НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

ЖЕРТВА СИСТЕМЫ

ЖЕРТВА СИСТЕМЫ
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
23.09.2014
 
ДЕЛО ЕВТУШЕНКОВА: ПЕРЕДЕЛ СОБСТВЕННОСТИ ИЛИ ТОРЖЕСТВО СПРАВЕДЛИВОСТИ?
 
Домашний арест главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова вызвал шкал самых разнообразных комментариев и прогнозов. Нам же показалось интересным рассмотреть этот арест в более широком контексте. А именно: кто и что теперь может оказаться под пристальным вниманием правоохранительных органов?
 
Для того чтобы понять, кому стоит беспокойно ворочаться по ночам, нужно в первую очередь определить, чем именно был вызван арест Евтушенкова. А для этого прежде всего нужно понять, о чем собственно идет речь.
 
По версии следствия, Евтушенков обвиняется в легализации (отмывании) денежных средств (ч. 4. ст. 174 УК РФ). По словам представителя СК РФ Владимира Маркина, речь идет о хищении акций предприятий Башкирского ТЭК. Напомним, что уголовное дело о приватизации «Башнефти» СК возбудил еще в апреле против Урала Рахимова, сына экс-президента Башкирии Муртазы Рахимова. 
 
Подконтрольные ему структуры продали в 2005 и 2009 годах доли башкирских нефтяных компаний АФК «Система», которая создала на их основе «Башнефть». Об этом деле «Совершенно секретно» писала довольно подробно (см. номера от 26 августа, 2 и 9 сентября с. г.), сейчас же отметим, что приватизация и последующая продажа Башкирского ТЭК была совершенно детективной историей с участием небезызвестного сенатора Игоря Изместьева, отбывающего пожизненный срок за организацию терактов и убийств. Важно то, что, выступая в роли «белого рыцаря» для Башкирского ТЭК, Владимир Евтушенков ни в 2005, ни в 2009 году просто не мог не знать, что за актив он покупает. А актив был, прямо скажем, «радиоактивным» – «фонил» так, что последствия расходились широкими кругами.
 
Косвенно «токсичность» актива подтвердил на днях экс-министр финансов Алексей Кудрин, заявив, что сделка по покупке структурами АФК «Система» Владимира Евтушенкова «Башнефти» была согласована на всех уровнях власти. «Проблема приватизации этого актива была известна давно, в том числе и сделка по покупке структурами Евтушенкова этого актива была полностью согласована со всеми уровнями власти. Что могло измениться за это время, я не понимаю», – недоумевал Кудрин. О том, что могло измениться, поговорим позже. Сейчас же важно, что проблемы с приватизацией активов были, Евтушенков о них знал, и расчет его строился не на том, что закон на его стороне, а на том, что «все согласовано».
 
Первый сигнал о том, что с «согласованием» нелады, прозвучал этим летом. В июне «Башнефть» собирается провести общее собрание акционеров, на котором должно быть принято решение об SPO (дополнительный выпуск акций) на Лондонской фондовой бирже (LSE). «Это повысит капитализацию компании и защитит ее от враждебного поглощения», – прямо говорится во всех СМИ. А в кулуарах начинаются разговоры о том, что «тихушник Евтушенков решил вывести капитал». Так ли это или нет, но чисто технически Евтушенков спокойно мог скупить бумаги «Башнефти» в Лондоне через какую-нибудь благообразную инвестконтору на имя офшорного траста. Напомним, в это время уже на самом верху заговорили о том, что капиталы пора возвращать в Россию.
 
Если смотреть с этой точки зрения на июльский арест акций «Башнефти» и вызов Евтушенкова к следователю, то объяснение самого главы АФК «Система» о том, что «Башнефть» стала жертвой рейдерской атаки, выглядит малоубедительным. Вряд ли человек, которого никто еще не упрекнул в недостаточном интеллекте, не понял сигнала. Во всяком случае, решение об SPO так и не было принято: собрание акционеров, назначенное на 12 августа, не состоялось по удивительной причине: не было кворума.
 
Тем не менее в сентябре Евтушенкову было предъявлено обвинение в легализации (отмывании) денежных средств. А ранее, в августе, «Система» оспаривала в суде законность ареста своей доли в «Башнефти», но проиграла. На суде выяснилось, что СК возбудил еще одно уголовное дело – о легализации (ст. 174). Дело в том, что изначально «Система» договорилась о приобретении доли в предприятиях Башкирского ТЭК за $2,5 млрд. Но затем почему-то ей «простили» $500 млн.
 
НАСЛЕДИЕ ПРОКЛЯТОГО ПРОШЛОГО
 
Итак, «Башнефть» имела весьма сомнительное приватизационное прошлое, причем, в отличие от большинства других постсоветских активов, весьма свежее прошлое, при этом уверенность Евтушенкова в безопасности приобретения, если верить Кудрину, базировалось на уверенности в том, что «все согласовано». Ничего не напоминает? Да это же один в один «залоговые аукционы» 1990-х, о которых сами приобретатели говорят, что все было, конечно, не по закону, но «время такое было».
 
А сейчас времена изменились – это первый вывод, который можно сделать. Раздача госсобственности приближенным лицам для покупки их лояльности давно уже не актуальна. Отсюда вывод, который делает экономист, профессор Никита Кричевский: под ударом сегодня все участники той приватизации.
 
«Все, кто был близок к «семибанкирщине»: «Альфа-групп», «Норникель», «Ренова», «Лукойл», «Мечел», НЛМК, «Нафта Москва». И соответственно Авен, Фридман, Потанин, Вексельберг, Алекперов, Зюзин, Лисин, Керимов, – перечисляет Кричевский. – Любое из их предприятий, по которым были проведены залоговые аукционы, может оказаться под пристальным вниманием». При этом наиболее уязвимыми из сырьевых активов он считает «Лукойл», «Нафта-Москва» и «Мечел», а из несырьевых – активы «Альфа-групп». «Предприятия этих групп теоретически могут «попасть» независимо от того, как была оформлена собственность, – рассуждает эксперт. – Потому что прецедент с «Башнефтью» показал – сроки давности здесь не действуют».
 
Это вовсе не российская специфика, отмечает Кричевский. И приводит пример с «Криворожсталью», которая в 2004 году была приватизирована и куплена бизнес-структурами, близкими к тогдашнему президенту, а в 2005 году, после прихода к власти Виктора Ющенко, возвращена в госсобственность и вторично продана индийскому металлургическому магнату Лакшми Митталу.
 
Расприватизация «Криворожстали» шла под лозунгом справедливости. Но и возможная расприватизация купленного на залоговых аукционах вполне укладывается в эту схему. Во всяком случае, вот уже 20 лет опросы показывают, что большинство населения, даже если готово смириться с итогами приватизации, все равно считает ее несправедливой и «воровской».
 
Кричевский признается, что для него самого это было бы восстановлением справедливости. Он уверен, что подобная расприватизация пойдет в конечном счете на пользу экономике. «Они ведь до сих пор ведут бизнес грабительски. Взять ту же «нефтянку». К примеру, на Западе в скважине остается не более 10–20 % нефти, а у нас – 30–40 %. Выгребая «вершки», губят остальное и жалуются, что надо разрабатывать новое месторождение, – говорит он. – А все почему? Потому что вот уже 20 лет они боятся, что их бизнес отнимут».
 
Если экономист прав, то впереди нас ждет еще немало откровений о российских бизнес-реалиях. В этом случае в какой-то степени те, кто сравнивает «дело «Башнефти» с «делом ЮКОСА» правы: тогда победителям залоговых аукционов показали истинную цену их победы, сегодня им могут показать место, куда пора складывать ее плоды.
 
По мнению Кричевского, такое место уже есть. «Они могут сами прийти в Росимущество и отдать эти активы за символическую плату в один рубль – и это будет для них наилучшим выходом, – утверждает он. – Потому что собственность их нелегитимна, общество так и не признало итоги залоговых аукционов. Они уже нажили на этом миллиарды и если добровольно отдадут и отойдут в сторону, государству эти активы сейчас лишними не будут. Иначе, несмотря на все их офшоры и прочее, конец неминуем: придут и заберут».
 
Сейчас такое развитие событий кажется фантастическим. Однако нельзя не признать: залоговые аукционы, несмотря на давно прошедшие сроки давности и многократные уверения в том, что их итоги не будут пересмотрены, действительно до сих пор играют роль «пепла Клааса» в сердцах многих россиян. Неважно, насколько их негодование имеет под собой основания, как бы повернулось все, не будь той распродажи госсобственности – важно то, что мнение Кричевского разделяет достаточно большое количество людей.
 
Тем более что результаты деятельности российского частного бизнеса никак не поддерживают тезис о преимуществах частной собственности, отмечает Кричевский: так, по его словам, по итогам 2012 года чистая прибыль государственной «Роснефти» и частного «Лукойла» сравнима, притом что валовый доход у последнего в 1,6 раза больше.
 
«Вопрос: что матери-родине ценнее: «Роснефть», которая платит налоги и дивиденды, – или «Лукойл», у которого, кстати, и затраты на исследования и разработки в несколько раз меньше?» – задается он вопросом.
 
Двадцать лет практики показали – частник не вкладывается в развитие, резюмирует Кричевский, поэтому лучше будет государству самому управлять реприватизированными активами. «Под государственным присмотром воруют меньше, – уверяет он. – А грамотному менеджменту все равно, в какой компании работать – частной или государственной, его везде будут отрывать с руками». Разумеется, речь идет о тех активах, которые были получены в результате залоговых аукционов, подчеркивает экономист.
 
«Никто не подходит с просьбой отдать бизнес к МТС, «Мегафону», «Билайну», «Яндексу», – говорит он. – Потому что они сами создавались».
 
И опять же – можно сколько угодно рассуждать о поглощениях «Роснефтью» успешной ТНК-BP или о ее задолженности, из-за которой Игорь Сечин уже попросил 1,5 трлн рублей из Фонда национального благосостояния, созданного для того, чтобы российские граждане когда-нибудь начали получать достойную пенсию. Можно вспомнить историю Чичваркина с «Евросетью» или Дурова с его «ВКонтакте». Но ровно такие расчеты, не исключено, сегодня лежат на столах тех, кто решает, каким будет вектор завтрашней экономической политики.
 
Что касается судьбы самого Евтушенкова, то относительно него Кричевский уверен – отдать «Башнефть» для спасения уже недостаточно. «Здесь на 90 % будет обвинительный приговор, – уверен экономист.– «Башнефть» уже признана сомнительным активом. Так что в лучшем случае придется доплатить невыплаченные деньги и налоги».
 
ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ
 
Евтушенкову, конечно, придется пострадать за «Башнефть», но ни о какой массовой реприватизации и речи быть не может, считает управляющий директор ГК «АЛОР» Сергей Хестанов. «Интерес власти сосредоточен в сфере нефтяного бизнеса, а там крупного вне объединений просто не осталось, – говорит он. – Скорее всего, это один из последних прецедентов этого типа».
 
В подтверждение Хестанов приводит то, что рынок на арест Евтушенкова отреагировал довольно спокойно: в отличие от обвала при аресте Ходорковского, на этот раз индекс РТС потерял лишь около процента, к тому же на негативном внешнем фоне. Сюда же можно отнести и то, что акции основного актива АФК «Системы», МТС, упали в тот день незначительно – даже на Лондонской бирже они потеряли чуть более 3 %.
 
Для сравнения: 19 сентября, когда прошла информация об освобождении из-под домашнего ареста Евтушенкова, акции «Системы» подпрыгнули аж на 20 % вверх. И хотя сообщение вскоре было опровергнуто, а Московская биржа заявила, что совместно с Центробанком проверит этот эпизод на предмет манипуляции рынком, факт остается фактом: рынок пока воспринимает историю с арестом Евтушенкова как частный эпизод.
 
Если рассуждать логически, рынок прав. Эмоции эмоциями, но сегодня для государства тот же «Мечел», балансирующий на грани банкротства, или даже «Норникель» с его огромной социалкой, экологическими проблемами и многолетним понижательным трендом цен на никель вряд ли представляют особую радость. Вот изменится конъюнктура, войдут металлурги, угольщики и иже с ними в новый цикл роста – тогда можно вспомнить и о справедливости. А сегодня, когда Фонда национального благосостояния и на спасение имеющихся госактивов может не хватить – пусть еще подрожат.
 
И хотя такое положение не может не вызвать дополнительного оттока капиталов за рубеж, нельзя не признать, что лечение этой болезни может оказаться дороже самого заболевания. Тем более что на примере Евтушенкова власть как раз может отработать схему «дележа»: и с этой точки зрения то, что под жернова правосудия попал «свой», не склонный к бунту, тоже играет на руку данной версии. В этом случае нам предстоит опять-таки демонстративное «раскаяние и наказание» – с толстым намеком для остатков «семибанкирщины».
 
СДЕЛКА СО СЛЕДСТВИЕМ
 
Впрочем, у происходящего могут оказаться и вполне банальные уголовные корни. Дело в том, что уголовное дело по «Башнефти» возбуждено на основе показаний Игоря Изместьева. Осужденного в 2010 году пожизненно экс-сенатора несколько месяцев назад привезли из соликамской тюрьмы «Белый лебедь» в один из столичных СИЗО. По сведениям СМИ, Изместьев пошел на сделку со следствием и сейчас дает показания против бывшего главы «Башнефти» Урала Рахимова и других участников приватизации и продажи компании в обмен на смягчение приговора. Вроде бы Изместьев рассказал следователям не только о причастности Урала Рахимова к экономическим преступлениям, но и о том, что он являлся заказчиком некоторых громких убийств, совершенных «кингисеппской» группировкой.
 
Источник в правоохранительных органах сообщил, что еще в 2008 году, когда расследовалось дело «кингисеппской» ОПГ, Изместьеву предлагали заключить сделку со следствием и дать показания против Урала и Муртазы Рахимовых, но адвокаты его отговорили. Похоже, экс-сенатору пообещали вытащить его из тюрьмы, однако не сдержали слово: позже в суде Изместьев неоднократно заявлял о том, что являлся лишь посредником между Уралом Рахимовым и представителями «кингисеппской» группировки. Он также писал заявления, чтобы Урала Рахимова привлекли к уголовной ответственности, так как именно он, по словам Изместьева, являлся организатором убийств, а сам экс-сенатор лишь выполнял его поручения.
 
Если теперь показания Изместьева подтвердятся, то Евтушенков может выйти на свободу, пожертвовав Рахимовыми, с которыми он имел хорошие отношения. «Башнефть», скорее всего, и в этом случае придется либо отдать, либо существенно доплатить за нее, но для рынка это станет сигналом к тому, что никакого перераспределения собственности не будет. А значит, на инвестиционный климат арест Евтушенкова не повлияет.
 
Тут кстати будет вспомнить, что Евтушенков уже играл роль «белого рыцаря» в ситуации с Михаилом Гуцериевым. Напомним, что весной 2007 года СК при МВД предъявил Михаилу Гуцериеву, главе нефтегазовой компании «Русснефть», обвинение в незаконном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов, с Гуцериева была взята подписка о невыезде. 6 августа 2007 года предприниматель был объявлен в федеральный, а 24 августа – в международный розыск.
 
В октябре 2008 года Россия направила в Великобританию запрос об экстрадиции экс-главы «Русснефти». Год спустя, осенью 2009 года, решение о заочном аресте Гуцериева было отменено, он был исключен из базы данных розыска Интерпола. 3 апреля 2010 года СК при МВД объявил о прекращении уголовного дела, после чего Гуцериев вернулся в Россию. Молва тогда приписывала заслугу возвращения в Россию Гуцериева именно Евтушенкову. Возможно этим объясняется, что в 2010 году 49 % акций компании были проданы АФК «Система», которая вернула их Гуцериеву в июле 2013 года. Скажем прямо, история не для простого зарубежного инвестора.
 
Впрочем, сегодня на инвестклимат влияют гораздо более существенные факторы, чем дела давно минувших дней. Да и не слишком влияет инвестклимат на решение вкладывать в Россию, считает Кричевский.
 
«Те же автопроизводители вкладываются в Россию вне зависимости от инвестклимата, – говорит он. – Не инвестируют те, кому рынок не интересен. Есть и такие, кому интереснее влиять через правительство, законодательство. Кому-то интереснее развивать здесь сеть своих салонов – как, например, Apple. Кому-то не дают «добро» на вход в Россию».
 
А что государство следит за тем, кому достаются активы и каким образом, – так в любой стране с большой экономикой, будь то Индия, Китай, Южная Корея или развитые страны, крупный инвестор никогда не войдет без господдержки, уверен экономист.
 
«Вспомните, когда «Аэрофлот» подписывал соглашение с «Боингом» о покупке самолетов, на церемонии присутствовал вице-президент США Джозеф Байден и первый вице-премьер России Игорь Шувалов, – говорит он. – Потому что в любых переговорах первый вопрос – политический, а второй – экономический. Ведь все страны заинтересованы в пополнении своих бюджетов».
 

Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку