться от горя. Они сходили на прием к психологу. Искали утешения на собраниях общества родителей детей-самоубийц. А потом их потянуло в дом бывшей одноклассницы Мейган из той, прежней школы, где девочку травили. Ее семья жила на той же улице, через четыре дома от Майеров. Тина и Рон сказали бывшей однокласснице дочки, что, хоть отношения у них и были неровные, Мейган ценила ее дружбу. Их пригласили на день рождения девочки, потом на 50-летие отца семейства. А через полтора месяца после смерти Мейган Майерам позвонила соседка и попросила приехать в контору такого-то адвоката.
У адвоката соседка рассказала, что Джоша Эванса никогда не существовало. Его выдумали взрослые. Взрослые эти – родители Сары Дрю, той самой девочки, к которой Майеры ходили на день рождения. Соседкина дочь тоже участвовала в мистификации, у нее был пароль от аккаунта Джоша. Когда Мейган увезла неотложка, соседкиной дочери позвонили и посоветовали помалкивать.
Мать Сары, Лори Дрю, и не думала отрицать свою роль в создании ложного аккаунта. По ее словам, это была шутка, имевшая целью выяснить, распространяет ли Мейган сплетни о ее дочери (сплетня заключалась в том, что Сара Дрю – лесбиянка). Ей, конечно, жалко, что так вышло, но Майеры сами виноваты – надо лучше смотреть за ребенком.
Мейган покончила с собой 17 октября 2006 года. А в ноябре того же года окружной прокурор графства закрыл дело за отсутствием состава преступления: Лори Дрю сделала гадость, но гадость эта ненаказуема. Спустя год городской совет Дарденн-Прэри принял закон, который квалифицирует подобные действия как правонарушение и наказывает виновного штрафом до 500 долларов и лишением свободы на срок до 90 дней. Но к делу Мейган Майер закон применить нельзя – он не имеет обратной силы.
Управу на Лори Дрю нашел федеральный прокурор Лос-Анджелеса – города, где расположена штаб-квартира и главный сервер компании MySpace. Он заключил досудебную сделку со свидетелем. 17-летняя Эшли Гриллз, работавшая в компании, которой владеет Лори Дрю, в обмен на иммунитет от судебного преследования призналась, что именно она была автором рокового послания лже-Джоша. По словам Эшли, цель розыгрыша состояла именно в том, чтобы поиздеваться над Мейган, и Лори, читая вслух ее слезные истерические послания, весело смеялась.
Единственным подходящим к случаю федеральным законом оказался закон 1986 года о компьютерном мошенничестве и злоупотреблении. Закон этот успешно применялся против хакеров, но в деле пользователя социальной сети фигурировал впервые. Обвинение вменило Лори Дрю неавторизованное проникновение в сеть – на том основании, что она создала аккаунт от имени несуществующего лица, а это запрещено правилами MySpace. По совокупности предъявленных обвинений Лори Дрю грозило до трех лет тюрьмы и до 300 тысяч долларов штрафа.
У экспертов по компьютерной безопасности глаза на лоб полезли: если сажать в тюрьму всякого, кто нарушает условия провайдера интернет-услуг, тюрем не хватит.
Суд состоялся в ноябре прошлого года. Присяжные признали Лори Дрю виновной по трем пунктам обвинительного заключения, но не смогли прийти к единому мнению по главному пункту – участие в преступном сговоре. Судья отложил вынесение приговора и погрузился в долгое раздумье. Пауза закончилась 2 июля. Лори Дрю оправдана решением судьи, который счел, что наказание противоречило бы конституционному праву на свободу слова. В смерти Мейган Майер никто не виноват.
Американская публика встретила вердикт со смешанным чувством. Бедную девочку, конечно, безумно жалко. Злобная 50-летняя идиотка ничего, кроме презрения, не заслуживает. Однако обвинительный приговор мог создать опасный прецедент уголовного преследования блогера – лиха беда начало. Сложная коллизия.

Вашингтон


 Владиир Абаринов

Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку